8. Наш величайший враг

«Ему должно расти, а мне умаляться» (Ин. 3:30)

Уильям Мэрфи был симпатичный и влиятельный мужчина, и в свои сорок лет он занимал руководящую должность в крупной международной фирме. Но последние недели его внимание привлекали не договоры и сделки, но исключительно вопрос собственной жизни. Началось все с того, что во время обеда он ощутил тупую и непрекращающуюся боль в челюсти. Вскоре появились волнообразные приступы тошноты, и он сказал своей жене, что плохо себя чувствует и хотел бы покинуть ресторан. Дома он потерял сознание и упал на пол.

Врачи установили опасный сбой сердечного ритма, но им удалось его стабилизировать. В больнице он снова пришел в себя, и в его затуманенном сознании промелькнула последняя неделя со всевозможными медицинскими анализами и предписаниями врачей. Ему поставили диагноз: обширный инфаркт сердца. Кроме того, проведенные исследования сердца показали, что и другие артерии блокированы, и была назначена операция, чтобы ликвидировать блокаду. Это должно было уберечь его не только от дальнейшего инфаркта, но также и от дальнейших операций.

К счастью, операция прошла успешно, и он был переведен в послеоперационную палату, где его уже ожидала жена. Пришел кардиолог, со множеством снимков сердца больного «до того и после того». Он объяснил, что 95-процентную блокаду артерий удалось снизить до пяти процентов, но как бы хорошо это ни звучало, все же есть плохие новости. И врач сообщил следующее: «Количество липидов — холестерин, или показатель жирности крови, опасно повышено; их вдвое больше максимального уровня. К тому же соотношение между вспомогательными и вредными жирами также очень плохое, поэтому вы должны принимать медикаменты, понижающие холестерин. Я разговаривал с сотрудниками отдела диетологии, они свяжутся с вами, потому что вам нужно будет придерживаться строгой диеты, пока не стабилизируются анализы крови. Примерно через полгода будет назначена новая диета, с учетом результатов анализов крови. Когда вам станет лучше, я порекомендовал бы программу реабилитации для больных, страдающих сердцем. И не притрагивайтесь больше к сигаретам! Если повезет, можно будет избежать новой артериальной блокады».

Когда врач закончил свое серьезное обращение, он ответил еще на пару вопросов и покинул палату со словами: «До завтра».

Мэрфи подождал, когда кардиолог уйдет, и решительно произнес: «Так я жить не хочу!»

Всю неделю больной находился между жизнью и смертью. Сейчас, когда из-за вмешательства современной медицины смерть медленно удалялась, этот интеллигентный и всегда рациональный человек не был готов сделать необходимые шаги, ведущие к долгой жизни.

Каждый думал, что причиной его болезни стали курение, неправильное питание, напряженная работа и наследственность. На самом деле эти факторы риска не были настоящими его врагами, от которых надо было защищаться. Величайший враг Мэрфи уже давно завоевал и покорил его — это его своеволие. Оно не было готово стать жертвой и умереть. Желания были сильнее его рассудка. Уильям Мэрфи стал их жертвой. Он был убит своеволием и потаканием собственным желаниям.

Переехав в провинцию, я во многом был подобен Мэрфи. Моя духовная жизнь нуждалась в интенсивной терапии, ей была необходима реанимация. Я намеревался убежать в горы от нескольких моих врагов — так называемых факторов риска. Я был уверен, что влияние средств массовой информации — мой враг. Я думал, что пасторы, фальшиво проповедующие с кафедры, лжепастыри, как их называет Библия, — они мои враги. И я предполагал, что моими врагами являются также заботы и суета рабочих будней. Я искренне полагал, что все это — враги, препятствующие мне как христианину вести благочестивую христианскую жизнь.

И был прав. Это действительно наши враги, которые в истинной христианской жизни мешают духовному росту и развитию. Насколько это возможно, их надо удалять из нашей жизни, сокращая их влияние до минимума.

Но, к несчастью, я был убежден, что моя духовная борьба состоит в том, чтобы сократить влияние этих факторов. И только в провинции я увидел, что даже в лучших условиях, которые только можно себе представить, я остаюсь все тем же человеком, который покинул Висконсин. Переехав, я боролся с моими грехами и убедился в том, что они — лишь симптомы моей настоящей проблемы. Могу вас заверить, что мне было невероятно трудно признать, что моя истинная проблема, мой настоящий враг и фактор риска, который противостоял мне, было мое «я».

