11. Мудрость Бога

Ты, О Христос, Который был соблазняем точно так же, как и мы, но остался безгрешен, дай нам силы преодолеть желание быть мудрыми и прослыть мудрыми среди других — таких же невежд, как и мы. Мы отворачиваемся от нашей мудрости так же, как и от нашего безумия, и бежим к Тебе, к мудрости Бога и силе Бога. Аминь.

Мы начинаем это краткое изучение Божественной мудрости с верой в Бога. Следуя нашей обычной схеме, мы будем пытаться познать Его мудрость не для того, чтобы укрепить свою веру, а будем верить, чтобы суметь познать Его мудрость. Следовательно, мы не будем искать доказательств, что Бог мудр. Неверующий ум не убедишь никакими доказательствами, а преклоняющемуся перед Богом сердцу никакие доказательства не нужны.

«Да будет благословенно имя Господа от века и до века, — сказал пророк Даниил, — ибо у Него мудрость и сила. Он… дает мудрость мудрым и разумение разумным; Он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним» (Дан. 2:20-22). Верующий человек отвечает на это и на Пение ангелов: «Благословение и слава, и премудрость и благодарение, и честь и сила и крепость Богу нашему во веки веков!» (Отк. 7:12). Такому человеку никогда не придет в голову, что Бог должен предъявлять доказательства Своей мудрости и Своей силы. Разве недостаточно того, что Он — Бог?

Когда христианское богословие заявляет, что Бог мудр оно имеет в виду гораздо больше, чем то, что оно говорит или может сказать, ибо оно пытается придать относительно слабому слову непостижимую полноту того значения, которое готово раздавить это слово своей тяжестью. «И разум Его неизмерим» (Пс. 146:5),— говорит автор Псалма. И здесь богословие пытается выразить именно неизмеримое, а не нечто меньшее.

Поскольку слово неизмерим описывает то, что уникально, к нему нельзя добавить никакое наречие. Мы не говорим «более уникален» или «очень уникален». Перед бесконечностью мы стоим в молчании.

Конечно, есть вторичный, сотворенный разум, его Бог отмерил Своим созданиям в таком количестве, которое только может понадобиться для их блага; но мудрость любого сотворенного существа или всех сотворенных существ вместе взятых необычайно мала по сравнению с безграничной мудростью Бога. Поэтому апостол прав, говоря о Боге как о «едином премудром» (1 Тим. 1:17). То есть Бог мудр Сам по Себе, а вся сияющая мудрость людей или ангелов — всего лишь отражение несотворенного сияния, которое проистекает от престола величия небес.

Мысль о Боге как о бесконечно мудром существе — корень всякой истины. Это исходный пункт веры, необходимый для того, чтобы была здоровой вся вера в Бога. Поскольку Бог существует независимо от Своих созданий, Его, конечно, никак не могут затронуть наши суждения о Нем, но для нашего морального здоровья необходимо, чтобы мы приписывали Творцу и Вседержителю полностью совершенную мудрость. Отказаться от этого — значит предать то, что отличает нас от животных.

В Священном Писании мудрость Бога и праведных людей всегда имеет сильную моральную окраску. Она задумана как чистая, любящая и добрая мудрость. Мудрость, которая является просто проницательностью, часто бывает у злых людей, такая мудрость коварна и фальшива. Эти два вида мудрости находятся в постоянном конфликте.

Действительно, если посмотреть с высоты вершины горы Синай или Голгофы, то вся всемирная история будет выглядеть как поединок между мудростью Бога и хитростью сатаны и падших людей. Исход этого поединка не подлежит сомнению. Несовершенное в конце концов должно пасть перед Совершенным. Бог предупредил, что Он возьмет мудрых их же собственной хитростью и превратит в ничто разумение благоразумных.

Мудрость в числе прочего — это еще и способность ставить перед собой совершенные цели и достигать этих целей с помощью самых совершенных средств. Мудрость видит конец с самого начала, и здесь уже не нужно ни гадать, ни делать предположений. Мудрость видит все в правильном фокусе, каждый предмет и каждое явление в правильном отношении к другим предметам и явлениям, и, таким образом, она может достигать заранее поставленных целей с безошибочной точностью.

