Глава 9. Евангельские телеграммы

Вследствие нежелания властей, чтобы в Харькове у адвентистов был служитель, церковь оставалась без пастора. Вопросы о перемещении служителей решала тогда не столько церковь, сколько уполномоченный по делам религий. И вот когда после высылки Васюкова сестра Анна Сидоровна приехала в Москву с просьбой о присылке служителя, обратившись с заявлением и списками членов церкви к уполномоченному по делам религий в СССР Куроедову В. А., то он в её присутствии вынул из стола папку, что-то там поискал и сказал, что по имеющимся у него сведениям и отчетам в Харькове адвентистов нет вообще. Вот как не хотелось городскому начальству, чтобы в Харькове была церковь АСД. С 1949 года по 1954 год в Харьков так и не прислали постоянного пастора. Для проведения различных церковных обрядов приезжали проповедники Яковенко Василий Дмитриевич (1903—1985 гг.) и Мельник Федор Васильевич (1903—1989 гг.). Последний был очень яркой фигурой в церковной истории АСД. Это был образованнейший человек своего времени, закончивший Теологический институт в Брашове (Румыния), знавший несколько иностранных языков, а за знание Библии прозванный «Ходячей Симфонией». Он был очень жестким администратором, представлявшим церковь стройной, как полки со знаменами, где проповедники — это были генералы, а служители — офицеры, которые должны были безропотно исполнять распоряжения. Его принцип перемещения служителей осуществлялся как в армии. По его мнению, проповедник или библейский работник, получив распоряжение о переезде в другой город на служение, должен был ответить: «Слушаюсь! Разрешите кашу доварить». Отказ какого-либо служителя от перемещения значил автоматически освобождение его от служения. Во время, когда пастор Мельник возглавлял Украинский унион, отказов от переезда не было. 3 октября 1950 года состоялось первое после войны бракосочетание сразу трех пар: Бондаренко, Осьмачко и Калашника. Все эти три семьи внесли хороший вклад в становление Харьковской общины, о чём будет рассказано ниже. Сочитывал их проповедник Яковенко Василий Дмитриевич, человек сложной духовной судьбы, изведавший глубокие духовные падения, но в конце вновь пришедший в церковь, отдав для служения в ней свои последние годы. В 1950 году решением Харьковского облисполкома от 31.03.1950 г. община АСД снимается с регистрации, как не имеющая служителя и церковного совета(ГАХО, ф. 3858, О. 3, ед. хран. 1663, л. 77-78).. В 1954 году после многочисленных прошений в Харьков, наконец, присылают проповедника. Им был уже далеко не молодой служитель церкви Ярмоленко Василий Семенович. Это был человек, который буквально с первых дней завоевал уважение членов церкви своей эрудицией и посвящённостью. Его проповеди отличали и динамизм и глубина, а характерный украинский выговор придавал им особый колорит. До сегодняшнего дня чудом уцелело несколько проповедей Василия Семеновича, записанных ещё на бобинах, на старом магнитофоне. При подготовке к юбилею мы «перегнали» эти проповеди в компьютер и сегодня желающие могут их услышать. Авторитет Ярмоленко был очень большой, и даже уже через много лет после его отъезда, при различных разговорах, когда возникали спорные вопросы, то члены церкви говорили: «Ярмоленко говорил на это так-то…», и тогда споры смолкали. Он прекрасно знал Библию, цитируя на память многие её стихи. О личных качествах этого пастора говорит хотя бы такой пример. Однажды он посетил одну верующую молодую семью, глава которой занимался стройкой своего небольшого дома. Эта семья жила бедно и имела практически лишь один хлеб на обед. Увидя это Ярмоленко, который