Что значит быть спасенным?

Находясь случайно в Спокане (штат Вашингтон), я зашел в церковь. Я никого не знал в этом городе и решил посидеть и послушать проповедь. Проповедник призывал грешников к спасению.

Я рассеянно слушал, будучи погружен в свои мысли. Вдруг почувствовал прикосновение чьей-то руки. Я обернулся и увидел молоденькую девушку с карими глазами, которая серьезно спросила меня: «Брат, ты спасен?»

Сперва я хотел ей довольно легкомысленно ответить, как обычно делают это молодые люди. Я хотел пошутить и сказать, что еще не заблудился. Но при виде этого серьезного лица и чувствуя прикосновение ее дрожащей руки, я понял, что шутить здесь ни к чему.

— Не знаю, — ответил я ей.

И я действительно не знал, ибо был далек от Бога, и ничего не понимал в религиозных вопросах.

— Я должен все же когда-нибудь всерьез заняться этими вопросами, — в сердцах сказал я сам себе.

Из церкви я ушел взволнованным. Мне было непонятно, что в сущности значит — быть спасенным. В то время я работал на ферме вместе с другими молодыми ребятами. Иногда по вечерам, сидя на койках, мы рассуждали о религии, о спасении. Никто толком не понимал, что это значит. Один парень по имени Рене утверждал, что добрыми делами мы можем кое-что заслужить.

— Что же конкретно мы можем заслужить? — спрашивал я.

— Жизнь вечную, — отвечал Рене.

— А сколько добрых дел для этого требуется? — не унимался я.

На этот вопрос он не мог ответить. Мы просили его разузнать об этом поточнее. Если в Царство Небесное можно попасть благодаря добрым делам, то мы хотели знать, как определить, что их сделано достаточно для спасения.

Другой парень говорил, что для спасения необходимо соблюдать десять заповедей, а третий уверял, что мы можем быть спасены только благодатью через заслуги Иисуса Христа. Мы все хотели верить, что это так, но не понимали этого.

Выходя в тот памятный мне вечер из церкви, я вспомнил наши рассуждения на ферме. Я остановился у старого моста, который вел через реку, и, размышляя над всем этим, наблюдал водопад на Спокане.

Ко мне быстро подошел полицейский, очевидно, предполагая, что я собираюсь покончить с собой. Я объяснил ему, что только начал жить и занят тем, что пытаюсь найти путь к вечной жизни. Кажется, он мне не поверил. Уже многие бросались с этого моста, и полицейский решил не упускать меня из виду, и шел за мной всю дорогу, до центра города.

В течение многих лет я размышлял над вопросом спасения. Этот вопрос разделяет христианский мир на разные лагеря, вносит разногласия в церкви, оставляет в сердцах миллионов людей сомнения, неуверенность и отчаяние. Апостол Павел писал ефесянам: «Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар; не от дел, чтобы никто не хвалился». (Еф. 2, 8-9).

Однажды я ехал вместе с молодым индейцем вдоль реки Малый Бигхорн в Монтане. Мы проезжали мимо места, где была последняя стоянка генерала Кастера, погибшего здесь во времена покорения индейцев. Мы остановили своих лошадей; перед нашим взором открылась прекрасная долина. Здесь боролись два народа: мой народ и народ моего друга-индейца. В тот раз индейцы одержали победу. Теперь все выглядело мирно и тихо. Я положил руку на плечо своего друга и спросил:

— О чем ты думаешь?

— Воевать неразумно, — ответил он,- гораздо лучше быть друзьями.

Я вспомнил многие великие битвы, упомянутые в истории, от столкновения Авраама и его слуг с языческими царями вплоть до самой кровопролитной Второй Мировой войны. Я слышал рассказы старых воинов, которые прошли «долиной смертной тени». Все это казалось мне таким же нереальным, как и битва при Малом Бигхорне в это тихое утро.

