4. У нас есть выбор

«Изберите себе ныне, кому служить» (Ис.Нав.24:15)

Наши усилия упростить жизнь принесли чудесные плоды. Суета и беспорядок исчезли, но одного этого было недостаточно, чтобы обрести радость и долговременный покой. Я знал, что Господь привел нас в эту глубинку, желая дать нам возможность расти духовно. Многолетнее изучение доктрин не произвело ожидаемого изменения моего характера, и я все еще жил с неправильным представлением о том, что глубокие познания и верное понимание богословия изменят мою жизнь и характер.

С такими мыслями я купил пять книг самых известных авторов. Здесь, вдалеке от цивилизации, я наконец обрел возможность посвятить свое время изучению основополагающих истин, затрагивающих вопрос спасения. С интересом я приступил к чтению, но, дочитав последнюю книгу, впал в такую растерянность, какой не ощущал всю свою жизнь.

Было очевидно, что все пять известных писателей не были едины друг с другом во мнении.

И если уж они не понимают Евангелие или не могут единодушно его истолковать, то на что надеяться тогда мне?

В глубине сердца я знал, что Евангелие не может быть таким сложным для понимания, каким его представляют люди. Здравый человеческий рассудок говорил мне, что Евангелие может спасти меня от моих слабостей, когда мне не хватает силы воли. Это Евангелие даст мне силу, с помощью которой я смогу контролировать мои чувства, мысли и страсти. Благодаря Божьему водительству я во многом изменил жизнь, но, несмотря на это, я все еще тосковал о мире с Ним и все еще надеялся обрести уверенность в своей святости.

Как я уже говорил, живя в пригороде, мы понимали, что наша жизнь была сложна и суетна. И только переехав в провинцию, я понял, что в моей духовной жизни были те же проблемы, что и в нашей прежней «цивилизованной» жизни, и что настало время упростить и ее.

Помолившись, я начал с основы основ — с изучения Библии и на сей раз не собирался искать доказательства какой-то определенной богословской точке зрения или углубляться в определенное учение. Я открыл Писание как грешник, нуждающийся в спасении. Я знал, что, если не смогу обрести лучший, глубокий и животворящий опыт, который защитит Джима Хонбергера от него самого, то буду потерян!

Когда я приступил к Библии с кротостью и желанием научиться, она стала для меня живым источником. С ее страниц заструилась Благая весть — Евангелие, ставшее таким простым и нашедшее практическое применение в моей жизни. Оно стало простым, как и жизнь на природе, куда нас привел Господь!

Библия открыла передо мной Евангелие, в котором идет речь о принятии решений — простых, ясных и будничных решений. Связанные между собой, эти решения представляют всю глубину и широту христианского бытия. И я считаю для себя преимуществом рассказать вам в этой главе о решениях, основательно изменивших мою жизнь.

Многие могут быть недовольны тем, что я слишком упрощаю Евангелие. Евангелие должно преподноситься настолько просто, чтобы даже малые дети смогли его понять.

Другие могут упрекнуть меня в том, что я учу спасению делами. Но это неправда! До того, как я открыл для себя истинное Евангелие, всю мою христианскую жизнь я пытался быть хорошим и старался изменить самого себя собственными силами. И я знаю, насколько бессмысленны эти усилия! Поэтому я не стыжусь Христова благовествования, которое не только может привести к изменениям в жизни каждого человека, если он его примет, но и должно привести к ним, потому что изменения — неизбежные плоды Евангелия.

Те, кто не соглашаются с тем, что христианин действительно может быть послушным и совершать добрые дела, еще не пережили и не познали Божью милость и Его неземную силу. Эта сила может «соблюсти… от падения и поставить пред славою Своею непорочными в радости» (Иуд. 24).

Те из моих читателей, кто, возможно, настроен критически, станут читать последующие страницы с неохотой. Те же, кто, как и я, желают чего-то лучшего, чем то, что у них было до этого, желают уверенности в праведности и святости, а не одного только голого богословия и ищут мира с Богом и через это — мира с самими собою, те станут читать дальше и вместе со мной обнаруживать нить решений.

Все началось с молодоженов. Они сидели в зале ожидания аэропорта города Солт-Лейк-Сити и вместе читали Библию. Муж недавно был рукоположен в служители. Его искренность и восторженность своим делом были очевидны. Влюбленную пару невозможно было не заметить, а открытая Библия отличала их от других пассажиров.

