3. Жизнь в ее простоте

«Оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша» (Ис. 30:15)

Это собрание было самым большим за всю историю человечества. Делегаты приехали со всех уголков земли и были очень сильно взволнованы. Вечером к ним должен был обратиться с торжественной и важной речью их незаурядный вождь.

Вполголоса делегаты говорили между собой, постоянно выражая надежду на то, что если кто и может встать у власти, то только тот, кто обратится сегодня вечером к ним со словом. Наконец вспомнили, что он уже был их вождем, и все они хотели бы походить на него. Ему одному они были верны и к нему испытывали симпатию; за эти годы он практически стал их богом. Когда он появился перед ними и занял свое место на трибуне, зал разразился аплодисментами. Он смотрел на эти восторженные, устремлённые на него лица и наслаждался славой, которую ему воздавали массы. Аплодисменты стихли, он сделал глубокий вдох и начал так:

«Слушайте меня внимательно, бесы! Вы не сможете помешать христианам посещать церкви — они будут ходить туда!

Вы не сможете запретить им придерживаться своих учений или молиться — они будут продолжать делать это! Поэтому если мы хотим и дальше иметь успех, то должны изменить тактику. Время — вот ключ, мои дорогие друзья! Мы позволим им придерживаться их учений, молиться и посещать церкви до тех пор, пока мы сможем управлять их временем. Время — это важная составная жизни, потому что при нехватке времени они никогда не смогут общаться со Христом, а ведь это ведет их ко спасению». Проговаривая имя Христа, он будто бы неблагопристойно выразился.

Затем сатана продолжал: «Пусть они верят в то, что спасены, а мы будем управлять их временем, и они будут в нашей власти, как будто бы они никогда не ходили в церковь. Как мы добьемся этого? Очень просто. Мы отвлечем их внимание различными маловажными делами и событиями этого мира, придумаем многочисленные способы, как и чем занять их мысли. Вдохновляйте их тратить и расходовать, расходовать и тратить, а потом — работать, работать и работать, чтобы снова иметь возможность за все заплатить. Заполните их почтовые ящики каталогами с потрясающими предложениями и побудите их обзавестись кредитными картами. Внушите им, что истинное счастье состоит в материальном благополучии, и вдохновите мужей работать по восемь, десять, двенадцать часов в сутки шесть или семь дней в неделю. Побудите их работать на двух работах. Их жены должны также ощущать необходимость в работе. Скажите им, что иначе просто невозможно поддерживать их жизненный уровень в нужном состоянии. Позаботьтесь о том, чтобы женщины, помимо их полной занятости домашним хозяйством, работали долго и напряженно и чтобы после утомительного рабочего дня у них не было бы сил для общения с мужьями и детьми.

Овладейте их сознанием, чтобы они не смогли услышать тихий голос Иисуса, обращенный к их совести. Атакуйте их сознание музыкой дома, в гостях, на рабочем месте и в магазинах. Позаботьтесь о том, чтобы они были удручены плохими новостями везде, где бы ни находились. Прибегните к помощи газет, журналов, радио и телевидения и делайте все это 24 часа в сутки! Разрушайте нравственные устои семей и молодежи чувственными изображениями, глядящими с настенных плакатов и колонн, возбуждайте в них нечистые мысли и желания непристойными фильмами и журналами. Привлеките их внимание к телевизионным ток-шоу, ведь таким образом самые низкие слои общества смогут войти в их дома. Пусть они утоляют свой духовный голод, впитывая непристойные детали их разнузданной жизни, пока не будут смотреть на зло как на возможный путь жизни. Пусть они сосредоточатся на моральных «отбросах», мелочах и заботах этого мира. Покажите им во всех деталях картину скверного поведения богатых и знаменитых. Отвлекайте их от действительности призрачными надеждами на награды, лотереи и игровые казино. Наполните их книжные полки книгами, журналами и газетами — они отнимут у них время, отнимут время для общения с Богом.

Наполните их дома компьютерами и таким образом направьте их на скоростную дорогу информации, которую поставлять будем мы. Отправьте им большое количество писем по электронной почте и перегрузите их бесконечным потоком информации. Дайте им ноутбук, чтобы они могли работать всегда и везде. Позаботьтесь также о том, чтобы у каждого был мобильный телефон, даже у детей и внуков. Наполните их дни телефонными разговорами, подарите им беспроводную гарнитуру, чтобы они могли разговаривать повсюду. Следите также за тем, чтобы автоответчик был постоянно включен.

