Письмо восемьдесять шестое

8/рабиоль-аввала/1330

1 — Трагедия, случившаяся в четверг.

2 — Причина отказа пророка (да благословит Аллах его и род его!) от данных им указов.

1 — Существует множество случаев, когда они не выполнили указаний пророка. Среди них достаточно упомянуть на трагедию в четверг, известнейшее событие и самую большую беду.

Авторы книг «Сахих» и другие суннитские писатели отметили это событие в своих книгах. О нём упомянули и все историки. Например, Бухари на пятой странице четвёртой части «Сахих» со слов Убайдуллы ибн Абдуллы ибн Утбы ибн Мас’уда, слышавшего от Ибн Аббаса, рассказал, что перед смертью пророка (да благословит Аллах его и род его!) в его доме собрались люди, в числе которых был Умар ибн Хоттаб. Пророк (да благословит Аллах его и род его!) сказал: «Принесите мне всё необходимое для того, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы не впадёте в заблуждение.» Умар сказал: «Он испытывает огромную боль. У нас есть Коран. Книги Аллаха для нас достаточно.»

Загорелся спор. Некоторые утверждали, что нужно принести бумагу, чтобы пророк написал то, благодаря чему мусульмане не впадут в заблуждение. Другие повторяли слова Умара. Как только усилился шум разногласий, пророк приказал всем встать.

Ибн Аббас постоянно повторял: «Трагедия случилась тогда, когда своими разногласиями и громким спором они помешали пророку написать то, что он хотел.»

В достоверности этого хадиса не существует никаких сомнений. Бухари привёл его в нескольких местах своей книги «Сахих»,[300] а Муслим — в своей книге «Сахих» в конце завещаний пророка, на странице 14 второй части.

Ахмад упомянул этот хадис в своей книге «Маснад»[301] со слов Ибн Аббаса. Хадис отмечен и другими суннитскими писателями.

Однако при его передаче хадиса они изменили смысл слов Умара, ибо на самом деле Умар сказал: «Пророк бредит, он лишился ума.» Они изменили это высказывание на следующее: «Пророк испытывает сильную боль.» А сделали они это для того, чтобы хоть как-нибудь скрыть неприличность этих слов. Подтверждением к этому является хадис, приведённый Абу-Бекром Ахмадом ибн Абдул-Азизом Джухари в книге «Аль-Сакифа»[302] со слов Ибн Аббаса о том, что перед смертью пророка (да благословит Аллах его и род его!) в его доме находились люди, в числе которых был Умар ибн Хоттаб. Пророк Аллаха (да благословит Аллах его и род его!) сказал: «Принесите мне чернила и бумагу, чтобы я написал вам письмо, благодаря которому вы никогда не впадёте в заблуждение после меня.» Тогда Умар произнёс слова, означавшие, что пророк испытывает сильную боль, а затем добавил: «Для нас достаточно Книги Аллаха.» Находившиеся в доме пророка люди стали спорить. Одни говорили, что надо принести бумагу и чернила, чтобы пророк написал письмо. Другие повторяли слова Умара. Когда их разногласия увеличились, пророк разгневался и воскликнул: «Уйдите прочь от меня!»

Как видишь, в этом хадисе приведено значение слов Умара, а не сами слова. На это указывает и тот факт, что повествователи, не указавшие имя возразителя (Умара), в точности привели его слова. Бухари на сто восемнадцатой странице второй части своей книги «Сахих» со слов Кубайсы рассказал, что Ибн Айана слышал от Салмана Ахвал, а тот от Сайда ибн Джубайра, как Ибн Аббас сказал: «Был четверг.

Какой ужасный четверг!» Затем он заплакал и пролил столько слез, что мелкие камни под его ногами стали совершенно мокрыми. Наконец, он продолжил: «Боль пророка (да благословит Аллах его и род его!) усилилась. В это время он сказал: «Принесите мне бумагу, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы никогда не впадёте в заблуждение.» В это время разгорелся спор, хотя нельзя спорить в присутствии пророка. Некоторые сказали: «Пророк лишился ума.» Пророк сказал: «Оставьте меня. Это для меня лучше, чем то, что вы мне приписываете.» Перед смертью пророк завещал три вещи: изгнать язычников с Аравийского полуострова, награждать прибывающие в Медину делегации так, как он награждал их сам, а третье я позабыл.»[303]

Этот хадис приведён Муслимом в его книге «Сахих», Ахмадом в книге «Маснад» со слов Ибн Аббаса,[304] а также другими повествователями.

Муслим в главе «Завещание» книги «Сахих» привёл другой вариант этого хадиса со слов Сайда ибн Джубайра, слышавшего от Ибн Аббаса. Согласно этому варианту, Ибн Аббас сказал: «Был четверг, но какой четверг!» Затем он заплакал, и слезы лились на его щёки подобно нити жемчуга. Наконец, он продолжил: «Пророк приказал: «Принесите мне чернила и баранью лопатку или бумагу и чернила, чтобы я написал для вас письмо, благодаря которому вы не впадёте в заблуждение после меня.» Однако некоторые сказали: «Пророк Аллаха бредит.»»[305]

Изучивший упомянутые в книгах «Сахих» события печального четверга поймёт, что первым, кто сказал, что пророк бредит, был Умар. Затем другие подтвердили его мнение. Если ты помнишь, в первом хадисе[306] Ибн Аббас сказал: «Люди, находившиеся в доме пророка, стали спорить. Некоторые утверждали, что нужно принести бумагу, чтобы пророк написал то, благодаря чему мусульмане не впадут в заблуждение. Другие подтверждали слова Умара, т.е. говорили, что пророк бредит и лишился рассудка.»

