Глава 3. Сущность истинного покаяния (1)

Рассмотрим далее, что же значит евангельское покаяние. Покаяние — это милость Духа Божьего, посредством которого грешник внутренне смиряется и изменяется внешне. Для дальнейшего изучения определим, что покаяние — это духовное лекарство, состоящее из шести специальных компонентов:

1. Видение греха

2. Сожаление о грехе

3. Исповедание греха

4. Стыд за грех

5. Ненависть ко греху

6. Обращение от греха

Если пропущен хотя бы один, лекарство теряет свою силу.

Компонент 1: Видение греха

Первое составляющее лекарства Христа — глазная мазь (Деян. 26:18). Ее действие показано в покаянии блудного сына: «он пришел в себя» (Лк. 15:17). Он увидел себя грешником и ни кем иным, а именно грешником. Перед тем как человек сможет прийти ко Христу, он прежде всего должен прийти в себя. Соломон в своем описании покаяния рассматривает это как первый компонент: «войдут в себя» (3 Цар. 8:47). Человек, прежде всего, должен узнать и рассмотреть, чем же является его грех, он должен знать язву своего сердца, перед тем как будет унижен за нее в свое время. Первым, что сотворил Бог, был свет. Так и для кающегося грешника все начинается со света: «вы теперь — свет в Господе» (Еф. 5:8). Глаза предназначены и для того чтобы видеть, и для того чтобы плакать. Грех сначала должен быть увиден, чтобы потом его могли оплакать.

Из этого следует, что там, где не видят греха, там и не может быть покаяния. Часто те, кто замечают ошибки других, не видят их в себе. Они уверяют, что у них доброе сердце. Разве не удивительно, что двое могут жить вместе, есть и пить вместе, но так и не знать друг друга? То же происходит и с грешником. Его тело и душа живут вместе, работают вместе, но так и не знают друг друга. Он не знает ни собственного сердца, ни того, какой ад он носит в себе. Его уродливое лицо спрятано под вуалью. Люди покрыты густой вуалью невежества и эгоизма, и поэтому они не видят какие испорченные у них души. Дьявол поступает с ними так же, как соколиный охотник с соколом. Он ослепляет их, накрывает капюшоном и увлекает их в ад: «меч на правый глаз его» (Зах. 11:17). У людей хватает проницательности в мирских вопросах, но их духовное око — поражено. Они не видят никакого зла в грехе; меч находится на их правом глазу.

Компонент 2: Сожаление о грехе

Скорбь моя всегда предо мною (Пс, 37:18) Амвросий скорбь называет огорчением души. Еврейское слово «быть печальным» значит «иметь как бы распятую душу». Так же должно быть в истинном покаянии: «Они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем» (Зах. 12:10), они словно почувствовали, как гвозди креста вонзаются в их тела. Как женщина не может родить ребенка без боли, так и нельзя покаяться без скорби. Тот, кто может верить не сомневаясь, ставит под сомнение свою веру, и тот, кто может каяться не печалясь, ставит под сомнение свое покаяние.

Мученики проливают кровь за Христа, а кающиеся грешники льют слезы за грехи: «И, ставши у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами» (Лк. 7:38). Посмотрите как этот лимбек роняет капли. [Лимбек, или элембик: старый аппарат для очищения жидкости.] Скорбь ее сердца выливается через глаза. Медный умывальник, в котором омывались священники (Исх. 30:18), имеет для нас два значения: первое — мы омываемся в крови Иисуса Христа по вере, а второе — мы омываемся в потоке слез покаянием. Искренно кающийся прилагает все усилия, чтобы привести свое сердце в состояние печали. Он благодарит Бога за то, что может оплакать свои грехи, он рад дождливому дню, той печали, что наполняет его сердце, потому что он знает, что это то покаяние, в котором он не раскается. И хотя хлеб скорби горек на вкус, но за то он укрепляет сердце (Пс. 103:15; 2 Кор. 7:10).

Скорбь о грехе — это не просто переживание, а святые мучения. Писание называет это сокрушением сердца: «Жертва Богу дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь, Боже» (Пс. 50:19); и раздиранием сердца: «Раздирайте сердца ваши» (Иоил. 2:13). Такие действия как бить себя по бедрам (Иер. 31:19), бить себя в грудь (Лк. 18:13), препоясываться вретищем (Ис. 22:12), рвать волосы (Езд. 9:3) — все это внешнее проявление душевной скорби. К чему же должна привести эта скорбь.

(1) Христос должен стать драгоценным. Каким желанным является Господь для страждущей души! Христос для нее — действительно Спаситель, а прощение для нее — действительно милость. Пока сердце не исполнится угрызениями совести, в нем нет места Христу. Как желанен врач для человека истекающего кровью!

