Предисловие

Культурно-исторический фон помогает прояснить и глубже понять практически каждый текст Нового Завета, однако большая часть этого материала была недоступна простому читателю. Хотя существует много комментариев, ни один из них не посвящен полностью рассмотрению культурно-исторического фона библейских произведений. Именно этот фактор — культурно-исторический фон, который показывает, каким образом новозаветные авторы и первые читатели понимали весть Нового Завета, требует своего освещения и служит источником сведений для обычного читателя в процессе изучения Библии (большинство других составляющих, напр, контекст, содержится непосредственно в самом библейском тексте).

Есть немало работ, посвященных исследованию культурного и исторического фона Нового Завета, но ни одна из них не построена так, чтобы читатель мог найти соответствующие ответы на все вопросы, касающиеся конкретного библейского отрывка. Этот недостаток убедил меня двенадцать лет назад приступить к осуществлению данного проекта, который ныне полностью завершен. Эта книга написана в надежде на то, что все христиане смогут с ее помощью приблизиться к прочтению Нового Завета, во многом так, как его могли читать первые читатели.

Роль культурного контекста

Культурный контекст помогает по-иному осветить новозаветный текст. Так, если известно, что в Древнем мире многие занимались заклинаниями, то мы понимаем, почему древние читатели не слишком были удивлены тем, что Иисус изгоняет бесов. Но большинство заклинателей использовали магические формулы или болезненные методы изгнания бесов, поэтому на людей большое впечатление производил тот факт, что Иисус изгонял бесов «Своим словом». Рассматривая вопрос о конфликте, связанном с головным покрытием женщин (1 Кор. 11), в более широком контексте этой проблемы, касающейся женщин разного семейного и социального положения в Коринфе в I в. н. э., мы понимаем, что именно хотел подчеркнуть в своем послании Павел. Знакомство с античной концепцией рабства помогает признать, что Павел не столько поддерживает такие установления, сколько выступает против них. Понимание иудейской концепции «воскресения» дает возможность ответить на многие возражения современных скептиков относительно характера воскресения Иисуса. Такие примеры можно продолжить.

Единственное назначение данного комментария (в отличие от большинства других) состоит в том, чтобы, осветив культурные, социальные и исторические реалии, помочь современному читателю увидеть, как понимал первый читатель конкретные новозаветные тексты. Хотя подчас требовались некоторые контекстуальные или богословские примечания, они были сведены к минимуму, оставляя за читателем право на собственное истолкование текста.

Знание древней культуры чрезвычайно важно для понимания Библии. Признание важности исторического контекста Библии не отрицает того факта, что библейские тексты достоверны, сохраняют свою ценность для любого времени; но они не могут быть применены ко всем обстоятельствам. Разные библейские тексты обращены к разным обстоятельствам и ситуациям. Так, одни из них непосредственно связаны с проблемой спасения, другие призывают христиан к выполнению своей миссии, третьи побуждают заботиться о бедных и обездоленных и т. д. Прежде чем применять на практике эти тексты, необходимо понять, каково было их первоначальное назначение и какие обстоятельства этому сопутствовали.

Это ни в коей мере не принижает важности других факторов, которые необходимо учитывать при истолковании Библии. Наиболее важный аспект, тесно связанный с духовным принятием истины в сердце и использованием ее в жизни, — это всегда литературный, авторский контекст, т. е. читать каждую библейскую книгу необходимо с учетом того, как она была написана и построена автором, ведомым Святым Духом. Данный комментарий не претендует ни на что большее, чем оснастить читателя необходимым инструментом, который позволит ему найти доступ к историко-культурному пласту Нового Завета, — но это еще не вся история. В своих проповедях и в своей преподавательской деятельности я больше касаюсь литературного контекста, чем культуры. Но читатели могут сами разобраться с контекстом того или иного отрывка, изучая саму Библию. Для служителей и других читателей Библии ее практическое осмысление тоже крайне важно, но конкретное применение библейских истин может меняться в разных культурах и для разных людей, и это тоже легко доступно читателям Библии без посторонней помощи.