Я для самого себя был проблемой! Мои личные грехи были лишь неизбежным следствием самоуправления своей жизнью. В этом вопросе многие, серьезно надеющиеся и желающие быть христианами, терпят неудачу. Бог должен владеть нашим сердцем полностью, для нас же это означает — всецелое повиновение Ему во всех нами принимаемых решениях. Ему недостаточно верности лишь в некоторых принятых мной решениях или даже в большинстве из них, Бог желает абсолютной верности. Успех жизни, наполненной Духом Божьим, состоит в том, чтобы вверить ее Иисусу Христу. «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть» (Мф. 6:24).

Женившись на Салли, я был готов забыть всех моих прежних подружек. Я оставил все мои прежние интересы, и теперь я был привязан лишь к ней одной. Мое одиночество умерло. Но если бы я только попытался продолжить отношения с одной или с несколькими моими бывшими подругами, что произошло бы между Салли и мною? Предполагаю, вы знаете это. Да, наше супружество продолжалось бы недолго. Допустим, в оправдание своего поведения я бы заявил: «Но я же все еще женат на ней, она все еще моя жена, и я принадлежу ей». Даже мысль об этом сама по себе нелепа и смешна.

Но подобное как раз и происходит со многими христианами. Одновременно с принятием Христа они держатся за свои прежние привязанности, при этом каждого, кто ставит под сомнение серьезность их связи со Христом, с ужасом обвиняют в отсутствии любви и осуждают. В конце концов, они же хорошие люди и творят много добра. Они — рожденные свыше, как им это по меньшей мере, представляется.

Не напрасно в Библии рассказана история о богатом юноше. Он был хороший человек и руководитель, многие отзывались бы о нем сегодня как о рожденном свыше. Он же хотел обручиться со Христом и одновременно «флиртовать» со своим «я». Ради Иисуса он не хотел оставить свою бывшую «подружку». В этой истории многие не замечают главного урока: проблема была не в том, что этот человек обладал большим богатством, а в том, что он желал сам управлять своей жизнью и своими сокровищами. Семь раз Иисус говорит о необходимости распять себя и об условиях, выполняя которые человек становится Его учеником: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Лк. 9:23). К горькому сожалению, распятие и смерть собственного «я» неправильно понимаются церковью и некоторыми христианами. Речь идет не столько об «одноразовой» смерти, сколько о ежедневном распятии и умирании для своеволия и для собственного пути. Такая смерть наступает, когда я сознательно уступаю место Божьей воле вместо своей, даже если распятие моего «я» происходит болезненно. Добровольно отказываясь от права самоуправления, мы в действительности начинаем принадлежать Богу. Подобное пережил Христос, когда молился: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22:42).

Господь, непрестанно следуя за мной, желал, чтобы я также пережил подобное. На Востоке мужчина только тогда мог обладать женщиной, если она носила его имя. Если она брала его имя, то этим она доверяла ему не только свое имущество, жизненные цели и личную жизнь, но и все самое сокровенное. Она отдавала всю себя тому, кто ее любил.

Немногие, называющие себя христианами, стремятся к такого рода самоотдаче и близости в отношениях с Богом, и немногие это находят. Почему? Потому что здесь необходим определенный процесс, которому современные церкви совершенно не уделяют внимания.

Между двумя влюбленными отношения начинаются не тогда, когда они стоят возле алтаря. Сначала другой занимает небольшое место в нашем сердце, мы отвечаем ему небольшой взаимностью. Затем этот особенный человек становится важным для нас, а наша готовность положиться на него растет, пока,

наконец, после свадьбы мы не становимся одной плотью. Точно так же поступает с нами и Бог — наши отношения с Ним похожи на отношения с людьми. Процесс узнавания друг друга ведет нас к супружеству, в котором двое становятся одним целым.

Мирская версия современного христианства делает этот процесс до такой степени непонятным, что всякий, проявляющий интерес к Христу, уже считается христианином. Библия часто говорит о том, что церковь «сочеталась» с Иисусом. По этой причине и я взял это традиционное сравнение для лучшего понимания процесса становления истинного христианина.

