13. Божья благодать

I

Во всех церквях стало привычным называть христианство религией благодати. Для христианских богословов очевидно, что благодать — это отнюдь не безличная сила или некое небесное электричество, которым можно подзарядиться, как только «подключишься» к священным таинствам. Это — личностная сила, это — Бог, действующий Своей любовью к людям. В книгах и проповедях нам постоянно напоминают, что новозаветное греческое слово «благодать» (charis), так же, как и слово «любовь» (agape), употребляется исключительно в христианском значении и выражает понятие спонтанной, намеренной доброты, понятие, ранее неизвестное этике и богословию греко-римского мира. В воскресных школах неизменно учат, что благодать — это Божьи богатства через Христа. Однако, несмотря на все это, складывается впечатление, что в церкви совсем немного тех, кто действительно верит в благодать.

Конечно, всегда были и есть люди, которым мысль о благодати кажется настолько потрясающей и чудесной, что они замирают в благоговении перед нею. Благодать стала постоянной темой их молитв и проповедей. Они написали о ней гимны, прекраснейшие гимны церкви, — а хорошего гимна не написать без глубоких чувств. Они сражались за нее, сносили насмешки и с готовностью отказывались от своего благополучия, если такова была цена стойкости: так — Павел противостоял иудеям, так — Августин сражался с пелагианством, реформисты — со схоластами, а духовные потомки Павла и Августина с тех самых пор противостоят различным небиблейским учениям. Вслед за Павлом они несут свидетельство: «Благодатию Божией есмь то, что есмь» (1Кор.15:10), а основным правилом их жизни стало: «Не отвергаю благодати Божией» (Гал.2:21).

Но многие из прихожан церкви живут совсем не так. Возможно, на словах они и отдают должное благодати, но это и все. Нельзя сказать, что их представление о благодати неверно; скорее, его просто не существует. Мысль о ней ничего для них не значит, она совсем не затрагивает их. Начните с ними разговор об отоплении в церкви или о прошлогодних бухгалтерских счетах, и они с живостью откликнутся. Но стоит только заговорить о том, что же такое «благодать» и что она значит для нас в повседневности, и на их лицах вы заметите выражение уважительной скуки. Они не обвинят вас в том, что вы несете чепуху, они не сомневаются, что в ваших словах есть смысл. Им просто неинтересно то, о чем вы говорите; и чем больше времени они уже прожили без всего этого, тем сильнее они уверены, что в данный момент жизни им это совсем не нужно.

Что мешает тем, кто исповедует веру в благодать, действительно в нее поверить? Почему мысль о благодати так мало значит даже для некоторых из тех, кто так много о ней говорит? Мне кажется, что проблема уходит своими корнями в неверное представление об основных взаимоотношениях Бога и человека. Это неверно е представление укоренилось не только в сознании, но и в сердце, на глубочайшем уровне, где мы уже не задаем вопросов, а принимаем за должное все, что имеем там. Учение о благодати предполагает четыре основные истины, и если эти истины не признать и не почувствовать сердцем, то всякая вера в Божью благодать становится невозможной. К сожалению, дух нашего века прямо противостоит этим истинам. Поэтому неудивительно, что вера в благодать сегодня стала такой редкостью. Вот эти четыре истины.

1. Нравственные «заслуги» человека

Современный человек, осознающий грандиозные научные достижения последних лет, естественно, весьма высокого мнения о себе. Он ставит материальное благополучие выше нравственных законов и в нравственном отношении неизменно относится к себе с мягкостью. В его глазах малые добродетели компенсируют большие пороки, и он не хочет признать, что с нравственностью у него далеко не все в порядке. Он стремится заглушить больную совесть – как в себе, так и в других, — считая ее не признаком нравственного здоровья, а психологической аномалией, признаком душевного расстройства и умственного отклонения. Ибо современный человек уверен, что, несмотря на его маленькие вольности — алкоголь, азартные игры, бесшабашное вождение автомобиля, надувательство, ложь по крупному и по мелочам, мошенничество в торговле, чтение пошлых книг и журналов и т.д., — он вполне хороший парень. Далее, как и у всех язычников (а у современного человека – сердце язычника, не сомневайтесь), Бог в его представлении есть не что иное, как увеличенный образ его самого; поэтому он предполагает, что Бог такой же самовлюбленный, как и он сам. Мысль о том, что на самом деле он падшее творение, отошедшее от образа Божьего, бунтарь против Божьего правления, виновный и нечистый в Божьих глазах, заслуживающий только Божьего осуждения, — мысль эта даже не приходит ему в голову.