(2) Грех должен быть удален. Грех порождает скорбь, а скорбь убивает грех. Праведная скорбь — это ревень для очищения души от дурных соков. Говорят, что сок виноградной лозы хорошее лекарство от проказы. Так же и слезы, что капают из глаз кающегося грешника, являются спасением от проказы греха. Соленая вода слез убивает червя совести.

(3) Должен открыться путь к настоящему утешению: «Сеявшие со слезами будут пожинать с радостью» (Пс. 125:5). Кающийся грешник сеет в дождливое время, но зато собирает прекрасный урожай. Покаяние, словно нож хирурга, вскрывает нарыв греха, и тогда душе становится легче. Излив со слезами свое переживание, Анна «пошла в путь свой, и лицо ее не было уже печально, как прежде» (1 Цар. 1:18). Когда Бог начинает возмущать душу человека из-за его грехов, Его действия можно сравнить с действием Ангела, который возмущал воду в купальне (Ин. 5:4), что открывало путь для исцеления.

Но не всякая печаль свидетельствуют об истинном покаянии. Между истинным и ложным покаянием такая же большая разница, как между пресной водой источника и соленой морской водой. Апостол говорит о печали «ради Бога» (2 Кор. 7:9). Но что же значит печаль ради Бога? Существуют шесть ее определений:

1. Печаль ради Бога является чувством внутренним

И оно внутренне в двояком смысле:

(1) Это печаль сердца. Скорбь же лицемера выражается на его лице: «они принимают на себя мрачные лица» (Мф. 6:16). Они делают кислые лица, но их печаль так и остается на поверхности, подобно росе, что увлажняет листья, но не питает корней. Покаяние Ахава было показным. Он разодрал свою одежду, но не свою душу (3 Цар. 21:27). Печаль ради Бога проходит в глубь, подобно тому, как вена несет кровь внутри человека. Из-за греха сердце обливается кровью. В Слове Божьем говорится, что люди услышавшие о Христе, «умилились сердцем» (Деян. 2:37). [В англ. варианте перев. Библии (KJV) это часть данного стиха дословно звучит: «Они были терзаемы, мучимы в своих сердцах». — Прим. перев.] И так как сердце принимает главное участие в совершении грехов, оно должно быть главным и в скорби.

(2) Печаль из-за грехов в сердце, за самое начало и первое возмущение греха. Павел сокрушается о законе, который находится в его членах (Рим. 7:23). Искренний кающийся грешник оплакивает саму мысль о грехе. Он сокрушается о «горьком корне», даже если он никогда и не пустит ростки в конкретных делах. Порочный человек боится того, что грехи его могут выплыть на поверхность; действительно же обращенный оплакивает грехи своего сердца.

2. Печаль ради Бога чистосердечна

Эта скорбь скорее из-за преступления, чем из-за наказания. Ибо преступление нарушает Божий Закон, попирает Его любовь. И это повергает душу в рыдание. Но человек может сожалеть, и все-таки это не будет покаянием, как вор, которого схватили, плачет не о том, что он украл, а что теперь ему придется расплачиваться за это. Лицемеров печалит только горькое последствие греха. Их глаза наполняются слезами только тогда, когда суды Божьи приближаются. Я читал об источнике, который выпускает потоки только вечером накануне засухи. Точно также их глаза изливают слезы только тогда, когда суды Божьи приближаются. Фараон был более обеспокоен лягушками, кровью в реке вместо воды, чем своими грехами. Печаль ради Бога возникает, главным образом, из-за преступления, совершенного против Бога, так что даже если бы не было совести, которая мучает нас, дьявола, который обвиняет нас, ада для наказания, душа все равно бы сокрушалась из-за греха, сделанного против Бога. «Грех мой всегда предо мной» (Пс. 50:5); Давид не говорит: «Обнаженный меч всегда предо мной», но «грех мой». Как же я могу оскорбить такого благого Бога, как я могу причинить страдание моему Утешителю! Эта мысль разрывает мне сердце.

Печаль ради Бога искренна, потому что даже если христианин знает, что он находится на расстоянии пушечного выстрела от ада и никогда не будет осужден, он все равно сокрушается о грехе против благодати, которая помиловала его.

3. Печаль ради Бога основывается на вере

Она смешивается с верой: «И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую Господи!» (Мк. 9:24). Здесь скорбь о грехах переплетается с верой, словно яркая радуга появляется среди серых дождевых облаков.

Духовная скорбь потопит сердце, если рука веры не вытянет его. Как наши грехи всегда перед нами, так и обещание Божье должно быть перед нами всегда. И как только мы почувствуем жало греха, мы должны сразу же наш взгляд поднимать на Христа, на нашего медного змея. Лица у некоторых людей настолько опухли от мирской печали, что они едва ли могут видеть своими глазами. Тот плач, что ослепляет очи веры, не может быть добрым. Если в душе нет ни капли веры, то это печаль не смирения, а отчаяния.