Большинству из тех, для кого предназначен данный комментарий (т. е. для тех, кто не знает греческого или еврейского языка), крайне важно иметь хороший, легко читаемый перевод (можно, напр., порекомендоватьNASB — перевод весьма близкий к тексту оригинала, или NIV, который читается легче других. Можно читатьNIV и более детально изучать отрывки по NASB или сравнивать между собой эти тексты в разных переводах). Если в основе перевода King James Version (KJV) лежат несколько новозаветных рукописей, главным образом средневековых, то ныне в нашем распоряжении свыше пяти тысяч новозаветных рукописей, в том числе те, которые по времени написания чрезвычайно близки к новозаветным книгам (согласно стандартам, которые использовались для древних текстов). Эти рукописи позволяют рассматривать Новый Завет как наиболее хорошо документированную к настоящему времени книгу Древнего мира, а также объясняют, почему сегодня мы имеем более точные переводы, чем в прошлом. Но самая главная причина использования новейших переводов в том, что они написаны на современном английском языке, а потому их легче понимать. Понимание Библии с последующим применением ее учения в жизни — это основная цель, для которой она предназначена.

В процессе чтения Библии весьма полезно применять и другие методы исследования самого текста, например, составление плана и примечаний. Более полное руководство по изучению Библии читатель может найти в книге Гордона Фи и Дугласа Стюарта (Gordon Fee and Douglas Stuart, Howto Read the Bible for All Its Worth [Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1981])

Но один важный фактор в практическом осмыслении Библии, который не доступен большинству ее читателей, — это ее культурный фон. Данный комментарий предназначен для восполнения этого пробела, и его рекомендуется использовать наряду с другими важными составляющими библейского исследования: точный и легко читаемый перевод, контекст, молитва и практическое применение библейского учения в жизни.

Необходимо еще раз подчеркнуть, что этот комментарий не принесет никакой пользы тем, кто пренебрегает изучением контекста — принципом истолкования, более фундаментальным, чем культурная обстановка. Рекомендуется прочитать каждую библейскую книгу полностью, а не перескакивать из одной части Библии в другую: это позволит получить цельное представление о вести, которую несет в себе конкретная библейская книга. Эти книги были адресованы одновременно разным группам населения, которые читали их поочередно, книгу за книгой, и применяли заложенные в них истины в конкретных ситуациях. Это необходимо учитывать в процессе чтения, обучения или подготовки проповеди на основе библейского материала. (Если при изучении текстов учитывается обший

контекст и литературные приемы, которые использовались в Древнем мире, то многие кажущиеся противоречия Библии исчезают. Древние писатели, подобно современным проповедникам, часто адаптировали язык, доводя его до уровня современного им читателя, но не искажали при этом смысла текста или вести. Это достигалось с помощью соответствующей компоновки материала, а контекст при этом служил богодухновенным руководством для практического воплощения библейских истин в жизнь.) Каждый раз, прежде чем использовать данный комментарий, необходимо рассмотреть изучаемый отрывок в контекстевсей библейской книги.

Но после изучения отрывка в его контексте данный комментарий может послужить ценным источником информации. Его можно использовать при ежедневном молитвенном чтении Библии, при изучении Библии или при подготовке проповеди. Для нас, как библейских христиан, Слово Божье — самая важная книга для изучения, и я надеюсь, что настоящий комментарий поможет всем верующим в процессе их исследования Слова Божьего.

Хотя содержащаяся в книге информация была проверена в учебных классах, при изучении Библии, с кафедры и в личных молитвенных чтениях, она не может ответить на ряд вопросов социально-культурного плана, связанных с некоторыми текстами Нового Завета. Несмотря на попытки найти ответ на поставленные вопросы, невозможно предоставить ответы на все вопросы; по этой причине в конце комментария приводится список важных работ по древней культуре в виде краткой библиографии.

