Пастырь

«Я есмь пастырь добрый; пастырь добрый полагает жизнь свою за овец; а наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка и оставляет овец и бежит, и волк расхищает овец и разгоняет их; а наемник бежит, потому что наемник, и нерадит об овцах. Я есмь пастырь добрый, и знаю Моих, и Мои знают Меня» (Ин. 10:11-14).

«Пастырей ваших умоляю я, сопастырь и свидетель страданий Христовых и соучастник в славе, которая должна открыться: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду, — и когда явится Пастыреначальник, вы получите неувядающий венец славы» (1 Пет. 5:1-4).

Пастырь — это пастух духовный, христианский священнослужитель (В. Даль).

«Я есмь пастырь добрый» (Ин. 10:11), — сказал о Себе Господь наш Иисус Христос и этим охарактеризовал все Свое земное служение.

Любовь есть сущность и главное условие подлинного пасторского служения. Подлинный пастырь — не господин, а только слуга своей паствы; слуга в смысле нежной, радостной заботы и любвеобильного о ней попечения.

Ничто так не уподобляет христианского пастыря Иисусу Христу, как его многообразное и постоянное попечение о стаде: пасти голодных, отыскивать заблудших, врачевать больных, перевязывать раненых, защищать слабых, усмирять буйных

В Ветхом Завете пастырь занимал свое место у жертвенника и алтаря, а в Новом завете — у кафедры и на всяком месте его ежедневного служения ближним.

Сущность служения Иисуса Христа в Священном Писании выражена тремя словами: «Он ходил, благотворя» (творя благо) (Деян. 10:38). Пасторское служение без любви, доброты и подлинной духовной власти не только трудно, но и бесплодно.

Христианский пастырь есть слуга Божий, он — раб, ожидающий скорого возвращения своего господина и в Его отсутствии исполняющий порученное ему служение.

Пастырь — брат во Христе. Общаясь с членами церкви, пастырь должен не только знать, но и постоянно чувствовать, что, являясь слугой Божиим, он остается только братом во Христе. Там. где отсутствует сознание этого братского равноправия и братолюбия, — там не избежать пастырю своего ложного самоуничтожения.

Христианский пастырь есть друг мытарей и грешников. Только Дух Святой может научить пастыря, как подойти к тем, кому он призван Богом проповедовать Благую Весть спасения. Только Он один может дать пастырю способность чувствовать себя в людской среде так, как чувствует себя отец среди родных детей, неизменно внушая авторитет и уважение, вызывая любовь и радушие, располагая их к доверию и откровенности. В чем же собственно заключается смысл и назначение пастырского служения, как не в том, чтобы снизойти к людям и, став их другом, духовно помочь им, наставляя их в вере, ободряя в испытаниях и предостерегая в опасностях.

Пастырь, являясь мудрым советником, дает мудрые советы; в скор-бях выражает сочувствие и утешает; с нежностью и любовью матери поднимает духовно упавших, укрепляет ослабевших; с долготерпением отца вразумляет, увещевает пасомых.

Пастырь, призванный Богом на служение, пройдя через скорби, беды и духовные потрясения, всегда сохраняет уверенность в торжестве Христовой истины и никогда не утрачивает желания спасать грешников.

Франциск Ассизский в своей молитве просил: «Господи! Сделай из меня орудие Твоего мира. Чтобы там, где царит ненависть, я внес бы любовь; там, где есть обида, я внес бы прощение; где наблюдается несогласие, я внес бы союз; где есть заблуждение, я внес бы истину; где есть сомнение, я внес бы веру; где царит безнадежность, я принес бы надежду; где все лежит во мраке, я принес бы свет; где обладает печаль, я принес бы радость.

О Учитель! Да ищу я быть утешенным только для того, чтобы самому утешать других, да ищу я быть понятым, чтобы самому понимать; быть любимым, чтобы любить; ибо так отдавая — получают, расходуя и теряя себя — находят, прощая других — бывают сами прощены, умирая — воскресают к вечной жизни».

Таков путь истинного христианского пастыря.

Истинный христианский пастырь глубоко переживает духовные нужды окружающих его людей. В этих переживаниях он воспринимает людские страдания, их духовные заблуждения и нищету, как свои собственные. Он имеет сострадание и безграничную симпатию ко всем погибающим в грехах, пороках и беззакониях. Пастырская духовная зрелость определяется не чем иным, как только этим. В служении Иисуса Христа эти высокие чувства зрелости неоднократно выражались двумя словами: «увидев… сжалился» (Лк. 7:13). Сострадание Иисуса Христа к людям было не только на словах, но и на деле; сострадание деятельное, идущее в деле спасения погибающего грешника на Голгофу.

Там, где такое личное участие в судьбе ближнего отсутствует, никакая способность и одаренность пастыря не сделает его духовно зрелым. Отсутствие подобной проникновенности в чужое горе и нужду делает призвание пастыря бесцельным.

Пастырь должен обладать особым и редким в наши дни даром — даром исключительной сердечной общительности с людьми. Ему надлежит быть человеком с открытым для всех сердцем, предупредительным, любезным, внимательным, радушным, везде подчеркивающим свое искреннее влечение к настоящей дружбе.

Известный объем высоконравственных, моральных, интеллектуальных и духовных качеств должен отличать и выделять личность пастыря. Пастырский характер должен совместить здравомыслие и сообразительность, расторопность и сдержанность, энтузиазм и самообладание, причем все эти качества должны быть неразрывно связаны с естественной искренностью, неподдельной простотой, самым большим радушием и сердечной любовью, располагающей даже людей замкнутых к живому отклику. Если все эти ничем не заменимые качества отсутствуют у желающего пасторствовать, он должен знать и помнить, что он никогда не сможет пользоваться у людей должным доверием к себе и достигать желаемых успехов. Совершать пастырское служение в таких условиях — все равно что везти опрокинутую вверх колесами повозку.

Пастырю самому нужно, прежде всего, быть примерным христианином, который сам от всего сердца верит во все то, что проповедует другим. Истинный пастырь должен быть примером подлинной: христианства.

Достижение пастырского положения — не цель, а только средстве к цели. И только молитвенное созерцание пастырем бесподобного примера Пастыреначальника поможет молодому служителю постоянно помнить, как мало еще пройдено им, и как труден и, возможно, далек его дальнейший путь.

Пастырь должен приучить себя к планомерному труду, приобрести навык справляться с целым рядом новых требований, возникающих во время его служения.