На них обратил внимание и бизнесмен Эл, мормон. Он ждал того же рейса и сидел недалеко от них. Он старался незаметно наблюдать за ними и потому всякий раз отводил взгляд, когда они смотрели в его сторону. Эл был очень тактичный человек и никогда бы не стал так пристально наблюдать за кем-либо. Слишком поздно ему стало ясно, что молодая пара уже обратила внимание на его пристальные взгляды. Молодой муж вдруг закрыл Библию, поднялся и двинулся в сторону незнакомца…

За пару месяцев до этого Эл посетил нас. Он был успешным бизнесменом в западной Монтане и жил неподалеку от нас. В наш дом он пришел с двумя миссионерами-мормонами. Я предполагаю, что цель их визита состояла в том, чтобы рассказать мне об их церкви, Церкви Иисуса Христа Святых последних дней, но Господь, видно, имел другие намерения.

Эл пришел в восторг, услышав о нашем образе жизни, цели деревенской жизни и о нашем понимании Евангелия. Во время разговора мы быстро нашли общий язык, что положило начало нашей прочной дружбе. Во время беседы двое его коллег замолчали, и было видно, что им становилось не по себе, потому что из-за интереса к нашей религии Эл испортил цель их визита. На меня Эл произвел впечатление: независимый мыслитель, не стыдящийся поставить под сомнение свою веру и свои ценности! Эта редкая черта характера была очень симпатична мне, и я твердо решил поддерживать с ним контакт, насколько это было возможно.

Однажды я был неподалеку от его рабочего места и решил его навестить. Он был искренне рад видеть меня и после приветствия сразу же рассказал о случае в аэропорту.

— Извините меня, сэр,— сказал юный пастор, подойдя к Элу. — Я заметил, как вы изредка поглядываете в нашу сторону. Можно мне задать вам вопрос?

— Да, пожалуйста, — ответил Эл, внутренне ругая себя за то, что помешал юной паре.

— Сэр, если наш самолет упадет во время полета, и все мы погибнем, есть ли у вас уверенность в том, что вы обретете вечное спасение?

— Думаю, что да, — ответил мой друг.

— Звучит не очень уверенно,— констатировал искренний молодой человек. — Вы должны знать это наверняка! Я спрошу вас еще раз так: если вы сегодня умрете, будете ли вы спасены?

— Я не знаю, — честно сказал Эл.

— Послушайте! — сказал проповедник, листая Библию. И он прочел стихи 15 и 16 из 3-й главы Евангелия от Иоанна: «…Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Затем стих 47 из 6-й главы: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную». И еще стих 25 из 11 -и главы: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет».

— Вот! — сказал он с триумфом. — Итак, если сегодня вы умрете, будете ли вы спасены?

— Да, я верю в это, — ответил Эл.

— Тогда вы — христианин и имеете вечную жизнь! — воскликнул молодой пастор, и было видно, что он в своей стихии.

— Вы знаете, — обратился Эл к молодому человеку. — Я восхищен вашим энтузиазмом. Когда я занимался миссионерской деятельностью, у меня было такое же усердие.

— Занимался миссионерской деятельностью! — воскликнул молодой человек. — Вы ходили проповедовать? Может быть, вы мормон? — спросил он с откровенным отвращением.

— Да, — ответил Эл, сбитый с толку внезапной переменой в настроении пастора.

— Почему вы мне сразу не сказали, что вы мормон?

— Вы меня об этом не спрашивали.

— Мне очень жаль, — сказал пастор, — но мормоны не попадут на небо.

Произнеся эти прощальные слова, он развернулся и пошел прочь.

Закончив свой рассказ, Эл медленно повернулся ко мне и сказал:

— Джим, я в совершенной растерянности. Ты не мог бы мне это пояснить?

— Я попытаюсь, — ответил я. Мне было ясно, что он имеет в виду не предосудительное и бестактное поведение пастора, и хорошо, что Элу хватило такта проигнорировать некомпетентный приговор молодого человека. Нет, он пытался решить острую проблему — можно ли на самом деле знать, спасен он или нет.

«Господи, — мысленно молился я, — дай мне мудрость и помоги найти слова, чтобы я мог исчерпывающе ответить этому человеку. Помоги преодолеть имеющиеся препятствия из-за принадлежности к разным религиозным течениям!» Затем я обратился к Элу:

— Дай мне, пожалуйста, листок бумаги, я хочу проиллюстрировать тебе это. Эл дал мне бумагу, я взял свою ручку и начал:

— Эл, христианская жизнь состоит не из вероучений, реформ или принадлежности к церкви. Скорее всего христианская жизнь — это принятие ряда решений. Когда Бог озаряет наш ум новым светом или истиной, у нас всегда есть выбор. Мы можем выбирать: хотим мы подчинить нашу волю Божьей или нет. Если я выбираю Божий путь, тогда я принадлежу Ему. Скажем, в течение жизни мы должны принять сто решений, — сказал я, написав при этом на листе бумаги число 100. — Ты помнишь историю разбойника на кресте? — спросил я его.

