5. Закон и Евангелие

Я бы хотел отметить еще один аспект.

Мы уже увидели, что Слово Божье – это Евангелие. Вне сомнений, так оно и есть. От начала до конца. Но есть еще один аспект, принадлежащий этому Слову. Это то, что в Писании называется «Закон». Евангелие и Закон – два аспекта единого, неделимого Слова Божия. Поэтому чрезвычайно важно четко увидеть отличительные черты этих двух аспектов Божьего Слова. Разницу и взаимосвязь.

Снова и снова Церковь выбирает неправильное направление в этом отношении, что приводит к серьезному искажению жизни веры.

Мы можем охарактеризовать Евангелие и Закон следующим образом. Евангелие — это Слово Божье, в котором Бог говорит, кто Он и кем является для человека. Закон – это Слово Божье, в котором Бог показывает, как человек должен – и может! – жить в Его присутствии. Евангелие – это Божье Слово, в котором Он дает Себя человечеству в Иисусе Христе чрез Святого Духа, в совокупности спасения. Закон – это Слово, которым Бог показывает, как и где человек может отдать себя Ему. Евангелие – это дарующее Слово. Закон – это требующее Слово, или предписывающее, приказывающее.

В Слове Божьем доминирует Евангелие, евангельский аспект Слова. Слово Божье, прежде всего, – это искупительное Слово, Евангелие.

Когда Бог приходит к человеку, Он это делает как благой, вселюбящий Бог. Бог, Который Сам совершает все и дарует блага, получаемые только от Него человечеством. Так было в Эдемском саду. Ибо даже в состоянии праведности без Божьего пришествия и даяния Самого Себя в милости и любви не могло быть общения между Богом и человеком. Даже тогда Божье присутствие в любви и благости было отправной точкой и основой жизни человека с Богом в Завете.

То же истинно и сейчас, в уникальном значении. Для падшего человека получение спасения и жизни абсолютно зависит от Божьего пришествия к нему в прощающей вину благодати. Просто не может быть общения с Богом, ни прощения грехов и избавления, если Бог это не инициирует, и как Инициатор не обратится в милости к грешному, безбожному человеку. Не может быть никакой религии или завета, пока Бог не появится в них и не будет оставаться их Инициатором. Пока Он по Своей неизмеримой благодати не даст абсолютно все то, что человек получает в религии и завете.

Евангелие говорит именно о том, что Бог есть и остается Инициатором в Своих взаимоотношениях с людьми, которых Он усыновил. В своем естестве, в своем явлении человеку Евангелие – наиболее веское доказательство всего вышесказанного.

В то же время Евангелие – это также «средство», посредством которого Бог конкретным образом есть и остается Богом всей благодати, Инициатором жизни человека. Ибо Евангелие – это «средство», которым Он дарует благодать и дары благодати, из которых наиболее важные – прощение грехов и жизнь вечная. Чрез Евангелие Бог свидетельствует и особенно подчеркивает, что Он по Своей благодати дарует грешникам прощение грехов и вечную жизнь во Христе, таким образом принимая их в общение с Собой. Но в то же время Бог чрез Евангелие и в Евангелии дарует Свою благодать и дары благодати, тем самым приводя к полному осуществлению общение благодати, завет, в котором Он желает жить со Своим народом.

На основании Евангелия и в неразрывном единстве с ним Бог говорит и дает Свой Закон, объясняющий Его волю касательно принципа, в соответствии с которым человек должен и может жить. Или, другими словами, посредством Евангелия Бог дает Себя людям и вводит Себя во взаимоотношения благодати с ними – взаимоотношения, в которых они как Его дети должны и могут жить согласно Его воле и Закону.

Свидетельство Писания о Евангелии и Законе

Все Писание очень ясно говорит об этом.

В Божьем призвании Авраама мы в основном видим благовестническое уверение, что Бог по Своей благодати избрал его быть Своим другом и дарует ему Свое благословение. Сразу после этого действия и в связи с ним Бог призвал первого патриарха «ходить пред Ним и быть непорочным» (Быт. 12:1-3; 17:1).

