Глава 22. Прерванная переписка

В 1935 году лопаты английской археологической экспедиции доктора Уэлпкома-Марстона начали поднимать из небытия древний израильский город Лахиш. История этого города уходит в далекое прошлое. Уже в XV в. до х. э. он представлял собой мощную крепость, которую пришлось покорять войскам Иисуса Навина. При разделе земли он достался колену Иудину. При царе Ровоаме Лахиш становится одним из мощнейших городов иудейского царства, преграждая подходы к Иудейскому горному массиву. «Город был окружен двумя стенами: внешняя шла в центральной части склона холма, внутренняя, достигавшая шестиметровой толщины и состоявшая из кирпичной кладки на каменном основании, ограждала его вершину. Сложный комплекс ворот включал соответствующие сооружения, связанные как с внешней, так и с внутренней стенами. Особой мощностью отличались шестикамерные внутренние ворота. В северной части города располагался район административных построек, отделенный от остального города специальной стеной. Большой интерес представляет здесь дворец-форт, стоявший на высоком подиуме и неоднократно перестраивавшийся… Подиум, на котором он стоял, достигал шести метров. Застроен город был чрезвычайно густо, и жилые кварталы распространялись за пределы укреплений». [Mazar A. Archaeology of the Land of the Bible, 10.000 — 586 B.C.E. Cambridge, 1990. P. 42]. Лахиш был одним из богатейших городов страны, но вместо благодарности за это Богу, город все более и более впадал в идолопоклонство. «Запрягай в колесницу быстрых, жительница Лахиса; ты — начало греха дщери Сионовой, ибо у тебя появились преступления Израиля» (Мих. 1:13). Однако Божьи призывы, осуществляемые через пророков, оставались без ответа со стороны жителей Лахиша. В 701 году до х. э. Лахишу было дано грозное предупреждение, когда город после осады был взят ассирийскими войсками во главе с царем Сеннахерибом. Лопаты археологов позволили заглянуть в кровавое прошлое города. «Уникальной информативностью обладает слой, связанный с трагедией 701 года до Р. Х. — штурмом и разгромом Лахиша Сеннахерибом: здесь прямые археологические показатели III слоя сочетаются с библейскими текстами; а так же с письменными и изобразительными свидетельствами ассирийцев. Большой стенной рельеф во дворце Сеннахериба в Ниневии поразительно подробно и последовательно представляет ход осады и штурма городских укреплений, вторжение, захват города, разгром и угон пленного населения. Мы видим обе стены с воротами и башнями, заполненными защитниками города, забрасывающими осаждавших стрелами, камнями, горящими факелами: ассирийцы отвечают им огнем стрел и пращевых пуль, подтянутые по специально насыпанным пандусам тараны мощными ударами долбят стены, осаждающие по многочисленным приставным лестницам карабкаются на стены, преодолевая отчаянное сопротивление осажденных, наконец, изображена выходящая из ворот вереница пленных со своим скарбом на запряженных волами повозках. И прямые археологические свидетельства верифицируют эту картину: реальный осадочный пандус, построенный у юго-западного угла города из огромного числа камней, наваленных перпендикулярно стене и по высоте сравнявшийся с вершиной последней, скопления здесь пращевых пуль и железных наконечников стрел, мощные слои золы и обгоревших строительных остатков, тяжелые каменные глыбы, низвергнутые из города на врагов, обугленное дерево… фрагментированная цепь, предназначенная, по предположению Йядина, для улавливания и остановки тарана… сооруженный защитниками города, контр-пандус на одной линии с ассирийским пандусом для укрепления стены против тарана и перекрытия возможного ее пролома». [Mazar. Ibid. P. 433]. И все же удар не был смертельным. Лахиш в полном смысле восстал из пепла, восстановленный в VII в. до Р. Х. [Мерперт. Указ. соч. С. 309]. Восстал из пепла для того, чтобы грешить вновь. В 598 г. до х. э. Лахиш разрушается вновь, на этот раз вавилонянами, но после их ухода иудеи восстанавливают его, но вновь не делают для себя духовных уроков. И теперь горожане поняли, что это конец. Его жители опомнились лишь тогда, когда под стенами города снова заблестели щиты вавилонских воинов. Город, как мы уже говорили, являлся первоклассной крепостью и потому войскам Навуходоносора потребовался ни один год осады, чтобы захватить эту иудейскую твердыню. Лахиш является одним из тех немногих городов древности, где мы можем почти в деталях воссоздать события тех дней. Причем, как по данным раскопок, так и по письмам, дошедшим до нас с того времени. Все носит там следы проклятия. И даже доктор археологии Джеймс Лесли Старки пал уже в наши дни на этих