Он кивнул, и я продолжал.

— Итак, разбойник знал о христианской жизни совсем немного. Допустим, он определенно знал лишь десять принципов христианской жизни. Но эти десять принципов, о которых он знал, он свято хранил, и тем самым был полностью послушен Божьей воле. И Христос мог заверить его в спасении не из-за его больших знаний, но потому, что этот человек принял решение следовать Богу во всем. Если бы он мог жить дальше, то у него была бы возможность духовного роста, и те решения, которые бы он принимал, имели бы всю глубину и широту истинного христианского бытия.

И был еще Каиафа, иудейский первосвященник, желавший смерти Христа. Он знал и понимал многие истины Слова Божьего. Ему было дано достаточно света, и он, например, мог принять семьдесят решений, — сказал я и снова написал это число на бумаге.

— Но, скажем, он лишь в пятидесяти случаях подчинил свою волю Богу. Он мог принять много решений, у него было больше возможностей, чем у распятого разбойника. Но, несмотря на то, что он хорошо знал истину и потому мог принять больше решений, Каиафа воспротивился Богу. Если бы вместо разбойника на кресте висел Каиафа, то его Иисус не смог бы заверить в спасении. Почему? Потому что он не захотел полностью подчинить Богу все, а висящий на кресте разбойник сделал это.

— Эл, — сказал я, — веришь ли ты в то, что Иисус приходил на землю как твой ходатай и выкупил тебя, заплатив страшную цену?

— Да.

— Любишь ли ты Господа всем сердцем твоим и всей твоей душой?

— Да.

— Тогда ты принимаешь посредническую жертву Христа. Это, конечно, хорошо, но само по себе недостаточно. Иисус должен стать Господином твоей жизни. Всегда ли ты, когда тебе предстоит делать выбор или принимать решения, предаешь свою волю Богу? Обрел ли ты мир в Нем?

— Нет, — тихо ответил Эл.

— Тогда ты не принял Христа как Господа. И если ты не считаешь Его своим Господом, тогда твоего желания принять Его как Спасителя недостаточно для того, чтобы обрести в сердце мир с Богом, а также спасение для жизни вечной. Христос — наш Господь и Спаситель, и это нельзя разделить! Понимаешь, Эл, христианская жизнь — это не столько твои знания и поступки, сколько всецелое подчинение твоей жизни, вплоть до малейшей ее частички, воле Божьей. Вся жизнь без остатка распятого со Христом разбойника была подчинена Богу. Поэтому он принадлежал Ему на сто процентов, хотя, возможно, в жизни этого человека были сферы, требующие исправления, о которых он не знал. Но, Эл, если кто-то упорно и сознательно противится чему-то одному, тогда этот протест ведет к тому, что человек начинается противиться Богу во всем, как это произошло с сатаной. И хотя мы очень желаем, чтобы Иисус был нашим Спасителем, и наше сердце, побуждаемое любовью, тянется к Нему, тем не менее, сознательный протест против Божьего водительства, в конце концов, погубит нас так же, как погубил Люцифера.

— Теперь я понимаю, Джим. Я никогда раньше этого не понимал, — сказал Эл, хотя было видно, что ему трудно до конца принять этот новый взгляд на вещи. — Спасибо тебе.

На этом разговор наш подошел к концу. Но к этому я желаю добавить кое-что из библейского повествования о распятии. Это может быть поучительным. В тот день, день распятия, еще двое приняли решения. Один из них — Петр. Он следовал за Христом почти постоянно во время Его земного служения. У него были огромные возможности, и он получил много света. И хотя он был простым рыбаком, его тесное общение со Христом дало ему столько же возможностей для принятия решений, сколько и первосвященнику. Во многих областях своей жизни Петр преуспевал, но в некоторых он не хотел подчинить свою волю Господу. Его желание быть на первом месте, его национальная гордость и упрямство мешали подчиниться Богу. Поэтому он отрекся даже от того, что был знаком со Христом. Он был Его учеником, но пал, потому что не подчинил Иисусу без остатка свою жизнь.

Другой Личностью, Которой надлежало в тот день принять решение, был Христос. Он покорился воле Отца вплоть до смерти, хотя было очевидно, что это далось Ему нелегко. В Гефсимании Он молился: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты… Отче Мой! если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя» (Мф. 26: 39, 42).

Он должен был принять решение так же, как и мы. Если у нас при этом будет такое же отношение, как и у Христа: «не моя воля, но Твоя воля да будет», то наш выбор будет правильным, несмотря на то, что мы можем быть не уверены в этом.

В христианской жизни как раз этот вопрос для многих является очень трудным, потому что быть христианином означает не раз и навсегда принять решение, но минуту за минутой, постоянно предоставлять самого себя и свою волю Богу.

