Возвращение к Божьему метаповествованию

Влияние Божьей благодати охватывает всю вселенскую и человеческую историю в одном грандиозном повествовании, которое мы в состоянии понять. Несмотря на то, что Гренц и я не всегда согласны друг с другом, тем не менее, в данном случае, он отлично выразил свою мысль:

«Наш мир – это больше, чем собрание противоречащих друг другу, несопоставимых местных повествований. В противовес утверждениям тезиса Лиотара, мы твердо верим, что локальные повествования многих человеческих общин органично образуют собой одно единственное грандиозное повествование – историю человечества. Есть одно метаповествование, которое охватывает всех людей и все времена».[57]

Постмодернисты поступают правильно, подчеркивая центральное положение историй в культуре, начиная от сказок для детей на ночь до повествований целых стран и народов. Метаповествования теряют свою значимость, когда их превращают в микроповествования и отделяют эти истории от объективной истины. Эти мини-истории являются всего лишь пищевым концентратом для постмодернистского потребления. Они не могут по-настоящему насытить, утолить голод или вдохновить, вне зависимости от того, сколько времени они будут заменять нам настоящую пищу.

Мы рассказываем и слышим истории для того, чтобы найти значение, а не просто для развлечения. В них есть место человеческому достоинству, сюжетной линии, развитию характера, нравственным качествам и развязке. Но что более важно – им требуется рассказчик. Говард Сайндер объясняет:

«Нет истории без рассказчика. Повествование требует рассказчика. Это такая же истина, как и то, что у слов «рассказ» и «сказать» один корень. Нет рассказчика – нет рассказа. Нет писателя-романиста – нет романа. Нет драматурга – нет драмы. Это очевидно для всех. Тем не менее, часто люди забывают о том, что рассказ требует рассказчика точно так же, как легкие нуждаются в воздухе. Существование повествования является положительным доказательством существования человека. История требует сознания, этого странного факта осознания самого себя, что включает в себя волю, намерения, воображение и цель – все то, из чего состоит личность».[58]

Христианское богословие – излагаемое в семинариях и христианских колледжах или проповедуемое в поместных церквях – следует выделять с помощью повествования о Божьей собственной истории во всей ее полноте, многогранности и драматичности. Ведь, по своей сути, это драма, состоящая из четырех основных актов – сотворения, грехопадения, искупления и эсхатологического завершения. Однако, нам следует представить данное повествование не просто как одно из многих микроповествований, которые придают значение разрозненным общинам, но как космическую историю Самого Создателя. Этот Создатель, Который не только дал нам ключ к истории в Святом Писании, но Сам вошел в исторический процесс посредством воплощения ради нашего спасения от греха и смерти. Безнадежно конфликтующие между собой микроповествования — «У тебя своя истина, а у меня своя» не дают, на самом деле, объяснения цели нашей жизни. Они создают своего рода гетто, вместо того, чтобы указывать на права, дарования и ответственность граждан Божьего мира, которые являются актерами в Божьей драматичной постановке. Бог – это Личность, Которая рассказывает нам настоящую историю и управляет всей постановкой.

Кристофер Дженкс, ведущий аналитик постмодернизма в вопросах архитектуры и изобразительного искусства, отмечает, что отрицание постмодернизмом метаповествований заводит его в культурный тупик. Считая, что традиционные религии больше не могут ничего предложить, он представляет нам набросок «нового метаповествования», которое отчаянно пытается придать смысл локальному небытию, откуда произошел хаос, который, со временем, развился в порядок и возрастающую в сложности систему.

«В начале (он даже не может исключить библейскую тональность) был только квантовый вакуум или пленум, кипящее небытие (принцип неопределенности), позволяющее частицам на короткое время появляться и исчезать. Что бы там ни случилось (согласно стандартной модели), ясно только одно: произошел некий температурный взрыв и последующее расширение…».[59]

Таким образом, Дженкс сообщает о жизни, которая возникла из безжизненного вещества, о цели, возникшей из бесцельности, и, в конце концов, о культуре, возникшей из природы. Эта новая «история о создании мира» является историей, которую никто не рассказывает, которая полна спекуляций и глупостей и которая придает значимость незначительному.[60] Библейская тональность была богословски устранена, но психологическое стремление к объединению и одухотворению Истории все же остается.