2. Карающая Божья справедливость

Современный человек закрывает глаза на все беззакония до тех пор, пока это возможно. Он терпимо относится к чужим порокам, зная, что, сложись обстоятельства иначе, он поступил бы точно так же. Родители не решаются наказывать детей, а учителя — своих учеников; общественность покорно смиряется с вандализмом и антисоциальным поведением любого сорта. Видимо, общепринято мнение, что пока на зло можно не обращать внимания, нужно его терпеть; наказание рассматривается как крайнее средство, применяемое только для того, чтобы предотвратить слишком серьезные социальные последствия. Дело уже дошло до того, что терпимое отношение к злу и поощрение зла стало считаться добродетелью, а жизнь с твердыми понятиями о том, что хорошо, а что плохо — почти неприличной! Мы, как язычники, считаем, что Бог думает так же, как мы сами. Мысль о том, что возмездие может быть Божьим законом для нашего мира и выражением Его святого характера, представляется современному человеку идеей фантастической; а тех, кто этой мысли придерживается, обвиняют в том, что они приписывают Богу свои собственные патологические импульсы ярости и мстительности. Однако вся Библия упорно подчеркивает, что этот мир, созданный по милости Бога, есть мир нравственный и возмездие в нем такой же основополагающий факт, как дыхание. Бог — Судья всего мира, и Он поступит справедливо, оправдав невинных, если такие найдутся, и наказав нарушителей закона (см. Быт.18:25). Если Бог не накажет грех, Он перестанет быть верным Самому Себе. И пока человек не поймет и не почувствует истинность того факта, что нарушители закона не могут надеяться ни на что другое, кроме Божьего карающего возмездия, он никогда не обретет библейской веры в благодать Божью.

3. Духовное бессилие человека

Книга Дейла Карнеги «Как приобретать друзей и оказывать влияние на людей» практически стала современной Библией, а все методы деловых отношений в последнее время сводятся к тому, как бы поставить партнера в такое положение, чтобы он не мог с достоинством сказать «нет». Это укрепило в современном человеке уверенность, присущую язычеству изначально, что можно восстановить отношения с Богом, поставив Его, Бога, в такое положение, где Он не сможет сказать «нет». Язычники древности хотели добиться этого с помощью даров и жертвоприношений; современные язычники пытаются достичь желаемого с помощью членства в церкви и нравственного поведения. Они признают свое несовершенство, но ничуть не сомневаются, что их нынешняя респектабельность обеспечит им доступ к Богу, неважно, что там они натворили в прошлом. Но позиция Библии выражена словами Топлэди:

Бесполезен бренный труд,

Не исполнить Твой закон:

И старанья не спасут,

И к слезам бесчувствен он.

Они ведут нас к осознанию собственной беспомощности и к единственно верному выводу:

Кто избавит нас от тьмы?

Ты, Господь мой, только Ты!

«Делами закона (т.е., членством в церкви и благочестивым поведением) не оправдается перед Ним никакая плоть», — провозглашает Павел (Рим.3:20). Никто из нас не в силах сам восстановить свои отношения с Богом, вновь обрести Его благосклонность, когда-то утраченную. И для того чтобы прийти к библейской вере в благодать Божью, необходимо увидеть эту истину и склониться перед ней.

4. Высшая Божья свобода

По представлениям язычников древности, каждый их бог был связан со своими приверженцами некими корыстными интересами, поскольку его благополучие зависело от их служения и даров. Где-то в подсознании современного язычника живет сходное ощущение, что Бог обязан нас любить и помогать нам, как бы мало мы того ни заслуживали. Это чувство получило свое выражение в словах французского вольнодумца, который, умирая, бормотал: «Бог простит, это Его работа» (cest soп metier). Но это ощущение не имеет под собой никакого основания. Благополучие Бога Библии не зависит от Его творений (см. Пс.49:8-13; Деян.17:25). И Он вовсе не обязан оказывать нам милость, тем более теперь, когда мы согрешили. Мы можем ждать от Него только справедливости — а справедливость для нас означает непременное осуждение. Бог не должен останавливать ход правосудия. Он не обязан жалеть и прощать, а если 0н это делает, то поступает так, как говорится, «по Своей доброй воле», и никто Его к этому не может принудить. «Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим.9:16). Благодать свободна в том смысле, что она добровольна и исходит от Того, Который может и не миловать. И только увидев, что судьба каждого человека зависит исключительно от того, простит или не простит Бог его грехи (причем к этому решению Бога никто и никогда не принуждает), человек начнет осознавать библейский взгляд на благодать.

