22. Больше чем достаточно

I

Послание Павла в Рим — великая вершиной Писания, с какой стороны на него ни посмотреть. Лютер назвал его «самым ясным евангелием». «Если человек поймет его, писал Кальвин, — то перед ним открывается верная дорога к пониманию всего Писания». В своем предисловии к «Посланию к Римлянам» Тиндал соединил обе эти мысли, назвав это Послание «важнейшей и превосходнейшей частью Нового Завета и самым чистым Euangelion, то есть радостной вестью, которую мы зовем Евангелием, а также светом и путем ко всему Писанию». Все дороги Библии ведут к Посланию к Римлянам, все принципы Писания наиболее четко изложены в Послании к Римлянам; и когда Послание к Римлянам достигает человеческого сердца, в сердце этом могут произойти самые невероятные вещи.

Чего вы ищете в Библии? Мудрого человека интересуют сразу несколько вещей, и все они самым наилучшим образом отражены в Послании к Римлянам.

Ищете ли вы учение — то есть, истину о Боге, преподаннyю Богом? Если да, то вы обнаружите, что в Послании к Римлянам соединены все главные темы Библии: Бог, человек, закон, наказание, вера, дела, благодать, сотворение, искупление, оправдание, освящение, замысел спасения, избрание, осуждение, личность и дело Христа, дела Духа, надежда верующих, сущность церкви, место еврея и язычника в Божьем предназначении, философия церкви и мировой истории, значение и сущность Ветхого Завета, значение крещения, принципы личного благочестия и этики, обязанности христианина — и так далее!

Но человек мудрый читает Библию и как книгу жизни, которая объясняет и показывает, что значит служить Богу и не служить Ему, что значит найти Его и потерять Его в повседневной человеческой жизни. Что открывает нам Послание к Римлянам в этом отношении? Ответ таков: оно предлагает самое полное описание жизни греха и жизни благодати и самый глубокий анализ жизни веры, какой только есть в Библии (о грехе см. гл. 1-3, 5-7, 9; о благодати см. гл.3-15; о вере см. гл.4, 10, 14).

Другой подход к Библии, весьма поощряемый современными учеными, — это взгляд на нее как на книгу Церкви, где говорится о данных Богом вере и самосознании сообщества верующих. С этой точки зрения Послание к Римлянам — это классическое изложение Евангелия, по которому живет Церковь, а также и классическое описание сущности Церкви. Что такое Церковь? Это истинное семя Авраама, евреи и неевреи вместе, избранные Богом, оправданные верой и освобожденные от греха для новой жизни благочестия и взаимного служения. Это семья любящего небесного Отца, живущая надеждой унаследовать Его вечные богатства. Это сообщество воскресения, в котором уже действует и сила исторической смерти Христа, и сила Его нынешней небесной жизни. И нигде это не изложено так полно, как в Послании к Римлянам.

Мудрый человек читает Библию и как Божье письмо, адресованное лично каждому из Его духовных детей, а значит, и ему самому. Прочитайте Послание к Римлянам как обращенное персонально к вам, и увидите, что оно обладает уникальной способностью отыскивать и обсуждать такие вещи, с которыми вы срослись настолько, что обычно их совсем не замечаете, — ваши греховные привычки и взгляды, вашу склонность к лицемерию, ваше стремление стать праведным собственными усилиями и желание полагаться на самого себя, ваше постоянное неверие, ваше нравственное легкомыслие и поверхностное покаяние, вашу небрежность, тягу к мирскому, боязливость, уныние, духовное тщеславие и черствость. А еще вы обнаружите, что это поразительное Послание пробуждает радость, уверенность, смелость, свободу и пылкость духа: именно этого Бог и требует от тех, кто Его любит, и Сам дает им все это.

О Джонатане Эдвардсе говорили, что его учение было целиком посвящено практическому применению, а практическое применение — это и было его учение. Послание к Римлянам в наивысшей степени отличается именно этим.

«Никто не может сказать, что слишком часто его читает или слишком хорошо изучил (писал Тиндал), ибо чем больше его изучаешь, тем оно проще, и чем основательнее (т.е., глубже) его исследуешь, тем более драгоценные вещи в нем обнаруживаешь, — настолько велико скрытое в нем сокровище духовного… Посему все без исключения должны прилежно упражняться в нем и записывать (т.е., заучивать) его день и ночь, постоянно, до тех пор, пока хорошенько с ним не познакомятся».

Однако не каждый христианин по достоинству оценивает значительность Послания к Римлянам, и этому есть причина. Человек, приземлившийся на вершину Эвереста в вертолете (если бы подобное было возможно), ни на мгновение не почувствовал бы того, что пережили Хиллари и Тенсинг, стоя на той же вершине, после того как поднялись на эту гору. Точно так же и Послание к Римлянам воздействует на вас в зависимости от того, что у вас за плечами. Существует закономерность: чем больше вы углубляетесь в остальные книги Библии, чем больше вы учитесь справляться с интеллектуальными и нравственными проблемами христианской жизни, чем сильнее вы ощущаете собственную слабость и нелегкое бремя своей преданности как христианина, тем больше скажет вам Послание к Римлянам. Иоанн Златоуст просил, чтобы раз в неделю ему читали вслух это Послание. Нам с вами неплохо было бы взять с него пример.

Послание к Римлянам можно назвать вершиной Библии, а 8-ю главу — вершиной этого послания. По словам пуританина-комментатора Эдварда Элтона, она

«как медовые соты, наполнена небесной сладостью и душевным успокоением… наши причудливые образы и представления о покое всего лишь мечты до тех пор, пока истинное чувство Божьей любви к нам не изольется во Христе Иисусе в наши сердца данным нам Святым Духом. А когда это происходит, оно наполняет наши сердца неизъяснимой и славной радостью и помогает нам все преодолеть… и где еще это основание покоя описано яснее и более по существу, чем в этой главе?»[35].

Конечно, слово «покой» употребляется здесь в своем старом, весомом смысле: покой, который вдохновляет и дает силу, а не в современном его понимании как комфорт, который убаюкивает и расслабляет. Поиски «покоя» в современном смысле слова носят себялюбивый, сентиментальный и искусственный характер, и современная религия «я-хожу-в-церковь-чтобы-обрести-там-покой» — это не христианство. Элтон же говорит о спокойной христианской уверенности, которая представляет собой нечто совершенно иное.

Здесь опять действует принцип Эвереста. Вам не проникнуть в тайну 8 главы Послания к Римлянам, если вы станете изучать ее саму по себе. Путь к 8 главе лежит через 1-7 главы, и то, как воздействует на вас 8 глава, зависит оттого, чего вам стоило познание истины первых семи глав. Только при условии, что вы осознали себя погибшим и беспомощным грешником (гл.1-3) и вместе с Авраамом поверили Божьему обетованию, которое настолько удивительно, что страшно верить (в вашем случае, это обетование о том, что Бог принимает вас благодаря смерти и воскресению Иисуса Христа — (гл. 4-5); только при условии, что вы, как новая тварь во Христе, посвятили себя абсолютной святости и обнаружили, что ваша плоть воюет с духом и выживете в противоречии, не умея ни полностью достичь того благого, к которому стремитесь, ни избежать всего зла, от которого вы отвернулись (гл. 6-7); только при условии, что ко всему прочему на вас навалились «потери и кресты» (болезнь, напряжение, несчастный случай, потрясение, разочарование, несправедливость — см. 8:18-23,35-39) — только тогда 8 глава Послания к Римлянам откроет вам всю полноту своих богатств и свою великую силу.