Повествование Дженкса, без автора и смысла, показывает сильное стремление постмодернизма обладать неким большим значением, которое бы возвышалось над случайно созданными культурами. Тем не менее, подчеркивание «принципа неопределенности » и «небытия», приводит к философскому краху.[61] Во-первых, метафизически, если все возникло из ничего, тогда до сих пор ничего бы и не было, так как «из ничего и выйдет ничего» (как говорили древние ex nihilo nihil fit). Ничто, не обладая никакими качествами, по определению и необходимости, не обладает причинными качествами или силами. Джон Локк писал: «Мы знаем, благодаря интуитивной уверенности, что чистейшее «ничто» может породить такую же реальность, как и то, что оно может равняться двум прямым углам». Таким образом, онтологически оно парализовано, инертно и неспособно к действиям. Использование экзотических терминов из области физики не помогает в разрешении проблемы полного отсутствия и бесполезности «ничего».

Во-вторых, говоря о «квантовом вакууме пленуме или кипящем небытии (принцип неопределенности), позволяющем частицам на короткое время появляться и исчезать, Дженкс явно противоречит сам себе, так как вакуум (квантовый или наоборот) является противоположностью пленума, что означает «наполненность чего-то». Использование двух этих антитетических концепций в качестве взаимозаменяемых понятий, совершенно бессмысленно. Ведь «наполненность» – не одно и то же, что и «ничто». Расположение восхитительного прилагательного «кипящее» перед холодным существительным «небытие», не способно превратить ничто во что-то. «Кипящее небытие» способно произвести что-то, точно так же как и «чистейшее ничто».

В-третьих, если мы даже предположим, что ничто породило все существующее в этом мире без причины и цели, тогда все последующее не имеет никакой цели и причины для своего существования. В таком случае, история, либо космическая, либо человеческая или животная, совершенно бессмысленна. У нее нет цели, ценности или значимости, так как ее основанием является, в буквальном смысле, ничто. Это так называемое метаповествование должно вдохновить находящихся в затруднительном положении и сбитых с толку постмодернистов. В таком случае мы обречены на создание социальных конструкций и брошены на волю случая и во власть хаоса. Это то, чего Дженкс так сильно желает избежать. Его отчужденная и случайная вселенная оставляет человека наедине с самим собой, без цели и руководства.

Если христианское богословие желает проявить твердость и противостоять нападкам постмодернизма, тогда оно должно твердо укорениться в пропозициональной истине богодухновенного Писания и его рациональной обоснованности. Оно должно признавать и обращать внимание на Божьи требования и преимущества Божьей великой космической истории о творении, грехопадении, искуплении и эсхатологическом завершении. Только такой подход может изменить ситуацию в нашем постмодернистском мире.

Эта статья взята из книги под предварительным названием «Разрушение истины: защищая христианство от нападок постмодернизма», «Truth Decay: Defending Christianity Against the Challenges of Postmodernism», by Douglas Groothuis to be published by InterVarsity Press, USA in april 2000, © 1999 by Douglas Groothuis. Used by permission of InterVarsity Press, P.O. Box 1400, Downers Grove, IL 60515.

[1] Carl F. H. Henry. God, Revelation, and Authority (Waco. TX. Word Publishers. 1976). 14.

[2] Высказывания Николаса Вольтерсторфа в книге Стивена Лутана “On Religion – A Discussion with Richard Porty, Alvin Plantinga and Nicholas Wolterstorff” Christian Scholars Review, 26:2, 180.

[3] В данной работе я не могу выступить с защитой учения о безошибочности Св. Писания, несмотря на то, что оно тесно взаимосвязано с пропозициональным взглядом на библейское откровение. Наиболее тщательная защита безошибочности Св. Писания представлена в работах Генри. Великолепная статья, посвященная логике безошибочности, была написана Д. П. Морландом, «The Rationality of Inerrancy», Trinity Journal NS, 1986, 75-86.

[4] Carl Henry, God, Revelation, and Authority. (Waco, Texas: 1979) цитируется в книге МакГрата, Passion for Truth (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 1995). 172.

[5] Cмотрите Ronald Nash, The Word of God and the Mind of Man (Grand Rapids, MI: Zondervan Publishers, 1989). 43-46.

[6] Carl Henry, God, Revelation, and Authority. 3. 248. Работа Генри, посвященная рассмотрению пропозиционального откровения, превосходна. Она до сих пор является лучшей философской и богословской работой такого рода.

[7] В том же месте.

[8] Francis A. Shaeffer, He is There, He is Not Silent (Wheaton. IL: Tyndale House Publishers. 1972). 54. Шеффер, главным образом, был обеспокоен экзистенциализмом и лингвистической философией, однако эта работа также полезна и при рассмотрении вопроса о постмодернизме.

[9] McGrath, A Passion, 106.

[10] Там же. 107.

[11] Там же.

[12] Stanley Grenz, A Primer on Postmodernism (Grand Rapids, MI: William B. Eerdmans Publishing Company, 1996). 171.

[13] Stanley Grenz, Revisioning Evangelical Theology (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 1993). 78.

[14] Там же, 79.

[15] Там же.

[16] Там же, 81.

[17] Там же, 77-78.