и сам жил небогато дал этой семье 100 рублей. Большую по тем временам сумму, сказав, что бы они вернули ее ему при первой своей пенсии! При нём начинает расти харьковская молодежь, которую он активно вовлекает в служение. Среди них следует особо выделить здравствующего, слава Богу, и по сей день Николая Петровича Осьмачко. Николай Петрович родился в Харькове 7 октября 1927 года в верующей семье, принимает крещение 28 июня 1946 года. Вскоре после этого он включается в служение вначале как пробный учитель, член хора, начав говорить свои первые проповеди. При пасторе Ярмоленко он официально включается в служение как учитель субботней школы и проповедующий. Особым вдохновением и глубиной отличался его цикл проповедей на 1 Послание Фессалоникийцам 5:23 («Дух, душа и тело: что они означают?»). Эти темы очень нравились членам общины. Николаю Петровичу было сделано предложение тогдашним Союзным руководством АСД переехать для служения в Киев, но он по своей скромности посчитал, что эта ноша не по его плечам, оставшись служить в Харькове в качестве пресвитера церкви. В 1955 году Ярмоленко в 4:30 утра на берегу реки Уды совершает крещение Лебедя В. Ф., Петриенко А. А., Бураковского П. М., Беспаловой О. и Алексеева А. А. Последний, Алексеев Анатолий Александрович, является очень талантливым человеком. Прекрасный художник, он на протяжении нескольких десятилетий работал и работает в Харьковском медицинском университете на кафедре анатомии художником. Вместе с профессором Р. Д. Синельниковым он издаёт 4-х-томный атлас анатомии человека, по которому занимались и занимаются все студенты медицинских институтов бывшего СССР и СНГ, а также многих стран Европы, Африки и Азии. Он обладает феноменальной памятью, знанием Библии и книг Духа Пророчества. На протяжении многих лет он возглавлял субботнюю школу Харьковской общины, читал глубокие проповеди. Это человек, с которым очень интересно общаться. Им и его покойной женой Валентиной Ивановной был собран большой архив по истории АСД в Харькове, который был любезно предоставлен Алексеевым автору данных строк. Чуть ниже мы ещё вернемся к истории служения этого интересного и действительно духовного человека. При пасторе Ярмоленко Харьковская община включала в себя верующих не только Харьковской, но ещё Сумской и Белгородской областей. Координировать работу в столь большом регионе было тяжело, особенно если учесть, что телефонная связь была развита крайне плохо, и потому, когда было нужно что-либо сообщить, пользовались телеграфом. Эту работу выполняли две девушки: Васюкович Лия Антоновна и Сиротинская (тогда Тарасенко) Лидия Тихоновна. Интересные внешне, хорошо одетые, они приходили на почтамт поздно вечером, ближе к закрытию, брали по нескольку десятков телеграфных бланков и начинали их заполнять, затем становились в очередь сдавать телеграммы. Адреса и фамилии были разные, а содержание одинаковое: «Вечеря Господня состоится тогда-то… приезжайте». Приёмщицы телеграмм смотрели то в текст, то на девушек, затем поднимались, куда-то выходили, снова возвращались и продолжали работу. При этом то из одних, то из других дверей выходили люди, смотрели на девушек, перешёптывались, пересмеивались. Так продолжалось до тех пор, пока все телеграммы не отправлялись. Это были поистине Евангельские телеграммы, несущие радостную весть. К сожалению, в наши дни порой, Вечеря Господня не является тем долгожданным праздником, каким она являлась в те годы. Большую радость тогда носили и молодёжные служения, проводившиеся с риском для жизни и свободы. Программа одного из них сохранилась до нашего времени.