Все деяния Божьи осуществляются в совершенной мудрости, во-первых, для Его собственной славы, а затем уже для величайшего блага как можно большего числа людей и на как можно большее время. И все Его дела так же чисты, как и мудры, и они настолько же добры, насколько мудры и чисты. Все Его дела не просто нельзя сделать лучше, нельзя даже представить себе, что они могут быть сделаны лучше. Бесконечно мудрый Бог действует так, что смертным нет необходимости поправлять Его дела. О Господь, как многочисленны Твои дела! Все их Ты совершил в мудрости. Земля наполнена Твоими сокровищами!

Если бы не было сотворения мира, мудрость Бога осталась бы навсегда запертой в безграничной бездне Божественной природы. Бог дал жизнь Своим творениям, чтобы Он мог радоваться им и чтобы они могли радоваться Ему.

«И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1:31).

На протяжении столетий многие отказывались верить, что в основе мира лежит мудрость: слишком несовершенным кажется этот мир. Вольтер в своей философской повести «Кандид, или Оптимизм» описывает убежденного оптимиста по имени доктор Панглос, в уста которого он вкладывает философский аргумент: «Все к лучшему в этом лучшем из всех миров». Конечно, французский циник получал большое наслаждение, ставя этого пожилого учителя в такое положение, которое делало его философию смешной.

Но христианский взгляд на жизнь на самом деле более реалистичен, чем представление доктора Панглоса о «достаточном разуме». Сейчас наш мир — не самый лучший из всех миров, сейчас это мир, над которым нависла тень огромного бедствия — грехопадения. Авторы, пишущие по Божьему вдохновению, уверяют, что все Божьи творения сейчас стонут и страдают от того сильного удара, который им нанесло грехопадение. Они не пытаются искать объяснение в «достаточном разуме», они утверждают, что «тварь покорилась суете не добровольно, но по воле покорившего [ее], — в надежде» (Рим. 8:20). Здесь нет никакой попытки оправдать пути Бога перед людьми; это просто констатация факта. Существование Бога само себя защищает.

Но во всех наших слезах есть надежда. Когда настанет час триумфа Христа, страдающий мир обретет славную свободу сынов Божьих. Для людей нового творения золотой век не в прошлом, а в будущем, и когда он наступит, удивленная Вселенная увидит, что Бог действительно проявляет по отношению к нам великую мудрость и великое благоразумие. А пока мы надеемся только на мудрого Бога — нашего Спасителя, и терпеливо ждем, пока постепенно реализуются Его благие планы.

Несмотря на слезы, боль и смерть, мы верим, что Бог, Который создал нас всех, бесконечно мудр и добр. Подобно тому как Авраам не дрогнул в неверии, не поколебался, услышав обещание, данное Богом, а был стоек в вере, воздавая славу Богу, и был полностью убежден, что Тот, Кто обещал, сможет исполнить Свое обещание, и мы должны возлагать нашу надежду только на одного Бога и надеяться даже тогда, когда надеяться, кажется, уже не на что, до тех пор пока не забрезжит свет. Мы полагаемся на то, что Бог есть. Я думаю, что только это и есть истинная вера. Любая вера, которую нужно поддерживать доказательствами, полученными с помощью чувственного восприятия, это ненастоящая вера.

«Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня: блаженны не видевшие и уверовавшие» (Ин. 20:29).

Вера свидетельствует, что какими бы ни казались нам обстоятельства в этом падшем мире, все дела Бога осуществляются в совершенной мудрости. Воплощение Вечного Сына в человеческую плоть было одним из великих деяний Бога, и мы можем быть уверены, что это вызывающее благоговение деяние осуществлялось с таким совершенством, которое может быть только у Бесконечного.

«И беспрекословно — великая благочестия тайна: Бог явился во плоти» (1 Тим. 3:16).

Искупление грехов было осуществлено с тем же безупречным умением, которое характерно для всех деяний Бога. И пусть мы очень мало понимаем во всем этом, но мы знаем, что искупительное дело Христа полностью примирило Бога и людей и открыло Царство Небесное для всех верующих. Наша забота — не объяснять, а свидетельствовать. Мне очень хотелось бы знать, мог ли Бог дать нам понять все, что происходило там, на кресте. По словам апостола Петра, даже ангелы этого не знают, как бы ни хотелось им проникнуть в суть всего этого.