4. Печаль ради Бога — глубокая печаль

«В тот день поднимется большой плач в Иерусалиме, как плач Гададриммона» (Зах. 12:11). В тот день, когда Иосия умер, два солнца закатились на небосклоне, и был великий погребальный плач. Вот до какой степени должна доходить скорбь за грехи. Pectore ab imo suspiria. [Лат.: Вздох из самой глубины сердца.]

Вопрос 1: У всех ли глубина скорби одинакова?

Ответ: Нет, скорбь recipere magis minus & minus (производит больше или меньше [печали]). При новом рождении, все испытывают боль, но у одних она бывает более острая, чем у других.

(1) У некоторых от рождения более грубый характер, у других более веселый нрав. Таких нелегко заставить смириться. Таковым больше приходится претерпевать унижение, как и сучковатое бревно получает больше ударов топором.

(2) Некоторые совершали более тяжкие преступления, и их скорбь должна соответствовать их грехам. Для исцеления ран одних больных достаточно иголки, другим же нужен ланцет. Закоренелые грешники должны больше страдать от ударов закона.

(3) Некоторые предызбраны и определены на более высокое служение, они должны быть более совершенным инструментом в Его руках, и поэтому должны претерпеть большую работу над своим смирением. Те, кого Бог намеревается сделать столпами в своей церкви, должны быть более отшлифованы. На сердце Павла, апостола из апостолов, которого Господь предопределил быть Божьим знаменосцем, чтобы возвещать Его имя язычникам и царям, остались более глубокие надрезы от ланцета покаяния.

Вопрос 2: Насколько же большой должна быть скорбь о грехах?

Ответ: Она должна быть такой же большой, как и при любой земной потере. Turgescunt lumina fletu. [Лат.: Глаза опухли от слез.] «И они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне» (Зах. 12:10). Скорбь о грехах должна превосходить земную печаль. Мы должны больше переживать об оскорблении Бога, чем о потере близкого нам человека. «И Господь, Господь Саваоф, призывает вас в этот день плакать и сетовать, и остричь волосы, и препоясаться вретищем» (Ис. 22:12): это нужно было сделать за грехи. Что же касается смерти человека, то Бог запрещает стричь волосы по умершему и оплакивать его (Иер. 22:10; 16:6), подразумевая, что скорбь о грехах должна превышать скорбь у подножия могилы, потому что, когда мы хороним умершего, от нас уходит друг, а когда мы грешим, от нас уходит Бог.

Скорбь о грехах должна быть такой сильной, чтобы она могла поглотить все другие скорби, как после удара камнем забываешь, что у тебя была ссадина.

Мы должны чувствовать столько же горечи в наших слезах о грехе, сколько удовольствия мы находили, когда совершали его. Несомненно, Давид нашел больше горечи в покаянии, чем получил наслаждения с Вирсавией.

Наша скорбь о грехах должна быть такой, чтобы она рождала желание убегать от тех грехов, которые приносили большие выгоды или наслаждение. Мы тогда узнаем, что лекарство сильное, когда оно исцелит наши болезни. Для христианина достаточна та доза скорби, которая исцеляет его от любви ко греху.

5. В некоторых случаях печаль ради Бога связана с возмещением убытков

Тот, кто причинил какой-либо ущерб другим, через обман или мошенничество, должен по совести возместить им ущерб. В отношении этого в Библии есть определенный закон: «Возвратят сполна то, в чем виновны, и прибавят к тому пятую часть и отдадут тому, против кого согрешили» (Числ. 5:7). Подобным образом поступил Закхей, воздав за ущерб: «Если кого чем обидел, воздам вчетверо» (Лк. 19:8). Когда Селим, знаменитый Турок, лежал на смертном одре, Пирус уговаривал его отдать богатства, незаконно отобранные у персидских купцов, на благотворительные цели. Селим же приказал все вернуть законным владельцам. [Очевидно, речь идет о турецком султане Селиме 1 Грозном (1467 или 1470 — 1520). — Прим. перев.] Не должно ли христианское вероучение превосходить Коран мусульман? Плохой знак, когда человек, стоя на пороге смерти, отдает душу свою Богу, а вещи, нажитые нечестным путем — друзьям. Я едва могу представить, что Бог примет такую душу. Августин сказал: «Без возмещения не может быть прощения». Также эта мысль прозвучала в речи старца Латимера [Деятель английской Реформации (1485 — 1555). — Прим. перев.]: «Если ты не возместишь то, чем незаконно завладел, то ты будешь задыхаться в аду».

Вопрос 1: Предположим, что один человек незаконно завладел имуществом другого, и этот обманутый человек умер. Что же делать в этом случае?

Ответ: Он может вернуть это имущество его наследникам. Если же никого из них не осталось в живых, то в этом случае он может вернуть все Богу, положив нечестно полученное в «Божью сокровищницу», т.е. отдать нуждающимся.

Вопрос 2: А что если человек, который поступал незаконно, умер?