В предании, приведённом Табарани в книге «Оусат» со слов Умара,[307] говорится:

«Когда пророк (да благословит Аллах его и род его!) заболел, он сказал: «Принесите мне бумагу и чернила, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы никогда не впадёте в заблуждение после меня.» Женщины, находившиеся за занавесью, сказали: «Разве вы не слышите, что говорит пророк?» Я сказал: «Вы, женщины, подобны женщинам, окружавшим Йусуфа. Каждый раз, когда пророк болеет, вы сжимаете свои глаза (чтобы заплакать), а когда ему становится лучше, вы вешаетесь ему на шею.» Пророк сказал мне: «Оставь их, ибо они лучше тебя.»»

Как видишь, здесь мусульмане не выполнили указа пророка. Если бы они выполнили его, то спаслись бы от заблуждения. Но было бы хорошо, если бы они по крайней мере удовлетворились невыполнением его приказа и не отвергали бы слов его светлости, сказав, что им достаточно Книги Аллаха! Как будто пророк (да благословит Аллах его и род его!) не знал о значении Книги Аллаха для них или они знали об особенностях и благе Корана больше самого пророка (да благословит Аллах его и род его!). Хоть бы они довольствовались всем этим и не огорчили пророка словами «Он бредит» в то время, когда он находился в предсмертной агонии.

Ох, какое позорное слово они сказали пророку (да благословит Аллах его и род его!) в его предсмертные часы!

Как будто они не сочли достаточным нарушение указа пророка и Книги Аллаха и не слышали, как Коран днём и ночью провозглашает: «Берите то, что вам даёт пророк, и воздержитесь от того, в чём он откажет/1 (Сура «Переселение», аят 7.)

Как будто перед тем, как сказать, что пророк бредит, они не читали следующий аят из Священного Корана: «Сие (Коран), поистине, принесено достойным вестником (от Бога), кому у Властелина трона даны сила и почёт, кому дано повелевать и верным быть перед доверием Его. (О люди!) Ваш собрат не одержим.» (Сура «Свёртывание», аяты 19-22.)

Как будто они не читали Коран, в котором говорится: «Поистине, сие есть слово достойного посланника (Аллаха), а не поэта, — о, как же мало веруете вы! Не прорицателя, — о, как же мало вас увещевают! Сие — послание Владыки всех миров.» (Сура «Неотвратимое», аяты 40-43.)

Как будто они не ведали, что Аллах сказал: «Ваш верный друг с пути не сблился, его никто не заблудил, и речь ведёт он не с пристрастью, а лишь по откровению, которое ниспослано ему.» (Сура «Звезда», аяты 2-4.)

Как будто они не слышали других аятов, в которых ясно говорится, что их пророк непорочен, а его слова — не бред и не бессмыслица. Кроме того, ум непосредственным образом постигает непорочность пророка и то, что его слова не могут быть бредом.

Однако истина заключена в том, что они знали, что его светлость (да благословит Аллах его и род его!) желал укрепить союз халифата и в очередной раз подчеркнуть хадис о халифате Али и непорочных имамов (да будет мир с ними!). Поэтому они помешали ему сделать это. Об этом упомянул второй халиф в своём разговоре с Ибн Аббасом.[308]

Сравнив приказ пророка (да благословит Аллах его и род его!) «Принесите мне бумагу и чернила, чтобы я написал вам то, благодаря чему вы не впадёте в заблуждение» и его хадис Сакалайн («Я оставляю вам на память две вещи, благодаря которым вы не впадёте в заблуждение: Книгу Аллаха и своё семейство»), ты поймёшь, что оба эти хадиса касаются одной темы, и пророк (да благословит Аллах его и род его!) перед смертью хотел подробнее написать то, что он отметил в хадисе Сакалайн.

2 — Однако почему его светлость переменил своё решение и отказался написать письмо? Причина заключена в том, что он был вынужден отказаться от этого после их слов, ибо эти слова уничтожили бы всё воздействие его письма и не привели бы ни к чему, кроме интриги и разногласий после его смерти. Тогда все стали бы спорить о том, является ли это письмо — да хранит нас Аллах от этой мысли! — бредом или нет. Ведь стали же люди спорить и обсуждать этот вопрос в присутствии самого пророка. В тот день его светлость не имел иного выхода, кроме как приказать им выйти. Если бы он настаивал на том, чтобы написать письмо, они стали бы настаивать на том, что он бредить, а их сторонники в конце жизни пророка стали бы доказывать сумасшествие пророка и написали бы множество книг о необходимости отрицать слова пророка (да благословит Аллах его и род его!) и тех, кто ссылается на эти слова.

Именно по этой причине мудрый пророк отказался от мысли оставить письмо, чтобы лишить своих противников повода для отрицания его пророчества. С другой стороны, пророк (да благословит Аллах его и род его!) знал, что Али и его сторонники (а также люди с непорочными душами) подчиняться его приказу независимо от того, напишет он его или нет, а другие люди в любом случае не станут ему подчиняться. В подобном положении было лучше отказаться от мысли написать письмо, ибо оно не привело бы к иным последствиям, кроме интриг и разногласий. Эта истина ни от кого не скрыта.

Ш