Но в мире есть еще одна война, которую не видят наши глаза. Она длится всю нашу жизнь — от рождения до самой смерти, не зная ни передышек ни перемирий. Это — война за душу человека. В этой войне полем битвы является мое собственное сердце. Среди ужасного одиночества больших городов и среди тишины пустыни я чувствовал в себе борьбу двух сил. Я видел несправедливость и ненависть в жизни так называемых христиан и беспомощность любви тех, которые поклонялись единому Великому Духу. На меня обрушивалась жгучая ненависть подобно всепожирающему огню; я также таял под теплым дыханием любви и милосердия, которые изливались в мою душу подобно исцеляющему потоку. На поле битвы в моем сердце постоянно боролись две силы, и каждая из них старалась завладеть им — это были силы добра и зла, Бог и дьявол. Каждое новое сражение оставляло меня истерзанным, опустошенным, и я возненавидел эту постоянную борьбу. Под давлением одиночества и обманутых надежд я пытался найти успокоение на севере, но ни от Бога, ни от дьявола никуда не убежишь. Ни добро ни зло не останавливаются у полярного круга.

Однажды я повстречал своего старого друга. Он испытывал те же страдания, что и я, и переживал ту же борьбу противоборствующих сил, но нашел способ остановить ее.

— Твое сердце в твоем полном распоряжении, — сказал он мне, — и ты сам можешь выбрать, какая сила одержит в нем верх.

— Но ведь я пробовал,- возразил я, — всеми силами я старался удалить ненависть и горечь из моей души, но увы…

— Это не поможет, — прервал он меня, — я тоже так пробовал. Это все равно, что лопатой стараться выгрести темноту из комнаты. Единственный способ уничтожить темноту — впустить свет. Тьма — это отсутствие света. Так и зло есть отсутствие добра.

— Но как я могу впустить в свое сердце добро, — спросил я недоверчиво, — если оно полно ненависти? Я учил физику и знаю, что два предмета не могут одновременно занимать одно и то же место.

— Да, но ты также учти и то, что природа не терпит пустоты. Ты не можешь удалить ненависть, пока не позволишь любви войти и вытеснить ее.

Это казалось мне настолько простым, что я все еще не мог поверить.

— А разве я не должен что-то сделать, чтобы избавиться от дурных мыслей и привычек? Мой друг рассмеялся.

— Ты напоминаешь мне человека, который старается защитить льва от собак,- сказал он.

— Согласен, — ответил я, — лев, который не может защититься от собак, больше не лев. Но любовь не борется и не имеет когтей.

Мы беседовали в течение нескольких часов, и я понял, что любовь — самый великий завоеватель. Наша душа расположена между двумя борющимися силами. И та и другая сторона предлагает за нее очень высокую цену. Сатана обещает всю славу мира и удовлетворение всех побуждений эгоистического сердца. Однако его обещания не исполняются, а конец для тех, кто поверил ему и встал на его сторону один — разделение с Богом и вечная гибель.

Бог же дает всем нам уверенность в конечной победе, вечную жизнь и восстановление утраченного рая. Он послал Своего Сына в мир, чтобы Он стал членом человеческой семьи, жил совершенной жизнью и умер вместо человека, чтобы занять место Адама и привести всех, принимающих Его руководство, обратно, на путь вечной праведности.

Человеку трудно принять спасение как дар. Грешное сердце полно гордости и старается заслужить свою награду. Но ни одна душа, не покорившаяся Иисусу, никогда не примет незаслуженного дара. В плотском сердце нет места для кроткого и смиренного Христа. Но если душа исполнена любовью и светом, в ней не найдется места для эгоизма и греха. Если мы приняли в свое сердце Спасителя, тогда мы поистине обрели спасение. Дьявол никогда не войдет туда, где живет Христос.

Кто-то спросил одного старого верующего брата, одержал ли он уже победу над дьяволом.

— Нет, — ответил он, — но я на стороне Того, Кто победил дьявола.

Именно в этом и заключается спасение.


Глава 14 из 20« Первая«131415»Последняя »