II

Божья благодать — это любовь, добровольно явленная провинившимся грешникам, независимо от их личных заслуг, скорее, даже несмотря на все их проступки. Это Бог, являющий Свою благость тем, кто достоин лишь сурового наказания и не может надеяться ни на что, кроме суровости. Мы увидели, почему мысль о благодати так мало значит для некоторых прихожан церкви — именно потому, что они не разделяют библейский взгляд на Бога и человека. Настало время задать вопрос: почему же эта мысль так много значит для других людей? За ответом не придется далеко идти; ответ вытекает из всего уже сказанного. Только когда человек осознаёт свое подлинное положение и нищету, как это описано в Библии, — только тогда новозаветное Евангелие благодати просто ошеломляет его и он себя не помнит от радости и восхищения. Ведь там говорится о том, как наш Судья стал нашим Спасителем.

«Благодать» и «спасение» связаны между собой как причина и следствие. «Благодатию вы спасены» (Еф.2:5; сравн. ст.8). «Явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков» (Тит.2:11). Евангелие провозглашает: «Бог возлюбил мир так, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин.3:16), как «Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками» (Рим.5:8). Согласно пророчеству, открылся источник (Зах.13:1) для омытия греха и нечистоты. И воскресший Христос взывает ко всем, слышащим благовестие: «Придите ко Мне,.. и Я успокою вас» (Мф.11:28). Исаак Уотс в своем, может быть, не в самом возвышенном, зато самом евангельском по духу стихотворении пишет о нас — безнадежно погибших грешниках:

Господне Слово свет несет,

Пронзая темноту:

Пусть всякий жаждущий придет

И воззовет к Христу.

И внемлет, трепеща, душа,

Летит к ногам Его:

«Я верю, Господи, словам

Завета Твоего!»

Поток Твоей святой крови

Ты на меня излил,

Навеки смыл грехи мои

И душу убелил.

Бессильный, грешный, жалкий, я

Перед Тобой склонюсь.

Ты Бог мой, праведность моя,

Ты все во всем, Иисус!

Человек, который от всего сердца может повторить эти слова Уоттса, долго не устанет петь хвалу благодати.

Новый Завет, говоря о Божьей благодати, подчеркивает три момента, каждый из которых воодушевляет верующего христианина.

1. Благодать источник прощения грехов

В центре Евангелия стоит оправдание, то есть, искупление грехов и прощение грешников. Оправдание — это воистину драматический переход от состояния осужденного преступника, которого ждет ужасный приговор, к положению сына, получающего сказочное наследство. Оправдание дается верой; оно приходит в тот момент, когда человек доверяется Господу Иисусу Христу, как своему Спасителю. Мы получаем оправдание даром, но Богу оно обошлось дорого, ибо Он заплатил за него искупительной смертью Своего Сына. По Своей благодати Бог «Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас» (Рим.8:32). Он добровольно, Сам решил спасти нас, и для этого потребовалось искупление. Павел ясно говорит об этом. Мы получаем «оправдание даром (безо всякой платы), по благодати Его (то есть, в результате милостивого Божьего решения) искуплением во Христе Иисусе, Которого Бог предложил в жертву умилостивления (т.е., того, кто отвел Божий гнев, искупив грехи) в Крови Его через веру» (Рим.3:24; ср. Тит.3:7). И вновь Павел повторяет, что «мы имеем искупление Кровию Его, прощение грехов, по богатству благодати Его» (Еф.1:7). И когда христианин думает обо всем этом, размышляет о том, как изменилось все с явлением в мир благодати, в нем возникают чувства, так хорошо выраженные Самьюэлом Дэвисом, бывшим когда-то президентом Принстонского университета.

О дивный Бог! Дела Твои

Сияют красотой небес,

Но благодать Твоя стоит

Превыше всех чудес.

Кто нас, как Ты, Господь, простил,

Обильно благодать излил?

Дрожа, вхожу в святой чертог,

Прощен и принят как дитя.

Мне даровал прощенье Бог,

В Своей крови омыв меня.

Кто нас, как Ты, Господь, простил,

Обильно благодать излил?

Пусть эта чудо-благодать

С небес течет живой водой

И все сердца, и все уста

Наполнит радостной хвалой.

Кто нас, как Ты, Господь, простил,

Обильно благодать излил?

