10. Что такое грех?

Умножился грех… грех царствовал… грех умертвил меня; грех становится крайне грешен посредством заповеди. Римлянам 5:2О–21; 7:11,13

Зло греха, его крайняя греховность заключается в одном: он совершается против Бога. Это отрицание и отвержение Бога; оно печалит Его и причиняет Ему боль; это смерть всего, что от Него. Мера нашего познания Бога будет мерой нашего ощущения греха. Лишь наше участие в Духе Божьем даст нам познать, что такое на самом деле грех.

Кто–то сказал, что одна из характеристик нашего века, его жизни, мысли и теологии – это отсутствие ощущения греха. А также, что любое глубокое духовное пробуждение должно проповедоваться с более глубоким ощущением греха – самообличением и самоуничижением. Нам нужно просить Бога Духом Своим Святым обличить Свой народ во грехе. В его влиянии на нас одно из самых ужасных воздействий греха заключается в том, что он слеп к своей собственной природе и делает нас неспособными к познанию того, что есть грех и насколько он ужасен. Лишь Дух Божий, знающий Божье, Его ненависть и осуждение греха могут дать нам понять, как смотрит на грех Бог.

Одной из великих целей прихода Христа в мир было открыть это. «Если бы Я не пришел, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе совсем.» Глядя на то, как Христос смотрел на грех, мы узнаем, как на него должны смотреть мы. В Нем как в человеке ощущение греха видно в решимости не совершать его; в Его отказе от него и осуждении его; в Его готовности умереть, чтобы покорить его и изгнать. Он настолько ощущал зло греха, что отдал Свою жизнь, чтобы его победить. Глубокое ощущение греха будет точно так же видно в нас в готовности скорее умереть, чем его совершить, скорее умереть, чем позволить другим совершать его. Да, на самом деле, умереть с Ним для греха и всего, что под его властью, для мира и плоти – это единственный путь к тому, чтобы полностью испытать божественную свободу от его власти в нас и других. Именно тогда, когда что–то из этого ощущения греха нашего святого Господа приходит к нам, тот элемент, которого Он не мог иметь, придет к нам во всей своей силе – огорчении по поводу своих прегрешений и по поводу своей полностью греховной сути. И истинное ощущение греха будет развиваться и укрепляться в ненависти к греху фактическому – в битве против него, а также в сознании неизлечимого зла нашей земной природы, отвращении перед ним и победе над ним.

Теперь, когда мы рассмотрели, чему учит Слово о грехе и как Бог хочет, чтобы мы думали о нем и вели себя по отношению к нему, давайте предадим себя Духу Святому, Духу суда и Духу испепеляющему, чтобы грех стал для нас крайне греховным и чтобы мы увидели, как мы должны смотреть в этой связи на церковь.

Рассмотрим, как он вошел в мир. Из хаоса, который, как есть основания считать, был вызван грехопадением ангелов, Бог создал новый мир, который человек должен был управлять и хранить его от власти тех, кто эту власть утратил. Когда древнему змею удалось склонить наших прародителей к непослушанию, к отказу от верности Богу, и они послушали его, он стал их хозяином. Покорив себе их, сатана вновь обрел власть над миром, который был им дан во владение, и он стал богом этого мира.

Истоки греха – от искушения сатаной – дают нам два бесконечно важных урока. Это делает возможным избавление. Если бы человек согрешил сам по внутренним побуждениям, он был бы дьяволом и не имел бы надежды. Это показывает нам темный фон всякого греха. Давайте не будем смотреть на отдельные акты греха или на греховную природу, а посмотрим на живую, могущественную силу, стоящую за всем этим, подстегивающую грех, придающую ему его гнусность и ужас в качестве истинной вражды и противления Богу, связывающую и удерживающую людей как своих рабов.

Рассмотрим его суть. Бог создал человека не для чего иного, как для того, чтобы пребывать в нем, покоиться и радоваться, являть через него свою благость и славу, делая человека соучастником в них. Бог хотел, чтобы Его божественная жизнь проявлялась в человеческой жизни, вдохновляя все действия человека. Человек должен был непрестанно, в добровольной и самой благословенной зависимости, предавать свое «я», свою способность к самоопределению Богу, чтобы его воля, его желания, его ум наполнились Богом. Искушение сатаны заключалось в том, что человек должен был стремиться к своему собственному удовольствию и исполнять свою собственную волю, должен был от Бога обратиться к самому себе за руководством. Когда человек послушал его, «я» заняло место Бога, и с того дня «я» было источником всякого когда–либо совершенного греха.

