4. Мир

Говоря слово «мир», мы обычно имеем в виду все то, что окружает нас. Однако это слово имеет разные значения, то есть оно является многозначным. Когда мы говорим о мире в физическом или географическом смысле, то подразумеваем нашу планету, Землю, с ее климатическими законами, количеством населения, размером ежегодной добычи полезных ископаемых и т.п. Мы можем использовать это слово, когда рассуждаем о человечестве в целом, тогда слово «мир» обозначает людей всех национальностей и рас. Мы обсуждаем мировой уровень жизни, мировые стандарты, мировую политику. Когда же речь заходит о культуре и социологии, тогда слово «мир» означает особый уклад общественной жизни. Например, наши деды противопоставляли «старый мир» «новому», подразумевая под «старым миром» Европу, а под «новым» — Америку. Сегодня же мы часто слышим о различиях между «западным миром» и «коммунистическим восточным». Иногда слово «мир» указывает на какие-то исторические различия, подчеркивает, что раньше было не так, как сейчас. Так, например, «современный мир» противопоставляется «древнему». Наконец, говоря о мире, мы иногда имеем в виду нечто личное и субъективное, и тогда «мир» обозначает внутреннюю сущность человека, которая определяется его знаниями и интересами. Так, часто можно услышать фразу: «Он живет в своем мире». Джеймс Турбер по этому поводу сказал: «Мой мир — добро пожаловать». Но какой бы смысл мы ни вкладывали в слово «мир», одно остается неизменным. Мир, о котором мы думаем, — это мир с точки зрения человека — наш мир, мой мир, его мир. Мы всегда думаем о мире, в котором человек — центр.

Библия в слово «мир» вкладывает почти такой же смысл, как и мы. Там тоже подразумевается, что мир — это земля, населенная людьми, и окружающий ее космос, а иногда мир — это только человечество. В еврейском и греческом языках слова, переведенные как «мир», значат «населенная земля». Но в то же время Библия на мир смотрит совершенно по-другому, не так, как мы, потому что в ней «мир» — это богословский термин, понятие определенное Самим Богом. «Мир» — это Божий мир, порядок мироздания, то, что Он создал, чем владеет, чем управляет, несмотря на попытки Своего творения избавиться от Его влияния. И поэтому центр библейского понятия «мир» — не человек, а Бог. Сейчас мы должны научиться видеть мир богоцентричным, таким, каким его представляет Библия. Мы должны посмотреть на него не так, как смотрит человек, а как смотрит Бог, и таким образом узнать, что Он думает о нем. Увидеть мир таким, каким видит его Бог, означает увидеть настоящий мир.

Порядок творения

Самое распространенное в Новом Завете слово, обозначающее «мир» (встречается около 150 раз), — это «космос». «Космос» чаще всего означает «порядок» — гармоничное сочетание различных элементов и разных видов энергии, и это главная характеристика творения Бога. Обратите внимание на первую главу Бытия. В ней акцент делается не на то, что Бог создал все из ничего (учение о создании всего из ничего в большей мере основывается на таких отрывках, как Пс. 32:6; Ин. 1:3; Кол. 1:16; Евр. 11:3, хотя, безусловно, в Бытие 1 оно тоже присутствует). В первой главе Бытия подчеркивается, что Бог творящим Словом и Духом (голосом и дыханием) создал порядок из первобытного хаоса. «Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет… И стал…» (Быт. 1:2-3). Глава продолжается рассказом о том, как Бог отделил землю от моря, установил смену для и ночи и времен года, насадил растения на суше, населил землю птицами, животными и людьми, каждого «по роду своему» (ст. 11; 21; 24). Везде Бог создал порядок. Если бы Он этого не сделал, до сих пор повсюду был бы хаос. Это главная мысль первой главы Бытия, касающаяся Бога Создателя.