землях, казалось, за то, что он вскрыл этот город-могилу и прочел древние письмена. Когда в 701 г. до х. э. Сеннахериб брал Лахиш, он использовал при этом боевые машины, оснащенные таранами. Однако, при восстановлении Лахиша иудеи многое учли, начав строить стены по тому плану, что мы говорили, описывая иерусалимские укрепления, сделав их, таким образом, практически защищенными от таранов. К тому же, при таком штурме погибает большое количество наступающих, а Навуходоносор воинов берег. И потому «специальные отряды Навуходоносора избрали другую тактику, чтобы заставить защитников города сдаться. При исследовании слоя, соответствующего падению крепости, Старки, к своему удивлению, обнаружил гигантские груды пепла. В некоторых местах слой пепла достигает в толщину нескольких ярдов и до сих пор, спустя две с половиной тысячи лет, остается выше развалин каменных стен крепости. Военные инженеры Навуходоносора знали толк в искусстве поджигания и поддержания пожара. Вавилонские солдаты собрали со всей округи все, что могло гореть. Они вырубили все леса и рощи в окрестностях Лахиша, сложили у стен крепости огромные костры и подожгли их. В ходе подготовки этого пожара погибли бесчисленные оливковые рощи: в слое пепла постоянно попадаются обугленные куски оливкового дерева. Днем и ночью пылали языки пламени, кольцо огня охватило стены Лахиша от основания до верха. Вавилоняне продолжали громоздить кучи дров до тех пор, пока раскалившиеся добела камни стен не начали лопаться, а стены вваливаться внутрь». [Келлер. Указ. соч. С. 334—335]. Ворвавшись через проемы в стене, вавилоняне устраивают в городе страшную резню. «За пределами города было найдено огромное скопление человеческих скелетов — свыше 2 тыс. Очевидно, это было вызвано очисткой города после вавилонского погрома». [Kenyon K. M. Archaeology in the Holy Land. New York, 1979. P. 301]. Великолепный дворец-форт, которым так гордились лахишцы, был полностью разрушен, как, впрочем, и все остальные постройки города. Но, безусловно, самым значительным «открытием, относящимся к последним дням существования Иудеи, стала находка „писем из Лахиша“. Восемнадцать черепков (остраконов), на которых торопливо набросаны некие записи и списки, были найдены Старки в 1935 г. в обгоревших развалинах караульного помещения, находившегося возле городских ворот». [Райт. Указ. соч. С. 273]. В общей сложности было обнаружено 18 писем, большинство из которых принадлежало командиру укрепленного аванпоста близ Лахиша Ошаии Яошу, направленные им губернатору Лахиша Яушу. [Райт. Указ. соч. С. 274]. Это были военные донесения, передаваемые, что называется, с передовой. Этот сторожевой укрепленный пост, которым командовал Ошаия Яошу, служил и связующим звеном между осажденными вавилонянами иудейскими городами Лахишем и Азеком. Сообщения передавались при помощи зажигания огней, по тому же типу, как передает различные сигналы маяк. Ночью использовали огонь, а днем дым. [Dossin G. Signaux lumineux du pays du mari // Revue Achäologique XXXV (1938)]. И вот в одном из последних писем Ошаия Яошу сообщает губернатору Лахиша: «Мы ждем сигналов из Лахиша, следуя всем знакам, которые подает мой господин, поскольку мы не видим огней Азека». [Torczyner H. et al. The Lachish Letters // Lachish Y, Harding L. (ed). London, 1938. Ostracon 4]. Так жители Лахиша узнали о падении Азека. [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 259]. И действительно, когда в Лахише перестали видеть сигнальные огни Азека, в том городе уже шла резня. «В двадцати милях к юго-западу от Иерусалима вплоть до иудейских гор простирается зеленая долина Эла (библейская „долина дуба“); когда-то здесь происходил знаменитый поединок юного Давида с Голиафом (1 Цар. 17:19 и далее). Между дубов до сих пор журчит ручеек, из которого Давид некогда взял „пять гладких камней“ для своей пращи (1 Цар. 17:40). Над ручьем плавно поднимаются холмы, достигая высоты в 1000 футов. С этих вершин можно обозреть пшеничные поля и оливковые рощи, равнины древних филистимлян, тянущиеся вплоть до горизонта, где поблескивают серебристые волны Средиземного моря. Именно здесь британский археолог доктор Фредерик Дж. Блисс обнаружил форт с восемью крепкими башнями — древнюю Азеку, пограничную крепость, которая долгое время оставалась непокоренной [вавилонянами]». [Келлер. Указ. соч. С. 333]. Жители Лахиша так никогда и не узнали деталей падения Азеки, но они знали наверняка, что этот город пал, и теперь в Иудее остались лишь две непокоренные вавилонянами твердыни — Иерусалим и их Лахиш. Конечно же, Навуходоносор не станет оставлять у себя в тылу Лахиш перед решающим