5. Оправдание

Наше отношение к Богу — основной религиозный вопрос. Как человек может быть праведен перед Богом? Как он может быть праведен перед Святым? В нашем положении, однако, вопрос сильно усложняется. Он состоит не просто в том, как человек может быть прав перед Богом, но как может грешник быть прав перед Ним? В предыдущей главе мы сделали вывод о том, что грех всегда против Бога, и сущность греха — в его направленности против Бога. Человек, противостоящий Богу, не может быть праведен перед Ним. Следовательно, если мы против Бога, то Бог — против нас. Другого быть не может. Бог не может быть равнодушен к тому, что противоречит Его сущности или доволен этим. Само Его совершенство требует праведного возмущения. А это и есть гнев Божий: “Ибо открывается гнев Божий на всякое нечестие и неправду людей, держащих истину в плену у неправды” (Рим. 1:18). Таково наше положение и наши отношения с Богом — как же можем мы быть в должных отношениях с Ним?

Ответ, конечно, один: мы не можем быть правы перед Ним, потому что полностью перед Ним виновны. И мы полностью не правы, потому что мы согрешили и лишены славы Божией. Слишком часто мы не способны осознать серьезность этого факта, и по этой причине огромная статья об оправдании не затрагивает глубин нашего духа. По этой причине евангелие оправдания является ничего не значащим звуком в мире и в церкви двадцатого столетия. Нас не пропитывает глубокое ощущение реальности Бога, его величия и святости. И грех, в сочетании со всем этим, кажется не многим больше простой неудачи или неприспособленности.

Но если мы оценим центральную тему евангелия, если триумфальные трубы найдут отклик в наших сердцах, наше мышление должно быть трансформировано осознанием реальности Божьего гнева, реальности и серьезности нашей вины и Божьего осуждения. Тогда и только тогда наше мышление и чувства восстановятся для понимания благодати Божьей в оправдании нечестивых. Вопрос не столько в том, как человек может быть в надлежащих отношениях с Богом, но в том, как грешный человек может прийти к гармоничным отношениям с Богом? Вопрос в такой форме указывает на необходимость полной перемены наших отношений к Богу. Оправдание есть ответ, и оправдание есть деяние Божьей независимой благодати: “Бог оправдывающий. Кто осудит?” (Рим.8:33, 34а)

Истину “Бог оправдывает” необходимо подчеркнуть. Мы не оправдываем себя сами. Оправдание — это не наше извинение и не результат процесса самоизвинения. Это даже не наше признание и не вызываемое в нас исповедью приятное чувство. Оправдание — не религиозный ритуал, который мы выполняем, каким бы благородным и благим этот ритуал ни был. Если мы стремимся понять оправдание и обрести благодать, мы должны обратить наши мысли к Богу в оправдании нечестивых. Ни в чем так не проявляется Божьий свободный дар благодати, как в его оправдании: “Будучи оправдываемы даром, по Его благодати, чрез искупление, которое во Христе Иисусе” (Рим.3:24).

Истина оправдания пострадала от человеческих искажений так же, как и любая из доктрин Писания. Один из способов, которым она была извращена,- это невнимание к значению термина. Оправдать не значит сделать праведным, или хорошим, или святым, или честным. Совершенно верно, что в применении искупления Бог делает людей святыми и честными. Он обновляет их по Своему образу и подобию. Он начинает делать это при возрождении и продолжает в труде освящения. Он завершит это в прославлении. Но оправдание не относится к этой обновляющей и освящающей благодати Божьей. Одна из первостепенных ошибок католической церкви в том, что она рассматривает оправдание как вливание благодати, как обновление и освящение, которым мы делаемся святыми. И серьезность ошибки католицизма не столько в том, что они спутали оправдание с обновлением, но в том, что они спутали два определенных деяния Божьих и устранили из Евангелия великую истину о дарованном и полном оправдании благодатью. Поэтому Лютер испытывал такие душевные муки, находясь под управлением католической церкви с ее искажениями; и причиной, по которой он исполнился такой бурной радости и уверенности, было освобождение от цепей, которыми связал его Рим. Он обнаружил, что великая истина оправдания совершенно отлична от учения Рима.

