24. Бог мух

По смерти Ахава на Израильский престол вступил его сын Охозия. Охозия как никто лучше знал историю своего отца, знал, как и каким образом Библейские пророчества исполнились в его жизни. Он знал и о событиях на Кармиле, и о роковом для Ахава сражении при Рамофе Галаадском, но не сделал для себя никаких выводов. Он продолжал жить так, как жили Ахав и Иезавель. С одной стороны, в этом безусловно есть и вина его родителей, но с другой — это, безусловно, не извиняет и его самого. Сегодня также миллионы людей на евангельских программах слышат об исполнении Библейских пророчеств, читают об этом в Библии. Наконец, сами они видят необычайные знамения в мире природы, предсказанные в Библии. Видят, но и не видят одновременно. Точнее, не хотят видеть их, поскольку это должно привести к изменению их жизни. А этого большинство делать не хочет. Охозия просто жил, что называется, как живется. Это была ничем не примечательная в истории личность, и сегодня только историки могут назвать имя этого царя, правившего всего два года. Но в этом для нас тоже есть интересный урок. Да, с позиции сегодняшнего дня имя царя Охозии практически для всех людей лишь пустой звук, который ни с чем не ассоциируется. Но если бы мы могли перенестись в то далекое время, то каждый бы житель Израильского царства мог, конечно бы, назвать имя царя Охозии. Имя, перед которым трепетали, имя, перед которым заискивали. Да и сам царь Охозия безусловно считал себя значимым человеком. И как бы, наверное, удивился он, как бы, наверное, удивились его подданные, воскресни они сейчас, если бы им сказали, что имя их царя сохранится в анналах истории только благодаря тому, что он жил во времена Илии. Земную историю принято связывать с именами царей, императоров, но время часто все расставляет по-другому, и потому говорят: «Эпоха Гомера, эпоха Шекспира, время Гольдони, время Лютера…» Материальное уходит в небытие, а остается духовное наследство. Но как это важно — не исчезнуть с этим материальным и нам, не исчезнуть для вечности. Как важно жить не временным, а вечным, уметь отделять главное от второстепенного. Вскоре по своем воцарении с Охозией случилось несчастное происшествие: «Сходя с крыши своего дома, он оступился и упал на землю». В древности на крышах домов и дворцов разбивались сады и устраивались прогулочные площадки. Также при раскопках Самарийского дворца было показано, что там были подобные открытые помещения с решетчатыми окнами, которые, с одной стороны, давали тень, столь любимую вследствие большой жары, и в то же время обеспечивали циркуляцию воздуха. И вот получив сильные увечья, Охозия решает отправить послов в филистимский город Аккарон к жрецам бога Веельзевула, храм которого высился в этом городе. Культ Ваал-Зевула (владыка Ваал) был одним из наиболее зловещих. Данный бог являлся, согласно мифологии, владыкой подземного царства. До нашего времени дошли заклинания, с которыми жрецы обращались к этому богу с прошением изгнать демонов или избавить от болезни. Поклонение ему напоминало чем-то современные сатанинские мессы. Поэтому не случайно в Евангелии сатана именуется Веельзевулом. «Фарисеи же, услышав сие, сказали: Он изгоняет бесов не иначе, как силою веельзевула, князя бесовского» (Мф. 12:24). Одним из главных атрибутов этого бога были мухи, изображения и фигурки которых найдены в его храмах. Последние стали его символом потому, что еще в древности знали, что мухи переносят различные заболевания, портят продукты, загрязняя их. Мухи считались своеобразными посланцами, несущими наказания Веельзевула. Жрецы распознавали волю этого бога, прислушиваясь к жужжанию мух или наблюдая за их полетом.И вот к этому богу преисподней, к богу мух отправляет своих посланцев Израильский царь. В этом мы наблюдаем одновременно и глубокое моральное падение, и деградацию. Поклонение темным силам и прислушивание к жужжанию мух, изуверства и суеверия. Так и в наши дни мы наблюдаем небывалый расцвет экстрасенсов, магов, спиритов, к которым обращаются сегодня миллионы людей, которые по повелению этих новоявленных «жрецов» готовы прислушиваться к «жужжанию мух» в виде зарядки воды перед экраном телевизора, употребления мумие, ношения амулетов, вешания подковы, постукивания по дереву и пр. С одной стороны — это суеверия, дикость, темнота современных почитателей «бога мух», но с другой — это приобщение все к тому же престолу Ваала, который для этой категории людей является в облике Ваал-Зевула. И подобно тому, как в древности в его Аккаронском храме происходили великие чудеса, привлекавшие к нему тысячи паломников, так и в наши дни процветают чудеса экстрасенсов и спиритов, этих современных жрецов Ваал-Зевула. И