Если мир упорядочен, значит, все в нем ограничено пространством и временем. Каждая вещь должна находиться там, где должна, чтобы для всего запланированного Богом было место. По этой причине Бог ограничил в пространстве дождь и море (Быт. 1:6-10; ср. Иов 38:8; Пс. 103:9), чтобы и на суше существовала придуманная Им жизнь. Точно так же, когда численность человечества возросла, Он определил место проживания для каждого народа (Втор. 32:8). Бог ограничил временем не только жизнь каждого существа, не только времена года и другие естественные процессы, такие, как созревание плодов и зимняя спячка, но также определил смену эпох в истории человечества. «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию» (Деян. 17:26), — так апостол Павел объясняет афинянам, как Бог в Своем провидении ограничил все пространством и временем.

В Новом Завете есть два слова, обозначающих «мир», — «космос» и «айон» (последнее встречается около 30 раз). Слово «айон» используется для обозначения существующего порядка вещей, когда надо показать ограниченность его во времени. А «космос» — тот же порядок вещей, только ограниченный не временем, а пространством. Таким образом, «космос» и «айон» дополняют друг друга, выражая одну и ту же мысль, но по-разному.

Поэтому мы и говорим, что с самого начала Бог создал мировой порядок. Из первой главы Бытия логично сделать вывод, что, когда Бог смотрел на творение до грехопадения человека и много раз повторял, что оно хорошо (см. ст. 4, 10, 12, 18, 21, 25, 31), Он имел в виду, что каждый дальнейший акт творения уменьшает хаос. Творец — Бог, а Бог не есть Бог неустройства, хаоса, но прядка (ср. 1 Кор. 14:33). Он Творец не хаоса, а порядка.

Место и время не позволяют нам долго говорить о том, как соотносится библейский рассказ о творении, приведенный в общих чертах в Быт. 1:2 — 2:25 (отрывок 2:4(б)-25 дополняет, конкретизирует Быт. 1:26-30), с современными научными представлениями о происхождении вселенной. Достаточно сказать, что:

1) автора Бытия больше интересовал сам факт творения, а также мудрость, сила и благость Бога, проявившееся при этом, чем наблюдение за этапами процесса творения;

2) автор Бытия сосредотачивает внимание читателей не на устройстве вселенной, а на Создателе, без воли и слова которого ничего бы не возникло;

3) автор использует для описания творения множество поэтических образов, его рассказ изобилует славословиями, а не точным терминологическим описанием; автор не пользуется научной лексикой;

4) геоцентрическое описание объясняется не невежеством автора в вопросах строения солнечной системы, а его намерением подчеркнуть уникальность человека и его ответственность перед Богом за эту планету;

5) очевидно, что цель рассказа — показать читателям, во-первых, их место в Божьем мире, а во-вторых, их обязанности по отношению к этому миру. Автор хотел подчеркнуть значение субботы как дня воспоминания о творении. Он не ставил перед собой задачи удовлетворить наше любопытство и описать все детали того, что произошло много лет назад.

Можно как угодно объяснять, что происходило в течение шести дней творения, так или иначе соотносить происходившее с постоянно меняющимися научными гипотезами по этому вопросу, лишь бы наши рассуждения не противоречили только что сказанному. Хотя любое утверждение на эту тему — это только предположение, проверить которое нельзя. Все гипотезы, которые не выходят за рамки пяти пунктов, изложенных выше, имеют право на существование, но ни одна из них не должна претендовать на звание абсолютной истины, а ее приверженцы должны с терпением относиться к другим точкам зрения.

Человечество было создано управлять творением. Бог поставил человека главой созданного порядка и заповедал обладать им (Быт. 1:28), то есть находить и добывать полезные ископаемые, открывать и применять скрытые возможности природы, использовать ее себе на благо и таким образом употреблять ее богатства, чтобы улучшить жизнь в послушании Богу. Бог милостиво дал нам все это для наслаждения (ср. 1 Тим. 6:17). Он хотел, чтобы человек, научившись ценить и восхищаться Его мудростью и божественностью, прославил Его. Другими словами, Бог поручил человеку создать культуру и цивилизацию. Некоторые вполне оправданно называют отрывок Быт. 1:28 полномочиями на культуру.