Пусть дети будут задавлены чрезмерным участием в спортивных программах как в школе, так и за ее пределами; танцами; балетом; участием в различных клубах; уроками музыки и вечеринками. Уже в раннем школьном возрасте нагрузите их постоянно увеличивающимися домашними заданиями; отправьте их на подготовительные курсы в раннем возрасте, тем самым они будут находиться вдали от родительского влияния. Пусть дети ведут самостоятельную жизнь без родителей, а когда они станут подростками, то с папой и мамой у них уже не будет ничего общего. Позаботьтесь, чтобы дети испытывали постоянный стресс и потому легко поддавались нашему внушению как можно раньше вступать в сексуальные отношения, начать курить и употреблять алкоголь или наркотики.

Дайте людям возможность безудержно наслаждаться их свободным временем! Отправьте их в дорогостоящие путешествия, пусть они постоянно находятся на ногах. Пусть вернутся из своих отпусков изможденными, раздраженными и не подготовленными к новому трудовому году. Не пускайте их на природу, но вместо этого отправьте в парки развлечений, на стадионы, на концерты и в кино. Сделайте девизом их жизни поговорку: «В отпуске мы слишком устали, чтобы вновь приступить к работе, но слишком обеднели, поэтому должны опять работать!»

Если они избегут этих ловушек, то используйте против них их же церкви. Поручите им выполнить в церкви множество дел, пусть на них возложат ответственность за решение проблем, пусть их время уходит на благотворительные акции. А когда они соберутся для духовного общения, займите их болтовней и пустыми разговорами, чтобы они оставляли такие собрания с чувством вины и неудовлетворенности.

Пусть церкви постоянно будоражат кризисы, а они занимаются их «погашением», тогда они не смогут поддерживать пламя Евангелия в собственных сердцах. Воодушевите их изучать богословие и организовывать миссионерские программы. Пусть посещают бесконечные семинары и конференции, сидят на заседаниях и советах.

Проложите путь к большому межконфессиональному движению! Позаботьтесь о том, чтобы люди чисто внешне ставили на первое место семью, провозглашая: «Сначала — семья!», а затем объедините их, чтобы они решали большие социальные проблемы, например, проблему абортов.

Можете без препятствий разрешить им вести консервативный образ жизни, но любой ценой не позволяйте, чтобы они пришли к Библии и к Богу как грешники, нуждающиеся в спасении. Потому что, если они это сделают, для нас будет все потеряно.

Время — наше великое оружие и наш величайший враг, дорогие мои коллеги. Станем же пользоваться временем мудро и позволим людям еще некоторое время находиться в слепоте и дремоте. Тогда мир и церкви будут принадлежать нам, и мы сможем достичь вечной победы! Друзья мои, идите вперед, к победе!»

С поднятыми руками сатана взывает к своим приспешникам: «К победе! К победе! К победе!» И они вопят до тех пор, пока до нас в конце концов не доходит эхо этого вопля.

Это была единственная в своем роде встреча! Может быть, я поведал вам не все подробности, и все же о результатах этого собрания судите сами. Злые ангелы усердно держат христиан в постоянной суете. Дорогие друзья, мы живем не простой жизнью — она перегружена. Удался ли дьяволу его план? Да, и он превзошел даже самые страшные ожидания!

Весь мир он смог разместить в стремительно мчащемся поезде. С каждым днём поезд набирает скорость, но сатана не собирается замедлять движение состава, чтобы можно было выйти. Более тридцати лет я провел в этом поезде без малейшей мысли о том, в каком направлении двигаюсь.

Знаете, мы просто мастера по тому, чтобы не видеть очевидного! Мое благоразумие вновь вернулось ко мне, но для этого понадобилась помощь известного на весь мир природного парка-заповедника.

Осознав, что нужно выбраться из бесконечного круга ежедневных забот и что нам нужно больше свободного времени, мы с Салли спланировали короткий отпуск, В конце июня 1982 года мы усадили детей в автомобиль и отправились на север Мичигана, чтобы разбить лагерь на берегу озера Имп.

