2. Действенное призвание.

В предыдущей главе было установлено, что существуют достаточные причины считать началом применения искупления Божий действенный призыв грешников, мертвых во грехах. Было отмечено, что можно привести свидетельства в доказательство первичности возрождения и что это не нарушит основных положений вопроса. Причины, по которым призыву Божию отдано первое место станут яснее после изложения учения Библии по теме действенного призвания.

Можно с полным правом говорить о призыве, который не результативен сам по себе. О нем часто говорят как о всеобщем призыве евангелия. Инициатива евангельской благодати, направленная ко всем людям без ограничений, и мы должны утверждать, с одной стороны эту доктрину в полном смысле благодати Божьей, а с другой — ответственность и привилегию человека. Вполне уместно говорить об этой инициативе как о всеобщем призыве. Весьма вероятно, что об этом призыве упоминается в Матфея 22:14. “Ибо много званых, но мало избранных”. В поддержку этого вывода можно привести и несколько текстов из Ветого Завета.

Но поразительно, что в Новом Завете термины для обозначения призвания, в тех случаях, когда они относятся непосредственно к спасению, практически однозначно применяются для обозначения не всеобщего призыва, а призыва, приводящего человека ко спасению и, поэтому, результативного. Едва ли можно найти пример, в котором этот термин использовался бы для обозначения инициативы всеобщей благодати в евангелии Христа. Следовательно значение, закрепленное широко известными отрывками, далеко не обобщающее: Римлянам 8:30: ”…а кого предопределил, тех и призвал” 1 Коринфянам 1:9: “Верен Бог, Которым вы призваны в общение Сына Его Иисуса Христа”, 2 Петра 1:10 : ”Поэтому, тем более, постарайтесь, братья, делать твердым ваше звание и избрание;” (см. Рим.1:6, 7; 1 Кор.1:26). По этой причине мы обычно говорим об этом призыве как результативном. За редким исключением, под словами “призыв”, “призвание”, “призванные” в Новом Завете подразумевается ни что иное как призыв, действующий ко спасению.

Автор. В связи с этим заголовков необходимо особо отметить два момента.

1. Автор — Бог. “Верен Бог, Которым вы были призваны в общение Сына Его, Иисуса Христа, Господа нашего” (1 Кор.1:9). “…но со мной страдай за Евангелие силою Бога, спасшего нас и призвавшего званием святым” (2 Тим.1:8, 9). В этом отношении призвание — деяние благодати и силы Божьей также как и возрождение, оправдание и усыновление. Мы не призываем себя сами, мы способны “отделить” себя верховным волеизъявлением не более чем возродиться, оправдать себя или усыновить. Призвание — деяние Бога и одного Бога. Этот факт должен дать нам четкое представлениео том, насколько мы зависимы от высшей благодати Божьей в применении искупления. Если призвание — первый шаг в нашем приобщении к спасению, то тот факт, что Бог является его автором, убедительно напоминает нам, что абсолютная власть Божья в труде спасения независима в момент применения так же как в момент планирования и непосредственного исполнения. Нам, возможно, не нравится это учение. Но, если так, то это обусловлено нашим нежеланием признать благодать Божью и стремлением приписать себе полномочия, принадлежащие Богу. И мы знаем источник подобных намерений.

2. Бог Отец — конкретный исполнитель действенного призыва. Мы слишком склонны незамечать этот аспект учения Библии. Мы думаем от Отце как о Той личности Троицы, Которая запланировала спасение, и как о конкретном исполнителе избрания. И в этом мы поступаем верно. Но мы не замечаем подчеркнутого Писанием и выказываем непочтение к Отцу, если думаем о Нем как просто о планирующем спасение и искупление. Отец не отстраняется от приведения в исполнение задуманного Им в вечном предустановлении и совершенного в смерти Сына. В применении искупления Он вступает в наиболее близкие отношения со Своим народом будучи с самого начала конкретным и непосредственным действующим лицом этого применения.