С самого начала Бог дал Адаму поручение смотреть за садом (Быт. 2:15). Садоводство — это прекрасный образ, показывающий, что перед человеком стояла задача создавать культуру. Адам должен был научиться видеть весь сотворенный порядок, так сказать, как свой сад, за который он, как Божий садовник, должен был нести ответственность и который обязан был обрабатывать. Человек не был создан, чтобы вести кочевой образ жизни, он не должен был жить как дикое животное. Возвращаясь «назад к природе», вы не вернетесь в Эдем. Ибо человек был создан управлять природой, господствовать над ней и пользоваться ее плодами, прославляя при этом Бога Творца. Он должен был жить по принципу, изложенному в Первом послании Тимофею 4:4: «Ибо всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением…» О том же пишет и псалмопевец: «…что есть человек, что Ты помнишь его, и сын человеческий, что Ты посещаешь его? Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его…» (Пс. 8:5-7).

Без сомнения, Бог предназначил нам, живущим в созданном Им мире, постигать Его милость. Даже если мы понимаем, что человечество в своем стремлении извлечь выгоду для себя злоупотребляет Божьим творением, что нельзя потворствовать своим желаниям и следовать дурному примеру окружающих, мы никогда не должны забывать, что сотворенный мир благ. Если мы думаем иначе, значит, мы бесчестим его Создателя. Манихейское представление о том, что материальный мир с его чувственными удовольствиями приносит только зло, не имея никакой ценности, на протяжении шестнадцати веков порождало множество безобразных суеверий в церкви: материальное совершенно необоснованно противопоставлялось духовному; половые отношения либо запрещались, либо считались чем-то безнравственным; все низкое, варварское возвеличивалось; развитие культуры всячески тормозилось; превозносился аскетизм в том виде, как он описан в Послании к Колоссянам 2:20-23; ко всему прекрасному, то есть искусству, относились отрицательно («не духовно, понимаете?!») и т.д. Конечно, Христос может призвать каждого из нас в отдельности отказаться от некоторых «приятных моментов» (от карьеры музыканта, бизнесмена, спортсмена, от брака, бытовых удобств и т.д.), так же как Он однажды призвал богатого юношу раздать свое имущество (Лк. 18:18-23). Мы должны всегда быть готовыми к этому (Мтф. 19:12). Но никогда нельзя забывать, что все, что Он делает, Он делает во благо, а не во вред нам.

Грех, войдя в мир, изменил эдемский образ жизни, но все же не забрал у человека полномочия создавать культуру. И после грехопадения человек, получая блага творения, радуясь им и благодаря за них Бога, тем самым прославляет Его. Это главные принципы, которые должны формировать отношение христианина к миру.

Бунт, приведший к хаосу

Одно преступление Адама разрушило весь порядок, который создал Бог. Во-первых, и это самое главное, преступление разрушило порядок взаимоотношений Адама и Бога. Если раньше между ними был мир, и они беспрепятственно общались друг с другом, то теперь у человека появилось чувство вины и стыда, смешанное с желанием спрятаться от Бога, а Бог оказался вынужденным упрекать, наказывать и осуждать человека (Быт. 3:8-19). Первый грех привел в беспорядок и природу Адама. Своим роковым поступком Адам поселил в свою душу беззаконие и неверие, возвысив в своих глазах себя и умалив Бога. И хотя он был сотворен по образу Божьему, образ дьявола появился в нем. Именно с таким испорченным образом рождаются все потомки Адама (ср. Быт. 5:3). Это первородная греховность, которую все мы наследуем из-за первого греха Адама. С тех пор повелось так, что «плотские помышления [т.е. человеческий разум в Адаме] суть вражда против Бога; ибо закону Божию не покоряются, да и не могут» (Рим. 8:7). Каждый человек унаследовал от Адама эту внутреннюю раздвоенность, поэтому все люди по природе своей всегда противостоят Божьей власти.