До заключения брака человек живет самостоятельно, один. Назовем это первой фазой. Обычно человек готов изменить подобное положение, все зависит от его желания. В христианстве такую уединенную жизнь можно назвать жизнью без Бога. Жизнью правит «я», и с Богом тут не считаются. Готовность человека предоставить Христу возможность управлять своей жизнью зависит от личности каждого и поэтому бывает различна.

Во второй фазе появляется некто и пробуждает в нас интерес своими поступками и манерой говорить, и мы уже готовы «впустить» его в нашу жизнь, может быть, совсем чуть-чуть. Так же и с Богом — Он показывает нам Свою любовь и заботу, и наконец Его интерес к нам пробуждает в нас ответное желание уделить Ему небольшую часть нашей жизни. На этом этапе многие думают, что стали христианами, но это лишь начало.

Интерес, проявленный в этой второй фазе, пробуждает симпатию, которая ведет к помолвке — третьей фазе. Вот теперь появляется желание разделить с другим свою жизнь. Обычно помолвка объявляется официально, хотя двое продолжают жить раздельно. Они все еще сами управляют своей жизнью и в любое время могут изменить свое решение, поэтому все так непрочно.

У людей, взирающих на Христа, происходит что-то подобное. Господь старается привлечь нас к Себе, и человек учится полагаться на Него и доверять Ему. Он начинает подчинять свою волю Божьей воле, в нем крепнет желание сделать Бога своим спутником жизни. Несмотря на это, «я» контролирует жизнь и полного самопожертвования еще не произошло.

Четвертая фаза и последний шаг — заключение брака. Если оба были готовы отрешиться от всего и ставили потребности другого выше своих, тогда брак удался. Они становятся одной плотью, их желания и воля сливаются воедино. Эта ежедневная самоотдача обязательна в супружестве.

Когда человек, за которым Бог шел с любовью и завоевал его сердце, по своей воле решает полностью Ему принадлежать, вот тогда только он становится христианином, потому что сочетался с Христом. В этом браке «я» должно умереть; не должно быть ничего и никого, кто занял бы в сердце человека более значимое положение, чем Господь. Только после такого самопожертвования имеет смысл называть себя христианином.

Для новообращенных христиан бывает нелегко наладить такие отношения и развивать их, но они располагают свободой выбора. Вступив в брак, каждый может принять решение расторгнуть его. Разница между третьей и четвертой фазой состоит в том, что в третьей фазе у человека еще нет обязательств. Господь никогда не лишает нас права изменить решение. Он не принуждает нас к отношениям с Ним. Вместо этого Он постоянно пытается Своей любовью обратить нас к Себе. «Не хотите ли вы, Джим, сказать, что христианином становятся только по достижении четвертой фазы?» — можете спросить вы.

И я отвечу: «Да. Ни один человек не может быть христианином на основании вероисповедания или знаний. Мы только тогда христиане, когда полностью полагаемся на Бога».

«Но, Джим,— можете возразить вы,— весь христианский мир в этом вопросе исходит из других критериев. Все мы знаем,

что вы имеете в виду теорию, но ведь надо принимать людей такими, какие они есть. В теории это, возможно, и верно, но осуществимо ли это на практике?» Да, это осуществимо. Проведите со мной один будничный день, и вы увидите, не есть ли это та самая жизнь, о которой вы тоскуете.

Мой день начинается в девять часов вечера. То есть если до девяти я не лег спать, то я не смогу встать утром так рано, чтобы пообщаться с Богом. А это для меня очень важно, потому что я обнаружил, что и сам я очень важен для Бога! И это самое чудесное время, когда я могу прийти к Нему как к лучшему Другу и буду наполнен и наделен Его благодатью на весь предстоящий день. Каждое утро два с половиной часа я провожу в молитве и тихом размышлении о Его Слове. Я молю моего Небесного Отца подготовить меня к трудностям дня, которые ожидают меня и о которых я ничего не знаю. Он же знает не только то, что ждет меня впереди, но приготовил для меня и выход из проблем. Божья верность мне всякий раз подтверждает моему бедному притупившемуся рассудку — как сильно Он любит меня!