В это время года там почти никого не было; мы быстро нашли свободное местечко, от которого до озера было всего пара минут ходьбы. Пятилетний Мэтью и трехлетний Эндрю тотчас же стали бросать камни в воду, а мы с Салли сели на берегу и попытались расслабиться.

Суета наша испарилась. У меня было десять дней отпуска без телефона, без проблем и забот, кроме, Конечно, забот о моей семье. Вдруг, сидя там, я почувствовал, как сильно пульсирует в моих венах кровь, и обратился к Салли:

— Дорогая, ты не могла бы измерить мой пульс?

— Конечно, — ответила она и взяла мое запястье. Для нее, получившей медицинское образование, посчитать пульс было делом привычным. Она насчитала 88 ударов в минуту.

— Это хорошо? — спросил я.

— Нет, не очень, Джим, — ответила она, и на её симпатичном лице мелькнула тень заботы. — Для 33-летнего мужчины, который спокойно сидит на пляже, это не очень хорошо.

Пару дней спустя я снова ходил по берегу и швырял с сыновьями камни в воду. Они восторгались моими успехами, как только маленькие дети могут восторгаться удачей своего отца. Я чувствовал себя раскрепощенным, посвежевшим, был спокоен и доволен.

— Дорогая, измерь, пожалуйста мой пульс, — снова попросил я жену.

Результат — всего 68 ударов. Я был удивлен! Благодаря отдыху мой пульс снизился на 20 ударов в минуту и за день эта разница составила почти 29 000 ударов! Постепенно мне стало ясно, какому стрессу я постоянно подвергался и как это вредно для моего организма.

Это небольшое событие стало ключевым в нашем десятидневном отпуске. Для чего мы живем? Впервые я поставил под сомнение стремление к успеху. Если в прошлом году я заработал 100 000 долларов, должен ли я в этом году заработать 150 000, а в следующем — четверть миллиона? Когда же этому придет конец, и при каких обстоятельствах можно, что достиг успеха?

Я наблюдал за мальчиками, швырявшими в воду камни, и мне в голову вдруг пришла страшная мысль, которой я поделился с Салли: «Я не знаю своих собственных сыновей». Да, я знал, кто они, знал их имена и размеры брюк, я заботился о том, чтобы они были сыты, но в действительности я совершенно не имел понятия об их внутреннем мире. За чем я вообще гнался? И какую цену мы за это платим? Домой мы вернулись с чувством беспокойства относительно нашего жизненного пути.

Поскольку я с большим успехом продавал страховые полисы, то меня в качестве поощрения отправили в поездку в Рино, штат Невада. По моим представлениям как христианина, этот город был полной противоположностью христианской морали. И я спросил в своей фирме:

— Нельзя ли получить деньги вместо поездки?

— Нет, это исключено.

— Можно ли съездить в какое-нибудь другое место?

— Нет. Или вы отправляетесь в эту поездку, или нет.

Дома мы посмотрели на географическую карту Невады и обнаружили, что южнее от Рино находится Йосемитский национальный парк.

— Давай отправимся в это путешествие и каждый день будем проводить в заповеднике, — предложил я.

Для нас с Салли это была хорошая возможность побыть вместе, и мы согласились на эту поездку.

В начале августа мы отправились в Рино и устроились в гостинице. Потом припарковали автомашину в Йосемити и пошли к кристально чистому ручью, стекавшему с гор. Он так очаровал нас, что в течение полутора часов мы сидели на его берегу и слушали журчание воды, ударявшейся о камни. Сосновый запах был настолько крепким, что при каждом вдохе нам казалось, что он полностью заполняет легкие. Мы быстро поднялись на гору, хотя на мне были лакированные туфли! В этой спокойной атмосфере, окруженные тихими ручьями и лугами с розовыми и оранжевыми цветами, мы слышали Бога, обращавшегося к нам особым образом, о котором мы до этого не знали!