В 8 главе Послания к Римлянам Павел еще раз, обширно и подробно, формулирует то, что уже сказал в 5:1-11. Обычно он не склонен к повторениям: почему же здесь он возвращается к той же теме? Почему он вообще написал 8 главу? Если ответить коротко — и ответ не так глуп, как может показаться, — то потому, что он только что написал 7 главу! В 7 стихе 7 главы он поднял вопрос: является ли закон грехом? Отвечая на свой вопрос, Павел говорит: нет, но закон — это источник греха, поскольку он подстрекает к тому, что сам же запрещает, и настолько возбуждает желание ослушаться, что чем сильнее человек стремится соблюдать закон, тем больше начинает его нарушать. Для наглядности Апостол использует свой собственный опыт. Еще до того, как сам он стал христианином, «грех, используя саму заповедь, обманул и погубил меня», говорит Павел. Далее (ст.14-25) Павел рассказывает, что и теперь, уже будучи христианином и Апостолом, он постоянно борется: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу… По внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (ст.18,22-23). Описав свое состояние, Павел воскликнул: «Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти?» (ст.24). Это был риторический вопрос, Павел знал, что однажды к нему непременно придет полное освобождение от греха через Христа, через «искупление тела нашего» (8:23). Но пока, как он замечает далее, ему нужно терпеливо сносить эту несчастную жизнь. Он неспособен достичь желанного совершенства, потому что закон (в котором он, как возрожденный Духом человек, находил удовольствие, ст.22) не мог его дать. «Тот же самый я [т.е., внутренний человек, настоящий «я»] умом моим служу закону Божьему [т.е., Его заповеди], а плотню закону [т.е., принципу] греха» (ст.25).

Павел высказал свою мысль; тут он останавливается. Что он сделал? Он поделился с читателями тем, что закон открывает ему о нем самом, а значит, напомнил, что закон и им тоже рассказывает о них самих. Закон говорит отнюдь не о привилегиях и достижениях, а только о неудачах и провинностях. Поэтому совестливым христианам, знающим, насколько Бог ненавидит грех, мучительно больно слышать, какой диагноз ставит им закон. Когда Павел писал эти строки, поблекла даже его собственная радость. Как хороший пастор, всегда думающий о том, какое впечатление произведут его слова, Павел прекрасно знал, что мрачное настроение передастся и его читателям. Однако он не хочет, чтобы римские христиане размышляли только о печальной стороне своего опыта и чувствовали себя так, как будто вновь попали под власть закона. И он тут же напоминает им, что самое важное — это то, что говорит о них Евангелие, а не то, что говорит закон. Итак, согласно евангельской и пасторской логике — евангельской потому, что последнее слово всегда за Евангелием; пасторской потому, что пасторы должны постоянно «споспешествовать радости вашей» (2Кор.1:24), — Павел вновь возвращается к теме христианской уверенности. Он упорно, настойчиво ее развивает, — начиная с того, что «нет осуждения», и заканчивая тем, что «никто не отлучит». Восьмая глава не зачеркивает горьких истин 7 главы. Она отнюдь не утверждает, что можно стать совершенными уже сейчас, стать такими, чтобы закон не смог отыскать в нас изъяна. Именно об этом говорил своей церкви Александр Уайт: «Пока я ваш священник, вам не выбраться из 7 главы Послания к Римлянам» — и это правда. Но восьмая глава весьма успешно «помогает христианам выбраться из седьмой главы», потому что показывает им уверенность, данную Богом в Евангелии, и учит их радоваться «всевышней благодати, превозмогшей грех», как противоядию от ничтожности, которую чувствует человек, находясь под законом.

Что содержится в 8 главе Послания к Римлянам? Она делится на две неравные части. Первые тридцать стихов провозглашают, что Божьей благодати достаточно для того, чтобы преодолеть любые трудности — чувство вины и силу греха (ст. 1-9), смерть (ст. 6-13), ужас от столкновения с Божьей святостью (ст. 15), слабость и отчаяние перед лицом страдания (ст. 17-25), бессилие в молитве (ст. 26-27), ощущение бессмысленности и безнадежности жизни (ст. 28-30). Павел раскрывает свою мысль, размышляя о четырех Божьих дарах, данных всем, кто «во Христе Иисусе». Первый дар — праведность, «нет… никакого осуждения» (ст. 1). Второй — Святой Дух (ст. 4-27). Третий — усыновление, принятие в Божью семью, где перворожденным является Господь Иисус (ст. 14-17,29). Четвертый — надежность и безопасность, ныне и вовеки (ст. 28-30). Совокупности этих даров — статус, плюс сила, плюс новая личность, плюс надежность — более чем достаточно для того, чтобы поддержать христианина в любой беде.

Далее в стихах 31-39 Павел призывает читателей откликнуться на все уже сказанное: «Что же сказать на это?» (ст.31). Затем он дает свой собственный ответ — таким же, конечно, должен быть и наш. Развивая тему, Павел приходит к заключению, что у Бога благодати более чем достаточно. Интерес переносится с дара на Дающего, от мысли об избавлении от зла к тому, что для каждого христианина Бог будет тем, кем обещал стать для Авраама: «Я твой щит; награда твоя велика» (Быт.15:1). Если стихи 1-30 говорят: «Ты руководишь меня советом Твоим, и потом примешь меня во славу», то стихи 31-39 продолжают: «Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле. Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек» (Пс.72:24-26). К заключительным словам Павла мы сейчас и обратимся.

II

«Что же сказать на это?» Здесь Павел говорит не только от своего имени, как царь, свысока обращающийся к подданным; подобные настроения чужды Новому Завету. Скорее, он подразумевает, что ответ мы будем давать вместе с ним: я и, надеюсь, вы и все верующие с нами. За этим вопросом «Что же сказать на это?» кроется мысль: «Я знаю, что скажу я сам; скажете ли и вы то же самое вместе со мною?»

Призывая своих читателей откликнуться, Павел прежде всего предлагает им задуматься. Ему хочется, чтобы и они тоже поняли, каким образом «это» влияет на их нынешнее положение. Хотя Павел и не знаком с ними лично (как, впрочем, и с нами, своими читателями из двадцатого столетия), он знает, что их положение определяется двумя факторами, общими для всех христиан, где бы и в каком веке они ни жили. Первый фактор — это посвящение себя совершенной праведности. В стихах 8:31-39 подразумевается, что их читатели полностью покорились Богу как «рабы праведности» (6:13,18) и стремятся исполнять волю Божью без каких-либо компромиссов. Второй фактор — это подверженность всевозможным испытаниям. Здесь же говорится о том, что материальные трудности и человеческая враждебность составляют общий удел христиан. Именно «мы», а не только Павел, сталкиваемся со «скорбью, теснотой, гонением, голодом, наготой (полным лишением всего), опасностью, мечом» (ст.35). Как Павел учил новообращенных во время своего первого миссионерского путешествия, «многими скорбями предстоит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14:22). Возможно, некоторых неприятностей можно на какое-то время (не навсегда) избежать, подравняв свои духовные паруса. Но Павел знает, что человеку, взявшему курс на то, что пуритане называли «полным послушанием», постоянно придется плыть против мирского течения, и он всегда будет это чувствовать.

Далее Павел изображает своих читателей; и в этом зеркале мы узнаем себя. Вот перед нами христианин, удрученный памятью о своем нравственном падении; другой христианин, из-за своей преданности Богу лишившийся друга или работы; отец-христианин, огорченный поведением своих детей; незамужняя христианка, приближающаяся к сорокалетию; христианин, ставший для всех чужим из-за своей веры; христианин, пытающийся понять, почему вполне достойный человек вдруг умирает, а его выживший из ума родственник или больной, неполноценный ребенок, которые должны бы умереть, все живут и живут на свете; христианин, думающий, что если бы Бог его любил, то жизнь была бы не такой суровой — и многие другие. Именно к этим людям — иными словами, к таким же людям, как и мы с вами, — обращается Павел. «Что же сказать на это? Думайте, думайте, думайте

Чего хочет от нас Павел? Он хочет, чтобы мы, наконец, вступили во владение (если можно так выразиться) своим богатством. Наше богатство — это не способ жить безгрешной жизнью, как думают некоторые, но покой, надежда и радость в Божьей любви, которые даны христианину по праву рождения. Павлу известно, что «эмоциональное мышление» во время жизненных трудностей — то есть, попытки объяснить и оправдать свою на них реакцию – лишают нас этого богатство. Поэтому-то он и требует от нас не достойно встретить все эти трудности, а откликнуться на «это» — на все, изложенное с первого по тридцатый стих. Вспомните все, что вам известно о Боге Нового Завета, предлагает Павел, и примените все это к себе. Думайте наперекор собственным чувствам; с помощью логики выбирайтесь из мрака, в который вас повергли эти чувства; обличите неверие, которое они в вас поселили; заставьте себя оторвать взгляд от собственных проблем и взглянуть на Бога Евангелия; пусть евангельское мышление исправит мышление эмоциональное. Именно так (по мнению Павла) Святой Дух, который живет в нас и дает уверенность в том, что мы — Божьи сыновья и наследники (ст.15-16) приведет нас к тому, что, прочитав последние победные слова Апостола: «Я уверен, что ни смерть, ни жизнь,.. ни другая какая тварь не отлучит нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (ст. 38-39), мы воскликнем: «Аллилуйя! И я в этом уверен!» Ибо Павел знает, что именно такой ответ поможет нам «все преодолеть», то есть, узнать победу над миром и христианский рай на земле.