2. Благодать как основа и причина Божьего плана спасения

Прощение — это сердце Евангелия, но в нем еще нет полного учения о благодати. Новый Завет раскрывает Божий дар прощения в контексте всего замысла спасения, который начался еще до сотворения мира с предвечного избрания и завершится, когда Церковь станет совершенной во славе. Павел кратко упоминает об этом плане в нескольких местах (см., например, Рим.8:29-30; 2Фес.2:12-13), но наиболее подробно говорит о нем в Послании к Ефесянам1:3-2:10. По своему обыкновению, Павел дает сначала общее положение и в дальнейшем его разъясняет. Итак, Павел утверждает (ст.3): «Бог… (благословил) нас во Христе всяким духовным благословением на небесах (т.е., в духовной действительности)». Анализ его начинается с рассуждения о предвечном избрании и предназначении к Божьему усыновлению (ст.4-5), об искуплении и прощении грехов во Христе (ст.7) и далее переходит к мысли о надежде славы во Христе (ст.11-12) и о даре Духа Христова, навеки запечатлевшего нас как Божьих наследников (ст.13-14). С этого момента Павел сосредоточивает свое внимание на том, как действие «державной силы Его» возрождает грешников во Христе (1:19; 2:7) и приводит их К вере (2:8). Павел описывает все это как совокупность элементов одного великого замысла спасения (1:5, 9, 11) и объясняет, что именно благодать (милость, любовь, благость: 2:4, 7) – побудительная сила этого замысла (см. 2:4-8). Апостол пишет, что «богатства благодати Его» проявляются через исполнение плана спасения, а его конечная цель — это похвала Божьей благодати (1:6, ср. 12,14; 2:7). Поэтому верующий может радоваться, сознавая, что его обращение было не случайностью, но делом Божьим, частью вечного Божьего замысла стремления благословить его даром спасения от греха (2:8-10). Если Бог обещает довести исполнение Своего плана до конца и в действие приведена всевышняя, всемогущая сила (1:19-20), то ничто не может ей помешать. Не зря Исаак Уоттс восклицает:

О чудной верности Его

И силе возвести,

О дивной благости Того,

Кто нас силен спасти.

Обетований благодать

Горит на бронзе лет.

И тьме тех строчек не обаять,

В них Божьей силы свет.

Он тем же словом небеса

И землю сотворил

И откровений чудеса

Сынам Своим явил.

Воистину, звезды могут угаснуть, но Божьи обетования будут стоять и исполнятся. План спасения будет приведен к завершению; и все увидят всевышнюю Божью благодать.

3. Благодать это залог сохранности святых

Если замысел спасения непременно исполнится, то будущее христианина надежно. Он соблюдается «силою Божьею через веру… ко спасению» (1Пет.1:5). Ему не нужно бояться, что он не устоит в своей вере; как с самого начала благодать привела его к вере, так она сохранит его в вере до конца. Вера и начинается, и продолжается благодаря благодати (см. Флп.1:29). Поэтому христианин вместе с Доддриджем может сказать:

Одна лишь Божья благодать

Могла меня спасти.

Бог выбрал смерть, чтоб жизнь мне дать

И в Свой покой ввести.

Меня учила благодать

Молиться и любить.

Она во мне, чтоб поддержать,

Спасти и сохранить.

III

Я не считаю нужным извиняться за то, что так обильно черпал из богатого наследия гимнов о благодати (к сожалению, их так мало в большинстве сборников гимнов двадцатого века), ибо они выражают наши мысли гораздо проникновеннее, чем любая проза. И я не стану извиняться за то, что сейчас процитирую еще один из них, чтобы яснее стало, как мы должны ответить на то, что узнали о Божьей благодати. Уже было сказано, что учение Нового Завета – это благодать, а этика — благодарность. И всякая форма христианства, чей опыт и жизнь не подтверждают это высказывание, несомненно нуждается в исправлении и лечении. Если кто-то считает, что учение о Божьей благодати поощряет нравственную распущенность («спасение все равно обеспечено, что бы мы ни делали; поэтому не имеет значения, как себя вести»), то он говорит о том, чего не знает. Ибо любовь будит ответную любовь, и, пробудившись, любовь стремится нести радость и свет. Открытая нам Божья воля говорит, что принявшие благодать должны посвятить себя «добрым делам» (Еф.2:10, Тит.2:11-12); благодарность же Богу побуждает всякого, кто действительно принял благодать, жить по воле Божьей и каждый день восклицать:

Грешник жалкий и ничтожный,

Жил я в скорби и борьбе.

Благодать Твоя, О Боже,

Привела меня к Тебе.

О, не дай утратить веру

И сойти с путей прямых

Благодатию Своею

Удержи у ног Твоих.

Знаете ли вы любовь и благодать Божью? Тогда докажите это своими делами и молитвами.


Глава 14 из 23« Первая«131415»Последняя »