После нескольких дней пребывания в этом окружении Его голос показался нам настолько отчетливым, что мы услышали: Джим и Салли, сойдите с поезда. Нам стало ясно, что нерешительность также является решением. Всякий раз, когда Бог ставит нас перед выбором, мы делаем его, даже если при этом мы ничего не делаем. Он сказал: «Спасай душу свою; не оглядывайся назад … спасайся на гору» (Быт. 19:17)

Мы поняли, что надо действовать, и на обратном пути приняли решение попытаться жить так, как желал Господь. Сотворив людей, Он поселил их в саду, также сотворенном для них. Конечно, мы не можем жить в Эдеме, но если мы всеми силами попытаемся осуществить первоначальный Божий замысел о нас, тем лучше это отразится на нашем духовном, душевном и физическом состоянии. Мы решили последовать Божьему призыву, обращенному к нам, и, как когда-то Авраам, почувствовали себя странниками, идущими по зову Божьему в другую землю.

Твердо решив претворить наш план в жизнь, мы выставили на продажу наш дом и фирму. Затем взяли карту Соединенных Штатов и стали думать, куда бы мы хотели переехать. Некоторые местности были исключены с самого начала, так как никому из нас не нравится жаркий климат юга и его духота. После долгих поисков мы наконец остановились на трех возможных местах: севере полуострова Мичиган, севере штата Мэн и юго-восточном побережье Аляски. Национальный парк Глейшер мы уже посетили пару лет назад и были очарованы этой жемчужиной нашей страны.

В сентябре мы вновь посетили штат Монтана и осмотрели другие места около парка, затем, на западной его стороне, объехали одну из прекраснейших диких долин, расположенную в двух из пятидесяти штатов Америки. На востоке она граничит с Национальным парком Глейшер, а на западе с горной цепью Уайтфиш. Узнав, что 98 процентов этой территории принадлежит государству, мы поняли, что даже если каждый участок будет отдан в частное пользование, то эта территория никогда не будет перенаселена. Посмотрев друг на друга, мы сказали: «Это наше место! Мы переезжаем в Монтану!»

Долина простирается на 96 километров с севера на юг, в ее центре протекает дикая река, и проживают там всего 175 человек. В то время там продавался один-единственный участок земли в 16 гектаров, и, как мы узнали от одного маклера, он был выставлен на продажу пять лет назад. Это была действительно хорошая новость, так как нам надо было сначала продать наш дом, прежде чем мы могли приобрести что-то другое. Если этот участок не был продан за пять лет, тогда у нас есть шанс купить его после продажи нашего дома.

В этой долине было трудно найти работу, но первое время я и не планировал искать работу. Часть наших денег мы решили отложить на то, чтобы первые пару лет я мог оставаться дома и помогать Салли в воспитании наших мальчиков, а также найти время для того, чтобы наладить истинные отношения с Богом. Мы были убеждены в том, что Господь вел нас, и по возвращении в Висконсин у нас уже было конкретное решение переезда в Монтану.

Когда наш план переезда принял определенные очертания, наши родственники и друзья были совершенно против этих намерений. Одна только мысль об этом казалась им фанатичной, экстремальной и глупой.

Мы же твердо решили избавиться от всякого влияния, уводящего нас от всецелого посвящения Богу. Мы хотели, чтобы наши дети росли в самом лучшем окружении и были избавлены от всего плохого, насколько это было возможно.

Кто больше других возражал против нашего переезда, так это члены нашей церкви. «Вы слишком высоко берете!», «Ничего из этого не получится!», говорили они. Наше желание переехать «мир» воспринимал лучше, чем наши верующие собратья!

Мы не были специалистами по выживанию, просто собирались избавиться от того, что мешало нашим отношениям с Богом, которые мы так хотели наладить. Поэтому мы были полны решимости отказаться от всего хорошего, даже от очень хорошего, чтобы получить самое лучшее!

План приобрести свободный участок земли имел множество последствий. Одним из важнейших было то, что в горах зима наступала рано, поэтому нам нужно было продать наш дом до марта, чтобы успеть построить новый и въехать в него. Случись это позже, нам пришлось бы сражаться с зимой, даже если бы мы наняли профессиональных строителей. Март прошел, но никто не интересовался нашим домом, хотя мы дали множество объявлений о продаже. Я не понимал, что происходит.

Я знал, что Бог призвал нас, и чувствовал, что Он поддерживает наши намерения, поэтому я был в замешательстве. Друзья и родственники начали насмехаться над нами, пытаясь убедить в том, что мы ошибались, поскольку никто не купил наш дом к нужному сроку.

