9. Неизменность Бога

О Христос, наш Господь, Ты был нашей обителью во всех поколениях. Как дикие кролики на свою скалу, мы бежим к Тебе, чтобы быть в безопасности; как птицы из своих странствий, мы летим к Тебе, чтобы получить покой. В этом маленьком мире природы и людей так многое зависит от случайностей и перемен, но в Тебе мы не найдем ни тени перемен. Ты неизменен. Мы пребываем в Тебе без страха или сомнения, и мы смотрим в наше завтра без тревоги. Аминь.

Неизменность Бога относится к тем свойствам, которые не столь сложно понять, но для того, чтобы постичь неизменность Бога, мы должны приучить себя отделять те обычные мысли, с помощью которых мы думаем о сотворенных существах, от тех редких мыслей, которые появляются, когда мы пытаемся постичь то, что можно постичь в Боге.

Сказать, что Бог неизменен, — это значит сказать, что Он никогда не отличается от Самого Себя. В Священном Писании нет понятия роста или развития Бога. Мне кажется, что невозможно подумать о том, что Бог может как-то отличаться от Самого Себя. И вот почему.

Для того чтобы моральное существо изменилось, нужно, чтобы изменение произошло в одном из трех направлений. Оно должно измениться от лучшего к худшему или от худшего к лучшему; или, если допустить, что моральное качество останется без изменений, то изменение должно происходить внутри самого морального существа как от незрелого к зрелому или от одного порядка к другому порядку. Ясно, что Бог не может двигаться ни в одно м из этих направлений. Его совершенство навсегда отрицает подобную возможность.

Бог не может изменяться к лучшему, поскольку Он совершенно свят. Он никогда не был менее свят, чем теперь, и никогда не сможет быть более святым, чем теперь и чем всегда. Не может Бог изменяться и к худшему. Любое изменение к худшему в несказанно святой натуре Бога невозможно. Я считаю, что недопустима даже сама мысль об этом, ибо в тот же момент, когда мы попытаемся это сделать, объект наших мыслей станет уже не Богом, а чем-то другим, чем-то меньшим, чем Бог. Тот, о ком мы можем так подумать, может быть великим и внушающим благоговение сотворенным существом, но, будучи сотворенным существом, он не может быть Творцом, Который существует Сам по Себе.

Поскольку не может быть изменений в моральной натуре Бога, не может быть изменений и в Божественной Сущности. Бытие Бога уникально в единственно правильном значении! этого слова: Его бытие — это иное бытие, не похожее на бытие других существ. Мы уже увидели, как Бог отличается от сотворенных Им существ тем, что Он существует Сам в Себе, независимо ни от кого и вечно. Тот, кто подвергся пусть даже самому незначительному изменению, уже не существует сам в себе, независимо от других и вечно, а следовательно, не является Богом.

Изменяться может только существо, состоящее из отдельных частей, ибо изменение — это обычно сдвиг в отношениях между частями целого или внедрение какого-либо постороннего элемента в первоначальную структуру. Поскольку Бог существует Сам в Себе, Он не состоит из отдельных частей. В Нем нет частей, которые могли бы изменяться. А поскольку Он независим, ничто не может прийти в Него извне.

«Все, что состоит из частей, — пишет святой Ансельм, — это не совсем единственное, а в некотором роде множественное и отличающееся от самого себя; и либо фактически, либо теоретически оно может разделиться на части. Но все это чуждо Тебе, лучше Которого ничего невозможно придумать. Следовательно, в Тебе нет частей. Господь, и Ты не более чем один. Но Ты настолько истинно единое существо и настолько Ты идентичен Самому Себе, что Ты ни в чем не можешь быть непохожим на Себя. Скорее Ты — само единство, которое не может быть разделено даже теоретически».

«Все, что является Богом, было Им всегда, и всем, чем Он был. Он будет всегда». Ничто из того, что Бог когда-либо сказал о Себе, не будет изменено; ничто из того, что сказали по вдохновению свыше пророки и апостолы о Нем, не будет отменено. Его неизменность гарантирует это.