В эти утренние часы я не пытаюсь изучать Библию тематически, не расширяю мои имеющиеся знания, а вникаю в Слово Божье как грешник, остро нуждающийся в спасении. Я хочу проникнуться Тем, Кто намного святее и сильнее, чем я. Если рассматривать глубину и ширину Большого Каньона, то нормальной реакцией является удивление и почтительный страх. И если наш ум не одурманен алкоголем или каким-либо другим наркотиком, то перед величием Бога мы так же отчетливо ощутим наше человеческое ничтожество и слабость. Такое видение я хотел бы получать от Бога каждое утро; видение, помогающее мне понять, как я слаб и беспомощен. И если благодаря моему утреннему общению с Богом я обнаруживаю свои слабости и нужды, то это подталкивает меня провести с Ним весь день, потому что я знаю, что без Него не могу ничего.

Дорогие читатели, эти утренние часы с Богом ни в коем случае не состоят лишь из чтения Библии и молитвы. Это время живого общения с Ним. Вы когда-нибудь пользовались тостером, не воткнув прежде вилку в розетку? Наверное, каждый хотя бы однажды делал это. И если тостер не работал, выбрасывали ли вы его? Конечно, нет! Вы воткнули вилку в розетку, соединив его тем самым с источником энергии. Подобное происходит и в утренние часы общения с Богом — соединение с источником нашей энергии!

Многие, пытаясь утром общаться с Господом, убеждались, что похожи на невключенный тостер. Они молятся, читают Библию или Утренние чтения, но не находятся в живой связи с источником силы. Пребудьте в Божьем присутствии! Ищите Его так, как будто вы утопающий, которому обязательно необходимо спастись. Ищите не знания о религии и Библии, а знания о Самом Боге, ведь Он говорит: «И взыщете Меня, и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим» (Иер. 29:13).

Но даже и после таких тихих часов с Богом, мое «я» все еще находит повод возвыситься. Однажды после завтрака я хотел как можно скорее справиться с домашними делами, так как за мной должен был заехать друг. Домашнюю работу мы с женой распределили таким образом, чтобы она одна не несла груз хозяйственных дел. Мальчики убирали постели и помогали готовить обед и убирать комнаты.

Проходя мимо комнаты сына, я заметил, что его постель еще не убрана, и почувствовал, что ее необходимо привести в порядок. Но я спешил и попытался проигнорировать это чувство. В конце концов, это было его делом, и он должен научиться быть ответственным. Но мысль привести постель в порядок повторилась, на этот раз с напоминанием о том, что сегодня утром я обещал Богу делать то, о чем Он станет меня просить.

Итак, я привел постель в порядок и пошел улаживать собственные домашние дела, в числе которых было приготовить дрова для печи. Живя далеко в глуши, мы готовим еду на живом огне и отапливаем дом дровами. Дрова я колю охотно и не считаю это работой. А поскольку при этом думается особенно легко, то я и начал размышлять об одном друге, с которым у меня были разногласия. В своих мыслях я попытался сразу же увидеть все ошибки друга и найти оправдание своей позиции. Знакомый голос вновь зазвучал в моем сердце. Джим, ты должен молиться за твоего брата, а не оправдывать самого себя.

«Но, Господь, о чем я должен молиться?» Вот так, почти незаметно, мое «эго» восстало, и я медлил и не был уверен, хочу ли я подчиниться голосу совести, к которой обращался Бог, или нет.

Джим, помолись о том, чтобы ты мог что-нибудь сделать для твоего друга, который тебя не понимает. Молись о том, чтобы это дело потребовало от тебя времени, твоих способностей или денег.

После короткой внутренней борьбы там же, сидя на деревянном чурбане, я решил вверить себя в руки Божьи. Я позволил моему «я» умереть, начав молиться о том, чтобы Бог мог действовать через меня. Представьте себе, по прошествии нескольких недель Он ответил на мою молитву, дав мне возможность сделать для этого человека такое дело, которое потребовало от меня и времени, и моих дарований.

Вот так, на уровне сознания, мы выигрываем битву или терпим в ней поражение. В течение этого дня мне пришлось еще пару раз мысленно участвовать в таких битвах.

Закончив работу, я увидел, что мой друг как раз подъезжает к дому, и пошел ему навстречу, чтобы поприветствовать его. Но прежде я направился в сторону кухни, где висела моя куртка. И что же я увидел? Там стоял полный короб свежевыстиранного белья, которое необходимо было развесить.