штурмом Иерусалима. А это значило, что теперь следом за Азеком и другими уже павшими городами Иудеи, настала очередь Лахиша. Представим себе, как должны были чувствовать себя лахишцы в роли еще живых, но уже потенциальных трупов. «Надписи явно сделаны в спешке и выдают чудовищное напряжение, царившее среди защитников крепости накануне ее падения». [Келлер. Указ. соч. С. 333]. «Употребленные в них имена, язык и многие мелкие детали отражают условия, превалировавшие в период деятельности Иеремии. Они… очень интересны по-человечески. Ведь большинство сохранившихся древних документов носят административный, религиозный или деловой характер. Здесь же отражаются дела определенных личностей». [Kenyon. Ibid. P. 302]. Накануне падения в Лахише царила паника, о которой говорит письмо, написанное на шестом остраконе: «Моему господину Яошу: Да ниспошлет же Яхве доброе здравие моему господину на это время. Кто твой слуга, как не пес, посланный господином с письмом царя и письмами князей со словами: „Молю тебя, прочти их!“ Знай, слова князей исполнены отнюдь не добра, ибо ослабляют наши руки». [Райт. Указ. соч. С. 275]. Особо интересно содержание третьего письма (остракона): «что касается Товии, слуги царя, который явился к Шаллулу, сыну Яддуи, через пророка со словами: „Берегись!“, то твой слуга послал его моему господину». [Райт. Указ. соч. С. 274]. В шестнадцатом письме вновь говорится о пророке, но кто именно он был, неизвестно, ибо имя его полностью не сохранилось из-за нецелостности дошедшего до нас письма. Быть может, это был и один из учеников Иеремии, предупреждавший город об опасности. Точно сказать мы не можем, кто именно это был. Но весть предостережения дошла и до Лахиша. Читая эти письма, доктор Старки и не предполагал, что жить ему осталось считанные месяцы. В 1938 году он ехал по дороге из Лахиша в Иерусалим. В те дни в Палестине начались волнения арабов, но профессор не придал этому значения, как не придал он значения и тому, что решил отрастить бороду. И вот, взбунтовавшиеся арабы, увидев молодого мужчину с длинной бородой, принимают его за еврея, с фанатичной яростью разрядив в него карабин. Старки погибает в возрасте сорока трех лет, но успев раскрыть перед смертью археологические страницы агонии Иудеи времен Иеремии и вавилонского нашествия. «В исторических повествованиях обычно не описываются мысли и чувства простых людей. К счастью, было найдено убежище, в котором во время осады Лахиша Сеннахерибом скрывались несколько иудеев. Эти люди, спрятавшиеся в просторной пещерной гробнице недалеко от крепости, давали выход своим чувствам, выцарапывая надписи на стенах пещеры. Их страх выразился в крике о помощи: „Боже всемогущий, спаси нас“; их молитвы об успешном спасении Иудейского царства — в словах: „Всемогущ Бог всей земли, горы Иудеи принадлежат Ему, Богу Иерусалима“; а их радость по поводу вестей о том, что Иерусалим выстоял, и собственного освобождения из убежища нашла выражение в надписи: „Бог всемогущий, гору Мориа Ты избрал как жилище Твое“». [Naveh J. Old In scriptions in a Burial Cave // Israel Exploration Journal 13 (1963) P. 74—92]. Но воззвав к Богу в минуту опасности, при чудесном избавлении от нее они забыли и свои молитвы, и Бога. Как часто подобное происходит и с нами. Когда тяжело — мы молимся, когда хорошо — все забываем. Лахишские письма, прерванная переписка, о чем все это еще говорит нам, жителям 2005 года? Не о скоротечности ли земной жизни. Когда писались эти строки, я по телефону узнал о смерти бабушки моего знакомого, с которой мы говорили еще вчера, второго июня 2005 года, а третьего ее не стало. Она часто звонила нам домой по медицинским вопросам, но вот теперь ее не стало, жизнь прервалась. Но в отличие от подавляющего большинства жителей Лахиша, она была глубоко верующим человеком, и несмотря на многие тяжелые заболевания, практически лишившие ее возможности ходить и читать, он сохраняла удивительную доброту. Какое счастье, что для верующих слово смерть — это не приговор, ибо они уверовали в Того, Кто победил смерть, и Кто дарует им вечную жизнь при Втором Пришествии Христа. И какая трагедия, что лахишские письма — это реквием по тем, большинство из которых обречено на вечную гибель, хотя они и имели возможность спастись… Вскоре известие о падении Лахиша доходит до Иерусалима.

Наш Бог — это Бог суда. Каждый человек рано или поздно придет на Его суд. Он хочет, чтобы мы помнили об этом, не забывали как лахишцы.


Глава 27 из 35« Первая«262728»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Тайна судьбы. Раздел: Книги Опарина.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.