26. Вице-боги

«Когда они перешли, Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. И сказал он: трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет» (4 Цар. 2:9-10). В этом ответе Илии своему ученику кроются два очень важные для нас момента. Итак, Илия был Божьим пророком, который на протяжении длительного времени, долгих лет выполнял самое что ни на есть ответственное служение. Его имя было известно за пределами Израиля, его имя внушало страх власть имущим, его слово было духовным законом для сотен тысяч людей. Он находился на высоте, на «должности», если так можно сказать, духовного вождя народа. Недаром именно с его именем историки разных времен связывали возрождение иудейской религии. В его жизни были, несомненно, явлены Божьи чудеса. И вот этот человек, наделенный всем этим, на просьбу своего ученика дать ему благословение в виде особой духовной силы, отвечает,что это не в его власти. Он говорит, что это во власти Бога, и если Тот позволит Елисею увидеть вознесение Илии, то просьба Елисея будет исполнена. Илия не посчитал, что это роняет его авторитет в глазах его ближайшего ученика. Не посчитал потому, что он понимал, что во всем этом его человеческих заслуг нет, ибо он лишь позволял Богу действовать через него, и сила, которую он проявлял в своем служении, была не сила Илии, а сила Бога. И этой силой, этими дарами, этими талантами мог распоряжаться только Бог, а людям не дано права наделять духовными дарами, распоряжаться Божьей Силой или наделять ею других. (1 Кор. 12:7-11). Пройдут века, и этот пример Илии будет не только забыт, но и грубо попран теми, кто называл себя его последователями, кто считал себя истинными христианами, хранителями чистоты веры. Исследуя историю средневекового папства, всякий раз поражаешься тем страшным злоупотреблениям и извращениям, которые были допущены им в присвоении функций, принадлежащих только Богу. Так, один из ведущих богословов средневековья в XIV в. Августин Триумф «нашел возможным довести свою идеализацию такого всемирного и неограниченного папского могущества, даже и до обоготворения папской власти. Его обширный трактат «Summa de potestate Ekklesiastica ad Johannem papam» ставит эту власть на такую высоту, что даже высказывает мысль о полной дозволенности без всякого греха воздавать папе и совершенно исключительные почитания, не только равные почитанию святых икон, но даже и почитанию Самого Бога». Папа был провозглашен не более не менее, как вице-Богом. Так, «папа, по мысли Гильдебранда (папа Григорий VII), — настоящий вице-Бог, и это название действительно встречается в памятниках». Папа Григорий VII писал: «Один только папа имеет право издавать законы и смещать епископов. Без его авторитета никакая книга не может быть признана канонической, а его приговор не допускает возражений. Судить его никто не смеет и канонически посвященный Римский епископ свят заслугой Святого Петра». «Ему только принадлежит право низлагать и примирять епископов, и он может низлагать их даже в их отсутствие и помимо согласия Собора. Он один вправе составлять новые законы для церкви, разделять, соединять или переносить епископские кафедры… Без его повеления ни один собор не мог быть назван всеобщим. Римская церковь никогда не заблуждалась и… никогда не будет погрешать». Была выработана доктрина, согласно которой «папа не только считал себя наместником Петра, но и наместником Христа или Бога, каковой титул особенно излюблен был со времен Иннокентия III. Для этого… папский престол был высшим кольцом в цепи, которая связывает человечество с Богом. И это представление осуществлялось в той пышности, которой был окружен папа, нося при всех церковных отправлениях паллиум. Папа будто бы представлял собой наместника Того, Который сказал: Мне дана всякая власть на небе и на земле». Присвоив себе титулы Бога, папа взял и Его функции. Было провозглашено и введено в ранг доктрины, «что папа имеет безусловное право прощать грехи живых и мертвых, что папская индульгенция имеет ту же силу, как и крест Христов… В одной инструкции к низшим уполномоченным архиепископ объяснял, что, собственно, дает индульгенция: во-первых, полное прощение всех грехов, возвращение Божественной Благодати, освобождение от чистилищного огня; во-вторых, освободительную грамоту, которая давала возможность владетелю избирать себе, по желанию, духовника, который мог прощать преступление и наказание и мог переводить какие-либо принятые обеты на другие добрые дела. Третья, предоставляемая индульгенцией привилегия, состоит в участии во всех благах церкви, в молитвах, паломничествах и других добрых делах всех членов церкви. В-четвертых, ею приобретается для душ умерших и находящихся в чистилище полное отпущение их грехов. Тем не менее при этом, по объяснению проповедников, индульгенция не давала освобождения от полного покаяния, и они продолжали требовать «сокрушения сердца и исповеди»; отменялось только satisfactio operis, или скорее обычное удовлетворение заменялось другим, и с древнего времени уже вошло в обычай в качестве подобного удовлетворения предписывать милостыню церквам. Но во всяком случае собственно прощение греха делалось зависимым от внутреннего нравственного поведения только в теории, но едва ли в практике, так как при этом всячески избегали более точного определения отношения между прощением и примирением с Богом, и отпущением земных наказаний (так как речь была только об этих последних, а не о вечных). На другие покупаемые преимущества, именно на пользование добрыми делами других, не налагалось никаких ограничений. Равным образом вполне было естественно, что нельзя было наложить никаких нравственных ограничений и на покупку индульгенций