«Что же сказать на это?» Ответ Апостола, который нужно усвоить и нам, содержит в себе четыре положения. Павел формулирует их в виде вопросов (в конце концов, вопросы заставляют людей думать!): «Если Бог за нас, кто против нас?.. С Ним [С Христом] не дарует ли нам и всего? Кто будет обвинять избранных Божиих? Кто отлучит нас от любви Божией?» В первых трех фразах постоянно повторяется ключевое слово «за» (по-гречески huper, «от лица, от имени»): «Бог за нас,.. предал Его [Сына Своего] за всех нас,.. Христос ходатайствует за нас». Четвертое положение — это вывод их первых трех: «ничто и никогда не может отлучить нас от любви Божией, которая во Христе Иисусе, Господе нашем». Рассмотрим каждый из этих четырех моментов по очереди.

III

1. «Если Бог за нас, кто против нас?» Мысль Апостола состоит в том, что никакое сопротивление не может нас окончательно сокрушить. Чтобы подтвердить сказанное, Павел говорит о том, что на Бога можно полностью положиться как на всемогущего Защитника, а также о том, насколько бесповоротно Он предан Своему завету с нами.

«Если Бог за нас…» Кто такой Бог? Павел говорит о Боге Ветхого Завета и о Боге Нового Завета, о Господе Иегове, «человеколюбивом и милосердном, долготерпеливом, многомилостивом и истинном» (Исх.34:6), о Боге, Которого явил «единородный Сын, сущий в недре Отчем» (Ин.1:18). Это Бог, Который провозгласил Свое всемогущество: «Я Бог, и нет иного Бога, и нет подобного Мне. Я возвещаю от начала, что будет в конце, и от древних времен то, что еще не соделалось, говорю: Мой совет состоится, и все, что Мне угодно, Я сделаю» (Ис.46:9-10). Это Бог, показавший Свое всемогущество, выведя Авраама из Ура, Израиль из египетского и вавилонского плена, а Иисуса из могилы. И сейчас Он являет Свое всемогущество, воскрешая грешника из духовной смерти в духовную жизнь. Это Бог Послания к римлянам, Бог, Чей гнев «открывается… с неба на всякое бесчестие и неправду человеков» (1:18); и вместе с тем — Бог, Который «Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками (5:8). Это Бог, призывающий, оправдывающий и прославляющий тех, кого от вечности «предопределил быть подобными образу Сына Своего» (8:29). Это Бог, о Котором говорится в первом пункте Устава англиканской церкви: «единый и истинный Бог, вечный,.. сила Его, мудрость и благость не знают границ; Создатель и Хранитель всего видимого и невидимого». Это Бог, Чьи пути мы стремились познать в этой книге.

«Если Бог» — этот Бог — «за нас», что это значит? Слова «за нас» провозглашают Божью преданность Своему завету с нами. Предназначение благодати, как мы уже видели, состоит в том, чтобы создать взаимоотношения любви между Богом и нами, верующими. Для таких взаимоотношений человек и был сотворен, и поэтому Бог связывает Себя с нами Своим заветом. Этот завет дан нам Богом односторонне, через обетование и заповедь. Мы видим, как Бог дает Свой завет Аврааму в 17 главе Бытия: «Я Бог всемогущий,.. и поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя,.. Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя,.. и буду им Богом,.. ты же соблюди завет Мой» (Быт.17:1-2, 7-9). В третьей и четвертой главах Послания к Галатам показано, что все уверовавшие в Христа: и язычники, и евреи, — через Христа становятся семенем Авраамовым, входящим в завет. Однажды заключенный, завет пребывает всегда, поскольку Бог хранит его. Как Отец, Муж и Царь (именно в таких человеческих образах представлено Его отношение с людьми внутри. завета) Бог верен Своему обетованию и Своей цели. Божье обетование — обещание быть «твоим Богом» — чрезвычайно объемно: в нем содержатся все «великие и драгоценные обетования», в которых Бог обещал усмотреть все наши нужды. На отношениях завета основана вся библейская религия. Когда верующие говорят «мои Бог», а Бог говорит «Мои народ», мы слышим язык завета. И слова «Бог за нас» тоже произнесены на языке завета; они провозглашают, что Бог обещал сохранить и поддержать нас перед лицом угрозы, давать нам все необходимое, пока мы ходим по земле, и, наконец, привести нас к полной радости общения с Ним, несмотря на множество препятствий, которые оказываются сейчас на нашем пути. Простое утверждение «Бог за нас» на самом деле — одно из самых содержательных и весомых высказываний Библии.

Что значит для человека то, что он может сказать: «Бог за меня»? Ответ мы найдем в Псалме 55, где все построено вокруг провозглашения «Бог за меня» (ст. 10). Псалмопевца прижали со всех сторон: «враги мои всякий день ищут поглотить меня, ибо много восстающих на меня» — ст.3; ср. ст.6). Но сознание того, что Бог за него, привносит в молитву человека победную ноту. Во-первых, оно убеждает его в том, что Бог не забыл и не оставил его в нужде. «У тебя исчислены мои скитания: положи слезы мои в сосуд у Тебя, — не в книге ли они Твоей?» (ст.9). Во-вторых, это знание дает псалмопевцу уверенность в том, что «враги мои обращаются назад, когда я взываю к Тебе» (ст.10). В-третьих, оно вселяет в него доверие, изгоняющее страх: «Когда я в страхе, на Тебя я уповаю… На Бога уповаю, не боюсь; что сделает мне плоть?» (ст.4-5). Что бы эта «плоть» (или «человек), как в ст.12) ни сделала псалмопевцу, так сказать, извне, — в конечном итоге она не может причинить ему зла, ибо его настоящая жизнь — это сокровенная, внутренняя жизнь общения с любящим Богом; и любящий Бог сохранит его жизнь, что бы ни случилось.

Кстати, Псалом 55 помогает также ответить на вопрос, кто же такие «мы», за которых стоит Бог? Псалмопевец указывает на три качества, отличающие истинного верующего. Во-первых, такой человек восхваляет Божье Слово (ст.5 и 11), то есть, внимательно прислушивается к Божьему откровению, благоговеет перед Богом, явленным в Слове, и поклоняется Богу согласно Слову, а не пускается в собственные богословские измышления. Во-вторых, он молится; и к молитве его побуждает желание общения с Богом, которое составляет цель и смысл всей его жизни «чтобы я ходил пред лицем Божиим» (ст.14). В-третьих, он воздает обеты преданности и хвалы (ст.13-14). Восхваляющий, молящийся, благодарный, преданный человек – вот каков сын Божий.