Пастырь не имеет права уклоняться от принятых на себя обязанностей под тем или иным предлогом, поддаваться гнетущему настроению, подчиняться сложившимся обстоятельствам, уклоняться от самопожертвования, уйти от самодисциплины и превратиться профессионального служителя алтаря.

Пастырь должен иметь тихий час регулярного молитвенного общения с Господом.

Без углубления в Слово Божие и молитвы пастырь не может иметь общения с Богом, а без общения с Ним он не может долго оставаться истинным мужем Божиим.

Пастырь, при всей своей загруженности, должен всегда находить определенное время для чтения Слова Божия и молитвы.

Молитва есть артерия жизни христианина. В жизни и служении пастыря все должно быть овеяно молитвой и ничто не должно уйти или миновать молитву.

Молитва — это естественное дыхание возрожденной души. Нет более серьезной и постоянной борьбы в жизни пастыря, как борьба за молитвенный тихий час, и поражение пастыря в этой борьбе бывает всегда роковым.

Молитва помогает пастырю смотреть на все вещи правильно и разрешать встречающиеся проблемы мудро. Она исцеляет сердечные раны, услаждает горечи, предохраняет от разочарований, уныния и лени, гордости, грубости, легкомыслия и формализма. Некто сравнил атмосферу молитвы с атмосферой некоторых островов океана, при которой смертоносные паразиты не могут жить.

Молитвы, возносимые пастырем на богослужениях, всегда должны быть искренними и сердечными. И для того чтобы достойно и с благоговением молиться на богослужениях, пастырю необходимо ежедневно быть прилежным молитвенником.

Тихий час предназначен не для систематического изучения Библии или поисков материала для воскресных проповедей, но исключительно для чтения Слова Божия, для размышления и проникновения в духовный смысл прочитанного, для самоанализа, самоуглубления и молитвы.

Тихий час пастырского молитвенного уединения нужно рассматривать как беседу раба со своим Господином.

Библия и молитва должны быть у пастыря всегда на первом месте. Любая книга может убедить нас, что человек — погибший грешник; но одно лишь Слово Божие убеждает нас, что есть Тот, Кто спасает погибших грешников. Только Библия открывает человечеству истинный и полный путь Божьего спасения, и нет другого откровения, которое заменило бы эту божественную книгу. Поэтому изучение Слова Божия должно протекать в духе благоговения, веры, глубокого размышления и молитвы.

Пастырь, который находится под действием и водительством Духа Святого, и сам насладится жизнью в Боге, и другим поможет прийти ко Христу. Ибо жизнь, сокрытая в Боге, не сможет быть сокрытой от людей.

Исполнение Духом Святым — вот на что пастырь должен обратить главное внимание, работая над самим собой.

Пастырь призван являть собою Иисуса Христа. Поэтому вполне естественно, если члены церкви хотят видеть в лице своих пастырей несравненно лучших христиан, чем они сами.

Запальчивость, горячность, суетливость, вольность, кривляние и шутовство — недопустимы в личной пастырской жизни.

Один высокомерный взгляд, легкомысленное замечание, самонадеянный ответ могут свести на нет даже заслуживающий внимания труд пастыря.

Пастырю следует постоянно помнить, что Слово Божие — это хлеб для души, и духовная жизнь зависит от того, насколько она насыщена небесным хлебом. Он не сможет духовно насыщать Других, если его собственная душа живет впроголодь.

Проповедовать ради денег, искать многолюдной паствы из-за большого дохода, жениться ради приданого, дружить только с людьми влиятельными и зажиточными и чуждаться простых и бедных, заискивать у тех, от кого надеешься получить, и вести себя высокомерно с теми, кто нуждается в церковной помощи, — все эти и подобные им поступки должны навлечь на недостойного пастыря заслуженное им осуждение и лишить его права именовать себя служителем Иисуса Христа

Пастырь должен быть для каждого члена церкви родным и близким человеком. Любой ценой ему нужно избегать не только ссоры, но и малейшего огорчения своего собеседника, не жестикулировать, не волноваться, не суетиться и не поддаваться своему настроению.

Пастырь может помочь духовно другим только тогда, когда сам умиротворен и находится в должном духовном состоянии.

Дело Божие у пастыря всегда должно быть на первом месте, прежде и превыше всего. Он — «воин Христов»; какая может быть польза от солдата, который не подчиняется своему командиру? И каких побед можно ожидать от армии, состоящей из подобных солдат? Воин Христов, сознательно и добровольно посвятивший себя Иисусу Христу, с радостью готов идти туда, куда призывает его Господь, и в точности выполнять все Его повеления.

Повиновение и покорность Духу Святому были отличительной чертой служения апостолов. И в наши дни послушание Духу Святому должно быть главным стимулом пастырского служения.

У пастыря должен выработаться навык смиренно принимать от Господа повеления и точно исполнять их. Истинное послушание при исполнении Богом порученного дела выражается, как обычно, в точности.

Опасность для современного пастыря заключается в том, что он так же, как и другие, способен стать ярым приверженцем той или иной христианской группировки, того или иного объединения, движения, союза или общества и, ревнуя об успехах только своей организации, перестать считаться с интересами и правами всех остальных, здраво стоящих в вере организаций. В таких печальных случаях, когда пастырь стал на путь лицеприятной ревности, он, не задумываясь над тем ущербом, какой причиняется церкви, унижает и поносит все другие группы, кроме своей.

Пастырь лишен всякого основания надеяться на успех в служении без постоянной работы над собой.

Пастырь, который больше всего заботится о своем здоровье и репутации, чрезмерно — о деятельности сердца, напряжении нервов, голоса или зрения может быть милым и уважаемым «служителем культа», но не самоотверженным служителем Христовым

Постоянно, ревностно и верно служить Господу Иисусу Христу, исполняясь Духом Святым, — таков путь истинного христианского пастыря

Кафедра — это своего рода пастырский трон. И когда пастырь отрекается от своего трона, тогда ничто уже не может удержать пастыря на его прежней духовной высоте: ни дела милосердия, ни забота о ближних, ни ревностное участие в культурных, просветительских и социальных организациях.

Все то, что пастырю надлежит проповедовать, заключается в одном слове — спасение. Оно должно быть полным или никаким. Оно не может быть частичным и временным. Оно может быть только полным, совершенным и вечным.

Пастырь обязан примером лично жизни свидетельствовать и подтверждать достоверность проповедуемого им духовного возрождения.