Первые слова Божьего Завета с Израилем были таковы: «Я есмь Господь Бог твой, выведший тебя из дома рабства». Это выражение Божьей любви. После этих слов Бог дарует Свой Закон, вытекающий из этих слов (Исход 20:1; Втор. 5:6).

И когда Иисус Христос пришел во плоти, клич о пришествии Царства Божия раздавался громче, чем какой-либо другой. На этой основе призыв к покаянию прозвучал для всех слушавших, призыв начать жить согласно Божьей воле (Матфея 3:2).

Евангелие по своей сущности предшествует Закону, оно имеет сущностное превосходство по отношению к Закону. Но это не означает, что Евангелие и Закон, Евангельский аспект и Законный аспект Слова должны существовать в отрыве друг от друга. Напротив, они составляют прекрасное, неразрывное единство жизни. Они так тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, что, разделив их, мы потеряем обоих. Без Закона Евангелие – пустая мечта, фикция, одурманивающая людей и впоследствии оставляющая в плачевном состоянии. Без Евангелия Закон становится враждебной Евангелию силой, основным средством для возвеличивания человеческой гордости в наивысшей степени. Фарисейство – религия Закона без Евангелия – возможно, наиболее универсальное, опасное и отвратительное проявление этого высокомерия. Отчаяние человека, тщетно пытающегося исполнить Закон своими собственными силами, – проявление того же зла.

В Писании ясно показано, как соотносятся Евангелие и Закон. Вышеупомянутые отрывки хорошо об этом говорят. Это отлично показано в Ковчеге Завета. Доктор Вулдеринк неоднократно об этом упоминал. Ковчег Завета – это знак общения, заветного общения между Богом и Его народом. Покрытие Ковчега – это покрытие искупления. Искупление явлено в окроплении жертвенной кровью. В этом смысле – это знак, провозглашение и видимое Евангелие искупления. Но в Ковчеге находятся скрижали Закона. В этом примере хорошо показано, как Завет Божьего Слова благодати и искупления – Евангелие – неразрывно связано со Словом Закона (Исход 20:1; Втор. 5:6). Завет даже приобретает конкретную форму в двойном единстве Евангелия и Закона, или, говоря иными словами, – в двойном единстве обетования и призыва. Посему они неотделимы друг от друга ни на секунду. Сделав это, мы бы разорвали Завет на куски.

Более того, Евангелие и Закон имеют весьма близкие отношения. Мы можем сказать, что от начала до конца слово Евангелия – это слово Закона. Ведь Евангелие по своей сути – это страстный призыв к вере. Ибо Бог провозглашает Евангелие так, что люди могут в него поверить. Проповедь Евангелия тюремному стражнику в Филиппах звучала следующим образом: «Верь в Господа Иисуса Христа и будешь спасен» (Деяния 16:31). Здесь полноценная проповедь Евангелия. В этих словах Павла Иисус Христос приближается к тюремному стражу и предлагает Себя как Спасителя. В то же время эти слова – пронзительный призыв поверить, мощное провозглашение призыва, закона веры.

Проповедь Закона и Евангелия

Из этого примера видно, что истинная проповедь Закона – одновременно и полноценная проповедь Евангелия. Когда Павел призывает темничного стража покаяться, Сам Бог во Христе говорит чрез него. В этих словах и чрез них Христос предстает пред стражем как Искупитель. Фактически Он говорит: «Я твой Господь Бог».

Более того, это провозглашение Закона – гарантия Бога дать то, что Он требует. Ибо Бог требует только то, что Он может дать. И мы можем дать только то, что Он уже дал нам, то, что мы получили от Него. Бог не может требовать от нас выполнять то, что Он нам гарантирует, но не дает. Это будет нечестно с Его стороны. Но Бог не играет с нами в нечестные, самовольные игры! (В связи с этим вспоминается известное выражение Августина: «Da quod jubes et jube quod vis», «Дай, что велишь, и повели, что хочешь»). Заповедь, подобная хорошо известной «А заповедь Его та, чтобы мы веровали во имя Сына Его Иисуса Христа и любили друг друга, как Он заповедал нам» (1Иоан.3:23). В даровании этого «Закона» содержится абсолютная уверенность в том, что Иисус желает дать Себя, вместе со всеми богатствами и дарами, находящимися в Нем, всем, к кому адресовано требование веры.

