17.

Находясь некогда в Вавилоне и быв принуждаемы врагами петь, они не соглашались и не повиновались, хотя были пленниками и рабами угнетавших их господ; но и не имея отечества и свободы, и подвергаясь опасению за свою жизнь, и находясь в руках пленивших, как в сети, когда им приказывали петь песни на инструментах, они говорили так: на реках вавилонских, тамо седохом и плакахом; яко вопросиша ны пленшии нас о словесех песней; како воспоем песнь Господню на земле чуждей (Пс. CXXXVI, 1-4)? И никто не может сказать, что они поступали так по неимению инструментов; они сами привели причину этого в словах: како воспоем песнь Господню на земле чуждей? А инструменты были с ними; на вербиих, говорят они, посреди его обесихом органы наша (ст. 2). Там непозволительно было им и поститься. Указывая на это, пророк говорил им: семьдесят лет постом ли постистеся Ми, глаголет Господь (Зах. VII, 5)? А что им не позволительно было делать ни курений, ни возлияний, о том послушай трех отроков, которые говорят: несть князя, и пророка, и вожда, ни места, еже пожрети пред Тобою и обрести милость (Дан. III, 38). Они не сказали, что нет священника; потому что священники были; но чтобы ты знал, что все зависело от места и все законодательство прикреплено было к нему, они и сказали: несть места. Но что я говорю: делать курения и возлияния? Даже просто читать закон там непозволительно было им; и за это некогда укоряя их, другой пророк говорил: и прочтоша извне закон, и призваша исповедание (Амос. IV, 5); ни совершать пасхи, ни пятьдесятницы, ни праздника кущей, и ничего другого подобнаго. И однако зная, что запустение места сделало для них непозволительным все это, и что, если они станут покушаться на что-нибудь подобное, то станут покушаться противозаконно и будут наказаны за это, они не могли воздвигнуть и востановить того места, в котором позволено было совершать все это по закону. Так сила Христова, создавшая церковь, разрушила это место. И пророк предсказал о том, что придет Христос и совершит это, хотя сам жил уже после плена. Послушай, что говорит он: и в вас затворятся двери, и не возгнетите огня олтареви моему туне: несть воля моя в вас; зане от восток солнца и до запад имя мое прославися во языцех, и на всяком месте фимиам приносится имени моему и жертва чиста (Мал. I, 10, 11). Видишь ли, как он ясно и отверг иудейство и представил христианство блистающим и распространившимся по всей земле? Свойство же этого богослужения другой пророк изображает так: и поклонятся ему кийждо от места своего, работати ему под игом единем (Соф. II, 11; III, 10); и еще иной: девица Исраилева повержена, несть возставляющаго ю (Амос. V, 2). И Даниил ясно говорит, что все прекратится, и жертва и возлияние, и помазание и суд (Дан, IX, 27). Впрочем это яснее и пространнее я раскрою тогда, когда буду говорить к иудеям, а пока буду держаться предположеннаго пути, в опровержение умствований безразсудных язычников. Я не говорил тебе ни о воскрешении мертвых, ни об очищении прокаженных, чтобы ты не сказал: это — ложь, выдумка, басня, кто это видел, кто слышал? Те, которые сказали, что Христос был распят и принимал удары по ланитам, те самые сказали и об этом. Почему же ты, считая их достоверными в последнем, возстаешь против сказаннаго ими о первом, как бы несбыточном? Если бы они для прославления своего учителя писали по суетному тщеславию, то они умолчали бы о событиях прискорбных и кажущихся для многих позорными, а между тем они в доказательство своей истинности в особенности останавливались на этих последних и разсказали все с точностию и большою подробностию, не опуская ни малаго ни великаго; о знамениях и чудесах они очень многое умолчали, а о страданиях и событиях, кажущихся позорными, на которых останавливались, все сказали все с точностию. Я же не сказав тебе ничего об этом, т. е. о чудесах и знамениям, дабы сильнее удержать всякий безстыдный язык, представил то, что теперь явствует, теперь находится пред глазами, что яснее солнца, распространено по всей земле и объемлет всю вселенную, что совершилось превыше человеческой природы и было только делом Божиим. Ты говоришь, что Он не воскрешал мертвых? Но ты не можешь сказать, что нет церквей во вселенной, что оне не подвергались гонениям и что оне не преодолевают и не побеждают. Сказать это так же невозможно, как сказать, что нет солнца. А разрушение иудейскаго храма разве ты не видишь совершившимся пред глазами всей вселенной? Почему ты не разсуждаешь сам с собою так: если действовал не Бог и Бог крепкий, то отчего почитающие Его так умножились даже при гонениях, а распявшие Его и нападавшие так унижены, что и лишились всего государства и странствуют скитальцами, изгнанниками и беглецами, и столь долгое время не изменило того и другого? Против римской власти иудеи предпринимали войны, поднимали оружие, продолжали ополчаться много времени, иногда и одерживали победы и причиняли не мало безпокойств тогдашним императорам, и однако эти самые иудеи, воевавшие и ополчившиеся против таких царей, и имевшие такое множество и денег и оружия и воинов и отражавшие многих полководцев, не могли возстановить одного храма; синагоги они построили во многих городах, а того места, которое давало силу собственному их государству, где они привыкли совершать все и чем держалось иудейство, того одного места возстановить не могли.


Глава 17 из 17« Первая«151617