Проповедь должна быть всегда простой, и вместе с тем серьезной, увлекающей слушателей ввысь, но близкой к реальной жизни, освещающей и обогащающей ум и согревающей и умиляющей душу. Стремление пастыря блеснуть своей начитанностью и знаниями кто-то сравнил с пастухом, который кладет овцам очень вкусную пищу, но кладет ее выше их голов, так что они не могут достать и остаются голодными.

Тщетный труд, бесполезная трата времени, напрасная работа, если пастырь проповедует Слово Божие без любви.

Пастырское попечение о людских душах можно сравнить только с родительской заботой о детях.

Для успешного удовлетворения духовных нужд верующих пастырю надо знать их.

Пасторское равнодушие к людским нуждам всегда бросается в глаза, и верующие, как обычно, не прощают пастырю его равнодушия.

Если пастырь является «Христовым благоуханием», он всегда приносит с собою «ароматы неба» всем тем, кто с ним общается.

Пастырь, красноречиво говорящий о любви, должен быть сам, прежде всего, любвеобильным.

Пастырство и вражда с людьми так же несовместимы, как огонь и вода.

Назначение пастыря не только в том, чтобы водить свое стадо на «злачные пажити и к водам тихим», но и оберегать его от грозящих опасностей — внешних и внутренних.

Пастырю надо всегда помнить о том, что «цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры» (I Тим. 1’5). Увещевать кого-либо — значит уговаривать, наставлять на верный путь, склонять, убеждать, доказывать и советовать.

Пастырь, который предпочитает делать все сам, потому что «так аккуратно и так хорошо никто другой сделать не сможет», — обрекает церковь на бесплодие, разочарование, апатию, на многие другие заболевания и на развал.

Пастырь, предъявляющий требования живого свидетельства об Иисусе Христе членам церкви, а сам оказывающийся в роли простого погонщика, никогда не достигнет успеха в созидании церкви.

Пастырь, стремящийся оправдать свое высокое назначение, легко достигнет желаемых результатов, если будет иметь терпение, осторожность и родительскую снисходительность.

С инакомыслящими пастырь, как никто другой, должен являть пример христианской веротерпимости. В беседах с инакомыслящими ему надо искать не того, что разъединяет с другими, а что соединяет; указывать не на то, в чем разница, а на то, в чем сходство.

Имя «евангелист» указывает на главную жизненную цель пастыря, которой он сознательно посвятил себя: нести миру весть об Иисусе Христе — Евангелие.

Гордость всегда подстерегает на пути к власти, но Бог не поощряет горделивых на Свое служение. Скорее, Он противится им. Но пастырям, готовым к унизительному служению и обладающим смиренным сердцем, Он оказывает большие милости.

Пастырь должен поучать тех, кто ему поручен, и его поучения должны подтверждаться личной жизнью.

Задача пастыря состоит в том, чтобы показать людям Божие долготерпение, любовь и милосердие.

Только любовь дает пастырю способность проявить себя в полноте, только она делает его отзывчивым, приветливым, общительным, внимательным, терпеливым и готовым на всякое доброе дело. ^

Пастырь имеет несколько основных задач:

1. Организовать общение, привлечь членов церкви в одно стадо.

2. Пасти овец, проявляя заботу и нежность к слабым членам.

3. Помогать членам церкви в их служении Господу.

4. Доносить Слово Божие и Иисуса Христа до слушателей. Для этого убеждения, взгляды, понятия и жизнь пастыря должны быть основаны на Священном Писании

5. В каждой проповеди стремиться к простоте ясности мыслей на уровне слушателей.

Служители Евангелия должны помнить, что Дух Святой горит одним желанием — всюду являть Иисуса Христа.

Во всех случаях, когда надо посылать новых служителей на дело евангелизации мира, мы возлагаем наше упование на организации, жертвователей, церкви, общества и так далее. Иисус Христос все это ставил в полную зависимость от молитвы. Он сказал: «Итак молите Господина жатвы, чтобы выслал делателей на жатву Свою (Мф. 9.38).

При избрании служителей Церкви мы часто обращаем основное внимание на их красноречие. Для Иисуса Христа молитвенная жизнь пастыря была важнее всех имеющихся даров и талантов. К данному выводу мы приходим в силу того, что Иисус Христос учил апостолов молиться; но учил ли Он их проповедовать — об этом Евангелие умалчивает.

Учитель действует на ум, пророк говорит к совести, пастырь говорит К сердцу.

Учитель представляет истину, согласно свидетельству Слова Божия, пророк применяет ее к совести, пастырь же Церкви следит за применением этой истины в личной жизни христианина.

Пастырь, не переживший рождение свыше, есть не более как слепец, пришедший на кафедру оптики, читающий лекции о законах зрения, рассказывающий своим слушателям о мягких оттенках и нежных переходах света и теней, а сам в то же время находящийся в полном мраке. Как он может вести путников по пути, которого сам не знает, или вести корабль в пристань, совершенно не знакомую ему? Как он может наставлять других в том, в чем сам — полный невежда? Он — лишь облако без дождя, дерево, производящее одни только листья. Лучше совсем уничтожить все проповеднические кафедры, нежели возводить на них людей, совсем не понимающих и не признающих того, чему они учат.

Пастырю надо всегда помнить, что вся его деятельность тесно связана с его личным благочестием и любовью к Господу и пастве.

Труды пастыря могут быть выполнены лишь настолько хорошо, насколько сильна и благочестива его личная христианская жизнь. Мы можем хорошо исполнять свое дело лишь тогда, когда у нас самих все обстоит благополучно. Каков работник, такова будет и работа. Бороться с врагами истины, защищать твердыни веры, управлять Божиими людьми, утешать скорбящих, назидать праведных, руководить слабыми, терпеливо направлять своенравных, покорять души и воспитывать их — все эти и подобные им труды могут быть исполнены лишь людьми одаренными Господом большим духовным мужеством. Итак, просите силы у всесильного Господа, просите всего у Бога, от Которого все исходит.

Пастырь обязан заботиться, чтобы его личное поведение во всех отношениях вполне соответствовало его званию.

Рассказывают об одном проповеднике, который хорошо проповедовал и так плохо жил, что все говорили о нем: «Когда он стоял на кафедре, то ему не следовало бы сходить с нее, а когда он был не на кафедре, то ему не подобало бы никогда восходить на нее».

Да избавит нас Господь от такой действительности! Да не будем мы служителями Бога и алтаря и орудиями велиара вне храма Божия! Пусть лучше мы, как говорил Григорий Богослов о Василии Великом: «Гремим нашими проповедями и блистаем нашею жизнью».