Поэтому в Новом Завете слово «мир» («космос») часто используется для обозначения грешного человечества, которое расположено к несправедливости и безбожию, враждебно истине и людям Божьим (ср. Ин. 15:18; 1 Кор. 1:21; 3:19). На этот «мир» влияют три пагубные силы, которые есть «похоть плоти, похоть очей и гордость житейская» (1 Ин. 2:16): удовольствия, стремление к наживе, жажда власти. Христиане не должны любить мир (ст. 15), они не должны уподобляться ему (ср. Рим. 12:2, здесь употребляется слово «айон»). Плыть по течению, позволять духу мира сего управлять собой — легко и соблазнительно, но христианин ни в коем случае не должен идти у этого духа на поводу, ибо приверженность мирскому — это самое яркое проявление неверия. Иаков говорит об этом прямо: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! (и это о христианах!) не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4:4).

Эти стихи помогают понять, что есть любовь к миру и как избежать ее. Любить мир — это не значит пользоваться творением Божьим и радоваться ему. Любовь к миру означает податливость духу, который движет падшим человечеством, духу самолюбования и самоудовлетворенности, духу безбожия. Любит человек мир или нет, не зависит от того, пользуется ли человек благами этого мира, получая удовольствие при этом, или нет. Это зависит от того, как он это делает, с каким духом. Если человек позволяет сотворенному поработить себя (1 Кор. 6:12), если превращает творение в бога, идола в сердце (Кол. 3:5), значит, он любит мир. С другой стороны, если человек правильно использует богатства мира, не соблазняется ими и не вводит в соблазн других (1 Кор. 10:23-33; 8:8-13), если не продает им свою душу, а с благодарностью принимает их как Божий дар и как повод за все приятные переживания поблагодарить Бога, а не просто промямлить формальное «спасибо», то тогда такой человек не мирской, а благочестивый. И еще. Если тебя хвалят, это не значит, что ты любишь мир. Любить мир — значит желать людских похвал и славословий, испытывать счастье тогда, когда угодил человеку, а не тогда, когда исполнил Божью волю. Расположенность к мирскому — это отношение, когда земные идеалы (удовольствие, прибыль, популярность) заменяют истинную жизненную цель — во всем прославлять Бога, во всем угождать Ему.

Библия открывает, что грех внес беспорядок не только в отношения человека и Бога. Испортились и отношения в обществе: человек оказался против человека. Каин убивает Авеля (Быт. 4:8). Ламех провозглашает закон джунглей (Быт. 4:23 и далее). Люди обманывают друг друга ради своей выгоды, им нравится быть жестокими. Народы борются друг с другом за первенство в мире, не гнушаясь войной ради достижения своих целей. Общественное устройство, которое создали люди для взаимного благосостояния, разваливается из-за недостатка у человека ответственности перед обществом. Наука обслуживает амбиции эгоистов, а искусство используется, чтобы подорвать мораль, нравственные устои. В Послании к Римлянам 1:26-31 Павел приводит современное ему языческое общество в качестве примера, чтобы показать, как испортились человеческие отношения. Но история повторяется, и нам это знакомо: то же происходит и в нашем обществе.

Писание называет сатану «князем», богом этого мира: он бог этого мира и сегодня (Ин. 12:31; 14:30; 2 Кор. 4:4). Это значит, что дьявол завладел миром и сейчас управляет им (Еф. 2:2; ср. 6:12). «…весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5:19). Сатана стремится сохранить мир духовно слепым и испорченным (2 Кор. 4:4; Еф. 2:2; ср. 1 Ин. 4:1-6). Но Бог властвует и над миром, и над дьяволом, а Христос Своей смертью лишил последнего власти над всеми детьми Божьими (Евр. 2:14-15; 1 Ин. 4:4; ср. Лк. 11:17-22; Откр. 12-20).