«Господи, — сказал я, — возможно, я неправильно понял Тебя?» В конце концов, расстроенный и разочарованный, я снял с дома вывеску «Продается» и перестал давать объявления. Но в начале мая позвонил посредник по продаже недвижимости: «Пару недель назад вы еще предлагали ваш дом на продажу. Тут у меня клиент, интересующийся такого рода зданием, могу я показать ему дом?»

«Конечно, можете», — ответил я. Он привез к нам человека, который действительно проявил большой интерес. Он долго осматривал дом и даже оборудование, с помощью которого я содержал дом в порядке. Он предложил свою цену, которая на шесть тысяч долларов превышала назначенную нами. Он купил также трактор и сенокосилки и заплатил за них большую сумму, хотя они были не новые. И мы вновь обрели надежду на осуществление наших планов!

Следующим шагом была распродажа лишних и ненужных нам вещей, поэтому Салли осталась дома, чтобы заняться этим, а я отправился в Монтану покупать присмотренный участок.

Как только я добрался до магазина в Полбридже, где находился единственный общественный телефон во всей округе, я сразу же позвонил посреднику по продаже недвижимости и узнал, что участок все еще продается.

«Я сейчас еду туда еще раз все осмотреть, а вернувшись, предложу нашу цену», — сказал я.

Еще раз осмотрев участок, я вновь почувствовал, что это было то, что надо, и в половине третьего вернулся в магазин к телефону.

«Мне очень жаль, — объявил посредник, — но сегодня в половине второго участок был продан».

Я не мог в это поверить! В шоке и полном недоумении я позвонил Салли и сообщил ей новость. Потом, совсем подавленный, я отправился на небольшой склон и стал молиться по поводу этой ситуации. Джим, садись в машину и поезжай вдоль долины, — обратился ко мне Господь. Так как мне всё равно нечего было делать, я поехал на север по направлению к Канаде.

Дорога привела меня прямо к чьим-то воротам. Заехав в них, я абсолютно не осознавал, что делаю. Пожилой мужчина, очевидно, пенсионер, был во дворе с газонокосилкой. Газона там не было, а росли лишь сорняки, которые он косил. « Спрошу-ка я его об этом участке земли», — подумал я. Итак, я подошел к нему и объяснил, что ищу участок и дом. Он тотчас же ответил:

— Я продам вам свой.

— Он продаётся? — спросил я.

— Теперь — да! — последовал ответ.

Он провел меня по участку и показал деревянный дом площадью 89 квадратных метров. Постепенно мне стало ясно, что с самого начала у Бога был для нас совершенно другой план! Мы купили этот деревянный домик с двумя гектарами земли. Его окна выходили на Национальный парк Глейшер, а участок земли граничил с владениями Американского лесного ведомства. Лишь позже мы поняли, что Господь удержал нас от постройки дома. Он привел нас в горы, чтобы мы могли формировать наши характеры.

Когда я вернулся назад в Висконсин, все постепенно уладилось: Салли очень постаралась и выручила более

10 000 долларов от продажи вещей; фирма также была продана. Но условия ее продажи были связаны для нас с некоторыми неудобствами. Покупатель не мог найти мне замену до октября, и, согласно нашему договору, я должен был, по крайней мере частично, вести все дела до тех пор, пока не найдется другой человек на мое место.

В начале августа дом был продан, и мы переехали в наш домик в Монтане. У меня совсем не было времени на его обустройство, потому что нужно было тут же вернуться назад — вести дела страхового агентства. Это означало, что Салли, одна с мальчиками, должна была обживаться в непривычно маленьком доме, в каком мы ни разу не жили. Это было трудно для нее не только потому, что она должна была заменять им мать и отца, но ещё и потому, что мы оба были людьми городскими. Хотя мы и жили в деревне, условия нашей жизни ничем не отличались от городских, а здесь Салли была одна среди дикой природы.

Я работал как вол в агентстве и, когда справился со всеми делами, смог на пару недель приехать в Монтану. Здесь я также работал на износ не только для того, чтобы благоустроить новое место, но и чтобы подготовиться к предстоящей зиме и заготовить дрова. Таким образом, я ездил туда-сюда без передышки — на неделю в Висконсин, на две недели в Монтану, затрачивая на каждую поездку по тридцать часов. Я был на грани нервного срыва.

