Пророческие книги

Введение

Как христиане, мы верим, что есть только один Бог и, понимая, что пророчество — это послание от Бога, склонны считать, что пророчество в Библии — явление уникальное. Хотя мы убеждены, что любое небиблейское пророчество не является истинным, факт остается фактом: библейские пророчества составляют часть длительной традиции пророчествования на древнем Ближнем Востоке. Даже Библия подтверждает этот факт, рассказывая нам о Валааме и пророках Ваала, состоявших на службе у Ахава и Иезавели.

Предсказанием можно назвать любой процесс, с помощью которого пытаются получить информацию из источника, находящегося вне человеческой сферы. В Древнем мире предсказания, прорицания и гадания принимали самые разнообразные формы (см. коммент. ко Втор. 18), но большинство из них были запрещены в Израиле, поскольку они предполагали принижение божественной роли. Пророчествование было формой предсказания, практиковавшейся израильтянами на законных основаниях. Это не ворожба, требующая особой подготовки, использования специальной литературы (напр., текстов заклинаний и предзнаменований) и магических ритуалов, а непосредственное вдохновение, озарение человека божеством. Тексты, в которых упоминаются пророки или содержатся пророческие вести, повсюду встречаются в древней литературе Ближнего Востока. В некоторых из них пророки, чтобы получить свои вести, используют те или иные формы гадания.

Наиболее обширный корпус пророческих посланий обнаружен в царских архивах города Мари. Пятьдесят табличек, на которых сохранились письма с пророческими предсказаниями, датируются началом 2–го тыс. до н. э. (т. е. синхронны событиям, описанным в Книге Бытие). Эти письма сообщают царю пророчества, которые были предложены вниманию местных чиновников. Такие предсказания исходят от разных богов и призваны наставить царя в делах военных и в других вопросах государственной политики. Иногда они призывают к совершению определенных ритуалов.

Другой корпус, состоящий примерно из тридцати предсказаний, относится к новоассирийскому периоду (VII в. до н. э.). Верховное божество здесь Иштар из Арбелы, а пророчества обычно предсказывают победу и удачу царю во всех его предприятиях. На табличках большого размера представлены своды предсказаний, служившие архивными копиями, а на маленьких — отдельные предсказания, содержащие не более одного–двух абзацев.

В египетской литературе нет текстов, претендующих на то, чтобы их считали откровениями божества, но в таких произведениях, как «Наставления Ипувера» и «Видения Неферти» (оба предположительно относятся к началу 2–го тыс. до н. э.), содержатся замечания о царящем в государстве хаосе и предостережения о приближающемся суде. Говорится в них и о грядущем восстановлении порядка. Эти произведения, таким образом, заключают в себе вести того же типа, которые можно найти в израильской пророческой литературе. Вместе с тем, вопреки такому сходству, никаких признаков института пророчествования, характерного для остального древнего Ближнего Востока, в Египте не наблюдается. Самой очевидной причиной этого, вероятно, следует считать тот факт, что в Египте божество было воплощено в личности фараона, поэтому не было необходимости в глашатае, говорящем от имени бога — он сам присутствовал среди них.

Дошедшие до нас оракулы древнего Ближнего Востока во многом напоминают предсказания, характерные для ранней фазы израильского пророчествования. Пророки–писатели Израиля получили определение «классических пророков», и самые ранние из них, по–видимому, жили в начале VIII в. до н. э. В исторических книгах Ветхого Завета упоминаются пророки Нафан, Илия, Елисей и многие другие, действовавшие задолго до этого времени, но какие–либо собрания их пророчеств неизвестны. Их называют предшественниками классических пророков. Эти ранние пророки обнаруживают самое большее сходство с предсказателями Древнего мира. Их послания адресованы царю и касаются социальной политики или других проблем государственного значения. В этом смысле такие пророки служили в качестве официальных или, чаще, неофициальных советников царя. В противовес им, классические пророки, излагая свой взгляд на состояние дел в социальной и религиозной сферах, как правило, обращались к народу. Благословения и упреки, содержащиеся в их посланиях, отныне были адресованы обществу в целом. По этой причине пророки–писатели предупреждали Израиль о предстоящем пленении, разрушении и изгнании, что было весьма необычно для того времени и для традиций пророчествования.

Иногда пророков считали безумными, поскольку они нередко получали откровения в состоянии исступления, транса. Одно из понятий, использовавшихся для обозначения пророков в аккадской литературе — muhhu,что обычно переводится как «исступленный». Тем не менее пророков воспринимали очень серьезно. Определяющим фактором исполнения пророчества считалось само его произнесение. Это было непреложной истиной, не зависящей от социального статуса пророка. Некоторые пророки служили при храмах или были членами царского совета. Впрочем, довольно часто пророк не занимал никакой должности и был простым обывателем. В Вавилонии или Ассирии слово пророка требовало подтверждения. Это осуществлялось посредством особой процедуры гадания. Ставился вопрос о том, должна быть весть принята благосклонно или нет, и специальный жрец определял это на основании «записанного» на внутренностях жертвенного животного.

Во всех древних культурах бытовало убеждение, что боги общаются с людьми через избранные личности. В большинстве стран древнего Ближнего Востока пророки, по–видимому, поддерживали имперскую идеологию. В Израиле они обычно стояли в оппозиции официальному культу. Деятельность пророков особым образом активизировалась в периоды великих испытаний. В древнейший период такие пророки, как Моисей, Девора, Самуил, Илия и Елисей, призывались на служение в годину бедствий. В классический период пророческая деятельность охватывает три ключевых периода:

1. Ассирийское нашествие, приведшее к падению Северного царства и осаде Иерусалима (760–700 гг. до н. э.: Амос, Осия, Исайя).

2. Вавилонское нашествие, приведшее к падению Ассирии и завоеванию Иудеи и Иерусалима (650-580 гг. до н. э.: Аввакум, Софония, Наум, Иеремия, Иезекииль).

3. Послепленный период под властью Персии и становление национального самосознания (530–480 гг. до н. э.: Аггей, Захария, Иоиль, Авдий, Малахия; к ним можно причислить и Даниила, хотя он жил и служил во времена вавилонского плена).

Пророчества пророков–писателей можно разделить на четыре категории. В обвинительных пророчествах пророки оповещают народ о его прегрешениях. В пророчествах о суде — рассказывают о готовящемся ответе Бога на преступления народа. Пророчества–наставления (которые были сравнительно редки до послепленного периода) подсказывают людям, как следует действовать и мыслить. Пророчества–последствия сообщают о планах Бога после совершения суда. Все они, за исключением последней категории, встречаются и в древних ближневосточных пророчествах, однако на Ближнем Востоке никогда не были собраны воедино, «опубликованы» и канонизированы, как это было в Израиле.


Глава 1 из 19123»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Библейский Культурно-исторический комментарий на Ветхий Завет-2. Раздел: Комментарии на отдельные книги.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.