Доказательства в поддержку этого утверждения многочиленны и убедительны. Когда Павел говорит: “…кого предопределил, тех и призвал” (Рим. 8:30), очевидно, что автор предопределения есть также и автор призыва. И в предыдущем стихе автор предопределения отличен от Личности, называемой “Сын” — “кого Он предузнал, тех и предопределил быть подобными образу Сына Своего”. Сказать, что Он предопределил быть подобными образу Сына можно только об Отце по простой причине, что только в отношении Отца Сын является Сыном. Аналогично и в 1 Кор.1:9, когда Павел говорит: ”Верен Бог, Которым вы были призваны в общение Сына Его,” верно то же предположение, поскольку Призвавший отличен от Того, в общение Кого мы были призваны. Определенная таким образом Личность — есть Тот, Кто в отношении Сына является Отцом. Это никто иной как первое Лицо Божества, здесь названный личным именем “Бог” как часто в Новом Завете. Вывод подтверждается и другими отрывками: (см. Гал.1:15; Еф.1:17,18; 2 Тим.1:9). В этой связи уместно напомнить о 1 Иоанна3:1: “Посмотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы мы были названы детьми Божьими.” Весьма вероятно, что слово “названы” значит больше чем просто “именованы”, и относится к результативному действию Бога Отца, посредством которого мы “призваны” быть детьми Божьими.

Именно Бог Отец с высшей властью действенно призывает нас благодатью Своей.

Сущность.

Мы часто не способны охватить богатство значения библейских терминов, поскольку в обиходном употреблении эти слова истерлись. Это верно и в отношении слова “призыв”. Чтобы понять всю силу этого слова в данном случае, мы должны использовать слово “вызов.” Действие, с помощью которого Бог делает Своих детей общниками искупления — это вызов. И поскольку это вызов Бога — это вызов эффективный.

Обычно мы не связываем со словом “вызов” действенность, необходимую для выполнения его требования. Вызов суда сам по себе не придает нам силу появиться в суде. Он велит явиться и требует от нас явиться, но не приводит в суд фактически. Это зависит от нашей силы воли. Или, иногда, от усилий, приложенных судебными исполнителями, если мы арестованы и обязаны явиться. С вызовом Бога все совершенно иначе. Вызов облачен действенностью, которая приводит нас к намеченной цели — мы действительно входим в общение со Христом. В призыве Бога есть нечто окончательное; Его верховной властью и благодатью он не может не достичь цели. Бог призывает “из небытия в бытьё”. (Рим.4:17)

Истинность его неизменности согласуется с фактом эффективности: “Ибо непреложны дары и призвание у Бога” (Рим.11:29). Ничто не решает спора об этом свойстве призыва яснее, чем учение Римлянам 8:28-30, где утверждается, что призыв отвечает цели Божьей и занимает свое место в центре непрерывной цепи событий, берущей начало в Божественном предузнании, а завершающейся прославлением. Таким образом, результативный призыв обеспечивает спасение, поскольку он основан на надежности Божьих целей и благодати.

Призыв — это также вышнее, святое и небесное звание (Фил. 3:14; 2 Тим.1:9; Евр.3:1). Звание вышнее, святое и небесное по своей природе и цели. Но, вероятно, особо подчеркиваются свойства призыва. Жизнь, в которую вступает народ Божий, отделяет их от настоящего мира зла и придает им качества, гармонирующие с посвящением. Если мы чувствуем себя свободно в неверии, похотях и нечестии этого мира, значит мы не были действительно призваны благодатью Божьей. Призванные — есть “званые Иисуса Христа” (Рим.1:7), призванные быть Его достоянием, Его особым владением и поэтому “призванными святыми” (Рим.1:7). Призванные должны поведением своим свидетельствовать о достигшем их призвании и не приобщаться к бесплодным уловкам тьмы. Здесь нам необходимо разобраться с несколькими предположениями, которые поясняют обязательства, сопровождающие Божий призыв. Действенность и полновластность не уменьшают человеческой ответственности, но скорее обосновывают и подтверждают эту ответственность. Величие благодати повышает ответственность. В этом увещевает нас Павел: “Итак, призываю вас я, узник в Господе, ходить достойно призвания, которым вы были призваны” (Еф.4:1).

План. Когда мы делаем что-либо разумно и с пониманием, мы обычно делаем это с рассчетом и соответсвенно плану. Мы стороим дом по архитекторскому чертежу. Мы шьем костюм по выкройке. Насколько это в высшем смысле верно и о самом Боге. Бог осуществляет совершенное выполнение предустановленного плана. И этот план — Его цель и благодать, данная во Христе Иисусе прежде времен вечных (2 Тим.1:9; см.Рим. 8:28). Необходимо отметить следующие черты этого плана.