Действие Благой Вести, новое рождение, приход Божественного Духа в человеческую природу, окончательная победа над злом и, наконец, установление праведного Царства Христа — все это проистекало и проистекает из бесконечной полноты Божественной мудрости. Самые зоркие глаза самого святого наблюдателя, находящегося среди благословенных на небесах, не могут заметить ни малейшего дефекта в том, как Бог осуществляет все это, и даже мудрость всех серафимов и херувимов вместе взятых не может предложить никаких поправок к Божьим делам.

«Познал я, что все, что делает Бог, пребывает вовек; к тому Нечего прибавлять и от того нечего убавить; и Бог делает так, чтобы благоговели пред лицем Его» (Екк. 3:14).

Жизненно важно для нас считать Божью бесконечную мудрость догматом нашей веры; но этого недостаточно, Мы должны с помощью веры и молитвы ввести этот догмат в нашу повседневную жизнь.

Активная вера в то, что Отец наш Небесный постоянно посылает нам благоприятные обстоятельства, работающие на наше теперешнее благо и на наше вечное благополучие, приносит душе истинное благословение. Большинство из нас живут, немного молясь, немного планируя, не стесняясь в средствах для достижения цели, надеясь, но никогда не будучи ни в чем уверенными, и всегда втайне опасаясь, что что-то не получится. Это трагически напрасная трата истины, и она никогда не приносит покоя сердцу.

Есть лучший путь. Он заключается в том, чтобы отречься от нашей собственной мудрости и вместо нее взять бесконечную мудрость Бога. Наше желание знать, что будет дальше, вполне естественно, но это помеха на пути к нашему духовному прогрессу. Бог взял на Себя полную ответственность за наше вечное счастье, и Он готов все уладить в нашей жизни, как только мы с верой повернемся к Нему. Вот что Он обещает:

«Я поведу слепых дорогою, которой они не знают, неизвестными путями буду вести их; мрак сделаю светом пред ними, и кривые пути — прямыми: вот что Я сделаю для них, и не оставлю их» (Ис. 42:16).

Пусть Он ведет тебя с завязанными

глазами вперед,

Любовь не нуждается в том, чтобы знать;

Дети, которых ведет Отец,

Не спрашивают, куда они идут.

И пусть весь путь неизвестен,

и пусть он проходит

Через болота и пустынные горы.

Герхард Терстеген

Бог постоянно убеждает нас, что мы должны слепо доверять Ему.

«Я пойду пред тобою, и горы уравняю, медные двери сокрушу, и запоры железные сломаю. Я отдам тебе хранимые во тьме сокровища и сокрытые богатства, дабы ты познал, что Я Господь, называющий тебя по имени, Бог Израилев» (Ис. 45:2-3).

Сразу приободряешься, когда узнаешь, сколько великих дел Бог сделал тайно, вдали от любопытных глаз людей и ангелов. Когда Бог сотворил небеса и землю, над бездной была темнота. Когда Вечный Сын стал плотью, какое-то время Он находился в темноте, во чреве непорочной девственницы. Когда Он умер для мирской жизни, это произошло в темноте, и никто не видел Его последних минут. Когда Он воскрес из мертвых, было «очень рано» утром (Лк. 24:1). Никто не видел, как Он воскрес. Как будто бы Бог говорил: «Нужно, чтобы для вас имело значение только то, чем Я являюсь, ибо в этом ваша надежда и ваше спокойствие. Я сделаю то, что Я сделаю, и все это в конце концов станет известным, но, как Я это сделаю, — это Моя тайна. Доверяйте Мне и не бойтесь».

Если доброта Бога желает нашего величайшего благополучия, если мудрость Бога спланировала, как нам этого величайшего благополучия достичь, если сила Бога сделает так, чтобы мы его достигли, то чего же нам тогда не хватает? Несомненно, мы — самые привилегированные из всех сотворенных существ.

Во всех великих планах нашего Создателя

Сияют всемогущество и мудрость;

Его творения своим чудесным обликом

Являют славу Его Имени.

Томас Блэклок


Глава 12 из 24« Первая«111213»Последняя »