1. Общее пение.

2. Молитва.

3. Хор. Нивы налилися.

4. Квартет. Что делаешь…

5. Стих. Сегодня как-то необычно.

6. Оркестр. Сеется семя.

7. Стих. Нам жизнь дана.

8. —//— Притча о Сеятеле.

9. Дуэт. № 267.

10. Проповедь.

11. Хор. № 513.

12. Квартет. Вот на почву…

13. Стих. Учитесь юноши…

14. —//— Вот пашни…

15. Дуэт. Спой же песню.

16. Оркестр. Братья, сестры. Дружно…

17. Стих. Юноша встань.

18. Мужской хор. Божья любовь.

19. Стих. Жатва созрела.

20. —//— Юные слуги Господни.

21. Хор. Что праздно стоите.

22. Стих. Кто-нибудь другой.

23. —//— Берись за дело.

24. Оркестр. Пошли Господь…

25. Беседа. Христианин.

26. Проза. Вы будете Мне свидетелями.

27. Пение. Торжествуй евангельская правда.

28. Стих. Вопли мира.

29. Рассказ. Ответственность.

30. Хор. Слышно призывное слово.

31. Квартет. Дружно, дружно…

32. Рассказ. Теплота.

33. Оркестр. Утро юности…

34. Стих. Счастлив тот.

35. Стих. Жатвы много.

36. Хор. Братья, сестры! Нас Господь зовет.

37. Рассказ. Дороже золота.

38. Соло.

39. Дуэт. Сын мой.

40. Стих. Осенние мысли.

41. Оркестр. Жить для Иисуса.

42. Стих. Молодежь.

43. Хор. Духовный марш.

44. Общее пение.

45. Молитва.

В бытность пастора Ярмоленко произошло одно, надолго запомнившееся подобное служение. Молодежь из Ростова-на-Дону пожелала приехать в Харьков на новогоднее торжественное собрание, чтобы провести совместную новогоднюю программу. Для этого была выбрана первая суббота января. Утром должна была состояться Вечеря Господня, а вечером — новогоднее торжество. За сутки до выезда гостей из Ростова пастор Ярмоленко получил приглашение к уполномоченному по делам религиозных культов, где ему поставили условие: или он не допустит присутствия гостей на собрании, или у него отберут справку о праве быть служителем и проповедовать в Харькове. Вопрос, как видите, был серьезным: как решить, что делать? Об этом молились, просили мудрости у Бога. Утром в пятницу приехали ростовчане, 15 человек молодежи, остановившись у Васюкович Анны Сидоровны. Их познакомили с создавшимся положением. После совместного совета и молитв решили, что в пятницу вечером они на собрание не пойдут, чтобы не привлекать внимание, а пойдут в субботу утром и проведут всё служение. Так и сделали. Гости остались дома, а хозяева ушли на собрание. После возвращения через пару минут раздался звонок в дверь, открыли, и в комнату ворвались 15 человек милиции. Они вежливо поздравили хозяйку с новым годом и стали проталкиваться в другую комнату, где находились ростовчане, которые в это время, репетируя, как раз пели: «Но я знаю, в Кого я верю. Ничто с Иисусом нас не разлучит, и Он мне наследие вручит, в тот день, когда опять придет». Это было символично. Милиция подождала, пока окончилось пение, а затем предложили хозяйке и гостям одеться и пройти с ними в райотдел милиции. В милиции каждому из них предложили написать объяснительную записку, почему они оказались в городе Харькове. Времени, чтобы договориться об общем тексте объяснительных, не было. Но есть на небе Бог, Который управляет сердцем и мыслями Своих детей. Содержание всех 15-ти объяснительных было практически идентично, глася следующее: «Я приехал (приехала) в Харьков на церковный праздник преломления хлеба». Прочитав эти объяснения милиция приказала ростовчанам в ближайшие часы покинуть город. Но этого не произошло. Все возвратились в дом Анны Сидоровны, переночевали, а в субботу утром участвовали в служении Причастия, а вечером проводили новогоднее торжественное собрание. В 1957 году весной пастора Ярмоленко В. С. переводят в Жданов, затем в Донецк, где он спустя 8 лет умирает, а вместо него на пасторское служение в Харьков направляется проповедник Трусюк Николай Григорьевич (1920—2005гг.). Николай Григорьевич родился на Винничине в адвентистской семье. По окончании школы закончил зубоврачебное училище. В годы Великой Отечественной Войны нес медицинское служение в танковых войсках. В кровопролитных боях под Вязьмой попал в плен, из которого чудом бежал. Затем он несёт службу начальника зубоврачебного отделения в эвакогоспитале г. Ровно. В 1946 году призывается на пасторское служение, начав его в Жмеринке, а затем в Казатине, потом переводится на служение в Харьков, после того, как Ярмоленко за религиозную деятельность был снят с регистрации без права проживания в Харькове. В то время власти очень раздражало то, что так окрепла Харьковская община, имевшая к тому времени хор из 30-ти человек и струнный оркестр. Хором руководила сестра Дурманенко В. И., а оркестром — Бондаренко Татьяна Васильевна, человек исключительной доброты и интеллигентности. Приезд Трусюка совпал с началом хрущевских гонений на религию. В отличие от Сталина, при Хрущеве не проводилось расстрела верующих, но несмотря на это, проводилась ещё более отвратительная работа по дискредитации верующих. На них наводились страшные обвинения в убийстве детей, половых извращениях, тунеядстве, шпионаже, наконец, их объявляли психически больными, отправляя на принудительное лечение в психиатрические клиники. Более того, у родителей-христиан отбирали малолетних детей на перевоспитание. Например, у проповедника Павла Бахматского, проживающего ныне в Новой Водолаге, забрали малолетнего сына, и он больше его не видел. Над верующими устраивались показательные народные суды, на которых они подвергались публичному осмеянию и оскорблениям, а для многих они заканчивались и тюрьмой. Хрущев объявил беспощадную борьбу всему, что было связано с религией. Для иллюстрации того, каким клеветническим наветам подвергались верующие, хотим привести одну из «заказных» статей тех лет о служителях мракобесия.