Из повседневного употребления слова должно быть ясно, что оправдание не делает святым или честным. Когда мы оправдываем человека, мы не делаем его хорошим или честным. Когда судья оправдывает обвиняемого, он не делает его честным человеком. Он просто объявляет, что по его мнению этот человек не виновен в указанном преступлении, а честен по закону, применимому в данном случае. Одним словом, оправдание — это просто заявление или объявление приговора касательно отношения человека к правосудию, которое призван отправлять судья. Возможно, конечно, что повседневное употребление не совпадает с использованием термина в Писании. Писание должно само толковать себя. Вот в чем вопрос: согласуется ли использование этого понятия в Писании с его повседневным употреблением ? На этот вопрос очень легко ответить. Ответ таков: Писание использует его в том же смысле. Этот вывод подтверждается несколькими положениями.

1. Как в Ветхом, так и в Новом Завете во множестве отрывков термин “оправдание” не может означать ничего, кроме как “объявить праведным”. Например, мы читаем: “Если будет тяжба между людьми, то пусть приведут их в суд и рассудят их: правого пусть оправдают, а виновного осудят” (Втор. 25:1). В обязанности судей не входило делать людей честными. Значение просто и единственно в том, что судьи должны были судить по правде и объявлять правого правым, а неправого — неправым. Снова мы читаем: “Оправдывающий нечестивого и обвиняющий праведного — оба мерзость перед Господом,” (Прит. 17:15). Но сделать нечестивого праведным не будет мерзостью перед Господом. Обратить нечестивого и сделать его праведным человеком было бы очень похвально. Что и делает Бог, возрождая человека. Значение более, чем явно: оправдать нечестивого — значит не сделать его праведным, а просто объявить его праведным, когда он таковым не является. Мерзость в том, чтобы судить против правды и факта. Следовательно, оправдание в этом случае относится только к нашему приговору. Оно декларативно. В Новом Заветет мы также находим подобную мысль: “И весь народ, услышав, и мытари признали правым Бога” (Луки 7:29). Сделал ли народ и мытари Бога правым или праведным? Такая мысль была бы богохульством. Это значит, что они объявили Бога правым, — и это совершенно верный поступок. Они провозгласили праведность Божию; они утвердили это. Многие другие отрывки в обоих Заветах приводят к такому выводу. Но и этих достаточно, чтобы показать, что оправдать не значит сделать правым.

2. Оправдание противопоставляется обвинению (см. Втор. 25:1; Прит.17:15; Рим. 8:33, 34). Обвинить не значит сделать нечестивым, и оправдать не может означать сделать хорошим или праведным.

3. Эти отрывки дают нам понимание смысла слова “оправдание”: “Кто станет обвинять избранных Божиих? Бог оправдывающий?” (Рим. 8:33). Смысл не во внутреннем изменении избранных Божиих. Здесь рассматривается обвинение, которое враг может выдвинуть против призванных, и в противовес утверждается, что Божий приговор окончателен. Именно Божий приговор имеется ввиду в тексте “Бог оправдывающий.”

Стихи 33 и 34 восьмой главы послания к Римлянам значительны и в другом плане. Отрывок не только ясно показывает значение термина “оправдание”, т.е. : по своему значению это термин юридический; но и то, что именно это судебное значение несет Божье оправдание нечестивых. Павел, конечно же, использует здесь слово “оправдать” в том же смысле, что и ранее. Послание к Римлянам определенно посвящено вопросу оправдания грешников. Это ведущая тема, в особенности в первых пяти главах. Римлянам 8:33, 34 убедительно показывает, что значение это противопоставлено слову “осудить” и соответствует снятию судебного обвинения. Значение слова “оправдывать” в послании к Римлянам и, следовательно, в послании, которое более других книг Писания раскрывает доктрину, — “объявить праведным.” Его значение совершенно отлично от понятия “сделать правым” и святым или благим и праведным.

Вот что подразумевается в утверждении, что оправдание совершается по приговору. Оно связано с объявлением, заявлением, суждением- судебным или юридическим. Возрождение — есть действие Бога в нас; оправдание — приговор Бога относительно нас. Разница подобна отличию действий хирурга от действий судьи. Хирург, устраняя рак, делает что-то внутри нас. Не так действует судья — он выносит приговор касательно нашего юридического статуса. Если мы невиновны, он это утверждает.

Чистота Евангелия связана с признанием этого отличия. Если оправдание смешивать с возрождением или освящением, открывается дверь для извращения самой сути благой вести. Оправдание — по-прежнему статья, разрушающая либо созидающая Церковь.