Двуличным людям не доверяют. Не верят и тем, у кого дела не соответствуют словам. «Дела громче слов», — говорит немецкая народная мудрость, и самые красноречивые слова проповедника затемняются его плохой жизнью.

Строить, в настоящем смысле этого слова, мы можем лишь нашими руками; наша жизнь должна более поучать, нежели наши слова.

Христианская чистота и святость есть лучшее украшение пасторского звания.

Как магнит притягивает к себе железные вещи, так и жизнь пастыря должна притягивать, привлекать души к Иисусу Христу.

А можем ли мы, не краснея, читать заметки Ионафана Эдвардсона о Давиде Врайнедже? «Его жизнь, — говорит Эдвардсон, — указывает на истинный путь к успешной пасторской деятельности. Он искал этот путь, как воин, ищущий победы во время осады или сражения, как человек, стремящийся получить приз на бегах. Как работал он, проникнутый любовью к Иисусу Христу и к своей пастве, горя этой любовью не только в своих поучениях, публичных и частных, но и в своей дневной и ночной молитве, в тайных подвигах перед Господом и великих воздыханиях, — до тех пор, пока услышит его Христос!

Как жаждал он благословения своих трудов, как соблюдал вверенные ему души, за которые он должен будет отвечать перед Богом!

И как сладка была, наконец, для него награда от Господа. Он выдержал борьбу со всеми страхами ночи и достиг желанного утра».

Личная жизнь пастыря должна согласоваться с его пасторской деятельностью. Иначе скоро зайдет его солнце, и тогда чем скорее удалится он от своего дела, тем лучше, потому что, оставаясь на своем служении, будет он лишь позорить пасторское служение и может окончательно погубить себя.

На пасторское служение следует избирать не того, кто ищет должности, но кого должность ищет.

Два больших дела предлежат каждому пастору Церкви: первое — забота о собственной душе; и второе, неотделимое от первого, — забота о душах, вверенных его пасторскому попечению.

Пастырю надо не только самому войти в Царство Небесное, но и других ввести в него.

Кто по своему виду служения обязан говорить святое, тот должен и в своей личной жизни являть святость.

Поборник истины и справедливости, прежде всего, сам должен быть истинен и справедлив.

Тот, кто не заботится о спасении своей души, не будет заботиться о спасении других.

Кто желает уврачевать раны другого, тот и сам должен быть свободен от всякой болезни.

Невозможно господствовать над страстями других тому, кто не победил еще собственных (Исидор Пелусиот).

Американский судья Олевит Уэнделл Холмс (1809 — 1894) заявил однажды: «Я бы мог принять священный сан, если бы некоторые знакомые мне священники не выглядели, как владельцы похоронно-го бюро, и не действовали бы соответственно».

Истинный пастырь заботится о стаде больше, чем о своей личной жизни.

Единственным средством учительского воздействия на сердца людей является пастырская любовь. Только пастырской любовью проповедник может глубоко проникнуть в сердца слушателей и дать им ту пищу, которую они способны принять.

Одних назидает слово, другие исправляются примером. Для ленивых нужны удары слова, а для горячих — сдерживающее слово. Одних исправляет увещание, других — выговор (Григорий Бого-слов).

Если пасторская любовь необходима, чтобы подлинно узнать паству, то тем более она должна быть главным побуждением в ее воспитании.

Жизнь в сердце, и только исходящее из сердца может воздействовать на целые эпохи жизни (Феофан Затворник).

Не для того нужно быть пастырем, чтобы величаться и важничать, будучи почитаемым всеми, а для того, чтобы всегда являть собою образ смирения Иисуса Христа, чтобы быть поборником истины, всегда быть готовым положить душу свою за Христа и Христову Церковь.

Учащий должен поставить себе целью — всех возвести «в меру полного возраста Христова» (Еф. 4:13) и притом каждого в собственном его призвании (Василий Великий).

Цель учения — открыть душу, вырвать ее у мира и предать Богу; сохранить образ Божий, если он цел; поддержать, если он в опасности; обновить, если поврежден; вселить Христа в сердца Духом; короче сказать, того, кто призван к Горнему миру, — сделать причастником Горнего блаженства (Григорий Богослов).

Учи ближнего не тому пути, который отводит в мир, но тому, который вводит в Царство Небесное (Ефрем Сирин).

Читаем у евангелиста Иоанна, что Христос, после восстания из мертвых, троекратно вопрошал Петра: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» и Петр отвечал: «Ты знаешь, что я люблю Тебя». Тогда Христос сказал ему: «Паси овец Моих» (Ин. 21:15-17). Из этого видим, что пастыри, когда хотят проявить свою любовь ко Христу, должны проявить ее на деле — пасти овец Его. Христос любит Своих овец, ибо стяжал их Кровию Своею. Поэтому, если кто хочет любить Христа, как каждый должен, тот должен любить овец Его, и пасти их, и представить их Ему целыми, не нерадеть о них, как делают наемники (Тихон Задонский).

Попечение о стаде Христовом является преимущественным признаком любви к самому Христу, так как для этого нужна мужественная душа (Иоанн Златоуст).

Учитель имеет нужду в благодати Божией и мире. Если он без них будет управлять народом, то все распадется и погибнет за отсутствием у него кормила. Хотя бы он и был опытным в управлении, но если не будет иметь этого кормила — благодати и мира от Бога, то потопит корабль и плывущих (Иоанн Златоуст).

Если не можешь обратить сотни, позаботься о десятке; если и десяти не можешь, не пренебрегай и пятью; если и пяти не можешь,

не презирай и одного. Бог определяет венцы, сообразуясь не с числом исправленных, а с намерением исправляющих (Иоанн Зла-тоуст).

Каждый духовный наставник должен быть только слугою Жениха Небесного, должен приводить души к Нему, а не к себе (епископ Игнатий).

Истинный добрый пастырь узнается по трем признакам, указанным в святом Евангелии

Во-первых, пастырь добрый входит во двор овчий через дверь, а не проникает туда как-нибудь иначе: «кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит извне, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам» (Ин. 10:1-2).

Второй признак доброго пастыря тот, что он ходит перед овцами, а не позади овец, как говорит Христос в Евангелии: «И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его» (Ин. 10:4). Что же означает, что пастырь должен ходить впереди овец? Что он обязан быть первым во всех добродетелях, а не отставать от всех, что он должен служить примером для овец, а не овцы для него. Каждому из пастырей апостол завещает: «Будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте» (1 Тим. 4:12).