Новый порядок искупления

Теперь мы посмотрим, что говорит Новый Завет об отношении Христа и христиан к миру человеческого — безбожному человечеству, порабощенному грехом и нуждающемуся в спасении. Лучше всего нам в этом помогут Евангелие от Иоанна и Первое послание Иоанна.

По словам Иоанна, искупление Христа и имеет, и не имеет отношения к миру. С одной стороны, мы знаем, что Бог возлюбил мир (Ин. 3:16) и послал Своего Сына спасти его (ст. 17 и 12:47; ср. 2 Кор. 5:19); Христос — свет миру (Ин. 8:12; 9:5) и его Спаситель (4:42; 1 Ин. 4:14), умилостивление за его грехи (1 Ин. 2:2; ср. Ин. 1:29), Он дает ему жизнь (Ин. 6:33), ибо отдал за него Свою (ст. 51). С другой стороны, мир как будто исключен из искупления: ученики избраны из мира (17:6), Христос не молится за мир (17:9) и не являет Себя миру (14:17, 22). Есть ли здесь противоречие? Нет, так как Иоанн никогда не использует слово «мир» в значении «количество людей», хотя иногда мы это его слово именно так и воспринимаем, и в значении «каждый человек без исключения». В современном языке это слово означает множество людей, людей разных национальностей, иудеев и язычников вместе; главное в нем — количественная характеристика. Но Иоанна интересует не количество, а качество. Он использует это слово не как статистический термин, а как этический, вкладывая в него духовный смысл. «Мир, — говорит Б. Уорфилд, проповедуя по Ин. 3:16, — это синоним всего злого, мерзкого, отвратительного. Ничто в нем не привлекает любовь Божью… В этом стихе используется слово «мир» не для того, чтобы показать, что мир настолько велик, что объять его трудно, но для того, чтобы подчеркнуть, что мир настолько плох, что нужна огромная любовь, чтобы любить его хоть немного; намного больше любви нужно, чтобы любить его так, как возлюбил Бог, когда отдал за него Своего Сына». Другими словами, «мир» — синоним выражения «плохие люди повсюду». Относится ли это выражение к «плохим людям», которые уже спасены или будут спасены, или к «плохим людям», которые не спасены, или просто к «плохим людям», которые нуждаются в спасении, нужно определять в каждом конкретном случае, исходя из контекста.

А какое отношение к миру имеют христиане? Христианин — это человек не от мира (Ин. 17:14, 6), но остающийся в мире (ст. 11, 15), чтобы свидетельствовать для мира (Мтф. 24:14). Мир будет противостоять христианам (Ин. 15:18 и далее, 1 Ин. 3:13), он будет любить их так же, как он любит Христа, то есть ненавидеть; христиане должны приготовиться к тому, что их ждет непонимание и негодование окружающих. Однако то, что они христиане, рожденные от Бога, доказывается тем, что они побеждают мир, как это сделал их Господин (1 Ин. 5:4; Ин. 16:33). Мир уже не распоряжается ими, так как они не сообразуются с веком сим (Рим. 12:2), но упорно служат Богу и испытывают неиссякаемую радость при этом, несмотря на все противоборство общества. Когда христиане живут так — они «свет миру» (Мтф. 5:14), содержат слово жизни (Фил. 2:16). И так они идут все дальше, от силы к силе, ожидая того дня, когда «царство мира» станет «царством Господа нашего и Его Христа» (Откр. 11:15), дня, когда все творение признает Христа Царем (Фил. 2:10-11), и Бог будет «все во всем» (1 Кор. 15:28).