Оправдание означает: объявить или декларировать праведным. Если сохранять беспристрастность, такое заявление подразумевает, что декларированное состояние или положение правоты предполагается в самом заявлении. Когда ,например, судья, отправляя правосудие, объвляет человека правым в отношении закона, он просто заявляет о своем мнении по делу; он не меняет положения человека. Вот поэтому судьи должны оправдывать праведных и обвинять нечестивых (Втор. 25:1). Оправдание в подобном случае просто принимает во внимание личность и поведение человека, а судья выносит приговор соответственно. Он оправдывает тех, кто праведен. Декларирование факта предполагает наличие декларируемого факта.

Однако оправдание, которое в настоящее время является предметом нашего исследования, является Божьим оправданием нечестивых. Это оправдание не праведных людей, но нечестивых, и следовательно, людей, находящихся под Божьим осуждением и проклятием. Кто это может быть? Божий суд всегда истинен; это не просто справедливый суд, но суд совершенно справедливый. Как же тогда может он оправдывать тех, кто нечестив и при этом полностью нечестив?

Здесь мы встречаемся с чем-то совершенно уникальным. Невозможно отрицать, что Бог оправдывает нечестивых (Рим. 4:5; см. Рим. 3:19-24). Если бы человек поступил так, это было бы мерзостью в глазах Бога. Люди должны обвинять нечестивых и могут оправдывать только праведных. Бог оправдывает нечестивых и делает то, чего не может ни один человек. Однако Бог не неправеден. Он справедлив, когда оправдывает нечестивых (Рим. 3:26). Что же дает Ему возможность быть справедливым, оправдывая грешников?

Вот здесь само по себе понятие “объявить праведным” неадекватно отражает полноту заключенного в Божьем оправдании нечестивых. В него включено намного больше обозначенного выражением “объявить праведным.” В Божьем оправдании грешников есть совершенно новый фактор, не свойственный никакому другому случаю оправдания. Этот новый фактор возникает из совершенно исключительной ситуации, которую рассматривает Божье оправдание грешников, а также из чудесной заботы Божией благодати и справедливости, требуемых в этой ситуации. Бог делает то, чего не может никто другой; и Он совершает здесь то, чего не совершает более нигде. Что же это за уникальный и несравненный поступок?

В Божьем оправдании грешников нет отступления от правила, что декларируемое должно уже существовать. Божьий приговор соответстует истине здесь также, как и везде. Особенность действия Бога состоит в том, что от Него проистекает это объявленное состояние или отношение праведности. Мы должны постоянно помнить, что оправдание всегда бывает судебным или юридическим. Поэтому Бог в этом случае устанавливает новые праведные с точки зрения закона отношения, одновременно и декларируя их существование. Он делает нечестивых праведными и, следовательно, может объявить их праведными. В оправданиии грешников присутствуют и учредительный, и декларативный акты. Или же мы можем сказать, что декларативный акт Бога по оправданию нечестивых является одновременно и учредительным. В этом состоит его несравненное качество.

Вывод о том, что оправдание конститутивно, не только следует из положений Божьей истины и справедливости — его выразительно утверждает само Писание. Павел говорит: “Ибо как чрез непослушание одного грешными стали многие, так и чрез послушание Одного праведными станут многие” (Рим. 5:19). В этом случае он рассматривает именно вопрос оправдания. Аналогичные выражения, использованные Павлом в этой главе, ведут к аналогичному заключению. В Римлянам 5:17 он говорит о тех, кто получает “обилие благодати и дара праведности”, а в стихе 18 — о суде, который приводит людей к оправданию жизни “чрез послушание одного.” Ясно, что оправдание к вечной жизни Павел рассматривает как состоящее в объявлении нас праведными и в нашем принятии праведности как дара, и эта праведность не что иное, как правденость одного человека — Иисуса Христа, и это — праведность Его послушания. Следовательно, благодать царствует чрез праведность к вечной жизни. Эта истина определена как применение к нам праведности Иисуса Христа. Оправдание, таким образом, есть учредительный акт, через который мы получаем праведность Иисуса Христа и, соответственно, предстаем праведными в глазах Бога. Когда мы думаем о подобном деянии благодати со стороны Бога, мы получаем ответ на вопрос: как Бог мог оправдать нечестивых? Праведность Христа — есть праведность Его совершенного послушания — праведность незапятнанная и неосквернимая; праведность, которая не только дает основания для оправдание нечестивых, но и неотъемлемо влечет за собой и вынуждает такое оправдание. Бог не может не принять в Свое благоволение облаченных в праведность Его единородного Сына. Как открывается гнев Его на всякую неправду и нечестие человеческое, так и Его благость открывается с небес на праведность Его Возлюбленного и Единородного. Оправданные могут во всей полноте возрадоваться словам пророка: “Только у Господа, будут говорить о Мне, правда и сила…Господом будет оправдано и прославлено все племя Израилево” (Иса. 45:24, 25); “Радостью буду радоваться о Господе, возвеселится душа моя о Боге моем; ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня, как на жениха возложил венец и, как невесту, украсил убранством” (Иса. 61:10); “Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, ты победишь. Это есть наследие рабов Господа, оправдание их от меня, говорит Господь” (Иса. 54:17). Более значимым становится возражение апостола: “Кто станет обвинять? Бог оправдывающий?” (Рим. 8:33).