Третий признак доброго пастыря: он полагает душу свою за врученных ему овец, по слову Господа: «пастырь добрый полагает жизнь свою за овец» (Ин. 10:11). И если пастырю повелевается не щадить души своей для овец, то тем более подобает ему не жалеть имения своего, а употреблять его на милостыню овцам — нищим и убогим, сиротам и вдовицам, больным и старикам (Димитрий Ростовский).

Пастырям сказано: «Вы свет — мира» (Мф. 5:14). Когда свет померкнет, чем просветиться людям? Пастырям сказано: «Вы — соль земли» (Мф. 5:13). Когда соль потеряет силу, чем людям себя растворить? О возлюбленный пастырь! Ты свет мира; свети же не только словом, но и жизнью своей. Ты соль земли; берегись потерять силу, да не потеряют ее и прочие, глядя на тебя. «Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного» (Мф. 5:16) (Тихон Задонский).

Пастырь должен быть во всех добродетелях как представитель духовного Царства Христова и как образец для паствы, особенно же в тех добродетелях, которые должны всегда сопровождать истинную ревность и имеют почти непрестанное упражнение в его трудах. Это — отеческая, внимательная и сострадательная попечительность, степенность, чистота, трезвость, осмотрительность, благодушие, мужество, сострадание, снисходительность, бескорыстие (Феофан Затворник)

Когда научишься всему, что Господь заповедал, ты приобретешь много подражателей (Иоанн Златоуст).

Пастыри должны тщательно поучать людей, порученных им, как их увещевает святой Петр: «Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно» (1 Пет. 5:2). Пасется же Божие стадо Словом Божиим и его святыми тайнами. И апостол Павел к тому же их побуждает: «Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святой поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею» (Деян. 20:28). И снова написал Тимофею, и в его лице к пастырю: «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещавай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тим. 4:2). Ибо пастыри вступили в должность апостольскую и непременно должны им следовать. Те по всей вселенной проповедовали Слово Божие, а пастыри каждый на своих местах должны это духовное сокровище открывать людям. Ибо погрешают пастыри, которые забывают этот долг (Тихон Задонский).

Немалый ущерб готовит себе пастырь, который спит вне овчего двора, потому что сон пастырей — радость волкам (Ефрем Сирин).

Благоразумный служитель не будет нерадив к своему делу, и боящийся Господа не соблазнит братии своих (Ефрем Сирин).

Равнодушием своим не будем причинять вред людям, но делами научим их уважать благочестие (Ефрем Сирин).

Напрасно учит тот, у кого дела не соответствуют учению.

Наставники, старающиеся вести жизнь, достойную учителей, не только не должны заслужить упреки, но да украшаются божественными преимуществами. Ибо первое требуется от всякого, а последнее — от достигших верха добродетели, которые если и не говорят ничего, самим безмолвием, взывающим громче слова, наставляют учеников, не слух их услаждая, но просвещая души. Считающие, что от учителя не требуется ничего, кроме слов, только утруждают слух и достойны насмешки, а сияющие делами, хотя и подвизаются в молчании, назидают души (Исидор Пелусиот).

Горе пастырю, если он соблазнами своими открывает пасомым путь к беззакониям (Тихон Задонский).

Когда падает высокое дерево, стоящее посреди мелкого леса, то далеко слышно его падение. И много мелкого леса, стоящего вокруг,

оно сокрушает. Так, когда в великий грех впадет пастырь или какой-нибудь другой наставник, далеко будет слышно о падении его, и многих это соблазнит. Невозможно, воистину невозможно утаиться падениям пастыря и наставника, как бы они не скрывали их (Тихон Задонский).

Овца овец не пасет, но человек, одаренный разумом; и тьма тьму не просвещает, но свет; и слепец слепца не ведет, но зрячий. Неразумный и неисправный человек, приемлющий начальство, подобен бесноватому, взявшему нож, которым и себя, и других ранит и закалывает. О таком сказано в притче: «Может ли слепой водить слепого? не оба ли упадут в яму?» (Лк. 6:39). Надо научиться прежде управлять собой, а потом других принимать в подчинение (Тихон Задонский).

Ты не можешь убеждать знамениями. Убеждай тем, чем можешь: человеколюбием, помощью, кротостью, лаской и всем другим (Иоанн Златоуст).

Программа начальствующих всех родов: растворяй строгость власти кротостью, старайся любовью заслужить любовь и бойся быть страшилищем для других (Феофан Затворник).

Тебе вверена душа! Потому весьма трезвись; великого внимания требует дело; не пренебрегай им (Ефрем Сирин).

Будь крайне трезвен, когда сеешь семя Господа своего, чтобы враг не подмешал свои плевелы, потому что у него в обычае и посредством добра делать зло (Ефрем Сирин).

Не пренебрегайте духовным служением и под предлогом телесных нужд не будьте нерадивы к Божией службе (Ефрем Сирин).

Никогда не изнемогай и не расслабляйся от нерадения, так чтобы и самому не падать, и для других не сделаться виновником греха (Макарий Египетский).

Корабль Церкви волнуют постоянные бури; эти бури не только вторгаются извне, но зарождаются и внутри, и требуют от священника великой внутренней внимательности и тщательности (Иоанн Златоуст).

Весьма смешно брать на себя власть над другими тому, кто не в состоянии властвовать собой. Кто не только не подчинил себе своих неистовствующих страстей, но и дал им свободу делать все, что хотят и могут, тот (воистину) будет смешон, покушаясь исправлять других (Исидор Пелусиот).

Пастырь, видишь, каким разумным и мудрым подобает быть тебе, начальнику на брани духовной! Если на видимой брани, где люди с людьми и плоть с плотью сражаются, требуются искусные и мудрые начальники, тем более на брани духовной, где происходит брань людей с демонами, и брань плоти и крови против духов невидимых и хитрых, должны быть разумные и мудрые начальники. О пастырь! Тебе подобает быть особенно мудрым в слове Божием, ибо ты должен других наставлять и умудрять, тебе особенно нужно препоясаться мечом глагола Божия и облечься во всеоружие и бодрствовать, и осторожно поступать на этой брани, на которой супостат тебя особенно уязвляет и пытается низложить, и так себя и прочих, врученных тебе, хранить. От руки твоей будут взысканы христианские души. Помни это, возлюбленный, и вложи в сердце твое, и не дремли, стоя на страже Господней (Тихон Задонский).