Джим, Я хотел бы, чтобы не твоя жена, а ты развесил это белье.

«Но это не стоит в списке моих сегодняшних дел, и мой друг ждет меня. К тому же это все ее вещи».

Джим, Я хотел бы, чтобы ты развесил это белье. Джим, ведь это также и твое белье.

Во мне опять началась внутренняя борьба: должен ли я подчиниться? Если я это сделаю, что подумает обо мне мой друг, ведь ему придется ждать меня, пока я развешу это белье?

В действительности негативные чувства назревали намного быстрее, чем длится рассказ о них, но я рад поделиться с вами, что уступил и вверил всезнающему Богу мои мысли. Я пригласил друга в дом и предложил ему воды. «Сейчас приду», — сказал я, выбегая из дверей с полным коробом белья.

У бельевой веревки во мне разгорелась новая борьба, так как я хотел повесить белье быстро. Готов ли я сделать все добротно, расправив складки так, как сделала бы это моя жена? Библейский принцип гласит: все, что может рука твоя делать, делай от всего сердца. Но плоть моя снова желала подняться и овладеть мной, ведь в свое самооправдание я мог бы просто сказать: «Радоваться должна, что я вообще это делаю». Но в это казавшееся маловажным время я нуждался в Боге, и Он был со мной, побуждая повиноваться Ему, и глубоко в душе по своему горькому опыту я знал, что это был единственный путь к истинному счастью.

Я вдруг почувствовал, когда аккуратно развешивал каждую выстиранную вещь, что кто-то смотрит на меня сзади. Оглянувшись через плечо, я увидел своего друга, стоявшего у окна со стаканом воды в руках и с удивлением уставившегося на меня. Через пару минут я уже сидел с ним в его машине, и мы отправились в путь.

«Джим, почему ты вешаешь белье твоей жены?» — спросил он меня.

«Во-первых, это не было белье моей жены, это было наше белье, — ответил я. — Во-вторых, Бог мне сказал, что я должен это сделать». Правда, звучит смешно, ведь и сам я только что дискутировал на эту тему с Богом?

«Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что это Бог велел тебе развесить белье?» — снова спросил мой друг.

«Я имею в виду, что Бог обратился ко мне в моих мыслях и просил, чтобы я сделал это», — ответил я.

Итак, результатом внутренней борьбы в то утро стал разговор на эту тему. А я и не подозревал, что, подчинившись воле Божьей, я в дальнейшем смогу объяснить моему другу эту духовную концепцию. Но это было так! Позже, когда мы возвращались домой, он сообщил мне о том, что тоже принял решение строить подобные отношения с Богом! Да, наш Господь совершенно точно знает о том, что нужно определенному человеку, чтобы достучаться до его сердца. Проблема была лишь в том, чтобы склонить меня повиноваться Ему.

Попрощавшись с другом и вернувшись в дом, я радовался, что теперь смогу вдоволь помолиться и почитать Библию. Жена занималась обучением сыновей, и я заметил, что у нее трудности. А сегодня была ее очередь готовить обед, да и белье, которое я развесил, высохло, и его надо было гладить.

Помоги жене, Джим,— услышал я знакомый голос.

«Но, Господи, я же намеревался почитать Библию!» Может ли эгоизм проявиться даже тогда, когда речь идет о Слове Божьем? Конечно, и особенно если рушатся наши планы. Погладить белье для меня хуже смерти, хотя я и делаю это, но исключительно из принципа.

Я начал с двух рубашек, затем наступила очередь блузки со многими складками впереди. Это была блузка Салли. Складки гладить нелегко, а сделать это так профессионально, как моя жена, — тут я нуждался в терпении от Бога. Когда я справился, пришла Салли и, посмотрев на свою блузку, не смогла ничего возразить. Я не мог в это поверить! Слава Богу!

Внутри меня все ликовало, и впервые в жизни я ощутил радость от глаженья белья. Я уже почти справился со всем, когда Салли позвала нас обедать. Это был чудесный обед! Она приготовила мою любимую еду: горох, кукурузу, дикий рис и домашнее печенье. Но я не подозревал о том, что мне придется ввязаться в еще одну битву с моим «эго».