Оправдание — одновременно и декларативный, и учредительный акт Божьей благодати. Оно учредительно для того, чтобы быть истинно декларативным. Богу необходимо учредить новое отношение также, как и декларировать его существование. Учредительный акт состоит в применении к нам послушания и праведности Христа. Поэтому послушание Христа должно рассматриваться как основа оправдания; это праведность, которую Бог не только принимает во внимание, но и записывает на наш счет, оправдывая нечестивых. Это учение, однако, нуждается в дальнейшей разработке, если мы хотим сделать более очевидным его библейские основания.

В Бытие15:6 говорится, что Авраам поверил Богу, и Бог вменил это ему в праведность. Этот отрывок неоднократно цитируется в Новом Завете (Рим. 4:3, 9, 22; Гал. 3:6; Иакова 2:23) и может показаться, что вера Авраама была засчитана как праведность, на основании которой он был оправдан, и что сама вера была принята Богом как исполнение всех необходимых для полного и совершенного оправдания требований. Если бы это было так, то Авраам и все остальные верующие были бы с ним оправданы на основании веры и благодаря вере. В этой связи важно отметить, что Писание никогда не использовало таких выражений. Оно всегда говорит о нашем оправдании верой, чрез веру или на основании веры, но никогда не говорит о нашем оправдании за счет веры или из-за веры. Если, однако, мы оправдываемы на основании веры, выражением, наиболее точно передающим такую мысль выражением было бы “мы оправданы за счет веры”. Чтобы заставить нас стараться не думать и не говорить ничего, допускающего подобный взгляд на оправдание достаточно и самого по себе факта, что Писание, а в особенности апостол Павел, воздерживается от таких выражений. Но существует также и множество других положений, не только демонстрирующих, что вера сама по себе не есть праведность, но и показывающих, что праведность оправдания не есть нечто достигнутое нами или совершённое в нас. Следует изложить несколько аргументов.

1. Праведность, произведенная в нас, даже если она совершенна и устраняет все будущие грехи, не отвечает требованиям того полного и бесповоротного оправдания, каким его представляет Писание. Такая праведность не уничтожает грех и нечестие прошлого и обвинение, остающееся на нас за прошлые грехи. Но оправдание включает прощение всех грехов и обвинений. Следовательно, праведность, лежащая в основе такого оправдания, должна обеспечивать прощение не только будущих, но и прошлых грехов. Привнесенная праведность не отвечает этим потребностям. И мы также должны помнить, что праведность, произведенная в нас возрождением и освящением, в этой жизни не достигает совершенства. Таким образом, она ни в коей мере не соответсвует требуемой праведности. Только совершенная праведность может служить основанием для полного, совершенного и бесповоротного оправдания. Более того, оправдание приносит нам титул и вечную жизнь (Рим. 5:17, 18, 21). Праведность, произведенная в нас, приготовляет нас к радости вечной жизни, но не может быть основанием такой награды.

2. Оправдание дано не чрез нашу праведность или поведение — даже не по делам (Рим. 3:20; 4:2; 10:3, 4; Гал.2:16; 3:11; 5:4; Фил.3:9). Писание так настоятельно это подчеркивает, что только из-за духовной слепоты или извращений самой высокой степени можно было предложить или поддерживать оправдание по делам в любой форме и степени. Римско-католическая доктрина несет в себе ярко выраженные признаки такого искажения.

3. Мы оправданы благодатью. Это не награда за нечто в нас присутствующее или произведенное, но исходит от Божьего свободного и незаслуженного благоволения (Рим.3:24 и далее; 5:15-21).