Рассмотрим действие греха в человеке. Он разрушил всю природу человека. Его тело сразу стало жертвой развращенных и беспорядочных страстей. Его помраченный разум надеялся спрятаться от Бога за деревьями, закрыть свой стыд фиговыми листками, оправдаться, переложив вину на других. Его дух потерял мир с Богом и силу общения с Ним. Его судьбой была жизнь, жизнь Божья, во всем бесконечном значении этого слова; а теперь его уделом стала смерть – духовная, смерть во времени и вечная смерть. На нем смертный приговор и власть смерти; он мертв для Бога и для доброты. Подумайте о человеке, неспособном творить добро, удалившемся от Бога, во всей обездоленности и несчастье страданий. Подумайте о том разрушении и горе, которые грех принес в мир за все эти длинные века. Подумайте о мрачной вечности, в которой полностью проявится власть греха. И потом спросите, достаточно ли верит церковь в неописуемый ужас греха и достаточно ли учит этому.

Рассмотрим власть греха. Я не столько думаю о самом грехе и его всеобщем господстве, сколько о степени, в которой он овладел всем человеческим существом и покорил его себе. Его владычество абсолютно. Люди отрицают это и указывают на то, что многие, кто не знает Бога или отвергает Его, имеют в себе доброту, благородство и красоту. Действительно, остатки, осколки, руины храма, который Бог создал для Себя, по–прежнему прекрасны, это доказывает первоначальную славу храма. Но все–таки это уже не храм; там нашли обиталище дикие звери и ползучие гады. То, что единственное представляло духовную ценность человека – любовь к Богу от всего сердца, то, что человек был домом, в котором мог обитать и действовать Бог – утеряно. Грех занял место Бога; посреди того, что все еще прекрасно – да, это горькая истина, но даже над всем этим – царит грех. Даже самые святые из наших естественных устремления и самые прекрасные из наших достоинств испачканы и испорчены грехом.

Нигде невозможно это видеть яснее, чем в христианине, который только что был возрожден Святым Духом Самого Бога. Когда его новая сущность возрастает в познании Божьей воли и в желании исполнять ее, постепенно он открывает для себя, что его «я» действительно пропитывает все и что, через это «я», грех распространил свою власть над всей его природой. Христианин узнает, что точно так же, как Бог в свое время был изгнан и грех занял Его место, грех может быть изгнан только если Бог во Христе займет его место и каждое мгновение будет поддерживать силу новой природы, лично вселяясь в верующего и действуя в нем непрестанно. И поэтому избавление от греховности при освящении приходит лишь тогда, когда Дух Святой каждое мгновение являет спасительную силу пребывающего в нас Христа и наделяет нас этой силой. Пребывание в нас греха стало таким же полным, каким было задумано при сотворении пребывание в нас божественной природы. И таким же полным должно быть освящающее пребывание в нас присутствия Божьего, если нужно избежать безраздельного владычества греха.

Рассмотрим избавление от греха. Ничто не явит его ужасную сущность и силу более, чем это. Развращение и уничтожение природы человеческой было таким полным, что его не исцелить ничем, кроме смерти – полным искоренением, уничтожением старой жизни – и наделением человека абсолютно новой жизнью, сошедшей с небес от Бога. Именно для этого нужно было умереть Христу. «Ветхий наш человек распят с ним». Он должен был понести это наказание и осуждение греха. В смерти своей Он должен был покориться его проклятию как праведному осуждению Богом греха и таким образом Своим искуплением уничтожить его силу. Он должен был показать, что единственный выход из–под власти греха, смерти и проклятия – умереть для него – отдать жизнь, над которой он имел власть, и принять новую власть от Бога. Поэтому Христос открыл для нас новый и живой путь к Богу, чтобы мы, умерев с Ним, умерев для греха и для мира, для своего «я» и всего, что является нашей греховной природой, могли жить для Бога.

Да, так глубока развращенность нашей природы, так полна она в каждой ее части (какой бы прекрасной, истинной и доброй она ни казалась бы людям, находящимся под властью греха), что ничто, кроме ежедневного умирания для того, что идет от нашего «я» и нашей природы, – ежедневного пребывания в смерти Христа и присутствия смерти Господа Иисуса в наших смертных телах – не может дать полного ощущения Его власти спасать нас и других. Так же, как стандарт для осуждения греха – это смерть Христа, стандарт для осуждения нашего ощущения греха – это наша готовность умереть для него. Как и Христос, мы должны лучше умереть, чем грешить; действительно умереть с Христом, чтобы освободиться от него. Пусть это будет испытанием наших мыслей и ненависти к греху.