Повторное упорядочивание хаоса

Пытаться представить себе будущее на основании Писания бесполезно, потому что Бог представил нам грядущие события сквозь призму буйной фантазии жителей древнего Востока, для которых важнее было почувствовать и выразить свет и славу божественного, чем описать его, как говорим мы сегодня, объективно и точно. Афоризм Дж. Дарби, что «пророчество — это история будущего», по сути, верен, но может быть неправильно понят. Он предписывает нам обращать пристальное внимание на детали (включая числа) предсказаний (особенно тех, что скрыты в крылатых выражениях евреев о последнем времени, где множество чисел и фантастических образов, например у Даниила и в Откровении) как будто это исторические факты, приведенные в учебнике истории. Хотя предсказания, как правило, изобилуют деталями, мы можем создать на их основании только самое общее представление о будущем, потому что детали в них имеют только богословское значение (не историческое). Например, в Откровении 21:18-21 говорится, что новый Иерусалим будет построен из золота и двенадцати драгоценных камней в основании. Будет там двенадцать ворот, сделанных каждые из одной жемчужины. Такое описание неизбежно приводит к мысли, что новый Иерусалим, независимо от того будет он построен на этой планете или нет (есть разные толкования), будет чрезвычайно богатым и красивым, но буквально ли он будет построен из золота и драгоценных камней? В 16-м стихе говорится, что город будет иметь кубическую форму, не менее чем 1500 миль в длину, ширину и высоту, но буквально ли мы должны воспринимать эту информацию? В этих вопросах уже содержатся ответы. Мы должны признать, что нельзя воспринимать предсказания буквально. На самом деле они являются художественными образами-символами, созданными воображением жителей Востока.

Все же Писание дает надежду, что в будущем состояние природы и человека изменится к лучшему.

Вспоминается учение Павла о том (Рим. 8:19-22), что из-за грехопадения Адама все творение покорилось тщете — «матайотес». Это греческое слово означает «разочарование, наступающее тогда, когда невозможно достичь цели». Павел утверждает, что творение (т.е. природа) в каком-то смысле вернулось к хаосу. Что конкретно обозначает это слово, сказать трудно. Возможно, то, что животные поедают животных (ср. Ис. 11:6-9), а может быть, здесь имеются в виду землетрясения, эпидемии, нашествия паразитирующих и ядовитых насекомых и змей вместе с наказанием, определенным Богом, — в поте лица трудиться на земле, чтобы прокормиться (Быт. 3:17-19). Павел как бы оживляет сотворенный мир, утверждая, что все творение стенает в тщетности существующего беспорядка и «с надеждою ожидает откровения сынов Божьих».

Но придет день, когда без предупреждения весь космический строй будет разрушен и воссоздан. «Придет же день Господень, как тать ночью, и тогда небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2 Пет. 3:10). Кажется, что Петр описывает ядерный взрыв; возможно, так оно и произойдет. Но мы можем быть уверены только в одном: это будет внезапная катастрофа, когда все знакомое исчезнет и все люди предстанут перед единственной реальностью — судом Господа Иисуса Христа. Как это произойдет, трудно себе представить, но все мы, как говорит Петр, «по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли [т.е. нового творения], на которых обитает правда» (ст. 13). И тогда весь хаос останется в прошлом, и Божий народ, и вся природа обретут абсолютное совершенство. Это невероятно, но факт.

Петр продолжает: «Итак, возлюбленные, ожидая сего [т.е. нового неба и новой земли], потщитесь явиться пред Ним неоскверненными и непорочными в мире… будучи предварены о сем, берегитесь, чтобы вам не увлечься заблуждением беззаконников и не отпасть от своего утверждения, но возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа. Ему слава и ныне и в день вечный. Аминь» (ст. 14, 17-18).

Эти слова очень актуальны для нашего мира. Пусть же мудрый прислушается к ним.