Ответ: Значит те, кто являются его наследниками, должны возмещать убытки. И запомните: если есть те, кто получил наследство и знают, что наследодатель обманывал других и умер, оставаясь виновным в этом, то такие наследники должны возместить убытки, иначе проклятие Божие будет на них и их семьях.

Вопрос 3: Если человек, который завладел имуществом другого, не в состоянии вернуть его, что делать тогда?

Ответ: Этому человеку нужно смириться перед Богом, обещая пострадавшему полное возмещение, если Господь сделает это возможным, и Бог примет его желание за действие.

6. Печаль ради Бога постоянна

Это не те несколько слезинок, что появляются от эмоционального возбуждения и, которые послужат к обращению. Некоторые могут зарыдать на проповеди, но это подобно апрельскому ливню, который быстро заканчивается, или крови, текущей из раны, которая вскоре останавливается. Истинная скорбь должна быть постоянной. Христианин, болезнь твоей души хроническая, часто возвращающаяся к тебе, поэтому ты постоянно должен принимать лекарство — покаяние. Это и есть та скорбь, которая называется «печаль ради Бога».

Примечание: Как далеки от покаяния те, кто никогда не испытывал печали ради Бога! Это:

(1) Паписты: те, кто оставляют бесценную душу без покаяния, превращая всю его работу в посты, наложение епитимий, паломничество, в чем ничего нет от духовной скорби. Они истязают свои тела, но не раздирают своих сердец. Что это, как не подобие покаяния?

(2) Плотские христиане, которые незнакомы с печалью ради Бога. Они не в состоянии серьезно переживать и не любят беспокоить себя из-за грехов. Парацельс [швейцарский врач (16 века)] описывал душевную болезнь, которая у некоторых проявлялась в танце до смерти. Так же и грешники проводят свои дни в веселии; они избегают печали и, танцуя, идут на вечные муки. Некоторые, прожили много лет, но так никогда и капли не уронили в сосуд Божий, они и не знают, что значит сокрушенное сердце. Плотские христиане плачут, ломая руки себе, как будто они погибли, когда теряют свое имущество, но они совсем не испытывают душевных мук из-за греха

Есть два вида скорби: первая — здравая, это действие души, посредством которого она вытесняет грех и готова принять любые мучения, лишь бы только не допустить его вновь; вторая — чувственная, выраженная обилием слез. Первая присуща всем детям Божьим, вторая, истекающая из глаз, проявляется не у всех. Тем не менее, это очень похвально, когда грешник оплакивает свои грехи. Для Христа прекрасны те, у кого глаза полны слез; хорошо, если грех заставляет нас плакать. Обычно мы плачем, когда теряем что-то очень дорогое, а из-за греха мы потеряли благосклонность Бога. И если Миха так плакал, потеряв истукана, говоря: «Вы взяли богов моих, которых я сделал; чего еще более?» (Суд. 18:24), то как же должны плакать мы, если грехи наши удаляют истинного Бога от нас.

Возможно, кто-либо спросит, всегда ли постоянны в своем проявлении наше покаяние и печаль. Хотя мы должны всегда поддерживать покаяние живым в нашей душе, но есть два случая, когда мы должны обновить наше покаяние особым образом:

(1) Перед участием в Вечере Господней. Эта духовная пасха должна приниматься с горькими травами. Глаза наши должны увлажниться слезами, и печаль должна переполнить нас. Покаяние имеет святую основу. Сокрушенное сердце и распятый Христос хорошо могут понять друг друга. Чем больше горечи мы ощущаем в грехе, тем больше сладости вкусим во Христе. Иаков плакал перед тем, как встретил Бога: «И нарек Иаков имя место тому: Пенуэл; ибо, говорил он, я видел Бога лицем к лицу» (Быт. 32:30). Чтобы найти Христа в этом таинстве, нужно искать Его, плача. И тогда скажет Христос смиренному грешнику, как сказал Фоме: «Подай руку твою и вложи в ребра Мои (Ин. 20:27), и пусть Мои кровоточащие раны исцелят тебя».

(2) Второй случай для особого покаяния — час смерти. Он тоже должен быть временем плача. В этот момент должно быть совершено наше последнее дело для неба, и наше лучшее вино из слез следует сохранить для этого времени. Нам следует каяться в том, что мы так много грешили, а плакали так мало, что Божий свиток был так полон, а сосуд Его — так пуст (Иов 14:17). Нам следует покаяться в том, в чем мы не раскаялись раньше, что враждебные Богу полки, которые размещались в нашем сердце, противостояли Богу так долго, прежде чем они были сметены покаянием. Нам следует покаяться в том, что мало любили Христа, что мало Его достоинств отображалось в нас и в том, что так мало Его мы прославили. То, что в нашей жизни было так много пустоты и грязных пятен, что наше служение было испорчено грехом, что послушание наше было таким несовершенным, и мы так часто хромали на путях Божьих, должно быть нашей скорбью на смертном одре. Когда душа покидает тело, она должна плыть к небу в океане слез.