День за днем я должен жить для Христа, и все мое внимание должно быть сосредоточено на Его воле и пути. Многие пытаются достичь этого своей собственной силой. Волевым усилием и со стиснутыми зубами они решаются «освоить» христианскую жизнь, но это всегда заканчивается неудачей.

Как достичь жизни, прославляющей Бога каждый день, каждый час и каждую минуту? Это очень просто. Мы должны жить так, как жил Христос. Каждое утро Иисус находил время для Бога. Начиная новый день, мы также должны найти время, чтобы посвятить себя Ему.

И эта встреча не должна происходить в спешке и суматохе. В этом общении с Богом мы должны действительно слышать, что Он нам говорит. Бог обращается к нам посредством Библии, через природу, через чувства и мысли. После общения с нашим Небесным Отцом и обретения уверенности в том, что ничто не мешает нам слышать Его голос, мы можем полностью положиться на то, что Он будет вести нас.

Оставив тихое место нашего общения с Ним, мы должны иметь абсолютную уверенность в том, что Господь с нами, что в течение долгого дня мы постоянно находимся в Его присутствии. Нужно научиться спрашивать себя: «Господи! что повелишь мне делать?» (Деян. 9:6). Господь хотел бы, чтобы мы знали о том, что мы не одни. В начале и на протяжении всего дня мы нуждаемся в поддержке извне. Научившись прислушиваться к голосу Духа Божьего, мы сможем подчинять нашу волю Его воле и исполнять волю нашего Небесного Отца. Таким образом, в нас исполнятся слова: «…Но живет во мне Христос» (Гал. 2:20).

У нас будут те же соблазны, которым так часто мы поддавались и раньше. Тогда мы пытались побороть их усилием своей воли, и мы либо уступали и падали, либо принуждали себя к послушанию. Такой опыт не приносит ни радости, ни покоя. Сначала я должен принять решение — желаю ли я смириться перед Богом или нет. Если я решаюсь на самоотречение, то мое «я» умирает, борьба выиграна, и Бог снабжает меня всем тем, что мне необходимо, чтобы противостоять соблазну и искушению.

Такой опыт суров и непрост, потому что для этого надо пожертвовать своим «я», но это единственный путь к истинной христианской радости и миру с Богом!

Конечно, Господь не ставит мне отметки за принятие верных решений. Даже желание принять решение отречься от себя — Его милостивый дар. Спасение — также совершенный дар Божий, но наше решение принести себя Ему в жертву дает Богу возможность Своей милостью изменить наши сердца и нашу жизнь. Все это очень важно понимать, потому что многие христиане в действительности живут, объединив свое «я» и Христа. Такой вид христианской жизни подобен раскачивающимся вниз и вверх качелям. Если посредством Духа рождаешься вновь, то в результате этого опыта возникает желание сделать

Христа единственным Господином своей жизни. И только когда единение нашего «я» и Христа рушится, наступает душевный покой. Вот тогда-то мы и узнаем язык Неба и познаем истинное спасение. Нам необходимо просто позволить Христу влиять на принимаемые нами решения и с помощью Его милости и живой веры сказать «да» Господу и «нет» своему «я».

Принимая всякое решение, у нас есть возможность подчинить свою волю Богу и предать Ему наш путь. Библия описывает это как умирание нашего «я». Христос говорит об этом так: «Если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода» (Ин. 12:24).

Как растет зерно? Оно должно быть зарыто, и теперь для своей жизни как растения оно получает силы благодаря смерти. Христиане должны подобно этому зерну черпать силы на Голгофе — не только однажды поднявшись на нее, но постоянно помнить о ней.

Конечно же, мы не можем, как Христос, умереть за грехи, но мы можем умереть для грехов! Об этом писал Павел христианам Галатии: «И уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня» (Гал. 2:20). И он же однажды сказал: «Я каждый день умираю» (1 Кор. 15:31). Конечно, он умирал каждодневно не в прямом смысле этого слова — здесь имеется в виду смерть христианина для своего «эго». Мы призваны считать «себя [наше я] мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6:11).

Принятие решения умертвить свое «я» и подчинить себя Богу описывается в Библии очень часто. Наверное, лучшее высказывание об этом можно прочесть во Втором послании к Коринфянам: «Ибо мы, живые, непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей» (2 Кор. 4:11). Это и есть истинное христианство!

Здесь я хотел бы привести один пример. Недавно я проснулся в привычное время холодным зимним утром и более двух часов изучал Библию и молился.

По утрам я всегда желаю сблизиться с Богом, потому что знаю свои собственные слабости и мне ясно, что вчерашняя встреча с Богом не спасет меня от сегодняшних искушений. Каждое утро перед завтраком мы собираемся всей семьей и просим Господа о руководстве и защите на этот день. Это особенное время связывает нас всех узами любви, и эта атмосфера сохраняется на протяжении всего дня.