Дело учителя не только увещевать, но и молиться, и молитвой помогать ученикам, чтобы они не пали под тяжестью искушений и не были обмануты (Иоанн Златоуст).

Кому поручена евангельская проповедь, тот не должен ничего приобретать для себя сверх необходимости (Василий Великий).

Надо научиться прежде управлять собой тому, кто хочет управлять другими; исправить себя тому, кто хочет исправлять других; учить себя тому, кто хочет учить других Надо быть «светом», если хочет просвещать других; быть «солью», если хочет растворять других. Надо быть чистым образом и зеркалом, в которое многие будут смотреть, быть отцом, который отечески заботится о детях своих (Тихон Задонский).

Пастырям нужно трудиться больше, чем другим, а думать о себе смиреннее, чем другим.

Если тебе необходимо принять честь, то ищи в ней Божией чести, а не своей, и пользы твоих ближних, а не своей корысти. Будь слугой рабам Божиим, а не господином; ищи их пользы, а не господствуй над ними; искореняй неправду и насаждай правду; что приказываешь им, то сам исполняй прежде. К наказанию, словом и делом, когда это нужно, приступай, как благоразумные лекари к лечению, которые или жилу секут, или член какой отсекают, или лекарство дают ради того, чтобы человека излечить и не замучить. Так наказывай и ты подчиненного, а не проявляй свой гнев и ярость; наказывая, жалей о нем, как о подобной тебе плоти, а не гневайся на него Защищай Божию честь, а не свою, но при том всегда помни, что ты ничем не лучше того, которого наказываешь словом или делом (Тихон Задонский).

Пастырь должен быть готов в угождение Богу и для общей пользы подать каждому не только благовествование Божие, но и свою душу, по заповеди Господа (Василий Великий).

Всех нужно призывать к послушанию Евангелию, со всяким дерзновением возвещать слово и свидетельствовать об истине, даже если иные препятствуют этому и гонят до смерти (Василий Великий).

Цель всякого духовного начальства — во всем презирать свое для пользы других (Григорий Богослов).

Я молюсь и желаю, чтобы Церковь украшалась множеством людей, но множеством людей добродетельных (Иоанн Златоуст).

Если бы можно было вырвать и показать мое сердце, вы увидели бы, как свободно помещаетесь в нем все вы: и женщины, и дети, и мужчины. Такова сила любви! (Иоанн Златоуст)

Пусть сияет твоя жизнь, и не обращай никакого внимания на тех, кто злословит тебя. Невозможно, совершенно невозможно, чтобы добродетельные не имели у себя многих врагов (Иоанн Златоуст).

Ночью демоны сами стараются смутить духовного учителя, а днем через людей окружают его бедами, клеветой и опасностями (Нил Синайский).

Не сей зла, потому что жатва близка и насадителя терний ожидает огонь (Нил Синайский).

Пастырю подобает быть боголюбивым. Сам Господь, желая поставить апостола Петра пастырем овец, прежде всего троекратно вопросил его о любви: «Симон Ионин! любишь ли ты Меня?» И когда Петр ответил Ему троекратно: «Так, Господи! Ты знаешь, что я люблю Тебя», Господь вручил ему паству: «Паси агнцев Моих», «паси овец Моих» (Ин. 21:15-17). Познается же любовь к Богу по добродетельной жизни, являя вместе со словом и жизнь пастыря (Димитрий Ростовский).

Недостаточно пастырю быть учительным на словах и святым по жизни; он должен иметь еще великое попечение о стаде, трудиться и быть бодрствующим (Димитрий Ростовский).

Лучшим кормчим мы называем не того, кто может направлять корабль по тихому морю; но кто плывущих на нем проводит между скалами, волнами, бурями и ветрами; и врачом (называем) того, кто страдающего излечивает от бесчисленных болезней… и пастырем — того, кто соблюдает стадо в безопасности от бесчисленных волков и злоумышленников (Иоанн Златоуст).

Предстоятель слова все должен делать и говорить с осмотрительностью и по многом испытании, чтобы угодить Богу (Василий Великий).

Кому поручено начальство и попечение о многих, тот должен знать и изучать обязанности всех, чтобы всех научать воле Божией, показывая каждому его обязанности (Василий Великий).

Большая часть из подведомых священнику стеснены житейскими заботами, что делает их менее расположенными к делам духовным. Поэтому учитель должен сеять ежедневно, чтобы слово учения, по крайней мере, непрерывностью своей могло укрепиться в слушателях (Иоанн Златоуст).

В то самое время, когда будешь учить других, — сам еще более осветишься светом Истины; будешь наставлять других на путь добродетели — и сам намастишься ею; будешь других благодатно освящать в таинствах — и сам еще более причастишься благодати таинств. Только трудись; не будешь трудиться — и истина начнет меркнуть в душе твоей, и добродетель слабеть, и благодать отдалять от тебя свое спасение (Феофан Затворник).

Не давай, пастырь, сна очам и веждам дремания, но день и ночь трудясь, и мысленное напряжение, и сердечную молитву, и искусство словесное — все обращай на дело доброго пасения паствы (Феофан Затворник).

Пастырь должен быть мягкосердным, великодушно переносить, если кто по неопытности не выполнит какой-либо своей обязанности; не потакать грехам, но с кротостью терпеть непослушных и со всем мягкосердечием и с умеренностью давать им лекарства Он должен быть способным изобрести способ врачевания собственной немощи. Нужно не с высокомерием делать выговор, но с кротостью увещевая и наказывая (2 Тим. 2:25). Быть рассудительным в делах настоящих, предусмотрительным в будущих, иметь силу подвизаться вместе с крепкими, носить немощи бессильных, быть в состоянии все делать и говорить к усовершенствованию живущих с ним (Василий Великий).

Грехи, сделанные против нас, будем прощать и оказывать снисхождение оскорбившим нас. Когда же грех совершается против Бога, тогда будем взыскательны, — это и нам принесет величайшую пользу, и принимающим исправление сделает немало добра (Иоанн Златоуст)

Привлекающий людей к мудрости, убедит он или не убедит, получит полную награду, ибо он исполнил свое дело (Иоанн Златоуст)

Враждебно расположенных нужно вразумлять с незлобием и кротостью, ожидая их покаяния, пока не исполнится мера попечения о них (Василий Великий).

Нужно быть уступчивым, а не нападать упорно на тех, которые по страху и богобоязненности (то есть по скромности и сознанию собственного недостоинства) отказываются принять к себе проповедующего слово (Василий Великий).