Читатель также может найти сведения, касающиеся конкретного отрывка, в примечании к другим текстам или разделам, куда я счел нужным их поместить как источник важных сведений. Поскольку Новый Завет состоит из книг, обращенных к разной аудитории (так, динамичное по стилю Евангелие от Марка предполагает быстрое прочтение, тогда как Евангелие от Матфея требует более углубленного изучения и запоминания), моя трактовка разных книг отличается тем, что одни книги рассматриваются более, а другие менее подробно. Так, наиболее трудная для понимания современного читателя Книга Откровение требуетнаиболее детального рассмотрения.

Как использовать эту книгу

Этот комментарий можно использовать либо как отдельный справочник, либо в процессе самостоятельного изучения Библии. При молитвенном чтении Библии или в процессе подготовки к проповеди используются два наиболее важных инструмента ее истолкования: изучение библейского текста и контекста. Третий важнейший фактор, который был уже известен и учитывался древними читателями, — это культурно-исторический фон текста. Назначение данного комментария в том, чтобы восполнить эту потребность в той мере, в какой это позволяют рамки и объем однотомного издания.

Фундаментальным источником новозаветных концепций является Ветхий Завет, особенно в греческом переводе. В данном комментарии рассматривается историко-культурный фон Ветхого Завета, но поскольку он доступен каждому читателю Библии, внимание в комментарии сосредоточено на иудейской и греко-римской (античной ) культуре I в. Раннехристианские авторы, естественно, останавливаются и на других раннехристианских традициях и преданиях, сведения о многих из них мы можем почерпнуть из Нового Завета; но поскольку и этот материал доступен читателю, он, как правило, не рассматривается. Аналогичным образом, не приводятся сведения о ценностях разных культур, поскольку читатели, которых это непосредственно касается, обладают такими знаниями.

Тот, кто использует этот комментарий в процессе самостоятельного изучения Библии, должен сначала прочитать библейский текст и исследовать его контекст, после чего он может с наибольшей пользой для себя изучать примечания, которые даны в этом комментарии; также могут быть полезны и примечания к другим текстам, имеющим непосредственное отношение к изучаемому отрывку. Установив, какой смысл вкладывал автор в конкретный текст, современный читатель может в полной мере прикоснуться к тем проблемам, которые волновали древнего читателя, и сделать следующий шаг к применению знаний, почерпнутых из этого комментария.

Наиболее ярким примером такого применения служат обстоятельства, связанные с написанием Павлом его Послания к Римлянам. В своем послании Павел подчеркивает мысль о том, что иудеи и язычники спасаются на одних и тех же условиях, и призывает их примириться в едином теле Христовом. В Соединенных Штатах Америки есть много церквей, где происходит разделение по расовому признаку, и белые христиане подчас не находят времени, чтобы понять, какие проблемы заботят черных христиан и другие национальные меньшинства, а потому весть Павла о расовом примирении остается для нашей страны болезненно актуальной. Когда нам удается понять суть текста в его исходном историческом звучании, мы можем применить его и в своей личной жизни с учетом современной культуры.

Поскольку исходная весть Библии, однажды осознанная, обращена к человеческим проблемам в разной социальной среде и в разных культурах, пути ее практического применения меняются от личности к личности и от культуры к культуре. (Напр., когда Павел призывает коринфян серьезно отнестись к греху, этот принцип совершенно понятен; но разные люди должны разобраться с разными грехами.) Вследствие этого, практическое применение, как правило, оставляется на усмотрение читателя — в надежде на его здравый смысл и влияние Святого Духа.