А какое же отношение имеет все это к предстоящему пробуждению среди христиан и нашей молитве за него? Я уже приводил высказывание: любому глубокому духовному пробуждению должно обязательно предшествовать и сопутствовать более глубокое ощущение греха. Это означает не только более глубокое интеллектуальное понимание в нашей богословской системе того, чем является грех. И не более глубокое выражение отвращения ко все еще присутствующему в нашей природе греху. Все это само собой. Но подразумевается гораздо больше. Это особенно будет означать более глубокое ощущением обычных грехов, которые мы по–прежнему совершаем. Это будет означать, что Дух Святой, как когда–то Он обличил нас во греха, чтобы мы обратились, обличить нас во грехе, чтобы мы освящались, показав нам ум Божий в отношении к грехам темперамента, плоти, гордыни и эгоизма, или мирской суеты, нерешительности и непослушания.

Точно так же. как обличение во грехе, будь то отдельные грехи или грехи в целом, привело к пониманию, что они не были, как мы думали, простым результатом слабости, но грехом неверия, отвержения Христа в неприятии Его избавление, тем более будет так, когда Дух Святой обличит детей Божьих во грехе при подготовке к пробуждению. То, что было терпимым, как будто бы неизбежным по причине нашей слабости, то, к чему мы настолько привыкли, что почти этого не замечали, будет явлено как грех, потому что это доказывает, что мы не позволили Ему действовать в нас так, как Он хотел бы.

Как незнание евреями Того, кого они распяли, не было сочтено извиняющим их грех, наше незнание и слабость не дадут ничего в испепеляющем обличении Духа Святого. Грех будет рассматриваться и ощущаться как доказательство того, что Христос не полностью принят как князь и Спаситель, что подчинение Его воле и доверие Его благодати были не чистосердечными. Мера нашего подчинения Христу с целью освобождения от греха – это мера нашего ощущения греха. Решимость любой ценой удерживаться от греха – это доказательство нашей ненависти к нему. Углубляющееся чувство греха проявится в прочности нашей связи с Христом, избавляющим от греха.

«Вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи». Это не только упоминание об искуплении, но конкретно на сам грех; потому что Иоанн сразу же добавляет: «Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает.» Самое истинное понимание греха придет к тому, кто стремится к полнейшему избавлению от него и имеет его. Пока тайной мысли о неизбежности греха дается хоть какое–то место, истинное чувство греха не может взять верх. Когда видно, что вера в остающийся в плоти грех и вера в постоянный триумф над грехом могут не быть непримиримы между собой, и что Христос может дать верующему все в большей мере жить жизнью, поддерживаемой Им, не совершая осознанного и сознательного греха или не испытывая сознательного желания поступать неправильно, грех и стыд по поводу совершения греха против такого Господа станут невыносимы.

Какое откровение от Бога потребуется, чтобы показать Его людям греховность греха: «этого мерзкого дела, которое Я ненавижу.» И какое откровение, чтобы показать им грехи, которые так беззаботно терпятся в церкви! И какое откровение, чтобы показать, насколько Он способен в могуществе силы Своей победить грех и избавить от него! И какое откровение, чтобы показать, что вся природа, со всем тем, что мы считаем нейтральным и неважным, имеет на себе грязь и печать греха, и нужна сила Христа и Его Дух Святой, наполняющий жизнь, чтобы сделать ее святой! И какое откровение, чтобы дать нам увидеть, что мера Его могущественной освящающей благодати – это мера греховности греха, который мы сейчас совершаем!

Чтобы Дух Святой действовал в силе для пробуждения верующих, по крайней мере, некоторые из них должны быть обличены в грехах, которые удерживают благословения. Давайте предложим себя Богу, чтобы понести бремя грехов Его народа. Давайте возопим к Богу, чтобы Он показал нам и им, каков Его суд о состоянии Его церкви. Давайте исповедуем в глубоком смирении и любви каждый грех, который видим, называя его. Давайте горячо молиться о глубоком чувстве греха в мире, в церкви, в наше собственной жизни, чтобы наша молитва о пробуждении могла стать настоятельным, напряженным, исполненным верой, преобладающим надо всем призывом к Богу, чтобы Он открыл грех и избавил нас от него.


Глава 11 из 16« Первая«101112»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Пробуждение. Раздел: Протестантизм-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.