1. Это план, ведущий к определенной цели. Когда Бог призывает мужчин и женщин, это происходит не на основании случайного, произвольного, внезапного решения. В Божьих мыслях это событие было со времен предвечных. Следовательно, момент и все обстоятельства установлены Его намерением и волей.

2. Он вечен. Достаточно ли говорили мы о чуде того, что Божьи мысли и интерес и цели с предвечности полны благодати, дарованой во времени? Мы не способны мыслить с точки зрения вечности; у нас нет вечных мыслей. Только мысль Божья обладает этим качеством, поскольку только Он вечен. Пытаясь думать о вечности, мы осознаем ограниченность нашего познания , и мы видим, что вечность для нас непостижима. Но мы должны думать о вечности и думать о ней так, чтобы с растущим осознанием ограниченности нашего понимания, усиливалось наше восхищение пред чудом Божьей вечной цели и благодати.

3. План разработан во Христе — “по Своему предустановлению и благодати, данной нам во Христе Иисусе” (2 Тим.1:9). Предыдущий параграф выделял истинность того, что результативный призыв исходит свыше от Бога Отца. Нам не следует думать, что Отец отдален от народа Божьего в применении искупления — непосредственно Им положено начало искупления. Но мы должны помнить, что призыв никогда не может быть вне Христа. Ничто не раскрывает этого яснее чем факт, что предустановление Отца относительно призыва, замысла и осуществления его со времен предвечных неотделимо от Христа. Народ Божий не рассматривается отдельно от Христа и в целях благодати (Рим. 8:29; Еф.4:1). В этом указатель совершенной гармонии и согласия среди личностей Троицы во всех действиях, заключенных в структуре спасения. Это согласование восходит к первоисточнику спасения.

Предшествование. Как было установлено прежде, ни одно из великих оснований теологии или егзегезы не пострадает, если рассматривать возрождение как логически предшествующее призванию. Но существуют причины думать, что призвание — первый шаг в применении искупления.

1. Призвание представлено в Писании как Божье деяние, которым мы фактически соединяемся с Христом (см.1 Кор.1:9). И естественно, единение с Христом связывает нас с внутренне воздействующей благодатью Божьей. Возрождение — начало внутреннего действия спасительной благодати.

2. Призвание — независимое деяние Божье, и мы не должны определять его с точки зрения отклика, вызываемого в сердце и уме призваного. Когда это принимается во внимание, более разумно токовать возрождение как свершенное изнутри благодатью Божьей, дабы мы могли должным образом ответить на призыв Божий. В этом случае новое рождение произойдет после призвания и перед откликом с нашей стороны. Оно обеспечивает связь между призывом и откликом призываемого.

3. Совершенно невероятно, чтобы Павел в Рим. 8:28-30, излагая порядок применения искупления, начал перечисление не с первого в этом ряду деяния Божьего. Другими словами, вполне естественно, что он начал с первого и закончил последним. Этот довод подтверждается тем, что он прослеживает спасение до его источника в избрании Божьем. Когда он говорит: “кого он предопределил, тех и призвал”, он конечно же прослеживает применение искупления до его начала. Итак, призвание есть первое действие применения.

4. Все аспекты применения искупления находят свое объяснение в вечном предустановлении Божьем — все они согласуются с вечной Божьей целью. Но в Новом Заветет особое внимание уделяется факту призвания в соответствии с этим вечным предустановлением (см. Рим. 8:28-30; 2 Тим.1-9). Уместно сделать заключение, что причиной появления этого акцента является стремление наиболее ясно показать зависимость всего процесса применения от вечной цели, т.к. начальный момент применения исходит из вечного предустановления благодати.

По этим причинам имеются достаточные основания заключить, что применение искупления начинается с независимого действенного призыва, которым люди Божьи вводятся в общение Христа и единение с Ним до конца, чтобы они могли стать причастниками всей благодати и блага, пребывающего в Нем как в Искупителе, Спасителе и Господе.


Глава 8 из 16« Первая«789»Последняя »