Неизменность Бога является во всей своей совершенной красоте, если сравнивать ее с изменчивостью человека. В Боге невозможны никакие изменения; человеку изменений просто невозможно избежать. Ни человек, ни его мир не стоят на месте, а находятся в постоянном движении. Каждый человек появляется ненадолго для того, чтобы смеяться и плакать, работать и играть, а потом уйти и освободить место тем, кто последует за ним в этом непрекращающемся цикле.

Некоторые поэты находили болезненное удовольствие в этом законе непостоянства и в минорном ключе пели песнь о вечных изменениях. Одним из тех, кто с пафосом и юмором воспевал изменчивость и смерть — две болезни, которым подвержено человечество, был Омар Хайям. «Не обращайся так грубо с глиной, — увещевает он гончара, — может быть, то, с чем ты так свободно работаешь, — это прах твоего деда». «Когда ты поднимаешь чашу, чтобы выпить красное вино, — напоминает он веселящемуся на пиру, — ты, может быть, целуешь губы какой-нибудь давно умершей красавицы».

Этот оттенок приятной грусти, выраженной с мягким юмором, придает сияющую красоту его четверостишиям, но как бы ни были они прекрасны, вся эта поэзия поражена болезнью, и болезнь эта смертельна. Подобно птице, очарованной змеей, которая собирается ее проглотить, поэт восхищен врагом, который губит его, и всех людей, и каждое поколение людей.

Авторы Священного Писания тоже сталкивались с изменяемостью человека, но они — здоровые люди, и в их словах -здоровая сила. Они нашли лекарство от этой великой болезни. Они говорят, что Бог не изменяется. Закон изменений принадлежит впавшему в грех миру, но Бог неизменен, и в Нем верующие люди наконец находят вечное постоянство. А пока изменения работают на детей Царства, а не против них, так, как привнесены они живущим в них Духом. «Мы же все, — говорит апостол Павел, — открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2 Кор. 3:18).

В мире изменений и разрушений даже верующий человек не может быть полностью счастлив. Инстинктивно он ищет неизменяемого и испытывает чувство тяжелой утраты, когда его покидает то, что было ему дорого и знакомо.

О Господь! Мое сердце болит.

Болит от этих вечных изменений;

И жизнь проходит утомительно и быстро

Для не знающих отдыха людей, какими бы

разными они ни были.

В Тебе нет ничего подобного,

Даже эхо изменений не звучит

в тишине Твоей Вечности.

Фредерик У. Фэйбер

Эти слова Фэйбера находят отклик в каждом сердце; и все-таки, как бы мы ни оплакивали отсутствие стабильности во всем земном, в этом впавшем в грех мире даже сама способность к переменам — величайшее сокровище, величайшей ценности дар Божий, за который мы должны Его постоянно благодарить. Для людей вся возможность искупления грехов — в их способности к переменам. Был человек одним и стал другим — вот сущность покаяния: лжец становится правдивым, вор становится честным, распутный становится чистым, гордый — смиренным. Изменяется вся моральная структура жизни. Мысли, желания, чувства трансформируются, и человек —

уже не тот, кем он был прежде. Это изменение настолько радикально, что апостол называет прежнего человека «ветхим», а измененного человека «новым», «который обновляется в познании по образу Создавшего его» (Кол. 3:10).

Однако эта перемена глубже и существеннее, чем показывают внешние поступки человека, потому что она свидетельствует о принятии жизни иного, более высокого качества. Ветхий человек в лучшем случае имеет жизнь Адама, новый человек имеет жизнь Бога. И это не просто слова, их следует понимать буквально, и они являются истиной. Когда Бог вливает вечную жизнь в дух человека, для человека начинается новое существование, существование более высокого порядка.

Осуществляя процесс искупления, неизменный Бог в полной мере использует изменения и через последовательный ряд изменений наконец приводит к постоянству. Наиболее ясно это показано в Послании к Евреям: «Отменяет первое, чтобы постановить второе» (Евр. 10:9). В этих словах своего рода краткое изложение всего, чему учит эта замечательная книга. Ветхий завет как нечто временное был отменен, и его место занял новый и вечный завет. Кровь козлов и быков потеряла свое значение, когда пролилась кровь Пасхального Агнца. Закон, алтарь, священство — все это было временным и подверженным переменам; теперь вечный Божий закон навсегда написан на живом и чувствующем веществе, из которого состоит человеческая душа. Древней святыни больше нет, но на небесах есть новая вечная святыня, и там — Сын Божий в Своем вечном священстве.