Таким образом, мы видим, что если мы и найдем праведность, составляющую основу полного и совершенного оправдания, которое Бог дарует нечестивым, то не в чем-то существующем в нас, не в чем-либо производимом в нас Богом, и не в наших делах. Мы должны обратить свой взор на нечто совершенно отличное от всего этого и совершенно в другом направлении. Какое направление указывает Писание?

1. Во Христе мы оправданы (Деян. 13:39; Рим. 8:11; 1 Кор. 6:11; Гал. 2:17). Вначале говорится о том, что мы оправданы единением со Христом и особым отношением к Нему, присутствующим в этом союзе.

2. Посредством жертвенного и искупительного труда Иисуса. (Рим.3:24; 5:9; 8:33, 34). Мы оправданы в крови Иисуса. Особое значение этой истины в том, что именно искупительное свершение Христа выносится в центр внимания, когда мы думаем об оправдании. То есть, это нечто объективное для нас, а не труд благодати Божией в наших сердцах, умах и жизнях.

3. Праведностью Божией мы оправданы (Рим. 1:17; 3:21, 22; 10:3; Фил. 3:9). Другими словами, праведность нашего оправдания есть праведность Бога. Ничто более убедительно не демонстрирует, что праведность эта — не наша. Праведность, произведенная в нас или нами, хотя и от благодати Божьей и даже будучи совершенной, не есть Божья праведность. Это все же праведность человеческая. Но Писание властно настаивает, что в оправдании верой и к вере открывается праведность Божия и, следовательно, праведность, противопоставленная не только человеческому нечестию, но и человеческой праведности. Это праведность божественная в своем качестве. Конечно, это не божественный атрибут справедливости или праведности, но, тем не менее, это праведность с божественными качествами или характеристиками, а поэтому праведность божественного свойства.

4. Праведность оправдания есть праведность и послушание Христа (Рим. 5:17, 18, 19). В этом — последнее подтверждение и объяснение всех предыдущих аргументов. Это последняя причина, по которой нам следует отвернуться от себя и обратить взгляд на Христа и Его завершенный труд. И поэтому праведность оправдания есть праведность Бога. Это праведность Христа, осуществленная Им в человеческой сущности, праведность Его послушания до смерти на кресте. Но, являясь таковой, это — праведность Бого-человека; праведность, отвечающая требованиям нашего грешного и проклятого грехом состояния. Праведность, отвечающая всем требованиям полного и бесповоротного оправдания. Праведность божественного свойства и качества — праведность неоскверненная и нерушимая: “Благодать царствует чрез праведность к вечной жизни чрез Иисуса Христа, Господа нашего (Рим. 5:21)”; “Блажен народ, знающий трубный зов! Они ходят во свете лица Твоего, Господи; О имени Твоем радуются весь день, и правдою Твоею возносятся” (Пс. 88:15, 16).

Оправдание — действие, проистекающее от дара благодати Божией. Это деяние Бога и только Бога. И праведность, дающая основания или основы его — праведность Бога. Может показаться, что это выделение божественного действия делает не только неуместным, но и непоследовательным приписывать любому поступку с нашей стороны какую-либо действенность или влияние в связи с оправданием. Но Писание не оставляет сомнений в том, что деятельности реципиента отводится свое место в отношении деяния Божией благодати. Деятельность реципиента — это вера; и только вера приносится им в эти отношения оправдания. Мы оправданы верой или чрез веру, или по вере (см. Рим.1:17; 3:22, 25, 26, 27, 28, 30; 4:3, 5, 16, 24; 5:1; Гал.2:16; 3:8, 9; 5:4, 5; Фил.3:9).

Некоторые добрые протестанты придерживались мнения о том , что эта вера не априорна оправданию, но следует за ним, и что мы верим не для того, чтобы быть оправданы, но потому что мы уже оправданы, и что упомянутая вера есть вера в результате оправдания. Свидетельство Писания не поддерживает такого взгляда. Конечно, справедливо, что существует вера — следствие оправдания. Мы не можем поверить, что мы оправданы, пока не будем оправданы. Но есть веская причина для утверждения, что этот вторичный или отраженный акт веры не является верой, которую мы подразумеваем, говоря об оправдании верой. Вера, которой мы оправданы, есть начальный и первичный акт веры в Иисуса Христа, которым в нашем действенном призыве мы соединены с Ним и облачены в праведность Его для принятия Богом и оправдания Им.

В пользу этого учения Писания есть несколько соображений. Я упомяну только о двух.