Компонент 3: Исповедание греха

Скорбь — настолько сильное чувство, что оно обязательно должно в чем-то проявиться. И оно проявляется в потоке слез через глаза, а через уста — в исповедании: «И встали и исповедывались во грехах своих» (Неем. 9:2). «Пойду, возвращусь в Мое место, доколе они не признают себя виновными» (Ос. 5:15); это словно образ огорченной поведением ребенка матери, которая оставляет его одного до тех пор, пока он не поймет своей вины и не попросит прощения. Григорий Назианзен [защитник веры, живший в 4-ом веке] называл исповедание «целебным бальзамом для израненной души».

Исповедание — это самообвинение: «Вот, я согрешил» (2 Цар. 24:17). Конечно, среди людей происходит по-другому: никто не обязан обвинять себя, но все желают видеть своего обвинителя. Однако когда мы становимся перед Богом, мы должны обвинять себя сами: те те adsum qui fed in me convertite ferrum. [Лат.: «(О, Господь), я, именно я, виновен в том, кем я стал; измени упорство (моего сердца)».] Правда в том, что посредством самообвинения мы предотвращаем нападки сатаны. В нашем исповедании мы осуждаем самих себя в гордости, неверности, греховных влечениях, и когда сатана, которого называют «клеветником братии наших» (Откр. 12:10 — В англ. варианте перев. Библии (KJV) эта часть данного стиха дословно звучит: «обвинитель наших братьев». — Прим. перев.), будет обвинять нас во всем этом, то Бог скажет: «Они уже признали свою вину, поэтому, сатана, твое старание напрасно, обвинения пришли слишком поздно». Смиренный грешник не останавливается на самообвинении, он, как будто сидит в суде и сам выносит себе приговор. Он признает, что заслужил гнев Божий. И вот послушайте, что сказал апостол Павел: «Ибо, если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы» (1 Кор. 11:31).

Но разве не исповедовали свой грех Иуда и Саул? Да, но их исповедание не было истинным. Для того чтобы исповедание греха могло быть истинным и неподдельным, необходимо выполнение следующих 8 условий:

1. Исповедание должно быть добровольным

Оно должно приходить так же свободно, как течет вода в ручье. Исповедание у некоторых грешников подобно признанию, полученному под пытками. Когда искра Божьего гнева опаляет их совесть, или когда страх смерти наполняет их, тогда они начинают исповедоваться. Валаам, когда увидел ангела, стоящего с обнаженным мечем, сказал: «Согрешил я» (Чис. 22:34). Но истинное исповедание течет из уст, словно мирра с дерева или мед из сотов, свободно. «Я согрешил против неба и пред тобою» (Лк. 15:18), — блудный сын сам обвинил себя во грехе до того, как это сделал его отец.

2. Исповедание должно быть с раскаянием

Сердце должно быть глубоко возмущено грехом. Обычное признание человека вытекает из него, словно вода из трубы. Оно ничуть его не волнуют. Но истинное исповедание оставляет у человека ранящее сердце впечатление. Душа Давида находилась под тяжелым грузом грехов, когда он исповедовал их: «как тяжелое бремя отяготели на мне» (Пс. 37:5). Одно дело -признать грех, а другое — почувствовать его.

3. Исповедание должно быть искренним

Наши мысли, чувства должны быть безраздельно связаны с нашим исповеданием. Лицемер исповедует грех, но продолжает любить его, как вор, признающийся в воровстве, продолжает красть. Сколько тех, кто исповедуется в гордости и жадности устами, но продолжают смаковать их, словно мед. Августин рассказывал, что перед его обращением, он исповедовал грех и молил об освобождении от него, а сердце в этот момент шептало: «Но не сейчас, Господи». Он боялся расстаться с грехом слишком быстро. Настоящий христианин более честный. Его сердце находиться в согласии с языком. Он осознал грехи, которые исповедует, и ненавидит их.

4. В истинном исповедании человек конкретизирует грех

Нечестивый подтверждает, что он — грешник вообще. И признается во всех грехах сразу. Его исповедание грехов очень похоже на сон Навуходоносора: «Сон снился мне» (Дан. 2:3), но он не мог рассказать, что он видел: «Слово отступило от меня» (Дан. 2:5). Также и грешник говорит: «Боже, я согрешил», но не знает в чем, по крайней мере, не помнит, тогда как истинно обращенный признается в каждом отдельном грехе. Как израненный человек, придя к врачу, показывает ему все свои раны: «Вот здесь меня ударили по голове, а там прострелили мне руку», также скорбящий грешник исповедует все, что приносит страдания его душе. Израиль обвинил себя в конкретном грехе: «Мы служили Ваалам» (Суд. 10:10). Пророк перечислял каждый грех, который принес проклятие на народ: «И не слушали рабов Твоих, пророков, которые Твоим именем говорили» (Дан. 9:6). При тщательной проверке нашего сердца мы можем обнаружить какой-то конкретный не искорененный грех; и со слезами раскаяться в нем.

