Глава 17. Странный призыв и формирование армии

Нашей стране, пережившей несколько страшных войн, хорошо известно слово «мобилизация», при которой практически всё взрослое население от 18 до 50 лет призывается в ряды вооруженных сил для отпора врагу. Старшее поколение помнит, также, и длинные очереди в военкоматы тех, кто желал добровольно записываться в армию. Нечто подобное мы смогли бы наблюдать, если бы перенеслись на 3000 с лишним лет назад, в ставку Гедеона, куда стекались сотни и тысячи израильских воинов из разных колен. Сама ставка располагалась у источника Харод, который протекает у северного склона горы Гелвуй, в двух километрах к востоку от Изрееля и представляет собой узкий проход в восточной оконечности Изреельской долины. Лагерь же мадианитян находился у холма Море, располагавшегося к северу от горы Гелвуй и к югу от горы Фавор, заграждая северо-восточную оконечность долины Изреель, т. е., всего лишь, примерно, в шести километрах от ставки израильтян. Необходимо, так же, отметить, что мадианитянам, чтобы добраться до Беф-Сана и переправы через Иордан, т. е. их привычного маршрута, необходимо было повернуть к югу от холма Море и пройти через проход, где расположился лагерем Гедеон. Т. е. войска последнего находились прямо на пути несметных месопотамских полчищ, которые, благодаря своей коннице и верблюдам, буквально могли бы смять израильский лагерь. И вот в самый разгар приготовлений к битве, когда уже более тридцати тысяч собралось под стягами Гедеона, от Бога следует неожиданное повеление: «И сказал Господь Гедеону: народа с тобою слишком много, не могу Я предать Мадианитян в руки их, чтобы не возгордился Израиль предо Мною и не сказал: „моя рука спасла меня“; итак провозгласи вслух народа и скажи: „кто боязлив и робок, тот пусть возвратится и пойдет назад с горы Галаада“. И возвратилось народа двадцать две тысячи, а десять тысяч осталось» (Суд. 7:2—3). Дело в том, что в Древнем Израиле существовал очень необычный призыв в вооруженные силы. «Надзиратели же пусть объявят народу, говоря: кто построил новый дом и не обновил его, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не обновил его; и кто насадил виноградник и не пользовался им, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не воспользовался им; и кто обручился с женою и не взял ее, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы не умер на сражении, и другой не взял ее. И еще объявят надзиратели народу, и скажут: кто боязлив и малодушен, тот пусть идет и возвратится в дом свой, дабы он не сделал робкими сердца братьев его, как его сердце» (Втор. 20:5—8). Как видим, по своим демократическим нормам любви и понимания к человеку, он не имеет равных даже сегодня в странах Западной Европы и США, которые так гордятся соблюдением прав человека. Этот закон, выглядящий и сегодня поистине уникальным, в древние времена смотрелся вообще крайне странно. Ни в Вавилоне, ни в Ассирии, ни в Египте ни о каких подобных правах подлежащий призыву в армию не мог и мечтать. Но законы Древнего Израиля устанавливал Бог любви, и потому он так отличался и отличается до сих пор от всех остальных законов призыва. Особенностью законов Древнего Израиля, вновь принципиально отличающих их от всех современных ему и последующих, было то, что они зиждились на философской основе, раскрывающей их суть. Так перед тем, как объявить законы призыва в армию, упоминавшиеся выше, в Законодательстве говорилось: «Когда ты выйдешь на войну против врага твоего и увидишь коней и колесницы [и] народа более, нежели у тебя, то не бойся их, ибо с тобою Господь Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской. Когда же приступаете к сражению, тогда пусть подойдет священник, и говорит народу, и скажет ему: слушай, Израиль! вы сегодня вступаете в сражение с врагами вашими, да не ослабеет сердце ваше, не бойтесь, не смущайтесь и не ужасайтесь их, ибо Господь Бог ваш идет с вами, чтобы сразиться за вас с врагами вашими [и] спасти вас» (Втор. 20:1—4). И этим сказано всё. Сказано, что победа достигается не мощью оружия, количеством воинов, а присутствием Господа. И потому Божий народ мог позволить себе такие многочисленные льготы в отношении своих юношей и мужчин призывного возраста. Но также и те, которые шли на войну, твёрдо понимали, что главное зависит от Бога и от того, как они доверяют Ему. И потому малодушных, робких и боязливых не должно было быть в стане. С Богом могут идти только те, кто безгранично верит Ему. Спустя много веков, говоря о боязливых людях, в том числе и относящих себя к христианам, апостол Иоанн напишет: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Откр. 21:8). Заметим, что в этом стихе боязливые стоят в одном ряду с убийцами, любодеями, идолослужителями. Более того, стоят на первом месте! И это не случайно, ибо страх, как мы уже рассматривали выше, открывает дорогу неверию и всем последующим грехам. Боязливый часто оказывается предателем. Он может не делать преступления сам, но способствовать тому, что их сделают другие. Именно боязливые были доносчиками, «закладывая» в советское время властям своих верующих собратьев. Именно боязливые были готовы пойти на любые духовные уступки атеистической власти, лишь бы их не притесняли. Именно боязливые никогда не говорят ни да, ни нет. Это одна из самых опасных категорий, разлагающая и окружающих их людей. И потому боязливых не может быть в Божьем стане. Богу не нужны полувоины, полууверенные в победе. Но не менее интересным является и тот момент, что именно эта категория лиц, как правило, является и самой заносчивой и самоуверенной, готовой всегда все успехи приписывать себе, а неудачи — другим. Господь