1. Было бы неестественным и надуманным иначе рассматривать особо подчеркнутое Писанием оправдание верой. Когда Писание говорит об оправдании, оно обращается не к нашему сознанию или уверенности в оправдании, но к божественному деянию, которым мы оправданы фактически. Оправдание состоит не в том, что отражено в нашем сознании, — оно состоит в божественном деянии освобождения и принятия. Именно об этом и сказано — верой.

2. Один из отрывков в послании Павла проливает на это свет. Это Галатам 2:16: “Узнав, что не делами Закона получает оправдание человек, но только чрез веру в Иисуса Христа, — и мы во Христа Иисуса уверовали, чтобы быть оправданными верою во Христа, а не делами Закона.” Павел здесь говорит, что мы уверовали в Иисуса Христа, чтобы быть оправданными верою во Христа. Одним словом, вера в Христа — для оправдания, и, следовательно, она рассматривается как предшествующая ему. (см.также Рим. 4:23, 24).

Мы можем заключить, что Писание учит следующему: оправдательное деяние Бога следует за действием веры- Бог оправдывает тех, кто верит в Иисуса и по свершении веры. Но вера, как мы должны помнить, есть действие или поступок со стороны человека. Не Бог верит в Иисуса Христа, но оправдываемый грешник. Поэтому вера — это неотъемлемое звено в цепочке оправдания. Мы оправданы верой, и вера — его предпосылка. И только вера приносится в отношение оправдания. Почему так?

Для нас достаточно было бы знать, что таково Божественное предписание. Часто в откровении промысла Божьего это все,что нам нужно сказать. Но в данном случае мы с полным основанием можем сказать больше. Есть очевидные причины того, что оправдание — по вере и только по вере. Во-первых, это полностью согласуется с фактом оправдания по благодати: “Вследствие этого — по вере, чтобы было по благодати” (Рим. 4:16). Вера и благодать дополняют друг друга. Во-вторых, вера совершенно гармонирует с тем фактом, что основанием оправдания является праведность Христа. Особенность веры в том, что она принимает Христа и Его праведность и покоится на том. Никакая другая благодать, какой бы важной она ни была в отношении спасения вообще, не имеет этого особого отличительного качества. Поэтому мы оправданы верой. В-третьих, оправдание по вере и только по вере выказывает богатство дара Евангелия благодати. Если бы мы были оправданы по делам, тогда никакой благой вести не было бы вообще. Итак, какие дела может принести Богу прóклятый, виновный, нечестивый грешник? Вера противостоит делам, и не может быть никакого слияния их (см. Гал. 5:4). То, что мы оправданы верой, порождает надежду в сердце осужденного грешника. Он знает, что ему нечего принести. И эта истина убеждает его, что ему не нужно ничего приносить; да, она убеждает его в том, что даже предполагать необходимость подношения — мерзость пред Богом. Мы оправданы по вере и поэтому во всей нашей гнетущей безнадежности просто доверяем Спасителю — Спасителю, чья праведность не осквернена и неосквернима. Оправдание только по вере заложено в сердце Евангелия, и именно это заставляет хромого скакать как молодой олень и язык немого — петь. Оправдание, которым благодать царствует чрез праведность к вечной жизни, — только для верующего, но для верующего только по вере. Это праведность Божья от веры к вере (Рим. 1:17; 3:22).

Это старое избитое возражение, что такое учение служит вседозволенности и распущенности. Только не знающие силы Евангелия будут защищать подобное искажение. Оправдание только по вере, но не только вера. Оправдание — не все содержание евангелия искупительной благодати. Иисус — совершенный Спаситель, и в нем верующий грешник получает не только оправдание. И вера — не единственный отклик сердца того, кто доверился Христу для спасения. Только вера оправдывает, но оправданный человек с одной только верой был бы чудовищем, никогда не существовавшим в царстве благодати. Вера действует любовью (Гал. 5:6). И вера без дел мертва (Иак. 2:17-20). Живая вера оправдывает и объединяет нас с Христом и в достоинстве Его смерти и в силе Его воскресения. Нет человека, который доверился бы Христу для спасения от вины греха, и не доверился Ему для избавления от власти греха: “Что же скажем? Оставаться ли нам в грехе, чтобы умножилась благодать? Отнюдь нет. Мы, которые умерли для греха, как будем еще жить в нем?” (Рим. 6:1-2)


Глава 11 из 16« Первая«101112»Последняя »