Такой подход остается в силе, даже когда у меня есть сильное желание дать соответствующий практический совет. Так, рассматривая текст Мф. 24:15—22, я подчеркиваю те события, которые уже совершились в 66—70 гг. н. э. Некоторые люди думают, что определенные пророчества, приведенные в этом отрывке, исполнятся снова; но, поскольку это уже богословский, а не культурно-исторический аспект, я предоставляю право решать эту проблему самому читателю. Аналогичным образом я убежден, что историческая обстановка во время написания текстов, посвященных служению женщин, должна помочь современному читателю осознать, что Павел действительно признает служение женщин в качестве учителей. Но и тот, кто не разделяет таких убеждений, сможет успешно применить данный комментарий, не вынуждая себя присоединиться к моей точке зрения. Я смею надеяться, что все искренние верующие, которые пытаются разобраться с трудностями конкретного контекста и культурно-исторической обстановки, смогут прийти в конце концов к аналогичным выводам по этому поводу.

Большинство читателей, вероятно, знакомы с такими словами, как священник и Палестина, и поэтому нет нужды объяснять их, но термины из области культуры, значение которых может быть непонятно читателю, отмечены звездочкой и приводятся в Словаре терминов в конце этой книги, по крайней мере, один раз в данном контексте. Некоторые широко известные богословские термины (такие, как Дух, апокалиптический, диаспора, фарисеи и Царство) имели специфические значения в Древнем мире, которые не могут быть отмечены в каждом тексте, поэтому постоянный пользователь этого комментария может ознакомиться с этими терминами в Словаре.

Как не нужно использовать эту книгу

Не все сведения о культурно-исторической обстановке в этом комментарии одинаково полезны для понимания Библии. Ряд таких ситуаций почти самоочевиден, особенно там, где древняя культура и культура современных читателей совпадают. Аналогичным образом, не все источники представляются одинаково ценными для наших целей. Ряд источников, особенно раввинистические, по времени более поздние, чем Новый Завет; некоторые сведения из этих источников более полезны, другие — менее, и я старался по возможности учесть все эти факторы при написании данного комментария. Обычно в нем достаточно полно цитируются только ветхозаветные тексты и апокрифы, изредка приводятся и цитаты из иудейских псевдографий; цитирование всех раввинистических, греческих и римских источников серьезно усложнило бы чтение комментария для простого читателя.

Некоторые сведения об историческом фоне включены, поскольку они присутствуют в обычных богословских комментариях, и читатель сам может судить, насколько они важны для его собственного истолкования текста. Цель данного комментария — предоставить информацию об историческом фоне, но не диктовать читателю, как он должен понимать или применять тот или иной текст; что же касается читателей, которые придерживаются отличной от моей точки зрения, то я надеюсь, что и они, тем не менее, найдут полезное для себя в данном комментарии.

Весьма важно, чтобы у простого читателя не сложилось впечатления, что параллели между конкретной концепцией Нового Завета и концепцией, бытовавшей в Древнем мире, отражают простое копирование идей — обе они могут отражать хорошо знакомое высказывание или представление в определенной культуре. Таким образом, я привожу такие параллели просто для иллюстрации того, как много людей в той или иной культуре могли бы услышать, о чем говорит Новый Завет. Так, например, Павел использовал ряд аргументов, которые были на вооружении у профессиональных ораторов, и это указывает на его причастность к этой культуре, а не на то, что он писал без озарения Святым Духом. Кроме того, у людей и в источниках, в целом не связанных между собой культур (напр., у стоиков и в Ветхом Завете), могут совпадать некоторые представления просто потому, что они осмыслены в этих культурах (или даже в большинстве культур), даже если они не свойственны нашим культурам; наша собственная культура подчас неосознанно для нас ставит нам препоны или ограничивает наше понимание высказываний Павла и его современников. Если древние авторы мыслили иначе, чем мы, это вовсе не означает, что они были не правы; нам еще многое предстоить почерпнуть и многому поучиться у них — например, их достижениям в таких областях, как риторика и человеческие взаимоотношения.