хотел, чтобы весь Израиль чётко увидел, что победа будет достигнута не благодаря их численности, а только благодаря Ему и вере тех, кто воззвал к Нему всем сердцем и всецело доверился Ему. Отметим, также, и поведение Гедеона в этой ситуации. Ведь его, главнокомандующего, заставляют увести с поля боя, отправив домой, двадцать две тысячи человек! Но он не просит Бога отменить Своё повеление. Ибо он понимает правоту Господа, Которому он всецело доверился, зная, что победа будет достигнута не им. И потому, когда следует очередное повеление уменьшить армию, он остаётся спокоен. «Он привел народ к воде. И сказал Господь Гедеону: кто будет лакать воду языком своим, как лакает пес, того ставь особо, также и тех всех, которые будут наклоняться на колени свои и пить. И было число лакавших ртом своим с руки триста человек; весь же остальной народ наклонялся на колени свои пить воду. И сказал Господь Гедеону: тремя стами лакавших Я спасу вас и предам Мадианитян в руки ваши, а весь народ пусть идет, каждый в свое место» (Суд. 7:5—7). «Гедеон набрал отряд, наблюдая за действиями и привычками своих людей, которых он привёл днём к источнику Харода. Здесь на них в любой момент могли напасть враги, оставившие стражу на вершине горы Море или устроившие засаду у знаменитого источника. Были выбраны те люди, которые, несмотря на жажду, сохраняли бдительность в непосредственной близости врага и не выпускали из рук оружия даже при питье: они легли на живот и лакали воду языком». [Херцог. Гишон. Указ. соч. С. 73, 75]. Стоящие на коленях представляли собой также прекрасную цель для врага, в отличие от тех, кто лежал на животе. Словом, его войско сразу разделилось на две категории людей. Одну, которая, страдая жаждой, забыв о близости врага и необходимости сохранять бдительность, начала неспешно пить. И другую, страдавшую не меньшей жаждой, но помнящую не о ней, в первую очередь, а о той задаче, которую им предстояло решить. Благодаря такому простому способу были отобраны все триста воинов, но зато воинов, всецело полагающихся на своего Бога и ставящих дело Божье и спасение своих ближних выше своих нужд. Задумавшись над этой историей, мы увидим, что именно в простых ситуациях мы проявляемся лучше всего, представляя собой те же два класса людей, что были и у древнего судьи. Кто сегодня я? И к какой группе духовных воинов Господа я принадлежу? Не к тем ли, которые, делая, вроде бы, Божье дело, ставят на первый план свои нужды? Ведь необходимо отметить, что на войну с мадианитянами шли и те, и эти. Более того, оставшиеся не считали себя боязливыми. Но как же узнать сегодня, к какой группе принадлежу именно я? Для этого вспомним, хотя бы, как мы ведём себя, когда нам предлагают какие-либо служения в церкви. Помню, как наш первый пастор в церкви Молчанов Сергей Борисович призывал молодёжь активно включаться в служение: проводить уроки субботней школы, ходить на учительские, открывать собрания, посещать немощных и больных, оказывая им помощь, и как мы поначалу противились этому. Нет, мы понимали важность всего того, о чём он нам говорил. Но ведь у нас были объективные причины, не дающие нам просто времени, чтобы заниматься этим — учёба в институтах, заканчивающаяся в 17 ч. и позднее, большие задания по предметам, и многое другое. Мы говорили ему, что согласны участвовать, но далеко не во всем, и то только по субботам. На что он нам всегда отвечал евангельскими словами: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33). А так же, что наполовину служить Богу нельзя. И если мы не будем использовать те дары, которые Бог нам дал, или будем использовать их наполовину, то у нас не будет ничего! И мы до сих пор благодарны С. Б. Молчанову за раскрытие этой важной библейской истины. Лучше откровенно покинуть Божью армию, чем номинально числиться в ней, неся половинчатое служение и забывая часто за своими личными нуждами и проблемами то главное, к чему нас призвал Господь. Заметим, так же, что эти триста воинов не стали взирать на остальные тысячи соотечественников, окружающих их, которые неспешно пили воду. Эти триста смотрели на Бога, а не на окружающих. Сегодня мы живём в Лаодикийский период церкви, когда дух безразличия в служении доминирует во многих людях, в том числе и служителях церкви. Часто мы начинаем оглядываться на этих людей и их духовная спячка заражает и нас. Но этого не нужно делать. Каждый ответит за себя. Люди нам не пример и не образец для подражания, особенно в наше последнее время. Гедеоновцы не смотрели на окружающих. И победили. И потому и мы давайте будем смотреть не на дьякона, не выполняющего свои функции, не на пастора, забывшего, когда он последний раз посещал людей или тщательно готовился к проповеди, не на учителя субботней школы, не посещающего учительские собрания, а на Бога. Сегодня по земле разносится тот же громкий клич, подобный тому, который столетия назад огласил земли Израиля. Сегодня звучит тот же гедеонов клич, которым Господь собирает Свой народ. Сегодня, как и в древние времена, тысячи и тысячи людей стекаются к источнику Харод. Стекаются тысячи, но останутся духовные триста человек, Божий остаток. Подобно тому, как во дни Гедеона из нескольких тысяч осталось триста, в наши дни уже из многих миллионов останется 144 тысячи. Не будем ли мы в числе боязливых, оставивших Божий стан уже у Харода, или в числе тех, кто ставит земное на первое место, покинув Божье воинство невдалеке от Море? Или в числе трёхсот? Пока у нас есть время, чтобы сделать выбор… Итак, закончив необычный призыв и формирование армии, Гедеон практически вплотную подошёл к мадианитянским позициям.


Глава 23 из 35« Первая«222324»Последняя »