После такого короткого семейного богослужения я стоял у окна и смотрел на чудесную картину свежевыпавшего снега. Моя жена пекла вафли, на плите кипела голубика, сиропом которой мы их поливали. Мне очень по душе вафли, а если к ним есть еще и голубичный сироп, то это уже просто праздничная еда! Я принял решение очистить от снега дорогу к дому, пока моя любимая праздничная еда готовилась.

У нас в долине снег выпадает часто и каждую зиму достигает высоты в несколько метров. И убирать его можно по-разному: можно использовать большую лопату, это, конечно, усложняет дело, а можно — снегораспылитель, и это уже проще.

Когда мы сюда переехали, я решил прицепить к моему «джипу» плужный снегоочиститель. Помните, я говорил, что доход у нас тогда был мизерный, и снежный плуг с гидравлическим подъемником стоимостью в три тысячи долларов мы себе позволить не могли. Но при помощи фантазии и инвестиции в шестьдесят долларов на покупку досок я смог смастерить деревянный снегопах и обить его листами жести. Затем я пристроил его к переднему бамперу «джипа» так, что он раздвигал снег по обе стороны дорога, и это экономило время. Я гордился моим самостоятельно сооруженным снежным плугом, и хотя он не был очень красивым, его польза была просто неоценимой!

Итак, я ехал по дороге, наслаждаясь рождественским ландшафтом и новым днем, начатым с Господом, а снег рассыпался по обе стороны от снегопаха. Дорога к нашему дому была длиною чуть больше 500 метров, и я мог видеть, что в том месте, где она примыкала к главной дороге, лежала большая куча снега, вероятно, оставшаяся после ее расчистки.

Я слышал тихий и мягкий голос Божий, предостерегающий меня от намерения пробиться через этот сугроб, но я пренебрег им, ведь я часто справлялся с такой массой снега и мой плуг врезался в сугроб, а затем вылетал на расчищенную главную дорогу. На этот раз в момент, когда плуг был уже в снегу, колёса заскользили по куче, машина наехала на него и застряла, передние колеса повисли в воздухе.

Мой «джип» застрял основательно! К тому же я еще и дорогу заблокировал. Я был очень озабочен, потому что это место находилось как раз перед крутым поворотом, и если кто-то будет ехать очень быстро и вовремя не притормозит, он может врезаться в мою машину. При этих мыслях мною овладел страх. Господь вновь обратился ко мне: Джим, доверься Мне. Да, этим утром я обещал Богу, что все мои решения я стану принимать с Ним. И вот, я должен был вспомнить о своем обещании, и хотя я ненавижу неприятности, тем не менее я вновь пообещал Богу доверить Ему свои мысли и чувства, быстро добавив к этому: «Господь, я в очень опасном положении. Да, движение здесь небольшое, и все же, пожалуйста, сделай так, чтобы никто не врезался в мою машину».

Оставалось одно — я должен был забраться под машину и отцепить от нее плуг. Сделав это, я смог бы съехать вниз с кучи снега и затем вновь прицепить плуг.

Но, лежа под машиной, я тут же опять расстроился и был искушаем поддаться чувствам и отпустить руку Божью. Знаете, когда расчищаешь свежий снег, а потом лежишь под горячим мотором, то снег, налипший под машиной, тает, и чувствуешь себя, как под душем, потому что вода стекает на лицо и за воротник. Но хуже всего то, что вода попадает в глаза, и это достаточно неприятно, даже если это талая вода чистого снега. Но эти капли воды содержали в себе техническое масло. В этот момент у меня был большой соблазн пожалеть себя.

Доверяй Мне — побуждал меня голос Божий.

«Но, Господь, — отвечал я, — мне не нравится такое состояние!»

Джим, дело не в том, нравится тебе это или нет, а в том, готов ли ты и в этой трудной ситуации полностью довериться Мне.

Знаете, самоотдача — это основной момент учения Христа. И я должен был еще научиться понимать это.

«Хорошо, Господи, Ты можешь взять эту ситуацию под Свой контроль, — ответил я. — Только не допусти, чтобы на меня наехали».

И в этот миг я услышал шум приближавшейся машины. «Только не это!» — подумал я. Пытаясь как можно скорее выбраться из-под машины, я ударился головой о мотор. Это был сильный удар, от которого я набил шишку. «Господи, — сказал я. — Это нечестно, и это мне не нравится!»

Доверь свои чувства Мне, Джим. Положись на Меня — Я с тобой.

