Буддизм

Буддизм — это религия, основанная жителем северо-восточной Индии Сидхартой Гаутамой (566-486 до н.э.), который, благодаря достоинствам своего религиозного прозрения, стал известен как Будда (Просвещенный). Учение Будды (дхарма) имело свои корни в индуистских метафизических системах его времени. Вера в сущностное единство всех существ (брахман-атман) и условную природу феноменального мира, подверженного динамике перерождения (сансаре) (см. «Реинкарнация» и Трансмиграция») и этической прогрессии (карме). Учение, которое стало известно под названием «буддизм», все же отличалось от индуизма. Ведь оно подвергало сомнению две ключевых индуистских практики. Во-первых, духовную ценность кастовой системы, и, во-вторых, божественный характер индуистского пантеона.

Сам Будда принадлежал к касте кшатриев, второй по значимости после браминов (священников), члены которой представляли собой, своего рода, аристократию Индии в Vстолетии до нашей эры. Его отец был царем области под названием Лумбини, которая располагалась в районе современной границы между Индией и Непалом. Гаутама обладал всеми привилегиями царского положения, однако, с течением времени, начал осознавать бессмысленность обладания богатством и властью. Он отказался от всего, оставил свой дом, семью, и принял образ жизни, не присущий кастовой системе, он стал странствующим религиозным аскетом. Однако, спустя определенное время, он понял, что умерщвление плоти, которое практикуется в аскетизме, было таким же бессмысленным как и богатство, и власть. Просвещенное состояние Будды заключалось в признании бесплодности самовозвеличивания и самоотречения, как пути к свободе (нирване). Вместо этого, он начал учить о среднем пути, состоящем из нравственной жизни (сила), которой можно достичь посредством медиативной практики (самадхи), благодаря чему человек начинает понимать, что высшая мудрость (панна) превыше всех культурных и социальных установлений, в том числе и кастовой системы.

Для того чтобы показать явное отвержение учения о духовной необходимости кастовой системы, Будда, отказавшись от прямолинейной критики, подчеркивал ограниченность всей жизни, характеризуя ее как страдания (дукха). В четвертой достойной истине Будда учил о пути нравственных и медитативных предписаний, созданных для того, чтобы человек, пребывающий в духовном поиске, мог обрести премудрость буддистского учения. Это учение стремилось сместить центр религиозной практики с ведических ритуалов и храмовых жертвоприношений (традиционных составляющих классических форм индуизма и местных индийских религий) к личностным, внутренним духовным практикам. Таким образом, в буддизме каста не является определяющей составляющей религиозной жизни (как в индуизме). Каста всего лишь временный фактор (по крайней мере, в Индии) условного существования. Будда вдохновил движение, которое уже существовало в индийской религиозной среде, выступавшее против социально-структурных религий и за адаптированные межкультурные религии, которые акцентировали внимание больше на универсальной мудрости его учения, чем на социальных реалиях.

Индийская культура была, по всей видимости, готова к такой реформе. Акцентирование внимания на кастовой системе породило тяжеловесную религию привилегий (индуизм), в которой к совершению ритуалов и практик допускались только представители высших каст браминов и кшатриев. Поэтому низшие касты, наряду с теми, кто был вне каст, принимали учение Будды. Также, на основании содержания проповедей Будды можно сделать вывод, что у него были последователи и из высших каст индусов. Движение Будды постоянно возрастало в период его сорокапятилетнего служения, как странствующего проповедника. Результатом его деятельности и учения стало уменьшение важности тщательно разработанного индуистского пантеона богов и богинь. Хотя большинство обращенных в буддизм и не отказались полностью от поклонения своим местным божествам, тем не менее, Будда ясно учил, что таковые являются предпоследними по степени важности, если сравнивать со значимостью духовного поиска отдельно взятого человека. В течение длительного периода времени распространения буддизма в Юго-Восточной Азии, Китае, Японии, Корее и Тибете, такие изменения в функциях богов и богинь привели к формированию разных его школ. В каждом из этих случаев учение Будды доказало способность к адаптации к местным культурам без искажения своих основных особенностей. ТЕРАВАДА Юго-Восточной Азии, МАХАЯНА Китая, ДЗЕН Японии и тибетский ВАЯРАНА БУДДИЗМ во всем своем разнообразии отличаются друг от друга, но все же остаются настоящим буддистским учением.