5. Кающийся искренно исповедует источник греха

Он сознает испорченность своей природы. Наш грех не в том, что нам не достает доброты, а в том, что в нас есть зло. Оно словно ржавчина на металле или пятно на одежде. Давид осознавал свою греховную природу: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7). Мы готовы находить причину многих наших грехов в искушениях сатаны, но мы не можем переложить на сатану греховность нашей природы. Наши корни произращают яд и полынь (Втор. 29:18). Наша природа — это хаос, рассадник всякого зла, откуда исходит та мерзость, что наполняет всю землю. Греховность нашего сердца очерняет все наши святыни, навлекает Божий суды и изначально лишает нас благословений. Исповедуйте же источник греха!

6. Грех должен быть исповедан со всеми отягощающими обстоятельствами

Те грехи, которые совершаются в границах Евангелия, являются действительно тяжкими. Исповедуйте грехи, совершенные несмотря на познание, благодать, несмотря на обещания и суды Божий. «Гнев Божий пришел на них, убил тучных их. При всем этом они продолжали грешить и не верили чудесам Его» (Пс. 77:31-32). Это чрезвычайно ухудшает положение, подчеркивая и увеличивая нашу вину.

7. В исповедании мы должны обвинять себя с тем, чтобы оправдывать Бога

Пусть даже Господь будет суров в Своем провидении и обнажит на нас свой карающий меч, мы все равно должны оправдывать Его, осознавая, что Он не был к нам несправедлив. Неемия в своем исповедании грехов подтверждает Божью справедливость: «Во всем, постигшем нас, Ты праведен, потому что Ты делал по правде, а мы виновны» (Неем. 9:33). Император Маврикий [Римский император (582 — 602). Фока стал следующим императором после Маврикия], когда увидел, убитую Фокой жену свою, закричал: «Справедлив Ты, Боже, во всех путях Твоих».

8. Мы должны исповедовать наши грехи с твердым намерением никогда к ним больше не возвращаться

Некоторые переходят от исповедания греха к совершению его, подобно персам, у которых был один день в году, когда они убивали змей, а затем позволяли им плодиться снова. Многие поступают таким же образом: кажется, что они уничтожают свои грехи исповеданием, но после разрешают им расти так же быстро, как и раньше. «Перестаньте делать зло» (Ис. 1:16). Не имеет смысла исповедание, когда мы говорим: «Мы сделали то, чего не должны были делать», и все же продолжаем поступать так же. Фараон признался, что согрешил (Исх. 9:27), но когда гром прекратился, он снова впал в грех: «и продолжал грешить, и отягчил сердце свое» (Исх. 9:34). Ориген [Один из Отцов ранней греческой Церкви. Умер в 254 г.] называл исповедание рвотой души, посредством которой совесть освобождается от бремени, лежащего на ней. И после того как мы извергли наши грехи посредством исповедания, мы не должны возвращаться к этим нечистотам. Какой царь простит подданного, который после признания в измене продолжает изменять?

Таким образом, мы видим, каким должно быть исповедание.

Примечание 1: Является ли исповедание необходимым компонентом покаяния? Вот список обвинений против четырех типов людей:

(1) Здесь те, кто прячет свои грехи, как Рахиль прятала идолов своего отца (Быт. 31:34). Многие предпочитают скрыть свои грехи, а не исцелиться от них. Они поступают со своими грехами, как с картинами, пряча их за шторами, или как с внебрачными детьми, удушая их. И даже если у людей не будет языка, чтобы исповедаться, то у Бога есть очи, чтобы видеть; и Он разоблачит измену: «Изобличу тебя, и представлю пред глаза твои грехи твои» (Пс. 49:21). Те беззакония, которые люди прячут в своих сердцах, однажды, словно алмазом, будут записаны на их челах. Те, кто не исповедует свой грех как Давид, чтобы получить прощение, исповедуют свой грех как Ахан, и будут побиты камнями. Опасно держаться советов дьявола: «Скрывающий свои преступления не будет иметь успеха» (Пр. 28:13).

(2) Здесь и те, кто исповедует свои грехи, но только наполовину. Они исповедуются не во всем, они признаются в копейках, а не в рублях. Они исповедуются в суетных мыслях или слабой памяти, но не в тех грехах, в которых они по настоящему виноваты, как например: поспешном гневе, вымогательстве, нечистоте. Такие подобны человеку у Плутарха [Древнегреческий писатель и историк (ок. 46 — ок. 120). — Прим. перев.], который жаловался на недомогание в желудке, тогда как у него были больны легкие и отравлена печень. Если же мы не исповедуем всего, как мы можем надеяться, что Бог простит нам все? Конечно, мы не можем знать весь перечень наших грехов, но грехи, которые находятся в поле нашего зрения и сознания и в которых сердце наше обвиняет нас, должны быть исповеданы, если мы надеемся на прощение.