И вновь я должен был принять решение и вновь благодаря милости Божьей одержал победу над своими мыслями и чувствами. Ведь доверие Богу — это не только вера в Него, но и послушание Его воле ежедневно, ежечасно и ежеминутно.

Я видел приближавшуюся машину, и, когда она остановилась, из нее вышли двое мужчин. Это были охотники. Они решили посмотреть, что случилось. С ухмылкой взглянув на самодельный плуг и на мое несчастье, они даже не поприветствовали меня! Мне очень хотелось высказать им своё мнение, но Господь вновь обратился ко мне и попросил доверить чувства Ему.

— Почему ты не приобретешь себе нормальный плуг? — спросил один из мужчин.

Я почувствовал, как во мне растет неприязнь. Моя плоть хотела «встать на дыбы» и вступить в словесную перепалку, но Иисус вновь призвал меня отдать Ему эти чувства, и верой, и Его благодатью я решил предаться Ему. Евангелие очень просто. Оно призывает сказать Богу «да», а себе самому — «нет». Это и есть вера в действии.

— Посмотрите, — обратился я к мужчинам. — У меня проблема. Вы не могли бы прицепить цепь к плугу и вытащить его своим «джипом» ? Тогда я смог бы опять приладить его к моей машине и исчезнуть с этой дороги, чтобы вы смогли продолжить свой путь.

Они согласились, и через несколько минут все было закончено. Я поблагодарил их, они уехали, и тут пришел мой младший сын. Жена знала, сколько приблизительно времени нужно, чтобы расчистить подъезд к дому, поэтому она предположила, что что-то случилось, и послала Эндрю посмотреть. Но он мог лишь увидеть, что все было в порядке, и спросил:

— А что случилось?

— Это длинная история, — ответил я.

— Ну, хорошо, главное, что с тобой все хорошо,— сказал Эндрю. — Я пойду к соседям — они уехали, а я обещал им, что покормлю их Оди.

Я чувствовал себя так, будто только что принял участие в войне и выиграл ее. Было девять часов утра, а я уже выбился из сил. В прошлом мне было достаточно лишь маленькой неприятности, чтобы оставить Иисуса и дать волю своему «я». С грустью я мог констатировать, что если бы поддался депрессии, то по привычке выплеснул бы негативные чувства на жену и детей. Я был бы в плохом настроении и испортил бы настроение им. Вот так грех управляет нашей жизнью и делает несчастными нас и наших близких.

— Эндрю, — сказал я, — садись в машину, я отвезу тебя. Ты покормишь собаку, а я расчищу дорогу соседей. Когда они вернутся домой, то будут рады, что не надо убирать снег лопатой.

— Здорово! — воскликнул Эндрю, и мы поехали к соседям напротив. У них был длинный, извилистый подъезд к дому. Когда я расчищал снег у самого дома, плуг вдруг застрял между четырьмя бревнами, лежащими у дороги.

Я опять прочно «засел»! Из-за плуга невозможно было ехать ни вперед, ни назад, и я подумал о том, что было большой ошибкой встать сегодня утром с постели. Но я решился вновь подчинить Господу мои мысли и чувства. Ведь только когда мы скажем твердое «нет» нашему «я» и будем уповать на Бога, только тогда мы научимся управлять нашей христианской жизнью!

— Эндрю, — наконец произнес я, — ты иди кормить собаку, а я «радирую» маме, чтобы прислала к нам Мэтью с пилой. Мы уберем эти бревна и сможем наконец поехать домой.

Эндрю убежал, а Салли обещала тотчас же прислать Мэтью. Я вышел из машины, чтобы оценить положение, и обнаружил, что одно колесо спустило.

— Господи, это уже слишком. Спустило колесо! — завопил я и теперь явственно услышал издевательское предложение сатаны: «Сдавайся! Не стоит больше сопротивляться!» Но тут же пришла подбадривающая мысль от Господа: Ты не должен давать волю чувствам, Джим. Ты можешь принять решение крепко держаться за Меня, если этого хочешь.

«Хорошо, Господи. Я даю возможность действовать Тебе, потому что я уже очень устал». Принеся домкрат, я стал менять колесо, и тут вернулся Эндрю.

— Оди не пускает меня в дом, — кричал он.

Я хотел было уже возмутиться тем, что возникла еще одна проблема, но снова почувствовал Божье указание сохранять спокойствие и спокойно говорить с сыном. Мэтью должен был уже подойти, но его не было видно. Опять появилось искушение уступить всевозможным плохим мыслям. По-моему, он должен поспешить, особенно учитывая то, что он мне очень нужен.

Джим, — звучал нежный Божий голос в моих мыслях, — предай эти мысли Мне. До сих пор у тебя это получалось. Не уступай. Я никогда не оставлю и не покину тебя. Пожалуйста, и ты не оставляй Меня, Джим.