Зачем же Апостол задал этот вопрос? Он бросает вызов страху — жалкому страху христианина перед силами, которые, как ему кажется, разом наваливаются на него и которые можно обозначить словами «он», «она» или «они». Павел знает, что всегда найдется человек или группа людей, чьи насмешки, недовольство или враждебность покажутся христианину невыносимыми. Павлу понятно, что рано или поздно с этим столкнется каждый христианин, даже такой, которому до обращения было совершенно безразлично, кто и что о нем говорит или думает; и ему известно, насколько отчаянным и угнетающим может быть этот страх. Но еще ему известно, что можно противопоставить этому страху. Подумайте! в сущности говорит Павел. Бог за вас; и вы знаете, что это значит; теперь посмотрите на тех, кто против вас, и спросите себя, какая из двух сторон сильнее. (Обратите внимание! Это предложение нельзя переводить: «кто может быть против нас», ибо это искажение мысли Павла. Апостол призывает нас к трезвой оценке наших противников — и людей, и демонических сил, а вовсе не к романтическому притворству, будто их вовсе нет. Существование противников — установленный факт: и если христианин не знает, что у него есть враги, ему нужно поостеречься, ибо он в опасности. Такой уход от реальности вовсе не означает, что он следует за Христом, скорее, это свидетельствует, что человек несколько сбился с пути). Вы боитесь «их»? — спрашивает Павел. Не надо бояться, как и Моисею не нужно было бояться фараона после того, как Бог сказал ему: «Я буду с тобою» (Исх.3:12). Павел призывает своих читателей поразмыслить так же, как когда-то сделал Езекия: «Не бойтесь и не страшитесь царя Ассирийского и всего множества, которое с ним; потому что с нами более, нежели с ним… с нами Господь, Бог наш, чтобы помогать нам и сражаться на бранях наших» (2Пар.32:7-8). Топлэди, писавший стихи о христианской уверенности (подобно тому, как Уоттс был поэтом Божьего всемогущества, а Чарлз Уэсли воспевал новую тварь), так выражает то осознание, к которому стремится привести нас Павел:

Меня Вседержитель хранит,

Незримо Он рядом со мной.

Он судьбы народов вершит,

Спасает отцовской рукой.

Он мне улыбнется — и вмиг

В душе воцарится покой.

Он стены спасенья воздвиг,

И знамя Его — надо мной.

Прочувствуйте это, говорит Павел; держитесь за это; и пусть эта уверенность поможет вам справиться с тем, что противостоит вам сегодня. И тогда вы узнаете Бога как своего всевышнего Защитника, безоговорочно преданного вам в завете благодати; обретете свободу от страха и новую силу для борьбы.

IV

2. «Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за нас, как с Ним не дарует нам и всего?» Мысль, выраженная этим вторым вопросом Павла, состоит в том, что в конечном итоге, ничто благое не будет от нас сокрыто. Свою мысль Апостол подчеркивает, указывая на то, что на Бога можно полностью положиться как на нашего всемогущего Благодетеля и что Божье дело искупления нельзя отменить.

Три замечания помогут нам яснее увидеть силу слов Апостола.

Во-первых, обратите внимание, что Павел говорит о дорогой цене нашего искупления. «Тот, Который Сына Своего не пощадил». Мог ли Бог отдать за нас что-то большее? Было ли у Него что-либо большее? Нам не узнать, чего стоила Отцу Голгофа, как не узнать, что чувствовал Иисус, когда понес наказание за наши грехи. «Нам не узнать и не сказать, что пережил Господь». Однако можно сказать вот что: если любовь измеряется тем, что она отдает, то никогда не было ничего подобного той любви, которую Бог явил грешникам на Голгофе, и ни один из последующих даров любви не будет стоить так дорого. Итак, если Бог уже доказал нам Свою любовь «тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (5:8), то, конечно, можно верить, что Он и далее будет давать нам «все». Многим христианам знакомо тревожное чувство, что Бог больше ничего не захочет им дать, кроме того, что они уже получили, но внимательный взгляд на Голгофу должен изгнать подобные настроения.

Но это еще не все. Во-вторых, обратите внимание на то, что Павел говорит о действенности нашего искупления. «Бог, — утверждает он, — предал Его за нас», — и это само по себе есть гарантия, что нам будет дано «все», потому что это «все» приходит к нам как непосредственный плод смерти Христа. Мы только что сказали: Бог так много отдал на кресте, что все Его последующие дары становятся, если можно так выразиться, естественными и возможными. Однако теперь надо отметить, что для цельности и завершенности Божьего спасительного замысла такие последующие Божьи дары необходимы, и поэтому мы их обязательно получим.

В этом отношении Новый Завет говорит о кресте больше, чем мы иногда способны принять. Апостолы проповедуют, что смерть Христа есть основание и порука Божьего прощения и что люди обретают прощение через покаяние и веру во Христа. И это бесспорно. Но значит ли это, что, как заряженное ружье только потенциально может выстрелить, и для того, чтобы это действительно произошло, необходимо нажать курок, так и смерть Христа дает нам только возможность спасения и для того, чтобы сделать спасение реальным, нужна вера со стороны человека? Если это так, то, в строгом смысле слова, нас спасает вовсе не сама смерть Христа (точно так же, как заряд в ружье еще не заставляет его выстрелить); строго говоря, мы сами спасаем себя верой, и, насколько нам известно, смерть Христа вообще никого бы не спасла, если бы никто не поверил в Евангелие. Но Писание смотрит на это иначе. Новый Завет утверждает, что смерть Христа спасла «всех нас» — то есть, всех, кого Бог предузнал, призвал, оправдал и в назначенное время прославит. Ибо наша вера, которую люди считают средством спасения, с точки зрения Бога — часть спасения, поскольку она полностью, в прямом смысле слова, Божий дар — точно такой же дар, как прощение, получаемое через веру. Психологически вера воспринимается как наш собственный поступок, но богословская истина гласит, что это — Божье действие внутри нас: и наша вера, и наши новые взаимоотношения с Богом, и все Божьи дары, которые приходят вместе с этими взаимоотношениями — все это в равной степени дано нам Христовой смертью на кресте. Ибо крест был не отдельно стоящим событием. Скорее, в нем сосредоточился Божий вечный замысел спасения избранных; крест обеспечил, во-первых, призвание (т.е., приход к вере: разумом — через Евангелие, и сердцем – через Святого Духа), затем оправдание, и, наконец, небесную славу для всех, за кого (за каждого лично и конкретно) умер Христос.

Теперь понятно, почему по-гречески этот стих читается так: «как с Ним не дарует нам и всего?»[36]. Он просто не может не дать нам «всего», ибо Христос и «все это» соединены, как элементы одного дара вечной жизни и славы. Христос был предан за нас, Он искупил нас и убрал «преграду греха» и, следовательно, открыл дверь для всех остальных даров. Божий план спасения — от вечного предызбрания до славы в конце времен — един; и очень важно для нашего понимания и уверенности не терять из виду звенья, связывающие воедино весь этот замысел.

Это и подводит нас к следующему моменту. В-третьих, обратите внимание на то, что Павел говорит о последствиях нашего искупления. Бог, утверждает Апостол, с Христом дарует нам «все». Что имеется в виду? Мы уже говорили: призвание, оправдание, славу (что включает в себя все, начиная от нового рождения до воскресения тела), так что на протяжении всей главы речь идет о многостороннем служении Святого Духа. Здесь мы видим настоящее богатство и могли бы еще кое-что добавить из других мест Писания. Например, можно напомнить заверение Господа, что когда Его ученики ищут «прежде Царства Божия и правды Его», то «это все» (их материальные нужды) «приложится» им (Мф.6:33). Эту истину Он выразил еще более поразительно, когда сказал: «Нет никого, кто оставил бы дом, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли ради Меня и Евангелия, и не получил бы ныне, во время сие, среди гонений, во сто крат более домов, и братьев, и сестер, и отцов, и матерей, и детей, и земель, а в веке грядущем жизни вечной» (Мк.10:29-30). Или можно поразмышлять о том, что«все» означает — не те блага, которые мы можем себе представить, но которые может представить Себе Бог, щедрость Которого управляется Его бесконечной мудростью и силой. Но, пожалуй, чтобы полнее всего понять слова Павла, надо рассмотреть это предложение так, как подсказывает нам особый вид пасторской логики Апостола. Например, обратив внимание на слово «итак» в стихе 1, которое отбрасывает все ложные выводы, могущие появиться у читателей. Павел опровергает здесь (а далее в ст.33) ложное умозаключение, что из-за грехов христианина Божье мнение о не может каким-то образом измениться. Тут же Павел оспаривает неверное мнение, что следование за Христом влечет за собой множество потерь, и христиане ничего не получают взамен. Если бы это было так, то следование за Христом было бы «правильным, но отвратительным». Уверенность Павла в том, что с Христом Бог дарует нам «все», противостоит этим неверным мыслям, утверждая, что на Бога полностью можно положиться, как на всемогущего Благодетеля, Который так милостиво обращается со Своими слугами, что им не нужно бояться нищеты в этом мире. Давайте посмотрим, почему это так.