Аналогичным образом, когда я говорю, что Павел использовал язык стоиков и философов, то не имею в виду, что он был приверженцем стоицизма; публичные философские диспуты были насквозь пронизаны идеями и терминологией стоиков. В других случаях язык философии используется намеренно; нехристиане иногда рассматривают христианство как определенное философское направление, и христиане сумели использовать это внешнее восприятие своей религии для распространения Евангелия. Подобно другим авторам, Павел мог обращаться к людям своей культуры на популярном языке своего времени, вкладывая в него новый смысл.

Когда я обращаюсь к более поздним иудейским преданиям, то это не означает, что я всегда вижу в них верное отражение истины. Цитаты из преданий помогают нам ощутить, как первые читатели и слушатели Нового Завета воспринимали характеры и образы ветхозаветной эпохи; иногда новозаветные авторы также приводят ссылки на эти внебиблейские предания (напр.: Иуд. 14, 15). (Вряд ли будет правильным считать, что новозаветные авторы просто соотносили ветхозаветные образы и картины с культурой своей эпохи. Нередко среди иудеев существовали разные точки зрения на одни и те же события и явления, иновозаветные писатели выбирали одну из них. Хотя новозаветные писатели должны были приспособить современный им язык для передачи определенных понятий, ни они, ни мы не должны считать такой язык неточным. Некоторые современные читатели, без веских на то оснований, полагают, что древние воззрения на мир ошибочны. Но некоторые феномены такого рода, как одержимость злым духом, которые иногда приписываются «первобытному» мышлению, могут быть ныне подтверждены свидетельствами из разных культур; они не нуждаются в объяснении с позиций современного рационализма.)

Наконец, необходимо с осторожностью относиться к практическому применению библейских истин; важно, чтобы мы научились применять библейские тексты только к абсолютно аналогичным ситуациям. Например, нельзя рассматривать обличение Иисусом религиозных вождей того времени как свидетельство борьбы против всего еврейского народа (такая точка зрения бытует среди антисемитов). Иисус и Его ученики сами были евреями, и такое искажение текста имеет не больше смысла, чем использование Книги Исход противсовременных египтян (чего не делали более поздние ветхозаветные пророки, см., напр.: Ис. 19:23-25). Осуждение Иисусом ложного благочестия религиозных вождей своего времени не имеет никакого отношения к их национальности; Его обличения призваны заставить нас, как верующих, задуматься над этим, они предостерегают нас от ошибок подобных религиозных деятелей. Эта проблема носит религиозный, а не этнический характер. Другими словами, мы должны в своей жизни применять заложенные в текстепринципы в свете тех реалий, которые определяли наставления и призывы библейских авторов, и не игнорировать конкретный исторический контекст библейских текстов.

Популярный, а не богословский комментарий

Богословы могут посетовать на то, что текст этой книги не оформлен должным образом: не сопровождается соответствующими ссылками или не подчинен обычной структуре богословской работы. Однако необходимо иметь в виду, что даннная книга и не предназначена для богословов, которые имеют доступ к большей части информации, приводимой здесь. Но пасторы и другие читатели Библии, которые обладают гораздо более скромными возможностями и имеют меньше времени для получения необходимых сведений, нуждаются в кратком и удобном для пользования однотомном справочном пособии.

Ученые любят документировать и исследовать любой вопрос всесторонне, тщательно изучая языковые нюансы и стараясь опровергнуть доводы тех, кто придерживается других взглядов на истолкование тех же текстов. Но такой подход невозможен в книге, ограниченного объема. Ученые любят также представлять все данные, имеющиеся по тому или иному вопросу, что в данном случае для нас исключается по тем же причинам. Язык данной работы должен быть простым и кратким, чтобы книга принесла по возможности больше пользы проповедникам и другим читателям, изучающим Библию.