Наконец-то нашелся новый агент, и я отправился в мою последнюю поездку домой, в Монтану. Но дома никого не оказалось! Это очень удивило меня, и я поехал к нашим друзьям спросить, не знают ли они чего-нибудь. И действительно, они знали все, так как заботились о моих сыновьях, и рассказали, что у моей жены был нервный срыв, затем она заболела воспалением легких и теперь находится в городской больнице. Салли поправилась только через три месяца.

Наконец мы собрались вместе в нашем домике среди дикой природы! После того, как мы купили его и рассчитались со всеми нашими долгами, у нас оставалось ещё 18 000 долларов. Мы разделили их на три части и решили, что будем жить на 6 000 долларов в год, ведя самый простой образ жизни без бумажных салфеток и одноразовых карманных платочков — такого рода роскошь мы просто не могли себе позволить.

Потом беда постигла и меня. Стрессовое состояние, в котором я находился последние месяцы, взяло свое, и я также заболел воспалением легких и провалялся целый месяц. Я так ослаб, что почти не мог вставать. Салли сломала ногу в трех местах, и у нас вновь появились медицинские расходы.

Воду мы брали из ручья, но на дворе резко похолодало, и ручей замерз полностью. Теперь мы добывали воду, растапливая снег. Кроме того, нам пришлось пользоваться туалетом на улице, так как канализационная труба также замерзла. Теперь мы не могли слить даже ту воду, которую получали, растапливая снег.

Наш «джип» сломался. Салли снова сломала ногу, а потом еще и палец руки, когда пользовалась центрифугой для отжима белья у соседей. Затем мы полностью заправили газовый бак емкостью в 1 900 литров пропаном, а через неделю обнаружили, что один клапан дырявый… Так мы потеряли весь газ как раз в то время, когда нам и так было хуже всего.

Почему все это случилось? Разве Господь не был с нами? Мы переехали в горы, чтобы там быть ближе к Нему, но с самого начала у нас возникали лишь неприятности и проблемы. Постепенно нам стало ясно, что сатана пытался разочаровать нас и вынудить вновь вернуться в цивилизованный мир, где вода не замерзает, где врачи рядом и где нас ожидают всевозможные удобства. Мы поняли, что все наши горести заключают в себе добрую весть: если уж сатана был так озабочен тем, что мы переехали сюда жить, значит, мы точно были на правильном пути! Наши близкие также были уверены в том, что сатана пытался уничтожить нас, но Бог поможет нам, если мы останемся верными Ему. Медленно, но верно наша первая зима здесь подходила к концу. Наконец наступила весна, а вместе с ней пришла в надлежащее состояние и наша система водоснабжения. Салли возила белье в город, а теперь радовалась тому, что можно было стирать дома. Но мы не знали, что канализация еще не оттаяла, и потому вода растеклась повсюду. Трудности стали до такой степени привычными для нас, что Салли и мальчики только смеялись, быстро спасая от воды мешки с крупой и другие ценные вещи. Потребовалось время, но мы научились жить в «нецивилизованной местности», предотвращать замерзание водопровода и запасаться достаточным количеством дров на зиму.

Дорогие читатели, жизнь в глуши не спасала нас и не была магическим средством для святости! Если бы вы познакомились с нами в первые годы, то вашему взору предстала бы семья, которая просто боролась за существование. Мы пытались точно следовать жизненному плану, который разработали. Я и Салли начали восстанавливать нашу супружескую жизнь, выделив для себя время.

Наконец-то у нас появилось время для размышлений и молитв, что и дало нам возможность стать ближе к Богу. Он дал нам такую возможность, так как теперь мы жили вдалеке от суматошной жизни, отвлекавшей нас от Него все эти годы. Скоро то, что дал нам Бог, — время, отсутствие отвлекающей суеты, суровая дисциплина простой жизни и красота и величие Его творения — принесло нашей семье первые плоды: мы почувствовали привязанность к Богу и друг к другу. Если бы вы знали нас раньше и посетили нас в нашем уединенном домике, то увидели бы истинную радость, ставшую результатом непростого жизненного выбора. Вместе с нами вы бы сказали: «На это стоило решиться!»