Христианин, подобно Израилю в пустыне, обязан подчиниться решительному требованию первой заповеди. Бог сказал Израилю: «Я Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства. Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим» (Исх.20:2-3; в другом английском переводе последние слова читаются: «кроме Меня»). Эта заповедь, как и все остальные, сформулирована в отрицательной форме, как призыв оставить прежний образ жизни. Причиной появления этой заповеди было многобожие Египта, уже известное Израилю, и многобожие Ханаана, с которым евреям вскоре предстояло столкнуться. Поклонение многим богам (политеизм) было общепринятым по всему древнему Ближнему Востоку. Оно покоилось на вере в то, что власть каждого бога ограничивалась властью его собратьев-богов. Например, бог зерна (или бог плодородия) никогда не смог бы выполнять функции бога бури или бога морей. Бог, поселившийся в каком-то определенном святилище, в священной роще или дереве, мог помочь человеку только на своей территории; в других местах делами заправляли иные боги, поэтому недостаточно было поклоняться лишь одному из них. Человеку надо было постараться наладить дружелюбные отношения со всеми богами; иначе ему постоянно угрожало недовольство тех, которыми он пренебрег, и, соответственно, он лишался благ, которыми как раз распоряжались эти, забытые им боги. Именно из-за таких воззрений искушение поклоняться «другим богам» стало для израильтян таким сильным. Несомненно, в Египте они привыкли воспринимать политеистическое мышление, как нечто естественное, неважно, принимали они сами участие в поклонении богам египтян или нет. Но первая заповедь полностью уничтожила всякую возможность такого мышления или поведения. «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим».

Обратите внимание, как Бог говорит о необходимости разделить преданность Израиля между Ним и «другими богами. Он не ставит перед Израилем богословский вопрос для обсуждения, а призывает их к верности; дело здесь касается не только разума, но и сердца. В других местах Писания, особенно в Псалмах и в Книге пророка Исаии, Бог говорит Своему народу, что поклоняться языческим богам — это безумие, потому что на самом деле они вовсе не боги; но здесь Он об этом не упоминает. Пока Он оставляет открытым вопрос о том, существуют другие боги или нет. Он произносит первую заповедь не для того, чтобы решить эту проблему, но для того, чтобы поставить вопрос о верности. Бог не говорит: «Кроме Меня, нет никаких богов; Он требует: «Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим». И Свою заповедь Бог основывает на том, что именно Он вывел израильтян из Египта. Это все равно, как если бы Он сказал: «Спасши вас от фараона и его войска «силою великою и рукою крепкою», чудесами и знамениями, Пасхой и переходом через Чермное море, Я дал вам увидеть, что Я могу для вас сделать, и достаточно ясно показал, что всегда, везде, перед лицом любого врага и любой трудности Я могу защитить вас, дать вам все необходимое, все, что нужно для настоящей жизни. Вам не нужно других богов, кроме Меня; поэтому не обманывайтесь, не ищите других богов, кроме Меня, но служите Мне, и только Мне».

Другими словами, в первой заповеди Бог повелел Израилю служить исключительно Ему не только потому, что они были Ему обязаны, но и потому, что Он был достоин их полного и исключительного доверия. Они должны были преклониться пред Его абсолютной властью над ними, поверив, что для них совершенно достаточно было иметь Богом Его одного. Эти две вещи были неразрывно связаны; ибо израильтяне вряд ли смогли бы служить Ему от всего сердца, если бы сомневались в Его абсолютной надежности и способности усмотреть все их нужды.

Если вы христианин, то знаете, что и на вас распространяется требование первой заповеди. Бог не пощадил Своего Сына, но предал его за вас; Христос возлюбил вас и отдал за вас Свою жизнь, чтобы спасти вас из духовного Египта, из плена греха и сатаны. Первая заповедь, в ее положительной форме, произнесена для вас Самим Христом: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим. Сия есть первая и наибольшая заповедь (Мф.22:37). Это требование основано на праве Творца и Искупителя, и им нельзя пренебрегать.

Вам известно, к какой жизни призывает Христос вас, Своего ученика. Его собственный пример и учение Евангелия (даже если заглянуть только в эту часть Божьей книги) совершенно ясно об этом говорят. Вы призваны, чтобы жить в этом мире странником, временным жителем, идти налегке и быть готовым, если будет на то Христова воля (в отличие от молодого богатого правителя), отказаться от материальных богатств, а с ними и от обеспеченной, надежной жизни, и принять жизнь бедности и лишений. Имея сокровища на небесах, вы не должны стремиться ни к сокровищам на земле, ни к высокому жизненному уровню; вполне возможно, что придется отказаться и от того, и от другого. Вы призваны следовать за Христом, неся свой крест. Что это значит? В древнем мире крест заставляли нести только лишь приговоренных к смерти преступников, идущих к месту казни; как и Господь Иисус, они должны были сами нести тот крест, на котором их затем распинали. Христос имеет ввиду следующее: нужно поставить себя на место такого преступника, и ничего больше не ожидать от общества, и принимать как должное враждебность окружающих, их презрение и отвращение к нам как к чужакам. Оставаясь преданным Господу Иисусу Христу, возможно, вы нередко будете чувствовать такое к себе отношение.

Кроме того, вы призваны быть кротким человеком, который не всегда защищает свои права, не стремится вернуть свое, не принимает близко к сердцу плохое к себе отношение и обиды (хотя любого человека с нормальной чувствительностью такие вещи все-таки будут ранить, пусть даже только поверхностно). Надо просто предать свой путь Богу и оставить за Ним дело вашего оправдания, когда Он сочтет это нужным (и если Он сочтет это нужным). Ко всем людям, плохим и хорошим, милым и противным, христианами неверующим, вы должны относиться так, как добрый самарянин отнесся к еврею, лежавшему на обочине дороги. Это значит, что ваши глаза должны быть открыты на нужды других, нужды как духовные, так и материальные. Ваше сердце должно отозваться на зов нуждающихся, разум найти способ им помочь, а ваша воля должна быть настороже против уловки, которая всем нам так хорошо удается, — сваливать ответственность на другого, проходя мимо, избегая ситуаций, где нужна жертвенная помощь.

Конечно, все это для нас не ново. Мы знаем, к какой жизни призывает нас Христос; мы это часто проповедуем и говорим об этом друг с другом. Но что получается на деле? Окиньте взглядом вокруг. Посмотрите, как не хватает проповедников и миссионеров, особенно мужчин; взгляните на роскошь в христианских домах и на денежные проблемы христианских общин; на то, с какой готовностью христиане самых разных профессий жалуются на размеры своей зарплаты; на отсутствие заботы о пожилых и одиноких, да и о всех, кто находится за пределами круга «крепких верующих». Мы совсем не похожи на христиан новозаветных времен. Наш подход к жизни намертво закреплен шаблонами и условностями; у них все было по-другому. Их действия не были продиктованы привычными для нас соображениями личной безопасности. Они были бесконечно радостными, свободными, не тяготились условностями, живя по Евангелию, — и перевернули весь свой мир. Нас, христиан двадцатого столетия, ни в чем подобном обвинить нельзя. Почему же мы другие? Почему в сравнении с ними мы кажемся такими половинчатыми? Откуда взялись нервозность, неуверенность, нежелание рисковать, так часто ударяющие по нашей христианской жизни? Почему мы никак не можем освободиться от страха и беспокойства, чтобы идти за Христом в полную силу?