[18] Paul Griffiths, An Apology for Apologetics (Maryknoll. NY: Orbis Books, 1991). 39.

[19] Там же, 39-44.

[20] Francis A. Shaeffer, The God Who is There, 30th anniversary edition (Downers Grove, IL: InterVarsity Press, 1998: originally published in 1968). 207.

[21] Carl F. H. Henry, God, Revelation, and Authority 3. 275.

[22] MacGrath, 170. Он цитирует Карла Генри, God, Revelation, and Authority 3. 476.

[23] MacGrath, 170.

[24] Там же.

[25] Там же.

[26] Там же, 171.

[27] Там же.

[28] Henry, God, Revelation, and Authority, vol. 2. (Waco, TX: Word Books, 1976) 60.

[29] Henry, God, Revelation, and Authority 3, 194.

[30] Там же, 195.

[31] Там же, 164-247. а также Ronald Nash, The Word of God, 59-70.

[32] Blaise Pascal, Pensees, ed. Alban Krailsheimer (New York: Penguin, 1966), 48/366. 43.

[33] Краткое, но, в то же время, сильное исследование о разумной открытости откровению, которое наш разум, сам по себе, не в состоянии предоставить, смотрите R. Douglas Gelvett и W. Gary Phillips, A Particularists View: An Evidentialist Approach, в Four Views on Salvation in a Pluralistic World, Dennis L. Olkholm and Timothy R. Phillips, (Grand Rapids, MI: Zondervan Publishing House, 1996), 216-29.

[34] Превосходное рассмотрение вопроса о Троице Миллардом Эриксоном см. в его книге God in Three Persons (Grand Rapids, MI: Baker Books, 1995).

[35] Артур Холмс написал прекрасную работу о том, как и почему люди совершают интеллектуальные ошибки. All Truth is God’s Truth (Grand Rapids, MI: William B. Eerdmans Publishing Company, 1977). 49-69. Однако, Холмс не согласен с идеями МакГрата о «падшем человеческом разуме».

[36] D. Elton Trueblood, Philisophy of Religion (Grand Rapids, MI: Baker Books, 1957), 32.

[37] См. работу Винфрида Кордуана, No Doubt About It (Nashville, TN: Broadman, Holman, 1997), 92-95.

[38] Alister E. McGrath, Intellectuals Don’t Need God, and Other Myths (Grand Rapids MI: Zondervan Publishing House, 1993).

[39] Там же, 126.

[40] Gordon Lewis and Bruce Demarest, Integrative Theology 2 (Grand Rapids, MI: Zondervan Publishing Company, 1992). 350.

[41] Там же.

[42] McGrath, A Passion, 171.

[43] Paul Feyerabend, Science in a Free Society (London: Verso. 1983) цитируется в книге МакГрата, A Passion, 90.

[44] McGrath, A Passion, 90.

[45] О философии науки можно прочитать в Christianity and the Nature of Science, J. P. Moreland (Grand Rapids, MI: Baker Books, 1989).

[46] См. Paul Feyerabend, Anything Goes, in The Truth about the Truth, ed. Walter Truett Anderson (G. P. Putnam’s Sons, 1995). 199-203. Для более полного понимания жизни Фейербаха, его идей и критики в его адрес, смотрите книгу Джона Хоргана, The End of Science: Facing the Limits of Knowledge in the Twilight of the Scientific Age (New York: Broadway Books, 1996), 47-56.

[47] Alister McGrath, Four Views, 67.

[48] Там же, 69.

[49] Там же, 200.

[50] Там же, 158.

[51] Terry Eagleton, Awakening from Modernity, Times Literary Supplement. 20 February 1987, 195. Цитируется в книге МакГрата, 187 стр. Статья Иглтона является обзором двух книг Жана Франсуа Лиотара, в которых он защищает постмодернизм. Иглтон подвергает резкой критике не только эти книги, но и весь постмодернизм в целом.

[52] См. книгу Терри Иглтона, The Illusions of Postmodernism (Cambridge, MA: Blackwell Publishers, 1996). Это неомарксистская критика.

[53] Там же, 194.

[54] McGrath, A Passion, 177.

[55] Там же, 178.

[56] McGrath, Intellectuals. 49.

[57] Grenz, Primer, 164.

[58] Howard Synder, Earth Currents: The Struggle for the World’s Soul. (Nashville, TN: Abingdon Press, 1995). 263.

[59] Christopher Jencks, What is a Postmodernism? 4th ed. (Lanham, Maryland: National Book Network, 1996), 72.

[60] В данном случае я предоставил вольную обработку знаменитой фразы Шекспира: «История, которую рассказал идиот, преисполнена шума и ярости, и ничего не означает».


Глава 5 из 5« Первая«345