люди вновь продолжают обращаться к ним, а не к Истинному Богу. И вот посланцы Охозии вышли из ворот Самарии и отправились на юг, в город Аккарон, лежавший в 70 км от Самарии. «Тогда Ангел Господень сказал Илии Фесвитянину: встань, пойди навстречу посланным от царя Самарийского и скажи им: разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское? За это так говорит Господь: с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь. И пошел Илия. И возвратились к Охозии посланные. И он сказал им: что это вы возвратились? И сказали ему: навстречу нам вышел человек и сказал нам: пойдите, возвратитесь к царю, который послал вас, и скажите ему: так говорит Господь: разве нет Бога в Израиле, что ты посылаешь вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское? За то с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь. И сказал им: каков видом тот человек, который вышел навстречу вам и говорил вам слова сии? Они сказали ему: человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим. И сказал он: это Илия Фесвитянин» (4 Цар. 1:3-8). Слова Илии настолько грозно прозвучали, что царские посланники воротились назад, не побоявшись царю передать столь страшную для него весть. Последний был действительно крайне напуган этим, и потому он решает призвать Илию, но призвать его не для совета, а призвать с целью запугивания. Охозия так ничего и не понял. Он полагал, что если припугнуть Илию посланием к нему вооруженных воинов, то тот отменит свой грозный приговор. Охозия поступал согласно языческим воззрениям, полагая, что пророк, подобно языческому жрецу, может путем магических обрядов заставить Бога изменить Свое решение. «И послал к нему пятидесятника с его пятидесятком. И он взошел к нему, когда Илия сидел на верху горы, и сказал ему: человек Божий! царь говорит: сойди. И отвечал Илия, и сказал пятидесятнику: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь с неба и попалил его и пятидесяток его. И послал к нему царь другого пятидесятника с его пятидесятком. И он стал говорить ему: человек Божий! так сказал царь: сойди скорее. И отвечал Илия и сказал ему: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь Божий с неба, и попалил его и пятидесяток его» (4 Цар. 1:9-12). Посланные царем солдаты были уверены в своей силе и потому без всякого уважения обратились к Илии с приказом исполнить царское повеление. Они также безусловно знали об Илии, его служении, но царское повеление они ставили выше, будучи готовы по его приказу сделать все. Сколько таких исполнителей страшной царской воли знает история. Сколько она знает людей, пытавших и терзавших других по царскому повелению. Но что сеяли эти люди, то в конечном счете они пожнут или пожали, как то было в истории Илии. «И отвечал Илия и сказал ему: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь Божий с неба, и попалил его и пятидесяток его. И еще послал в третий раз пятидесятника с его пятидесятком. И поднялся, и пришел пятидесятник третий, и пал на колена свои пред Илиею, и умолял его, и говорил ему: человек Божий! да не будет презрена душа моя и душа рабов твоих — сих пятидесяти — пред очами твоими; вот, сошел огонь с неба, и попалил двух пятидесятников прежних с их пятидесятками; но теперь да не будет презрена душа моя пред очами твоими! И сказал Ангел Господень Илии: пойди с ним, не бойся его. И он встал, и пошел с ним к царю. И сказал ему: так говорит Господь: за то, что ты посылал послов вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское, как будто в Израиле нет Бога, чтобы вопрошать о слове Его, — с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь. И умер он по слову Господню, которое изрек Илия. И воцарился Иорам (брат Охозии), вместо него, во второй год Иорама, сына Иосафатова, царя Иудейского, так как сына у того не было. Прочее об Охозии, что он сделал, написано в летописи царей Израильских» (4 Цар. 1:12-18). И вновь Илия не боится предстать пред лицо царя, произнеся ему страшный приговор от Бога, приговор, который он избрал сам. А не направляется ли Илия сегодня и в наш с вами дом с тем же самым приговором? Ибо мы можем быть уверены, что если в своей жизни прибегаем к услугам гадателей, экстрасенсов, астрологов, целителей, шептунов, знахарей, то Илия рано или поздно придет в наш дом с грозным приговором от Бога. Быть может, для кого-то эти слова покажутся страшными и жестокими, но разве Бог не предупреждает сегодня каждого из нас о том, чтобы мы не ходили к Ваал-Зевулу при наших недугах, и разве не страшно нам, людям, заигрывать с нечистой силой? Разве не страшно нам ввергать своих близких в ее власть? Так не идет ли Илия к нам с вестью?


Глава 25 из 39« Первая«242526»Последняя »