Руководство не может утвердиться принуждением: от насилия при всяком удобном случае стараются освободиться. К тому же пастырство — не столько начальство, сколько воспитание детей — более всего соблюдает свободу. Ибо тайна спасения — для желающих, а не для принуждаемых к нему (Григорий Богослов).

Исправлять грешника нужно не насилием, а убеждением… так как Бог награждает тех, которые воздерживаются от пороков по доброй воле, а не по принуждению (Ефрем Сирин).

Заботящийся о душах должен быть настолько великодушным, чтобы не только не увеличивать их уныния укорами, но, по возможности, облегчить их состояние утешением (Иоанн Златоуст).

Если ты простишь согрешившему один раз и другой, и третий, то твой оскорбитель, хотя бы был совсем каменный, хотя бы был свирепее демонов, не будет настолько бесчувствен, чтобы опять впасть в тот же грех, но, образумленный многократным прощением, сделается лучше и скромнее (Иоанн Златоуст).

Бог повелел тебе не упрекать в лености, а помочь бедности, сделал тебя не обличителем нечестия, а поставил врачом нечестия. Бог повелел тебе не порицать беспечность, но подавать руку лежащему, не осуждать образ жизни, а утолять голод (Иоанн Златоуст).

Хороший пастух не только отгоняет волков, но и со всей заботливостью лечит заболевших овец, ибо какая польза, если овцы, хотя и избегают пасти зверей, но истребляются болезнью (Иоанн Златоуст).

Хороший пастух врачует больную овцу; овца овцу врачевать не может (Макарий Египетский).

Наше врачебное искусство гораздо труднее, а следовательно, и предпочтительнее искусства лечения тела, но оно еще труднее и потому, что последнее мало заглядывает вглубь, более же занимается внешним. Напротив, наше врачевание и попечение полностью относится к сокровенному сердца человека (1 Пет. 3:4), и наша брань — с врагом, воюющим и противоборствующим внутри нас, который оружием против нас употребляет нас же самих (что всего ужаснее) и предает нас греховной смерти. А для борьбы нам нужны: великая совершенная вера, в большей мере Божие содействие, но не в малой мере, как я убежден, и наша собственная ревность, выражаемая словом и проявляемая делом (Григорий Богослов).

Заблудшего возврати на путь, увечному сделай повязку, павшего подними, немощных поддержи и делай другое, подобное этому (Иоанн Златоуст).

Врачу особенно свойственно общаться с больными и всегда находиться среди них, а не убегать и не удаляться от них (Иоанн Златоуст).

Если же без пощады сделаешь даже необходимую операцию, больной иногда может не выдержать боли и вдруг отвергнет все — и лекарство, и перевязку, и устремится в пропасть, сбросив бремя и разорвав узы (Иоанн Златоуст).

Как телам даются не одинаковые лекарства и пища — иное пригодно здоровому, иное — больному, так и души врачуют различным способом. Свидетели такого врачевания — сами больные. Одних назидает слово, другие исправляются примером. Для иных нужен бич, а для других узда; одни ленивы и малоподвижны к добру, и таких надо возбуждать ударами слова; другие сверх меры горячи духом и неудержимы в стремлениях, подобно молодым, сильным коням, бегущим дальше цели, таких может исправить обуздывающее и сдерживающее слово.

Для одних полезна похвала, для других укоризна, но та и другая вовремя; напротив, без времени и без основания они вредят. Одних исправляет увещание, других — выговор, причем выговор или публичный, или тайный. Ибо одни привыкли пренебрегать вразумлениями, сделанными наедине, но приходят в чувство, если их укоряют при многих, другие же при гласности обличений теряют стыд, но их смиряет тайный выговор, и за такое снисхождение к себе они воздают благой покорностью Иные, надмеваясь мыслью, что дела их тайны, ни о чем не заботятся, считают себя умнее других, в таких надо наблюдать тщательно все, даже самые маловажные поступки А в других лучше много не замечать и, как говорится, видя, не видеть и слыша, не слышать, чтобы, подавив их ревностью обличений, не побудить к упорству и в конце концов не сделать готовыми на все, истребив в них стыд как средство к внушению покорности. Иногда нужно гневаться, не гневаясь; проявлять презрение, не презирая; терять надежду, не отчаиваясь, насколько этого требует характер каждого.

Некоторых нужно врачевать кротостью, смирением и сочувствием в их лучших надеждах о себе. Одних полезно побеждать, от других часто полезнее быть самому побежденным. И хвалить или осуждать нужно — у иного достаток и могущество, а у иного нищету и расстройство дел. Ибо наше лечение не таково, каковы добродетели и порок, из которых первая всегда для всех лучше и полезнее всего, а последний — всего хуже и вреднее. У нас одно и то же, например, строгость или кротость, а также многое другое не всегда, даже для одних и тех же, оказывается спасительным или опасным. Например, для одних хорошо и полезно одно, а для других — другое, противоположное первому, сообразно тому, чего требует время и обстоятельства и что допускает нрав исцеляемого. Хотя, сколько бы кто ни употреблял тщания и ума, невозможно всего изобразить и обнять мыслью в такой подробности, чтобы вкратце был виден весь ход лечения, однако на самом опыте и на деле это становится известным и врачебной науке, и врачу,

Для ходящего по высоко натянутому канату небезопасно уклоняться в стороны: и малое по видимости уклонение влечет за собою большее, а безопасность зависит от равновесия. Так и в нашем деле: для того, кто по невежеству или по дурной жизни уклоняется в ту или другую сторону, очень опасно, что и сам он впадет в грех, и вовлечет в него тех, кого призван вести за собой (Григорий Богослов).

Врач душ! Вырежи мечом духовным распухшие и воспаленные раны гордости, омой водой учения от нечистоты страстей, исцели раны, нанесенные душам человеческим грехом, пользуясь для этого, как говорит Христос, «вином и елеем»: «вином» свяжи, чтобы ослабевший человек не предавался больше вожделениям, а «елеем» смягчи душевные страдания (Лк. 10:30-37).

Не пренебрегай нищим, стремясь к выгоде, и не презирай богатого из-за отвратительного богатства, но одинаково призывай и бедного, и богатого к воздержанию. Не лишай никого надежды, даже и самого отчаянного грешника, чтобы не ввергнуть его в бездну греха. Протяни руку погибающему, говоря: Господь пришел спасти не праведников, но грешников, чтобы они, став ревностными и уклонившись от зла, стали творить добрые дела и спаслись. Делай все ради выздоровления больных, питая себя надеждой спасаемых, то есть радостью, ожидаемой от Бога (Иоанн Златоуст).