Посему, мы должны представить это следующим образом. Точно так же, как Евангелие целиком пронизано Законом, так и Закон – воистину! – полностью Евангельский. В связи с этим нам следует говорить больше о Евангельском и Законном аспектах Слова Божьего, чем просто о Евангелии и Законе.

Если мы научились понимать Божье Слово как неразрывное единство Евангелия и Закона, тогда нам невозможно утверждать, что проповедь Закона должна предшествовать проповеди Евангелия, с целью указания людям на их грехи и вину. Закон и Евангелие исходят одновременно из уст Бога. В результате, Закон может быть услышан, понят и принят верою только в своей неразрывной связи с Евангелием. Требование веры особенно предполагает Евангелие и его провозглашение. Это требование пребывает в Евангелии и проистекает из него. Как следствие, его могут услышать и повиноваться только в Евангелии и с Евангелием.

Если научиться понимать Божье Слово как глубокое единство Евангелия и Закона, то становится ясно, в чем состоит суть Закона. Это Закон, призывающий к вере, призыв веровать. Когда бы Бог ни обращался к людям, Он всегда представляет Евангелие. Незамедлительная приоритетность достижения людей – призыв принять Евангелие верою.

Катехизис довольно четко определяет первую заповедь Закона Божия как заповедь веры. Вскрытие греха, которое Бог так явственно желает сделать – это, прежде всего, вскрытие греха неверия.

В иудеях в день Пятидесятницы и в Сауле на Дамасской дороге вскрылось не такое-то прегрешение против такой-то заповеди. Скорее, к ним пришло осознание факта отвержения данного Богом Мессии. Можно сказать, что вскрылось их неверие. Их глаза, доселе закрытые, открылись для того, чтобы увидеть Иисуса Христа как Пришедшего Мессию, живого Спасителя. Ведь только Законом познается грех. Но этот Закон так взаимосвязан с Евангелием, что нам одновременно следует сказать об открытии их глаз благодаря Евангелию, чрез него они поверили и ожили. Евангелие содержит в себе и поддерживает Закон так, чтобы мы, знающие о своем грехе, приняли Божью благодать и жили ею.

Согласно своему происхождению и природе, Божий Закон – свят, праведен и добр (Рим.7:12). Закон – выражение Отцовской воли относительно созданных Им людей. Закон – это руководство для людей, чтобы они жили как дети Божьи. В Ветхом Завете это называлось «наставлением». Самый длинный псалом – это гимн прославления Божьего Закона. Согласно своей природе, Закон не принуждает: он призывает людей любить Того, Кто первым возлюбил нас и отдал Себя за нас в любви. Ибо мы – образ Бога. Жизнь в полном соответствии с Божьим Законом – это спасение. А также пребывание в совершенной свободе. Божий Закон – это Закон свободы (Иакова 2:12). Для нечестивых Закон преисполнен угрозами наказания. Для них одних Бог требует исполнения Закона с наказанием вечного проклятия за нарушение. Более того, в отвергающих Закон грех изобилует все больше и больше.

В заключение, мы должны отметить, что разговоры о Евангелии и Законе содержат серьезную опасность. Непреднамеренным следствием таких размышлений является попытка рассматривать Евангельский и Законный аспекты Божьего Слова как два независимых направления, которые следует объединить и сбалансировать. Часто вышеупомянутое выражение является доказательством того факта, что есть люди, рассматривающие Евангелие и Закон в таких отношениях.

С такой же концепцией Евангелия и Закона мы рискуем принять такое же непонимание и опасность, как и в обсуждении вопроса «Слова и Духа». Эта опасность состоит в искусственном разделении Слова и Духа на два разных, независимых друг от друга, направления. Часто забывают, что Слово – это проявление, дыхание, произношение Духа. Слово просто не может существовать без Святого Духа, без Его активного действия и речи. Часто забывают, что когда Дух приходит куда-нибудь, Он всегда говорит. Он приходит в Слове и посредством Слова.


Глава 5 из 5« Первая«345