Я обычно обходил стороной богословские вопросы, которые не имеют непосредственного отношения к центральным проблемам этой книги, к древнему контексту Нового Завета. Главная цель этой книги состоит в том, чтобы выяснить изначальный смысл текста; вероятно, для читателя не важно, какие именно источники лежат в основе текста и их редактирования, и я касался этих проблем только в исключительных случаях. Когда я обращался к таким вопросам, то исходил из ортодоксальных христианских представлений о Писании, на которых я не останавливаюсь, поскольку это не входит в задачу моей книги.

Содержание книги намеренно ограничено не только рамками культурно-исторического контекста, но и теми событиями и явлениями, которые напрямую связаны с Новым Заветом и ранним христианством, т. к. это комментарий к Новому Завету, а не справочник по всем религиозным группам и течениям.

Вместе с тем, я пытался по возможности объективно представить разные взгляды на важные проблемы, связанные с культурно-историческим фоном Нового Завета. Мои исследования и интересы сосредоточены на изучении иудейского и греко-римского контекстов Нового Завета, при этом особое внимание направлено на древний иудаизм как часть более обширной средиземноморской культуры. Я просмотрел огромное число комментариев и толкований, прежде чем выбрать трактовку или трактовки, которые, на мой взгляд, наиболее точно или наиболее полно отражают данный контекст. Вряд ли среди богословов можно найти единодушное мнение по всем проблемам, но я пытался отразить в своей книге по возможности наиболее точные и объективные данные. Я надеюсь, что эта книга побудит и Других исследователей к более глубокому богословскому анализу материала и предоставит возможность тем, кому условия жизни и работы не позволяют заняться самостоятельными углубленными исследованиями, вступить в мир Нового Завета.

Я работал над своими комментариями более десяти лет, изучая древнюю литературу, особенно первоисточники Древнего мира, но также использовал и данные современных богословских исследований в области древнего иудаизма и греко-римской античности, равно как и другие комментарии. Если бы я сослался на все использованные мною источники, этот комментарий расширился бы до неимоверных размеров, но я с признательностью отмечаю здесь, что их много. (Отмечу один комментарий, который я старался не использовать, так как он подвергся резкой критике со стороны современных богословов:Strack-Billerbeck’s commentary on the New Testament; в его основе лежат раввинистические источники. Большая часть моих первоначальных исследований касалась древнего иудаизма, и я думаю, что читатель ничего не потеряет от того, что я не включил указанный источник в свою книгу. Помимо того, что указанный комментарий устарел, в нем нет разделения на ранние и поздние источники, что помогло бы определить наиболее и наименее важные материалы для раннего иудаизма в целом; и хуже всего — в этом комментарии неверно оценивается дух самих источников. Я попытался по возможности избежать этих ошибок в своейработе.)

В виду ограниченности объема книги, передо мной стояла трудная, даже болезненная, проблема отбора материала. Я не включил многие параллели, которые отражали разные речевые обороты, и не указал на отдаленные параллели, которые не способствовали прояснению текста для служителя или обычного читателя. Часто мне приходилось исключать материал, ценность которого было трудно определить, даже если его приводили другие богословы (так, напр., неопределенность датировки документа под названием «Similitudes of Enoch» не позволила мне использовать его в качестве обоснования титула Иисуса «Сын Человеческий», хотя многие исследователи это делают). Я также стремился избежать повтора информации, которая обычно приводится в других учебных пособиях. Поскольку изучение конкретных слов всегда доступно, я, как правило, опускал споры по поводу значения греческих слов, за исключением тех случаев, когда это было важно в свете более широкого культурного контекста этих слов.

Читатель может обнаружить в ряде случаев, что мои собственные богословские убеждения влияют на мое прочтение текста, которое расходится с его мнением. Я действительно старался соотнести свое богословское понимание и практический аспект, исходя из своего собственного изучения библейского текста, но если это не всегда получалось, прошу читателя меня простить. Цель, которую я преследовал, — написать полезный, лишенный противоречий комментарий, и если читатели придерживаются другой точки зрения по ряду вопросов, я надеюсь, что в целом они найдут комментарии полезными для себя.