Раздел 2. Свойственно ли Христу молиться согласно Своей чувственности?

Со вторым, дело обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что Христу свойственно молиться согласно Своей чувственности. Ведь сказано же [в Писании] от имени личности Христа: «Сердце Мое и плоть Моя восторгаются к Богу живому» (Пс. 83:3). Но чувственность — это желание плоти. Следовательно, чувственность Христа, восторгаясь и, что практически то же самое, молясь, восходила к Богу живому.

Возражение 2. Далее, молитва, похоже, принадлежит тому, кто желает испрашиваемого. Но Христос молился о том, чего желала Его чувственность, когда сказал: «Да минует Меня чаша сия» (Мф. 26:39). Следовательно, Христова чувственность молилась.

Возражение 3. Далее, быть соединенным с Богом в личности есть нечто гораздо большее, чем восходить к Нему посредством молитвы. Но чувственность, как и любая другая часть человеческой природы, была принята Богом в единство Лица. Следовательно, она тем более могла восходить к Богу посредством молитвы.

Этому противоречит сказанное [в Писании] о том, что Сын Божий в принятой Им природе сделался «подобным человекам» (Филип. 2:7). Но никто из людей не молится согласно своей чувственности. Следовательно, и Христос не молился согласно Своей чувственности.

Отвечаю: молитву согласно чувственности можно понимать двояко. Во-первых, так, как если бы сама молитва была актом чувственности, и в этом смысле Христос не молился согласно Своей чувственности, поскольку Его чувственность обладала теми же природой и видом, что и наша. Но наша чувственность не может молиться, и на это есть две причины. Во-первых, та, что движение чувственности не может выходить за пределы чувственных вещей, и потому не может восходить к Богу, что является необходимым условием молитвы. Во-вторых, та, что молитва подразумевает некоторую упорядоченность, поскольку мы [молясь] желаем, чтобы нечто было исполнено Богом, а такое действие свойственно только [упорядочивающему] разуму Поэтому молитва, как было показано нами во второй части (ИИ-ИИ, 83,1), является актом разума.

Во-вторых, о нас можно говорить как о молящихся согласно чувственности в тех случаях, когда мы молитвенно открываем Богу свое чувственное желание, и в этом смысле Христос молился согласно Своей чувственности постольку, поскольку Его молитва выражала желание Его чувственности так, как если бы она выступала в защиту чувственности, чтобы таким образом Он мог преподать нам три вещи. Во-первых, чтобы показать, что Он принял истинную человеческую природу со всеми естественными расположениями; во-вторых, чтобы показать, что человек может по природе желать то, чего не желает Бог; в-третьих, чтобы показать, что человек должен подчинять свою волю божественной воле. Поэтому Августин в своем «Энхиридионе»- говорит: «Христос, действуя как человек, являет присущую человеку волю, когда говорит: «Да минует Меня чаша сия», поскольку именно человеческая воля желает свойственное ей и, так сказать, частное. Но коль скоро Он хочет, чтобы человек был праведен и определен к Богу, то добавляет: «Впрочем, не Моя воля, но Твоя да будет», как бы говоря: «Увидь во Мне себя. Ведь даже когда ты желаешь то, что приличествует тебе, Бог может желать нечто другое»».

Ответ на возражение 1. Плоть восторгается Богом живым не посредством акта восходящей к Богу плоти, а посредством сердечного излияния в плоть, поскольку чувственное желание последует движению разумного желания.

Ответ на возражение 2. Хотя чувственность и желала того, о чем просил разум, однако просить об этом посредством молитвы свойственно не чувственности, а разуму, о чем уже было сказано.

Ответ на возражение 3. Соединение в личности происходит согласно личностному бытию, которое принадлежит каждой части человеческой природы, тогда как молитвенное восхождение происходит согласно акту, который, как сказано, принадлежит исключительно разуму. Следовательно, приведенная аналогия неудачна.


Глава 126 из 150« Первая«125126127150»Последняя »