Здесь мы видим, как Бог использует перемены, словно покорного слугу, для того чтобы благословить людей, грехи которых Он искупил, но Сам Он остается вне закона перемен, и никакие изменения, происходящие во Вселенной, не затрагивают Его.

И все, что изменяется, свидетельствует о том,

Что Господь во веки веков один и тот же.

Чарлз Уэсли

И снова встает вопрос о пользе. «А какая мне польза от того, что я знаю о неизменности Бога? — может спросить кто-нибудь. — Может быть, все это вообще метафизическое рассуждение? Нечто такое, что, может быть, и приносит удовлетворение людям определенного склада ума, но не имеет реального значения для практичного человека?»

Если под «практичными людьми» подразумевать неверующих людей, поглощенных светскими делами и безразличных к призывам Христа, к благополучию своих собственных душ и к интересам грядущего мира, то для них такая книга, как эта, не имеет вовсе никакого значения; к сожалению, для них не может иметь никакого значения любая книга, в которой всерьез говорится о религии. Но даже если таких людей и большинство, они не составляют все население Земли. Еще есть те семь тысяч человек, которые не преклонили колена перед Ваалом. Они верят, что созданы для того, чтобы служить Богу и вечно радоваться Его присутствию, и они рады узнать все, что только можно о Боге, с Которым они надеются быть целую вечность.

В этом мире, где люди забывают нас, если им это диктуют их личные интересы, по малейшему поводу изменяют свое отношение к нам и свое мнение о нас, разве не будет для нас источником чудесной силы знание о том, что Бог, Который у нас есть, не изменяется? Что Его отношение к нам такое же, каким оно было вечность назад, и такое же, каким оно будет в грядущей вечности?

Какое спокойствие приносит в душу христианина понимание, что его Отец Небесный никогда не отличается от Самого Себя! В какое бы время мы ни пришли к Нему, нам не нужно задумываться над тем, будет ли Он в соответствующем настроении, чтобы принять нас. Он всегда откликнется на горе и нужду, а также на любовь и веру. У Него нет приемных часов и часов, когда не пускают посетителей. И Он не изменяет Свое мнение ни о чем. Сегодня, в этот момент. Он испытывает к Своим созданиям, к детям, больным, падшим, грешным те же самые чувства, которые Он испытывал, когда послал в мир Своего единственного Сына, чтобы Он умер за человечество.

У Бога никогда не меняется настроение, никогда не ослабевают привязанности и никогда не пропадает энтузиазм. Его отношение к греху сейчас такое же, каким было тогда, когда Он выгнал грешного человека из Эдема, а Его отношение к грешнику сейчас такое же, каким было тогда, когда Он протянул обе руки и сказал: «Прийдите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28).

Бог не пойдет на компромисс, и Его не нужно задабривать. Его нельзя уговорить, чтобы Он изменил Свое слово или чтобы Он ответил на эгоистическую молитву. Во всех наших попытках найти Бога, угодить Ему, общаться с Ним мы должны помнить, что изменения возможны только с нашей стороны. «Я — Господь, Я не изменяюсь» (Мал. 3:6). Нам только нужно выполнять те условия, которые Он ясно сформулировал, привести нашу жизнь в соответствие с Его волей, которую Он открыл нам, и Его бесконечная сила будет действовать на наше благо, как о том говорится через Благую весть в Священном Писании.

Источник бытия! Источник Добра!

Ты остаешься неизменным!

Даже тень изменения не может

Затмить славы Твоего царствования.

Земля со всей ее властью может распасться,

Если на это будет воля великого Творца;

Но Ты вовек тот же самый,

Я ЕСМЬ — это слова, которыми Ты по-прежнему

напоминаешь о Себе.

Песнопение из собрания Уокера


Глава 10 из 24« Первая«91011»Последняя »