(3) Здесь также и те, кто в исповедании смягчает и оправдывает свои грехи. Искренняя душа усугубляет свои грехи в исповедании, а лицемеры приукрашивают свои. Они не отрицают, что являются грешниками, но делают все, что в их силах, чтобы уменьшить свои грехи: они, действительно, иногда обижают, но это у них характер такой; и таких примеров много. Но это скорее оправдание, чем исповедание. «И сказал Саул Самуилу: согрешил я, ибо преступил повеление Господа, и слово твое; но я боялся народа, и послушал голоса их» (1 Цар. 15:24). Саул возложил свой грех на народ: это они заставили его сохранить овец и волов. Здесь извинение, а не самообвинение. И это — у нас в крови. Адам, признавшись, что он ел запретный плод, вместо того, чтобы раскаяться в своем грехе, переложил его с себя на Бога: «Жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел» (Быт. 3:12), то есть, «если бы не было этой женщины, которая соблазнила меня, я бы не согрешил». Inscripsere deos scelen [Лат.: «Они обвиняют богов в преступлении».](Овидий) [Римский поэт (43 до н.э. — ок. 18 н.э.). — Прим. перев.]. Это страшный грех, который не имеет оправдания, как не подлежит окраске слишком грубая шерстяная ткань. Насколько склонны мы урезать и укорачивать грех, смотреть на него через уменьшающую сторону оптической трубы, чтобы они казались «величиною в ладонь человеческую» (3 Цар. 18:44).

(4) Есть здесь и те, кто так далек от исповедания грехов, те, кто даже смеют защищать их. И вместо того, чтобы горестно плакать, они используют различные аргументы, чтобы оправдать грех. Если гнев наполняет их сердца, они оправдывают себя, говоря, что очень огорчились (Иона. 4:9). Если это жадность, то и ее они оправдают. Когда люди грешат, они являются слугами дьявола, когда же защищают грех, они становятся его адвокатами, и он отдаст им их плату.

Примечание 2: Покажем свое раскаяние через искреннее исповедание греха. Вор на кресте исповедал свой грех: «И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли» (Лк. 23:41). И Христос сказал ему: «Истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю» (Лк. 23:43). Эти слова могли стать поводом к высказыванию Августина о том, что исповедание греха закрывает жерло ада и открывает ворота рая. Для того чтобы мы могли сделать свободное и искреннее признание, давайте рассмотрим следующее:

(1) Истинное исповедание воздает славу Богу: «Сын мой! Воздай славу Господу, Богу Израилеву, и сделай пред Ним исповедание» (Нав.7:19). Смиренное исповедание превозносит Бога. Разве не исходит из наших уст Ему слава за то, что Он не осуждает нас? Посредством нашего исповедания превозносится Божье терпение и благодать за спасение таких грешников.

(2) Исповедание — это средство для смирения души. У того, кто называет себя достойным ада грешником, мало причин в сердце для гордости. Подобно фиалке, он склонит свою голову в смирении. Искренне кающийся признает то, что все его дела имеют примесь греха и ему нечем хвалиться. На челе Озии, хотя он и был царем, появилась проказа, и этого оказалась достаточно, чтобы смирить его (2 Пар. 26:19). И каждое дитя Божье сознает, что во всяком его добром деле очень много зла, что покрывает все его перья гордости пылью.

(3) Исповедание — это отдушина для взволнованного сердца. Когда вина заставляет бурлить совесть, только исповедание приносит успокоение. Так удаление нарыва прекращает страдания больного.

(4) Исповедание удаляет грех. Августин называл это «изгнанием зла». Грех — это дурная кровь, а исповедание — открытая вена, через которую выпускают эту кровь. [Автор имеет в виду распространенный в то время метод лечения. Впоследствии было доказано, что этот метод не только не помогает больному, но и вредит его здоровью. — Прим. перев.] Исповедание — это Навозные ворота, через которые вывозились все нечистоты города (Неем. 3:13). Исповедание подобно насосу при утечке, оно откачивает тот грех, который мог бы уйти на дно. Исповедание — это губка, которая стирает пятна с нашей души.

(5) Исповедание греха располагает душу ко Христу. Если я признаю себя грешником, то какой драгоценной будет для меня кровь Христа! После того как Павел исповедал «тело греховное» (Рим. 6:6), он прославил Христа благодарственной хвалою: «Благодарю Бога моего Иисусом Христом, Господом нашим» (Рим. 7:25). Разве не будет благодарен человек, признавший долг, своему кредитору, который не только не требует уплаты долга, но и возложил ее на своего сына. Так и мы, признавая свой долг, должны помнить, что даже если бы мы вечно оставались в аду, нам не удалось бы заплатить его. Но Бог послал Своего собственного Сына, чтобы Он кровь Свою пролил в уплату нашего долга. И какая же эта чудная благодать, и каким достойным вечной любви и восхищения становится Христос!