Причина, видимо, в том, что в глубине нашего сердца живет страх перед тем, что будет, если мы полностью уйдем в христианскую жизнь. Мы боимся взять на себя бремя ответственности за других, опасаясь, что нам не хватит силы его нести. Мы избегаем жизни, в которой надо отказаться от материальной обеспеченности, потому что страшимся остаться без средств к существованию. Мы сжимаемся при мысли о кротости, поскольку боимся, что если не постоим за себя, то нас затопчут, сядут нам на шею, и все закончится поражением и неудачей. Мы пугаемся всякого нарушения общепринятых условностей ради служения Христу, опасаясь, что в этом случае привычная структура жизни развалится прямо у нас на глазах и под ногами не останется твердой почвы. Именно эти полуосознанные страхи, эта боязнь неустроенности заставляют нас быть такими сдержанными. Нам кажется, что риск полного, бескомпромиссного следования за Христом слишком велик. Другими словами, мы не уверены, что Бог способен усмотреть все нужды человека, который, следуя призыву Христа, решительно бросился в глубокие воды. Поэтому мы считаем себя обязанными слегка нарушить первую заповедь, отняв определенную часть нашего времени и усилий от служения Богу, чтобы посвятить ее служению мамоне. Вот, наверное, в чем все дело! Мы боимся полностью принять мысль о Божьей власти из-за нашей тайной неуверенности в том, что Он один способен позаботиться о нас, если мы вдруг решимся рискнуть.

Давайте назовем вещи своими именами. Игра, в которую мы играем, называется неверием; и слова Павла «не дарует ли нам и всего» ~ остаются для нас вечным обличением. Павел говорит, что не нужно пугаться какой-то невозвратимой потери или непоправимого обнищания. Если Бог в чем-то нам отказывает, то только потому, что хочет освободить место для других вещей, которые Он для нас приготовил. Может быть, мы до сих пор думаем, что жизнь человека, по крайней мере, частично, состоит в том, чем он владеет? Но такие мысли неуклонно ведут к разочарованию и загораживают путь для благословения, ибо «все» совсем не означает материального изобилия, и страсть к обладанию имуществом нужно изгнать вон, оставив в себе место для «всего». Ибо под этим словом подразумевается радость познания Бога, и больше ничего. «Не дарует ли нам и всего» можно перефразировать так: однажды мы увидим, что ни в чем, буквально ни в чем из того, что могло сделать нас по-настоящему счастливыми, нам не было отказа; и Бог не оставил в нашей жизни ничего, буквально ничего, что могло бы помешать этому счастью. Какие еще уверения нам нужны?

Тем не менее, когда дело доходит до того, чтобы радостно предать себя служению Христу, многие из нас смущенно переминаются с ноги на ногу. Почему? Да просто из-за неверия. Может быть, мы боимся, что у Бога не достанет силы и мудрости, чтобы исполнить провозглашенный Им замысел? Но ведь наш Бог сотворил миры, управляет ими, повелевает всем происходящим, начиная с судьбы фараона и Навуходоносора и кончая падением ласточки. Или мы боимся, что Он нетверд в Своем замысле? Ведь и хорошие люди с благими намерениями иногда подводят своих друзей. А вдруг Бог тоже может не исполнить Своих благих намерений по отношению к нам? Но Павел утверждает(Рим.8:28), что «любящим Бога все содействует ко благу»; и кто вы такой, чтобы считать, что станете первым исключением, первым человеком, по отношению к которому Бог поколеблется и не исполнит Своего слова? Разве вы не видите, что подобными страхами бесчестите Бога? Или вы сомневаетесь в Его неизменности, подозревая, что Он «вышел», или «переродился», или «умер» в промежуток между библейскими временами и современным миром и сейчас является не совсем тем Богом, с Которым имело дело Священное Писание? Но «Я — Господь, Я не изменяюсь», а «Иисус Христос вчера и сегодня и вовеки тот же» (Мал.3:6; Евр.13:8).

Может быть, до сих пор вы держались в стороне от рискованного, полного жертв и лишений пути, к которому (как вы сознаете в глубине своего сердца) призвал вас Бог? Не медлите же больше! Ваш Бог верен вам, и во всем и всегда вам будет достаточно иметь Его рядом. Вам никогда не понадобится более того, что Он даст; а того, что Он дает, как в материальном, так и в духовном отношении, всегда будет достаточно на данный момент. «Ходящих в непорочности Он не лишает благ» (Пс.83:12). «Верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести»(1Кор.10:13). «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя свершается в немощи» (2Кор.12:9). Подумайте обо всем этом! — и пусть эти мысли изгонят все, что удерживает вас в служении вашему Господу.

V

3. «Кто будет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывает их. Кто осуждает?» Своим третьим вопросом Павел провозглашает мысль о том, что никакие обвинения никогда не смогут лишить нас Божьего наследства. Он утверждает, что мы можем полностью положиться на Бога как всемогущего Победителя, и на безоговорочность Его оправдательного вердикта.

Два предыдущих стиха Павел написал, чтобы противостать страху христиан перед человеческой враждебностью и лишениями. Этот стих направлен против опасения христиан быть отвергнутыми Богом. Есть две разновидности больной совести: первый слабо осознает грех, а вторая недооценивает прощение; сейчас Апостол обращается ко второму типу. Он знает, как быстро совесть христианина окутывается мраком, особенно, когда его тычат носом в неотвязный грех и напоминают о поражении, например, в Послании к Римлянам 7:14-25. Павел понимает, что христианская надежда не может радовать сердце человека, пока в нем сохраняются сомнения в твердости своего положения как оправданного верующего. Итак, разъясняя, что христиане должны «сказать на это», Павел говорит непосредственно о страхе (который знаком каждому христианину): мы боимся, что нынешнее оправдание может оказаться только условным, временным и в один прекрасный день мы его лишимся из-за несовершенства своей христианской жизни. Павел не отрицает, что христиане падают и терпят неудачи, иногда жестокие. Не отрицает он и того, что (как известно всем истинным христианам, и как свидетельствуют его собственные слова в 7 главе Послания к Римлянам) воспоминания о грехах, совершенных после того, как человек стал христианином, переносятся гораздо болезненнее, чем воспоминания о нравственных падениях до своего обращения, какими бы ужасными они ни были. Но Павел решительно отрицает, что какое-либо падение может повлиять на наше оправдание перед Богом. Он приводит простой аргумент: никто не имеет права пересмотреть Божье решение! В Новой английской Библии хорошо передается эта мысль: «Кто станет обвинителем Божьих избранных?» Слова, употребленные Павлом, еще усиливают это утверждение.

Во-первых, Павел напоминает о Божьей благодати в избрании. «Кто будет обвинять избранных Божиих?» Не забывайте, говорит Апостол, что те, кто оправдан Богом, были избраны от вечности для окончательного спасения; и если бы в какой-то момент их оправдание было отменено, рухнул бы весь Божий план для их жизни. Следовательно, потерять оправдание невозможно.

Во-вторых, Павел указывает на Божье всемогущество в вынесении приговоров. «Бог оправдывает их. Кто осуждает?» Если Бог, Создатель и Судья всего, принимает решение оправдать — то есть, объявляет, что вы праведны перед Его законом и перед Ним, то вам уже не грозит смерть за совершенные грехи — Он принимает вас во Христе. И если Бог так поступает, прекрасно зная все ваши недостатки, понимая, что вы вовсе не праведны, а, напротив, нечестивы (см. Рим.4:5), то никто не может отменить этот приговор, даже сам «клеветник братий наших.» Никто не может самовольно изменить Божье постановление — ведь есть только один Судья! И никто не может представить какие-то новые свидетельства вашей испорченности, которые заставили бы Бога пересмотреть Свой вердикт. Ибо Бог оправдал вас, так сказать, с открытыми глазами. Принимая вас во имя Иисуса, Он уже знал все самое плохое о вас; и принятое Им решение является окончательным.