Садясь за стол, я обнаружил на подносе маленькую баночку с консервированными помидорами. Возможно, что для вас это ничего не значит, но я обожаю консервированные помидоры. Я поливаю томатным соусом блюда вроде риса или кукурузы. Но в банке была лишь одна порция, а со мной рядом сидел мой старший сын, который тоже любил такие помидоры, может быть, даже еще больше, чем я.

Я склонил голову, чтобы помолиться, но даже и во время молитвы плоть моя кричала: «Быстро возьми их! Возьми, пока их не взял Мэтью. Они предназначены для тебя; в конце концов, ты за них заплатил». А ваша плоть когда-нибудь обращалась к вам таким образом?

Наверное, мне не надо рассказывать о том, что сказал мне Господь! И вновь я был вынужден принять решение и смотреть, как Мэтью поедает помидоры. И знаете что? Я смог это пережить! Это ли не удивительно? Если послушать в тот момент крик моей плоти, то можно было бы подумать, что моя жизнь в тот момент зависела от этих помидоров.

После еды сыновья стали мыть посуду. Салли принялась доглаживать белье, а у меня было немного свободного времени, чтобы устроиться с Библией в кресле. Тут послышался шум, как будто что-то пластмассовое упало на пол. Действительно, крышка от флакона с крахмальной жидкостью для белья упала вниз.

Подними это, Джим, и подай жене — шептал знакомый голос моего постоянного Спутника.

Сначала я хотел начать дебаты с фразы: «Крышка лежит рядом с ее ногами. Все, что она должна сделать, это нагнуться и поднять ее. А я так уютно расположился в кресле; почему это я должен вставать?» Хорошо, что Бог никогда не отвечает на наши сварливые возражения, а просто указывает нам верный путь, по которому надо идти без отговорок и нытья.

Отложив в сторону Библию, я направился к Салли, поднял крышку, положил ее на гладильную доску и вернулся в кресло. Садясь, я встретился глазами с любящим взглядом жены, и этот взгляд сказал мне все. Я понял, что ей было известно, сколько сил понадобилось мне, чтобы подняться с кресла. Больше любой награды для меня стало осознание того, что этот небольшой знак внимания углубил ее любовь ко мне.

Вечером ко мне подошел сын. Я заметил, что он глубоко взволнован чем-то, но не знал, чем именно. Помедлив немного, он сказал: «Я видел, как сегодня утром ты привел в порядок мою постель. Весь день я ждал, что ты об этом скажешь, но ты не сделал этого. Я хотел бы поговорить с тобой, что значит быть христианином? Например, сейчас я думаю, что быть христианином означает поступать так, как ты».

Вот так вы и познакомились с моим величайшим врагом — со МНОЙ. Мы все имеем врага, с которым сражаемся постоянно. Как вы собираетесь поступить со своим врагом — с самим собой? Очень просто посмеяться над тем, что мы сами себе делаем, но, в конце концов, это вовсе не шутка. Разрешая нашему «эго» управлять нами, мы совершаем самоубийство.

В своей жизни я много времени посвятил тому, чтобы идти МОИМ путем и сделать СЕБЯ счастливым. Поверьте — это было жалкое существование! Если мы решаемся не подчинять наше «я» Богу и не дать умереть нашей плотской природе, тогда в нас начинают расти недовольство и сварливость, которые разрушают не только наше хорошее самочувствие, но и отношения с ближними.

В нас заложена способность выбирать, какой мы хотим видеть свою жизнь. Самый большой подарок человечеству, сделанный Богом, — это свобода выбора. Правильно использованная, она соединяет нас с Творцом Вселенной, и через Его силу и руководство мы становимся благословением для этого мира.

Когда же люди злоупотребляют этой свободой, она ведет их к поступкам, от которых содрогается весь мир. Вспомните истории жизни диктаторов. Их имена стали синонимами зла, а ведь все начиналось с того, что во внешне безобидных вещах люди желали идти своим собственным путем.

Поэт Джеймс Рассел Лоувел сказал об этом так:

Однажды в жизни каждого человека

Наступает момент принятия решения:

В пользу лжи или правды,

В пользу добра или зла.

И это решение навсегда разделяет

Тьму и свет.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Прибежище в Боге. Раздел: Протестантизм-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.