Потребность в изменениях видят многие, но лишь немногие решаются расстаться с привычными удобствами. Недавно жена одного пастора написала нам следующее: «До того, как я вам позвонила, мне стало ясно, что я должна замедлить ритм своей жизни, составить план, больше молиться и больше изучать Слово Божье. Я знала, что мой муж не поддержит мои планы в этом году, и решила следовать им одна. Зная о принципе: хорошо, лучше, еще лучше, я решила выбрать самое лучшее. Но у меня ничего не вышло, и я нахожусь в ловушке.

Я согласилась вести библейские уроки и даже руководить субботней школой. Кроме того, на мне лежит ответственность по учету денежных расходов на содержание семьи, и еще я являюсь секретарем моего мужа. Но мой муж не всегда поддерживает меня. Я пишу об этом, и кажется невероятным — иметь столько обязанностей, вести домашнее хозяйство и еще осознавать необходимость в освящении. Что я должна оставить, и с чего надо начать? Я суечусь, не успевая довести до конца начатое и глядя в лица разочарованных людей».

Кто возложил на эту жену пастора такое бремя? Определенно не Бог. Она сама возложила на себя обязанности других людей. Одна мудрая христианка писала:

«Господь никого не принуждает к поспешным и необдуманным действиям. Многие взваливают на себя ношу, которую милостивый Отец Небесный никогда бы на них не возложил, и переутомляются, выполняя обязанности, которые Бог им не поручал. Мы должны помнить, что не прославляем Его имя, когда перегружаем себя до боли в сердце и нервного истощения, когда перевозбуждаемся, гневаемся и ссоримся. Мы должны брать на себя ответственность за выполнение тех дел, которые Господь поручил нам; мы должны доверять Ему и сохранять в наших сердцах нежность, сострадательность и чистоту»

Недавно, когда я выступал с серией проповедей, сразу после окончания одной из них молодая женщина подала мне записку, в которой было написано: «Немедленно позвони Марии!» Мария была близкой подругой нашей семьи, но последние годы мы не разговаривали друг с другом. То есть мы разговаривали, но уже давно не говорили друг с другом по душам. Я спрашивал себя, зачем Мария разыскивала меня в другом штате? Через пять минут я набрал номер, и ее муж ответил мне:

— Слава Богу, что ты позвонил! Мария хочет с тобой поговорить!

— Что случилось, Джон?

— Этого я не могу сказать, пусть Мария сама это сделает. Плача, она сказала:

— Джим, я так благодарна, что ты позвонил. Я только что вернулась от врача; он сказал мне, что я должна написать завещание, так как дни мои сочтены. Могу я приехать к вам на месяц — мне нужна помощь?!

— Конечно, приезжай!

— Ты уверен? Может, ты хочешь сначала об этом помолиться? Я думала, ты всегда сперва обо всём молишься.

— Мария, об этом я молюсь уже десять лет. Сейчас мне не нужно вставать на колени. Я наблюдал за твоей жизнью и знаю все о тебе. Это ответ на мои молитвы. Приезжай! Я встречу тебя на вокзале.

Когда Мария приехала, мы увидели ее кровоточащие нарывы; ее организм был отравлен канцерогенами — возбудителями злокачественных опухолей; они также приводили к малокровию. Ни разу еще я не видел человека, обессиленного телесно и духовно. Ей было 46 лет, ее руки дрожали, а взгляд был потухшим. В нашей горной усадьбе я отвел ее в дом для гостей и помог уютно расположиться в нем.

Что случилось с моей подругой? Мы вместе выросли на одной улице в маленьком городке. Мария гонялась за американской — не скажу за мечтой, скорее, за мифом. Она работала по 14 часов в сутки, по шесть, семь дней в неделю. Она хотела приобрести дом своей мечты. Потом ей хотелось обставить его изысканной мебелью. Жизнь начала контролировать Марию, в конце концов уничтожив ее. Очнулась она только у врача!

Современная американская мечта — это миф, который существует не только в Америке. Он есть в Австралии, Новой Зеландии, Великобритании, в Европе, Японии, Бразилии и в остальном мире. Люди попадают в его сети, и он разрушает их жизни.

Марии я сказал:

— Мы не станем читать тебе проповеди. Наша жизнь отличается от твоей. Ты можешь участвовать в ней, если хочешь, или отклонить то, что тебе не нравится.