В библейском мире судить мог только царь. Определив права того или иного человека, царь-судья, в котором соединялась законодательная, судебная и исполнительная власть, должен был что-то предпринять, чтобы человек получил то, что принадлежало ему по праву. Таким образом, царь сам становился защитником тех, кого он оправдывал на суде. На этом и основывает свой аргумент Павел: всемогущий Господь, оправдавший вас, предпримет все необходимое шаги для того, чтобы поддержать данный вам статус во всей его полноте. Следовательно, в этом отношении потеря оправдания тоже немыслима.

В-третьих, Павел настаивает на действенности ходатайства Христа. Пожалуй, лучше всего в соответствии с переводом Пересмотренной нормативной версии Библии прочитать эти стихи в вопросительной форме. «Кто осуждает? Разве Христос Иисус, Который умер, но и воскрес, и сидит одесную Бога, не ходатайствует за нас? Всеми словами Павел стремятся показать, насколько абсурдна мысль, что Христос будет нас осуждать. Он умер — чтобы спасти нас от суждения, понесши вместо нас наказание за грех. Он воскрес и был вознесен — «в Начальника и Спасителя, дабы дать Израилю покаяние и прощение грехов. (Деян.5:31). И теперь, когда Христос воцарен и сидит одесную Отца, Он с властью ходатайствует за нас. Это значит, что Он действует в наших интересах, стремясь дать нам все, чего достиг Своею смертью. Разве будет Он осуждать нас? — Он, Ходатай, возлюбивший нас и предавший Себя за нас, Который и на небесах заботится о том, чтобы нам принадлежали все плоды Его искупления? Эта мысль чудовищна. Итак, мы еще раз убедились, что потеря оправдания немыслима; и обеспокоенный христианин так и должен сам себе сказать. И вновь Топлэди подсказывает ему нужные слова в гимне под названием «Оживающая вера»:

Откуда страхи и сомненья?

Судья Всевышний дал спасенье

Нам кровью Сына Своего.

Свободен я от осужденья

За все грехи и преступленья:

Мой грех возложен на Него.

Свершилось наше искупленье!

Христос купил грехов прощенье

И долг мой страшный заплатил.

Он гнев отвел Своей любовью,

Омыл нас драгоценной кровью

И в святость Божью облачил.

И если Он в обличье бренном

Пришел и вместо нас смиренно

Взял кару Божью на Себя,

Не может праведный Владыка

Помимо той цены великой

Уплаты требовать с меня.

Душа! Отныне ты свободна!

Первосвященник Первородный

Тебя от мук освободил!

В Его крови — спасенья сила.

Он вместо нас сошел в могилу

И нас во славу воскресил.

VI

4. «Кто отлучит нас от любви Божией? В своем четвертом вопросе Павел делает акцент на том, что мы никогда не можем быть отлучены от любви Христовой. Апостол развивает эту мысль, показывая Бога, Отца и Сына, как нашего всемогущего Хранителя и напоминая, насколько окончательно Божья любовь решает нашу судьбу.

Одну из предыдущих глав мы посвятили Божьей любви, поэтому нет необходимости говорить о ней сейчас подробно. Основное положение, на котором держатся все рассуждения Павла, нам уже знакомо: человеческая любовь, какой бы сильной она ни была, не может дать все, чего бы ей хотелось для любимого существа (что известно многим беспомощным влюбленным и отчаявшимся родителям). Однако Божья любовь всесильна, и в ее сердце – стремление благословить, которому невозможно помешать. Это всемогущее желание названо здесь «любовью Божией» и «любовью Божией во Христе Иисусе» (ст. 35,39). Это двойное ее описание напоминает нам, что и Отец, и Сын (вместе со Святым Духом, как говорилось в предыдущей части этой главы) едины в Своей любви к грешникам; и эта избирающая, оправдывающая и прославляющая любовь и есть любовь «во Христе Иисусе», известная только тем, для кого Иисус Христос — «наш Господь». Любовь, о которой говорит Павел, — это спасающая любовь. Новый Завет не позволит ни одному человеку утверждать, что он покоится в Божьей любви, если он не придет сначала к Иисусу как грешник и не скажет Ему вместе с Фомой: «Господь мой и Бог мой!» Но если человек воистину предал себя Иисусу Христу (как говорит нам Павел), он уже не должен чувствовать себя неуверенно, подобно девушкам, шепчущим над ромашкой «любит — не любит». Ибо христианин может быть уверен, что Бог неизменно его любит и ничто и никогда не отделит его от Божьей любви, не встанет между ним и этой любовью и не отнимет у него радость ее плода.

Вот что провозглашает Павел в своем победном восклицании в 38-39 стихах: «Ибо я уверен» — в других английских переводах: «убежден», «абсолютно уверен», — «что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем». Здесь Павел показывает вседостаточность Бога. Во-первых, на Бога можно полностью положиться как на нашего Хранителя. «Ничто… не может отлучить нас от любви Божией», потому что Божья любовь держит нас крепко: христиане сохраняются «силою Божиею через веру ко спасению» (1Пет.1:5). Сила Божья поддерживает в них веру и надежно сохраняет их с помощью этой веры. Вера ваша не ослабнет, пока Бог поддерживает ее; вы не сможете отойти от Него, если Он решил вас удержать. Во-вторых, Сам Бог — это наше высшее стремление, наша конечная цель. Человеческая любовь между детьми и родителями, женой и мужем, между друзьями — сама по себе обладает громадной ценностью, она влечет нас и радует. Что же сказать о притягательной силе Божьей любви, любовь Которого мы видим в Иисусе! Павел написал: «Все почитаю тщетою ради превосходства познания Христа Иисуса, Господа моего: для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа,.. чтобы познать Его и силу воскресения Его, и участие в страданиях Его, сообразуясь смерти Его, чтобы достигнуть воскресения мертвых… Стремлюсь, не достигну ли и я, как достиг меня Христос Иисус,.. забывая заднее и простираясь вперед, стремлюсь к цели, к почести высшего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп.3:8-14). Как поется в гимне, «Христос есть путь и есть награда». Цель наших взаимоотношений с Богом во Христе есть совершенствование самих этих отношений. Да и как может быть иначе, если это взаимоотношения любви? Бог так безграничен в любви, что познавая Его полнее, мы обретем полное удовлетворение, не желая больше ничего другого.

И опять Павел противостоит страху — на этот раз, страху неведомого, будь то какое-то невероятное страдание (ст.35-36), или ужасное будущее («мир, каким он будет»), или космические силы, которые невозможно измерить или покорить («высота» и «глубина» в стихе 39 – это обозначение загадочных космических сил). Павел говорит о страхе перед влиянием всего этого «неведомого» на наше общение с Богом, если оно вдруг вторгнется в наше сознание и веру, полностью разрушая при этом и способность здраво мыслить, и спасение. В наше время (не очень отличающееся в этом отношении от времени Павла!) этот страх в какой-то мере знаком всем христианам, особенно христианам с живым воображением. Павел призывает нас преодолеть этот страх, ведь на самом деле чудовища под кроватью нет. Ничто, буквально ничто не сможет отлучить нас от Божьей любви: «Все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас» (ст.37). Сидя в филиппийской темнице, Павел и Сила вдруг почувствовали такую радость, что в полночь начали петь. Так будет чувствовать себя всякий, познавший всевышнюю Божью любовь, даже если на него навалятся горести. И снова мы обращаемся к словам Топлэди из гимна «Полная уверенность», так ясно выражающими эту мысль:

Мой Спаситель силен совершить

То, что начал когда-то во мне.

Все слова Его — да и аминь,

И верней обещания нет.

Ни началам, ни силам земли

Сердца Божьего не изменить.

Даже смерть или жизнь не смогли б

Нас от Божьей любви отлучить.

Мое имя с ладони Его

Не стереть никому никогда!

В сердце Божьем запечатлено

Благодатью оно навсегда.

Да, я буду стоять до конца

Божьим Духом надежно храним,

Твердо зная, что в сердце Отца

Я очищен, прощен и любим.