В конце 1959 года собрание по ул. Сущенской, 53 было закрыто, и в течение 5 лет члены общины собирались по домам. В частности, вдомах Гапона В.Н., Васюкович А.С.,Черепахи И.П., Навицкого Е.С., Лебедя В., Сухомлина Н., Мацюка Н., Засядь В., Черныш Т., Потапенко А., Вендина И., Вновь, как в 30-е годы, казалось, что религии приходит конец, но наступает 1964 год, и некогда всесильного Хрущева его же товарищи по партии свергают, организовав заговор. Хрущев лишается всех должностей, проживая отныне на одной из госдач, по сути, на правах полузаключенного. Все его звонки прослушивались, почта перлюстрировалась, возможность перемещений была ограничена. Конечно же, отставка Хрущева была не случайной. Зарвавшийся в своей гордыне крестьянин посягнул на Самого Бога. Его постигло ещё большее унижение, чем то, которому он подвергал верующих людей. Пользуясь изменившейся ситуацией в стране, пастор Трусюк, видя, что официально приобрести молитвенный дом нельзя, решает с согласия Совета общины купить частный дом на подставное лицо, сделать реконструкцию и начать там богослужения. Такой дом был куплен по ул. Артиллерийская, 30. В марте 1965 года собрание уже было открыто. Этого власти перенести не могли. За данный поступок Трусюк был снят с регистрации и ему было приказано покинуть Харьков. Пресвитером общины был избран Калашников Алексей Захарович. Автору данных строк посчастливилось несколько раз встречаться с этим действительно светлым человеком, который через всю свою долгую жизнь нёс и несёт любовь Христа людям. Уже будучи очень пожилым, далеко за 80 лет, он продолжал нести посильное служение в Крыму, где проживает. Он часто выходил в Ялте на набережную, садился на скамеечку с Библией в руках, и небольшим рекламным щитом, на котором была надпись: «Отвечаю на библейские вопросы». Ныне Алексей Захарович проживает в Симеизе, Крым.


Глава 11 из 16« Первая«101112»Последняя »