Мы все стали заботиться о Марии, и она сделалась частью семьи, частью нашей жизни. Она присутствовала на наших коротких утренних и вечерних семейных богослужениях и пела вместе с нами. Она ходила с нами на прогулки, ела нашу пищу, играла по вечерам с мальчиками в микадо и домино и вместе с нами читала.

Моя жена, медицинская сестра, заботилась о ней и следила за ее здоровьем. Постепенно Марии становилось лучше. С неизменно растущим состоянием покоя у нее появилось желание жить с Богом. По прошествии месяца она призналась мне:

— Знаешь, Джим, пребывание в твоей семье я могу выразить тремя словами: меньше значит больше.

Конечно, наш дом был намного меньше, чем ее. У нас было меньше мебели, меньше одежды, меньше содержимого в гараже и меньше всего того, что может предложить этот мир. Но у нас было несравненно больше того, чего нельзя приобрести в мире и за деньги. В нашем доме царила любовь и единство, и у нас было время друг для друга, вот почему она сказала: «Меньше значит больше». Я желал бы, чтобы такие слова были сказаны о каждом христианском доме!

Я уже почти слышу, как кто-то говорит: «Простая жизнь сурова и скучна, Джим». Сурова — может быть, но скучна ли? Через заднюю дверь дома мы видим лосей, пум, росомах и медведей-гризли, свободно бродящих по этому дикому лесу. Однажды, вешая белье, я почувствовал сильный толчок сзади. Это был огромный дикий козел, пытавшийся засунуть свой нос в карман моих джинсов в поисках печенья, которым мы их иногда кормили. У нас была чудесная возможность приручить медведицу. Она позволяла нам гладить ее и даже качалась с сыновьями на качелях! Завести дружбу с дикими зверями это все равно, что обрести кусочек неба! Разве это не лучше Диснейленда? Приближаясь к природе, мы приближаемся к Богу — ее Творцу.

Мои сыновья никогда не скучали. Все, что нам приходилось говорить им, было: «Да, вы можете организовать пикник, можете кататься на лодке или на лыжах! Можете лазить по горам, лазить по канату, идти по следу лося! Да, можно исследовать лес! Да, да, да! Да, конечно, мы пойдем с вами!»

Дети в других местностях слышат лишь: нет, нет, нет! Тогда они протестуют. Лучше жить там, где желания наших детей можно удержать в границах приемлемых возможностей. Между прочим, скромность — это суровая дисциплина, но при этом я не предлагаю новый закон. Мы делаем это со Христом, приглашая Его в нашу семью и наши супружеские отношения. Я не говорю здесь о каком-то новом методе, которому мы все следуем и согласно которому будем спасены, потому что ведем простейшую жизнь в этом мире. Христос также жил простой жизнью, и Он наш пример. Эта простота первых 30 лет жизни Иисуса приготовила Его к бурным, неспокойным трем с половиной годам активного служения человечеству.

Что говорит вам Святой Дух? Слышите ли вы: «Сойди с этого поезда»? Бог обещает, что «народ… будет жить в обители мира и в селениях безопасных, и в покоищах блаженных» (Ис.32:18).

Мы должны обратиться и обрести покой, чтобы вновь восстановить отношения с Творцом. Обретая этот покой, мы знаем, что каждый момент и каждую секунду нашей жизни Бог с нами. Если мы хотим иметь живую и жизненно важную связь со Христом, мы должны сделать проще нашу жизнь и замедлить ее темп. «Оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша» (Ис.30:15).

Не каждый призван поселиться в глуши, но каждый призван в тишине познать Бога. Там, где вы сейчас находитесь, вы можете попытаться сделать проще вашу жизнь и найти время для Бога и для своей семьи. Для этого не нужны особые дарования или определенное количество денег, а лишь решительность и желание обрести такой опыт. Стих 15 из 30-й главы Книги Исайи заканчивается грустным комментарием: «Но вы не хотели…»

Дорогой читатель, эти слова не должны относиться к вам — не допустите этого! Сегодня — день спасения, теперь — час принятия решения. И это в вашей власти — найти прибежище в Боге и обрести покой!


Глава 4 из 14« Первая«345»Последняя »