в пользу умерших. Учреждение это в деле духовника должно было наносить ущерб полезному церковному учреждению, так как легкомысленным грешникам этим давалось право избегать своего духовника, знакомого с их делами, и получать отпущение там, где это было всего легче». В своей булле римский папа писал: «Мы постановили в силу полноты власти, данной нам от неба, полностью сделать доступным всем то священное сокровище, которое основано на заслугах, страданиях и достоинствах Христа, Его беспорочной Матери и всех святых, что передано Самим Творцом в наше распоряжение для спасения человечества. Потому вам, почтенные братья, патриархи и епископы, надлежит ясно и подробно всем изъяснять о силе индульгенции, какое действие она имеет в прощении кающихся в церквях, как во временной жизни дающая возможность избежать наказания, которые требует Божья Справедливость за содеянные грехи, и далее, какую помощь могут получить уже усопшие в этом сокровище через заслуги Христа и Его святых, которые умерли впокаянии по Любви Божьей, но которые все же не успели принести достойные плоды покаяния для прощения соделанных грехов, а потому сейчас находятся в огне чистилища». До нас дошли проповеди, с которыми выступали перед людьми продавцы папских индульгенций, предлагающих за деньги Божьи Благословения, Божью Благодать и прощение. «Индульгенция есть прекраснейший и драгоценнейший Дар Божий. Подойдите, я продам вам документ, запечатленный должной печатью, через который все грехи, которые вы захотите творить в будущем, будут прощены. Я бы не захотел обменять свои привилегии на небе даже на жребий Петра, поскольку я своими индульгенциями спас более душ, нежели святой апостол своими проповедями. Нет ни единого греха, который был бы настолько велик, что индульгенция не смогла бы простить его. Однако даже не только это! Индульгенция имеет силу не только для живущих, но даже и для умерших. Священник, дворянин, купец, женщина, девушка, юноша; разве вы не слышите, как ваши умершие родители и друзья взывают к вам из преисподней: «Мы терпим ужасные мучения! Небольшая милостыня могла бы нас освободить! Вы можете это сделать, и вы не хотите?» О вы, бессмысленные и бесчувственные люди, вам это непонятно? Я заверяю вас, что как только деньги коснутся сокровищницы, душа тотчас избежит чистилища и, свободная, вознесется на небо! Потому вперед, люди! Вот здесь сокровищницы, вот здесь индульгенции! Покупайте! Покупайте! Если вы упустите эту возможность сейчас, то впредь для вас не будет никакого спасения. Я чист от проклятия ваших душ! Придите и купите! Господь, наш Бог, Сам более уже не управляет, но всю власть Свою Он передал папе!» Указы папы могли носить не только форму продажи Божьих Благословений и прощений, но и якобы Божьих проклятий, Божьего Суда. Так не только на отдельных людей, но и на целые страны, осмелившиеся выступить против папского деспотизма, накладывались специальные интердикты. Как, к примеру, в XIII в. на Францию. «Интердикт во всей его тяжести был провозглашен над страной. В полночь, когда священники держали в руках горящий факел, был пропет псалом для скорбящих земли, прочитана молитва за мертвых, то была последняя молитва, так как во все продолжение интердикта французскому духовенству уже запрещалась какая-либо молитва. Распятие было завешено траурной материей (черной), реликвии отнесены на надгробные плиты, просфоры сожжены. Кардинал, облеченный в фиолетовую траурную столу, произнес анафему на всю землю Франции. С этого момента по всей французской земле прекратились богослужения. Доступ к небу через молитвы и жертвы был закрыт. Из таинств могли совершаться лишь крещение детей и последнее помазание умирающего. Весь народ должен был страдать за своего короля, чтобы его гордое сердце было сломлено либо от сострадания к своим подчиненным, либо от страха перед их недовольством и мятежами. В те дни мрака суеверия нужда была действительно велика, потому что тот, кто умирал во время интердикта, был навеки погибшим. «Как ужасно, — пишет один очевидец, — как жалко и прискорбно выглядели наши города! Двери церквей охранялись и христиане отгонялись от них, подобно псам, всякое богослужение прекратилось, тайная вечеря в воспоминание крови и плоти Христа не совершалась. Народ не имел права, как было принято, собираться вместе в празднование дня святых, телам усопших не воздавалось христианских почестей и не разрешалось хоронить по-христиански. Зловоние от них отравляло воздух, их ужасный вид переполнял живущих отвращением и ужасом. Разрешалось только последнее помазание и крещение детей. По всей стране царило глубокое молчание. Повсеместно замолчали органы и голоса тех, кто прославлял Бога славословием». Что бы сказал пророк Илия, окажись он вновь на Земле? Однако торговля Божьими Благословениями не была только уделом средневековья, ибо и в наши дни продолжают существовать тайны исповеди, где один человек прощает прегрешения другого. Сегодня в связи с развитием харизматических церквей вошло в широкий обычай наделение одних людей дарами Святого Духа посредством других людей, этих новоявленных «апостолов» и «пророков», которые считают себя вправе распоряжаться Божьими Дарами по своему усмотрению. Отвергнув Слово Божие, Божий Закон, многие церкви, именующие себя христианскими, присвоили себе права и прерогативы Бога, сделав своих духовных вождей и учителей, поистине, вице-богами, водрузив их все на тот же престол древнего «богоборца» Ваала, и подобные престолы с языческим постаментом, христианским обличием и Бааловой сущностью высятся на протяжении всей истории христианства, подобно зловещим призракам Бааловых престолов времен Илии.


Глава 27 из 39« Первая«262728»Последняя »