«Да, Господь, я только пойду посмотреть, где он».

Мы пошли по дороге и увидели запыхавшегося, с пилой в руках Мэтью. Было видно, что он, очевидно, хорошо поработал, потому что вспотел и с головы до ног был в опилках.

— Отец, я спилил все сучья над нашей дорогой и…

— Все ясно, сынок, — сказал я. — Мы поговорим об этом потом.

Ни при каких обстоятельствах я не мог позволить себе разговаривать об этом с сыном в моём теперешнем состоянии. Божье руководство было ощутимым. Пила была здесь, и я уже почти ощущал вкус моих любимых вафель.

— Мэтью, — сказал я, — садись за руль, а я пойду вперед и распилю деревья на части, чтобы убрать их с дороги.

Вскоре путь был свободен. Потом я сказал сыновьям:

— Я расчищу снег перед гаражом, а ты, Мэтью, пойди с братом в дом и помоги ему накормить пса. Оди знает тебя очень хорошо, и я уверен, что он впустит тебя в дом.

Убирая остатки снега, я увидел, что у детей возникли трудности. Пес не пускал их на крыльцо, чтобы они могли дать ему корм.

— Он не дает нам войти, — сказал Мэтью.

Моментально у меня появилось желание вспылить и ответить: «Вы хоть что-нибудь можете сделать без меня?» К счастью, Господь не оставил меня, Он все еще был здесь и взывал к моему сердцу. Дьявол тоже был тут как тут и подстрекал: «Давай, уступи, давай!» Голос Божий нашёптывал: Будь со Мной, Джим. Держись за Меня крепко. Ты не должен оставлять Меня и говорить слова, о которых потом пожалеешь. Итак, мы не должны давать волю чувствам, и этот выбор всегда остается за нами.

— Послушайте меня, ребятки, — сказал я, — я сейчас схвачу пса, и когда он будет у меня в руках, вы бегите в дом и как можно скорее поставьте ему еду и воду. Потом мы пойдем завтракать. Я очень голоден!

И про себя добавил: «Господи, не допусти, чтобы пес покусал меня. Это будет для меня уже действительно слишком».

Оди — это не маленький игрушечный пудель. Он принадлежит к породе охотничьих собак, и, соответственно своей породе, он крепкий и выносливый пес. Я плотно обхватил его за шею, а он хрипел и сопротивлялся, как только мог. Мои сыновья еще никогда не двигались так быстро, как в этот раз. В один момент мы покинули дом соседей. Как только я отпустил пса, он подбежал к своей еде и начал есть. Заперев входную дверь, я устало забрался в машину.

— Ты держишься молодцом, отец! — подбодрили меня сыновья.

Никто не понимает нас и переживаемые нами трудности лучше, чем мы сами. Моим детям было ясно, что обычно их отцу хватает и небольшого количества проблем, таких, как случились этим утром, чтобы потерять самообладание.

— Да, благодаря нашему Господу, — выговорил я тихо. — Но я устал. Я чувствую себя так, будто сегодня утром я участвовал в Первой мировой войне, во Второй и во Вьетнаме тоже. Слава Богу, все миновало, все позади, — добавил я, подъезжая к нашему дому.

В Ам. 5:19 говорится о человеке, испытавшем множество бед. Он спасся от льва, и затем ему встретился медведь. Когда он убежал от медведя и пришел домой, змея ужалила его. Что-то вроде этого случилось со мной этим утром. Я ушел от льва, убежал от медведя, а знаете, что меня ожидало дома?

Да, правильно, — змея. Христианин никогда не может расслабиться и сказать, что он со всем справился. Потому что как раз в этот момент дьявол хочет уязвить нас, ведь он знает, что мы устали и хотим отдохнуть! Слова «Слава Богу, все миновало» еще звучали на моих устах и дом наш уже был виден, как отвалилась нижняя часть плуга.

«Господи, — произнес я тихо, — это нечестно! Я устал. Я уже почти чувствовал запах вафлей, а теперь у меня еще одна проблема». Ты прав, Джим. Трудности, которые были у тебя сегодня утром, — все это нечестно. Так же, как и то, что Я оставил небо, чтобы умереть за твои грехи. Джим, то, что это было нечестно, не имеет никакого отношения к делу. У тебя есть выбор! Это может быть нечестно, но вопреки этому ты можешь довериться Мне и одержать победу.