VII

Вот и приблизилась к концу эта книга. Мы отправились в путешествие с целью выяснить, что значит познать Бога. И обнаружили, что Бог, Который существует и Которого нам надо познать, — это Бог Библии, Бог Послания к Римлянам, Бог, открывшийся людям в Иисусе и в христианском учении о единой Святой Троице. Мы поняли, что для познания Бога сначала нужно узнать кое-что о Нем, и поэтому рассматривали Его характер, открытый нам, и Его пути, и таким образом узнали о Его доброте и строгости, Его гневе и благодати. При этом нам пришлось по-новому оценить себя и увидеть, что мы падшие творения — не сильные, умеющие надеяться только на себя (какими мы представлялись себе раньше), — а слабые, глупые, да и простодушные люди, которым прямая дорога в ад, если только в дело не вмешается благодать. К тому же, нам стало ясно, что для познания Бога необходимо вступить с Ним в личные отношения, отдать себя Ему, потому что Он обещал отдать нам Себя. Познать Бога — значит просить о Его милости и верить Его обещанию простить грешников ради Иисуса Христа. Кроме того, необходимо стать учеником Христа, живого Спасителя, Который сегодня, сейчас призывает к Себе «труждающихся и обремененных», как призывал их в Галилее в дни Своей земной жизни. Другими словами, для познания Бога нужна вера — согласие и преданность, — а вера выражается в молитве и послушании. «Духовная жизнь, ~ сказал Освальд Чемберс, — измеряется не ее восторгами, а ее послушанием». Благочестивый царь Иосия «разбирал дело бедного и нищего… Не это ли значит знать Меня? говорит Господь» (Иер.22:16). И наконец, на основании всего вышесказанного, мы осознали, что человек, знающий Бога, сможет все преодолеть и будет жить в восьмой главе Послания к Римлянам, вместе с Павлом радуясь тому, что на Бога можно полностью во всем положиться. Здесь нам придется остановиться, ибо по эту сторону славы человек не может познать Бога полнее.

Куда все это нас привело? К самому сердцу библейской религии. Мы приблизились к такому моменту, когда молитва и восклицание Давида в Псалме 15 могут стать нашими собственными. «Храни меня, Боже, ибо я на Тебя уповаю. Я сказал Господу: Ты Господь мой; блага мои Тебе не нужны… Господь есть часть наследия моего и чаши моей. Ты держишь жребий мой… Благословлю Господа, вразумившего меня… Всегда видел я пред собою Господа, ибо Он одесную меня; не поколеблюсь. Оттого возрадовалось сердце мое… Ты укажешь мне путь жизни: полнота радостей. пред лицем Твоим, блаженство в деснице Твоей вовек». И тогда перед лицом экономического упадка или любого другого лишения можно вместе с Аввакумом сказать: «Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах, — но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего. Господь Бог — сила моя…» (Авв.3:17-18). Счастлив тот, кто может от всего сердца, искренне повторить эти слова!

Кроме того, мы подошли к такому моменту, когда уже можем осознать, что христианская жизнь — это «победа», что «Иисус — это больше чем достаточно». По наивности эти слова можно истолковать неверно, ибо «победа» еще не означает конца войны, а вера в Триединого Бога не может быть сведена к «Иисусопоклонству». Тем не менее, это драгоценные слова, ибо они указывают на связующее звено между познанием Бога, с одной стороны, и человеческим удовлетворением, с другой. Именно на это звено мы указываем особо, говоря, что на Бога можно полностью, во всем положиться, и в этом связующем звене заключена сущность христианства. Те, кто знает Бога во Христе, раскрыли тайну истинной свободы и истинной человеческой природы. Но для того чтобы подробно об этом поговорить, потребуется еще одна книга!

И наконец, мы подошли к такому моменту, когда одновременно и способны, и обязаны определить, что же в нашей жизни должно быть на первом месте. Читая сегодняшние христианские публикации, можно подумать, что для каждого христианина, или будущего христианина, самое жизненно важное — это вопросы о единении церкви, о христианском свидетельстве обществу или о диалоге с другими христианами и людьми других вероисповеданий, об обличении того или иного «-изма» или о развитии христианской философии и культуры — или о чем-то еще. Сосредоточенность на подобных вещах начинает походить на гигантский заговор с целью направить христиан по ложному пути. Конечно же, это не так; проблемы эти существуют, и им должно быть отведено подобающее место. Трагедия в том, что уделяя все внимание этим вопросам, многие из нас сегодня отвлекаются от того, что было, есть и всегда будет воистину первостепенным для каждого человека — а именно, от познания Бога во Христе. «Сердце мое говорит от Тебя: «ищите лица Моего»; и я буду искать лица Твоего, Господи» (Пс.26:8). Если эта книга хоть кому-нибудь поможет от всего сердца повторить эти слова псалмопевца, то она написана не напрасно.

[1] Кл. С. Льюис, «Четыре вида любви., с. 128 — Тhe Four Loves, Fontana ed., р. 128.

[2] Пересмотренная нормативная версия Библии (ПНВ) – The Revised Standard Version of the Bible

[3] Англ. «Будучи познанными Богом» — прим.перев.

[4] Англ. «с Богом» — прим.перев.

[5] Англ. «все сотворено Им» — прим.перев.

[6] Новый Завет на современном английском Дж.Б.Филлипса (ДБФ) (Коллинз, 1958) The New Testament in Modern English by J.B.Phillips (Collins, 1958).

[7] Д.Денни, «Смерть Христа», 1902, с.235 – James Denney, The Death of Christ, 1902, p.235 f.

[8] Новый Завет нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа в переводе Рональда Нокса – The New testament of our Lord and Saviour Jesus Christ translated by Ronald Knox

[9] Новая английская Библия (Новый Завет, 1961; Ветхий Завет, 1970) Тhe New Eпglish Вible (NT 1961; ОТ 1970)

[10] «Систематическое богословие», с.70, цит. Пс.144:9,15,16; ср. Лк.6:29; Деян.14:17

[11] «Библейский словарь Гастингса., III, 153

[12] Отклик на Втор.7:8

[13] Леон Моррис, «Библейское учение о суде» , с.72 — Тhe Вiblical Doctrine оf Judgтeпt, р.72

[14] А.У.Пинк, «Атрибуты Бога», с. 75 — А.W.Рink, Тhe Attrivutes оf God, р.75

[15] Систематическое богословие», стр.1035

[16] Указ. соч., с.77

[17] англ. «блаroсть» — прим. перев.

[18] Англ. «вызывать Его ревность» — прим. перев.

[19] Р.Тэскер, «Послание Иакова» с.106

[20] Кальвин Жан, «Наставление в христианской вере» (или «Институты») – «Institutes”, II, viii, 18.

[21] Райл Дж. С. «Практическая религия», изд. 1959, с.130 – Practical Religion 1959 ed., p.130

[22] См., например, книгу Леона Морриса «Апостольская проповедь креста», с.125-185 — Leon Morris; Тhe Apostolic Preaching оf Cross, рр. 125-185.

[23] Джон Мюррей, «Послание к Римлянам», том 1, стр. 34 — John Мurraу Тhe Epistle to the Romans, vol. 1, р. 34

[24] «Новый библейский словарь», статья «Гнев» — New Bible Dictionary

[25] Джон Мюррей, указ. соч.

[26] Джон Мюррей, «Искупление», с. 15 — The Atonement, р. 15.

[27] Англ. «выставил» — прим. перев.

[28] Д. Денни, «Смерть Христа», изд. 1911 г., с. 46.

[29] «Евангельский журнал», № 7, с. 19-20.

[30] «Гимн обращения Уэсли», сборник гимнов методистской церкви, № 361.

[31] Р.Хэлдан, «Послание к Римлянам», с. 363.

[32] «Групповые движения», с. 184. 245. 198.

[33] О.Р.Бэркли, «Божье водительство», с. 29-30.

[34] Журнал «Eternity», январь 1969 года, с. 18.

[35] Посвящение к книге Э. Элтона «Описание победы истинного христианина», где подробно исследуется Послание к Римлянам.

[36] Как он и переведен в русской Библии; в английском переводе: «не дарует ли нам» — прим. перев.


Глава 23 из 23« Первая«212223

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Познание Бога. Раздел: Протестантизм-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.