Такая способность к адаптации стала одной из причин того, что буддизм является, на данный момент, четвертой мировой религией с 300 миллионами последователей. Так как Будда подчеркивал тяжесть и иллюзорность значения истории и культуры в вопросе нашего восприятия самих себя и духовного поиска, буддизм доказал свою эффективность в деле объяснения своего учения людям, которые не являются его адептами. Говоря христианским языком, буддизм является миссионерской религией. Будда в конце своей жизни вдохновлял своих последователей, особенно членов монашеских орденов (сангха), идти и распространять его учение среди всех существ, способных чувствовать. Такой подход привел к тому, что буддизм стал одним из основных игроков на мировой религиозной арене. В наше время он быстро распространяется в западных странах. Более того, в Западной Европе и Северной Америке имеется значительное количество буддистов.

Такой быстрый рост сделал буддизм основным соперником христианства как на Западе, так и во всем мире. Способность буддизма адаптироваться к разным культурам может быть приравнена только к способностям христианства и ислама преодолевать все национальные, этнические и экономические границы. Такие предпосылки делают буддизм идеальной религией в глобальном контексте, в котором пребывает современное человечество.

Буддизм претендует на роль эксперта, отвечая на многие традиционно сложные вопросы, которые, например, возникают в контексте взаимоотношений науки и религии. В определенном смысле у буддизма (по сравнению с христианством и исламом) есть преимущество по причине его «полутеистического» отношения к богам и богиням. Хотя различные направления буддизма по-разному относятся к «божествам», богам и полубожественным существам, тем не менее, во всех формах буддизма боги, какими бы они ни были, являются всего лишь этапами на пути к окончательному Просвещению, которое является основной целью человека. Следствием такого подхода является то, что религия и наука рассматриваются как полностью совместимые человеческие предприятия, которые способствуют человеческому возрастанию и которые на определенном этапе будут оставлены человеком, как и вся сансара (весь наш мир).

Однако такая совместимость создает дилемму в контексте этического рассмотрения. Если вся реальность условна и непостоянна, а целью является замещение ее безусловной пустотой нирваны, тогда мотивация и этическое исполнение могут стать проблематичными, что несвойственно для теистических религий с их признанием сверхъестественного. Современные буддистские ученые и практики, осознавая важность этого вопроса в мире, который преисполнен культурной несправедливостью и гнетом, усиленно работают над разработкой концепции «вовлеченного буддизма», который будет решать проблемы социальной несправедливости, не нарушая при этом принципов буддистской метафизики.

Буддизм также идеально подходит для терапевтического подхода к современной жизни. Ранний буддистский психологический анализ человеческой личности, особенно ее ментальных состояний, является, по всей видимости, наиболее сложным во всей истории человечества. Этот анализ, которые есть во многих буддистских традициях, начиная от анализа Теравады Абхидхаммы до дзен-буддистского супрарационализма, в буддистских системах служит для разработки АНАТТЫ, то есть учения о самоотрешенности. Такой подход указывает на основное буддистское понимание того, что индивидуальное «я» состоит из исторических и культурных факторов, которые следует оставить, чтобы достигнуть состояния Просветления. В таком случае, цели буддистской психологии и родственных духовных практик разительно отличаются от сравниваемых христианского и мусульманского анализа и практик. Тем не менее, этот анализ весьма глубок и действенен во всех религиозных традициях, особенно это касается практики медитации, которая чрезвычайно эффективна для достижения самопознания. Следует отметить, что большинство жителей Запада увлеклись буддизмом из-за его духовных медитативных практик, которые образуют такую богатую основу для буддистской религиозной традиции. Например, практика випассана Теравада буддизма (просвещенная медитация), приобрела многих поклонников в Соединенных Штатах, наряду с многочисленными дхармадхату центрами медитации Дзен и тибетской медитации в западном мире. Жители Запада, желающие снять стресс с помощью эффективных практик буддизма, вскоре начинают интересоваться не только медитацией, но и метафизическим пониманием нашего мира с точки зрения буддизма.

Рассматривая эту метафизическую сущность, человек сталкивается с проблемами, которые существуют во всех формах буддизма и всех формах ортодоксального теистического христианства. Возникает важный вопрос: «Действительно ли существует единый, личностный, трансцендентный Бог, Который общается с вечными и реальными человеческими существами?» После всех проведенных исследований можно сказать, что буддистская религиозная традиция не признает такого Бога, а христианская традиция перестает быть таковой, в случае Его отрицания.

Терри К. Мак

Источник: Evangelical Dictionary of World Missions, gen. ed. A. Scott Moreau (Евангельский словарь мировых миссий под общей редакцией Скотта Моро)


Глава 1 из 8123»Последняя »