Пасторство настолько выше всякой власти, насколько дух превосходнее плоти.

Насколько одаренные разумом люди отличаются от бессловесных, такое же должно быть различие между пастырями и пасомыми. . (Иоанн Златоуст)

Тот, кому вверено Тело Христово (Церковь), должен содержать его в наилучшем благосостоянии и превосходной красоте, наблюдать, чтобы какая-нибудь скверна или порок или что-нибудь из таких пятен не повредили ее красоты и благолепия (Иоанн Златоуст).

Если кто получит честь пасторства и будет в ней ходить достойно и беспорочно, то она доставит ему жизнь и нетленный венец.

Когда ты сильно возжелаешь пасторства, то противопоставь этому желанию геенну, отчет, какой нужно дать… противопоставь наказания.

Звание наставника и пастыря весьма важно и достойно удивления, и поистине божественное указание необходимо для того, чтобы был избран человек достойный.

Надо привлекать народ к порядку своей добродетелью и не силой обуздывать, но убеждением. Ибо все, что делается не добродетельно, кроме того, что оно насильственно и неприятно, еще и непрочно (Григорий Богослов).

Пастырю нужно быть чистым, как если бы он стоял на Небесах посреди Небесных Сил.

Душа пастыря должна светиться красотой, чтобы она могла радовать и просвещать души.

Пастырь должен быть достойным и негордым; суровым и благосклонным; властным и общительным; беспристрастным и услужливым; смиренным и нераболепным; строгим и кротким, чтобы он мог противостоять всем препятствиям.

Душа пастыря должна быть чище солнечных лучей, чтобы никогда не оставлял его Дух Святой.

Выходящий на проповедь в особенности должен презирать славу, преодолевать гнев, быть исполненным великого благоразумия (Иоанн Златоуст).

Нужно, чтобы пастырь, бодрствуя, вел подвижническую жизнь и чтобы она стала зеркалом для народа.

Пастырь как бы общий отец целой вселенной Поэтому ему нужно заботиться обо всех, как обо всех заботится Бог, Которому он посвятил себя.

Если пастырь назван и призван быть примером стаду (1 Пет. 5’3) и светом Церкви (Мф. 5:14), то его свойства должны отпечатываться в подчиненных, как печати на воске. Поэтому, если хочешь быть светом, то не терпи шутливости и смехотворства, чтобы не научить многих бесчинству. Пастырь — ангел Господа Вседержителя (Мал. 2:7). Ангел же не знает смеха, служа Богу со страхом.

Вот украшения пасторствующего: добродетели — его богатство, целомудрие — наслаждение, довольство малым — утешение, успех подчиненных в добродетели — радость. Если же кто, руководствуясь противоположными правилами, хвалится именем пастыря, он не священ и не достоин права начальства.

Пастыря да не надмевает сан, чтобы ему не лишиться блаженства, обещанного смиренномудрию (Мф. 5:3)… Как тот, кто прислуживает многим раненым, промывает им раны и оказывает помощь в зависимости от характера повреждения, не считает этого поводом к превозношению, но скорее к унижению, томлению и тяготе, так тем более тот, кому поручено врачевать недуги братьев, как общий слуга для всех и обо всем обязанный дать отчет, должен много думать и беспокоиться… и отличаться кротостью нрава и смирением сердца (Василий Великий).

Высокомерие по своей великой тяжести может перевесить и высочайшую праведность и легко увлечь ее вниз (Иоанн Златоуст).

Смиренномудрие есть основание нашей мудрости. Хотя бы кто очень много построил сверху — милостынями, молитвами, постами, всякой добродетелью, но, если в основании предварительно не положил смирения, все будет строиться тщетно и легко разрушится (Иоанн Златоуст).

Нет ничего хуже высокомерия, оно лишает нас самого обыкновенного благоразумия, выставляет глупцами или, вернее, делает безумными (Иоанн Златоуст).

Смиренный не уловляется никакою страстью; его не может возмутить ни гнев, ни любовь к славе, ни зависть, ни ревность. А что может быть выше души, чуждой этих страстей? (Иоанн Златоуст)

Ничто так не отчуждает от человеколюбия Божия и не подвергает огню гееннскому, как преобладание высокомерия (Иоанн Златоуст).

Высокомерие есть не что иное, как развращение души и самая тяжелая болезнь, происходящая не от чего другого, как только от безрассудности (Иоанн Златоуст).

Возлюби смиренномудрие, хотя бы ты и велик, чтобы возвыситься в день суда.

Уста смиренномудрого изрекают истину, а кто противоречит ей, подобен слуге, ударившему Господа по щеке (Марк Подвижник).

Величайшее наказание заслужат те, которые, достигнув этой власти собственными усилиями, будут плохо исполнять это служение или по нерадению, или по нечестию, или по неопытности (Иоанн Златоуст).

Чем большей чести сподобились (пастыри), тем большее понесут наказание за то, что не исправило их благодеяние.

Для решившихся жить недостойно чести пасторства сан увеличивает наказание.

Лучшей женой для пастыря будет та, которая раз и навсегда посвятила свою жизнь на служение Богу и выходит замуж с чистосердечной готовностью всегда и всесторонне содействовать той духовной работе, которую Бог поручил совершать ее мужу.

Лучшей женой пастыря окажется та, которая не только способна, но и никогда не уклоняется от любого духовного труда в Церкви.

Жена, избегающая и отказывающаяся от всякой обязанности в Церкви и откровенно тяготящаяся пастырским призванием своего мужа, вряд ли сможет быть хорошим другом в доме и вдохновляющим работником в Церкви.

На жене пастыря лежит забота, чтобы ничего враждебного и противоречащего пастырской работе не было допущено в доме. В этом отношении жена пастыря воистину является его ангелом-хранителем.

Жена пастыря должна научиться и уметь вести свое хозяйство.

Воспитание детей должно быть одной из главных забот пастыря и его жены.

Пастырь не смеет отдать себя служению на духовной ниве, наставлять других детей и притом нерадеть о наставлении своих собственных.

На всякую семейную жизнь не только снисходят благословения, но часто обрушиваются и многие болезни, нужды, скорби, горе и смерть. Если пастырь научился относиться ко всем этим испытаниям с присущей ему скромностью, они помогут ему еще более созреть духовно и возрасти в терпении, покорности воле Божией и в сострадании людям.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Золотые зёрна мудрости. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.