«Да, Господи»,— согласился я. Я принес из гаража молоток и гвозди, Эндрю снегораспылителем расчистил снег перед гаражом, а Мэтью пошел в дом помочь матери. Прибив доску, чтобы снег не собирался внизу плуга, я вновь прикрепил его на своё место и поехал к дому. Приближаясь к гаражу, я увидел, как Эндрю тащит в угол снегораспылитель. Но ведь его не надо тащить, у него есть двигатель! Это могло означать лишь одно — он был сломан! Я был просто не в состоянии пережить еще одну проблему. Я чувствовал себя разбитым и ослабевшим — сахар в крови снизился. Пошатываясь, я двинулся в сторону Эндрю и слышал, как Господь взывал ко мне и просил меня довериться Ему. Вместо этого я решил взорваться! Я поддался моему настроению и сурово, со злостью спросил: «Кто это сделал?!»

Эндрю тотчас же остановился и не отвечал. Мэтью и Салли вышли на крыльцо, чтобы позвать нас к завтраку, поэтому видели и слышали все, что случилось. Я подошел к снегораспылителю и опустился на колени, чтобы установить причину поломки.

В сердце я слышал Бога, взывавшего ко мне: Вернись, Джим, приведи все в порядок!

Но мне не очень хотелось это делать. Осмотрев лопасти, я обнаружил, что отсутствовал специальный винт, поддерживавший соединение скоростей с двигателем. Так как мы жили далеко от города, у меня на дорогу ушло бы три часа. Я закрыл глаза и тихо произнес: «О, Господи, если у Тебя еще есть милость для меня, то будь милосерден и прости мне…» Открыв глаза, боковым зрением я увидел в стороне на снегу маленькое черное пятно — это был… винт. Господь помог мне разглядеть его, покрытого сорока сантиметрами свежевыпавшего снега, на расстоянии четырех метров. Как же добр Господь, Которому мы служим! Прикрутив винт на место, я пошел в дом, чтобы наконец-то позавтракать с семьей.

На моем лице была улыбка до ушей, а мои домашние глядели на меня скептически, и я мог отчетливо прочесть их мысли: «Как ты можешь сидеть и улыбаться, когда мы все тебя видели. Мы видели, как ты снова потерял самообладание».

— Вот что, — обратился я к ним. — Я знаю, что вы спрашиваете себя, отчего это я такой радостный. Но сегодня, под натиском трудных обстоятельств, я держался за Иисуса так, как никогда раньше. Сегодня в разных ситуациях я смог одержать победу над досадой и злостью. Такого не было еще никогда в моей жизни. Да, я знаю, что я «взорвался», но мне не понадобилось много времени для того, чтобы вернуться к Богу. Я попросил у Него прощения сразу же. И сейчас я хочу попросить прощения и у вас. Я радуюсь не своему падению, а тому, что вижу, как Бог работает надо мной, и я знаю, что Он, начав эту работу, сможет завершить ее!

Слава Богу — обстоятельства не контролируют нас! Если мы научимся в любой ситуации обращаться к Иисусу, тогда такие решения станут привычкой, а привычки образуют наш характер.

В качестве примера я хочу рассказать об одном событии, случившемся во время нашего посещения острова Сан-Круа.

Жители острова, принадлежавшего ранее Дании, сохранили множество европейских обычаев. Больше всего на нас произвело впечатление левостороннее движение транспорта, или, как мы привыкли — езда по встречной полосе. В аэропорту мы получили напрокат автомобиль, и, остановившись на обочине, я попросил жену и детей во время езды помочь мне, так как абсолютно все тут было «неправильно». Это была сложнейшая ситуация из всех, какие я могу припомнить, ведь надо было постоянно принуждать себя не выехать на привычную сторону дороги.

По прошествии тридцати дней я с удивлением обнаружил, что могу ехать без желания занять правую сторону дороги. Образовалась новая привычка, и езда по левой стороне дороги стала нормальным и простым делом. И мы уже спрашивали себя, не возникнет ли у нас трудностей с вождением, когда снова вернемся в Соединенные Штаты. Трудностей не было, мы ездили, как и раньше!

Из этого можно вынести урок, который применим и в христианской жизни. Мы привыкли относиться к Богу определенным образом, поэтому нам трудно изменить эту привычку. Многим новообращенным такая жизнь кажется трудной и ужасной, поэтому они склонны все оставить. Если же они держатся и не уступают, то вскоре замечают, что им с каждым днем легче вверять свои пути Господу!

Точно так же, как мы поняли, что в Штатах мы можем ездить привычным образом, так и христианин поймет, что он в любое время может вернуться к своей греховной жизни. Бог ценит свободу нашего выбора, Он никогда не лишает Своих детей этой возможности. Но от свободы выбора зависит как наша вечная судьба, так и наше вечное счастье. Прибежище в Боге означает постоянное доверие Ему во время принятия всех решений до тех пор, пока эта привычка не станет чертой нашего характера и мы станем принадлежать Богу полностью.


Глава 5 из 14« Первая«456»Последняя »