(6) Исповедание открывает дорогу прощению. Лишь после того, как блудный сын пришел с исповеданием на устах: «я согрешил против неба», сердце отца растаяло, и он поцеловал сына. После того, как Давид сказал: «Согрешил я», пророк возвестил ему прощение: «Господь снял с тебя грех твой» (2 Цар. 12:13). У того, кто искренне исповедует грех, есть Божье обязательство о прощении: «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши» (1 Ин. 1:9). Почему апостол не сказал, что если исповедуем грехи наши, то Он будучи милостив, простит нам наши грехи? Однако нет, Он — праведен, так как Он Сам связал Себя обещанием прощать таким как мы. Правда Божья и Его справедливость гарантируют прощение тому человеку, который исповедует грех и приходит с раскаивающимся сердцем через веру во Христа.

(7) Как благоразумна и легка эта заповедь, чтобы мы исповедовали грех! (а) Эта заповедь благоразумна, т.к. если один человек причинил вред другому, что может быть разумнее признания своей неправоты? Мы причинили вред Богу нашим грехом, и как равнозначно и созвучно здравому смыслу то, что нам следует исповедать нанесенное Богу оскорбление, (б) Эта заповедь легка. Какая огромная разница между первым заветом и вторым! По первому завету, если ты совершишь грех, то ты умрешь; по второму завету, если ты исповедуешь его, то получишь прощение. По первому завету никакое поручительство не было допустимо, по завету же благодати, если мы согрешим, но исповедуем наш долг, Христос будет нашим поручителем. Какой еще путь может быть более легким и подготовленным для спасения человека, чем смиренное исповедание? «Признай только вину твою» (Иер. 3:13). Бог говорит нам: «Я не прошу вас приносить в жертву овнов, чтобы искупить вину вашу, я так же не требую плодов чрева вашего за грех души вашей, «признай только вину твою», только сам выдвини против себя обвинение, и ты будешь помилован».

Все это должно сделать эту обязанность приятной. Освободись от яда греха через исповедание, и тогда -«ныне пришло спасение дому сему» (Лк. 19:9).

Остается еще одна сторона, касающаяся совести: обязаны ли мы исповедовать наши грехи перед людьми? Паписты очень настаивают на тайном исповедании; человек должен исповедовать свои грехи на ухо священнику, иначе он не может быть прощен. Они побуждают: «Признавайтесь друг перед другом в проступках» (Иак. 5:16), но этот стих Священного Писания не соответствует их делам. Он также может означать, что священник должен исповедоваться перед людьми, как и они перед ним. Тайное исповедание — это одна из золотых папских доктрин. Подобно рыбе из Евангелия, она приносит деньги во рту: «Открыв у ней рот, найдешь статир» (Мф. 17:27). И хотя я не за исповедание перед людьми в папистском смысле, но я думаю, что существуют три случая, когда следует исповедоваться перед человеком:

(1) Во-первых, когда человек совершил скандальный грех и этим оскорбил одних, и послужил причиной падения других, он должен публично признать свой грех, чтобы покаяние его было так же видно, как и его преступление (2 Кор. 2:6-7).

(2) Во-вторых, когда человек исповедал свой грех Богу, но совесть его все еще обременена, и нет покоя в его душе, тогда необходимо, чтобы он исповедал свои грехи перед рассудительным, благочестивым другом, который может дать ему совет и сказать надлежащее слово (Иак. 5:16). Греховной скромностью можно назвать состояние тех христиан, которые не могут свободно рассказать, что их тяготит, открыть боль и тревоги своей души перед своими служителями и духовными друзьями. Если же заноза вонзилась в нашу совесть, то правильно было бы воспользоваться помощью тех, кто может вытащить ее.

(3) В-третьих, если один человек оклеветал другого и опорочил его доброе имя так, что тот больше не имеет вес в обществе, то он обязан совершить исповедание. Скорпион носит свой яд на хвосте, клеветник — на языке. Его слова проникают в глубь, подобно иглам дикобраза. Тот человек, который уничтожил доброе имя другого или через лживое свидетельство нанес вред чьему-либо положению, должен исповедовать свой грех и просить о прощении: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой перед жертвенником, и пойди, прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5:23-24). Как еще может быть осуществлено это примирение, если не через признание вины? Пока это не будет сделано, Бог не примет ни одно ваше служение. Не думайте, что святость алтаря очистит вас, ваши познания и молитвы будут напрасны, пока вы не успокоите гнев брата вашего, исповедав свою вину перед ним.


Глава 4 из 13« Первая«345»Последняя »