Конец проблемы зла

Думающий читатель также заметит, что эта надежда решает так называемую проблему зла. Эта проблема, пожалуй, самая сложная в современном христианском теизме. Она имеет две стороны: теоретическую и практическую. Теоретическая сторона проблемы заключается в следующем: можем ли мы верить в Творца, который одновременно и благ, и всемогущ, если мы сталкиваемся с огромным количеством зла. Мы встречаем зло в поступках, когда хороший человек поступает плохо; зло в обстоятельствах, когда хороший человек попадает в беду, а плохой благоденствует, и когда становится очень трудно делать добро; зло в личной жизни, когда человек испытывает физические и душевные страдания из-за несчастий, болезней, бедности, жестокости, эксплуатации, разочарований и отчаяния. Таким образом, возникает дилемма: или Бог благ, но не всевластен, или всевластен, но не благ, и тогда присутствие зла понятно. Но человеку кажется невероятным, чтобы в одно и то же время существовали зло и по-настоящему благой и всемогущий Бог. Практическая сторона проблемы состоит в том, как совладать со злом, как преодолеть все то, что каждый день удручает и вас, и меня. Без надежды на новый миропорядок любые попытки решить проблему зла теоретически или практически бессмысленны. Но посмотрите на эту проблему с надеждой на новое устройство мира, и все сразу же станет на свои места.

С теоретической точки зрения, обещание нового неба и новой земли, которое дал Бог, напоминает нам, что Он безоговорочно выполняет обязательство, которое по Своей всевластной благости взял на Себя с самого начала, обязательство упорядочить духовный, нравственный и физический беспорядок, который был порожден грехом. Как сатана смог пасть (ибо с этого все началось) и почему Бог допустил, чтобы все человечество совратилось из-за того, что сатана совратил Адама, остается тайной, но как Бог решает эту проблему — для нас не тайна. Его действия направлены на то, чтобы уничтожить все зло во вселенной. Он спасает великую церковь через Своего Сына Иисуса Христа, чтобы она могла прославлять Его и радоваться Ему в обновленном мире вечно. Он не стоял в стороне от человеческих проблем; воплощение и земная жизнь Сына позволили Богу войти в глубины зла в самых страшных его проявлениях. Победа Христа над одушевленными силами зла на Голгофе (ср. Ин. 12:31; Кол. 2:15) стала божественной победой, гарантирующей полное и славное преображение мира в конце нынешнего небесного царствования Христа (ср. 1 Кор. 15:22-28).

Бог действует по Своему расписанию, а не по нашему; Он знает, что делает (ср. 2 Пет. 3:3-9). Разумно предположить (хотя, конечно, в настоящий момент доказать это невозможно), что то, что сейчас кажется задержкой или даже временным нарушением Божьего плана, потом окажется элементом Божьего замысла, необходимым для того, чтобы трагедию падшего мира обратить в вечности в высшее его благо. Если допустить, что Бог может проявить Свою всевластную благость и извлечь пользу из существующего сегодня зла, хотя и не известно, как Он это сделает, теоретическая проблема зла сразу же исчезнет.

На вопрос, как практически справляться со злом и в конце концов победить его, можно дать краткий ответ. Бог по-разному помогает нам бороться со злом, но самую действенную помощь Он оказывает тогда, когда дает уверенность и твердую надежду на то, что Он хранит нас для радости в Его любви и для общения в славе грядущего нового миропорядка, — это источник безграничной выносливости и неиссякаемой нравственной силы. Кто, как и Павел, верит, что «кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2 Кор. 4:17), тот найдет в себе силу противостоять натиску зла в любых его проявлениях. В Послании к Римлянам 8:35-39 Павел выражает то, что чувствуют все христиане. Этим отрывком мы и закончим изучение данного вопроса.

«Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: «За Тебя умерщвляют нас всякий день; считают нас за овец, обреченных на заклание». Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем».


Глава 5 из 18« Первая«456»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Слова Бога. Раздел: Протестантизм-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.