Библиотека soteria.ru

Все что могу — во славу Его

Освальд Чеймберс

Дата публикации: 25.09.14 Просмотров: 8885    Все тексты автора Освальд Чеймберс

 

Ноябрь

Вы не свои

«Не знаете ли, что… вы не свои?» (1-е Коринфянам 6:19)

Для человека, который познал истинный смысл страданий Иисуса Христа, такого понятия, как частная жизнь (свой замкнутый мирок), не существует. Бог разбивает вдребезги частную жизнь святых Своих и превращает ее в проходной двор, с одной стороны открытый настежь для мира, а с другой — для Него. Ни одному нормальному человеку, если он не живет своим единением с Иисусом Христом, вынести этого невозможно. Бог освящает нас не для нас самих: мы призваны в общение Евангелия, и с нами происходит то, что к нам не имеет никакого отношения. Через все это Бог нас приводит в общение с Собой. Покоритесь Ему, иначе никакой пользы от вас Богу в Его деле Искупления мира не будет, а будут одни только помехи и препятствия.

Первое, что делает с нами Бог, это разбивает все наши иллюзии и сводит лицом к лицу с неприукрашенной реальностью, пока мы не перестаем заботиться, что будет с нами, лишь бы Бог делал то, что нужно Ему в целях Его Искупления. Кто сказал, что у нас не должно быть горя и слез? Ведь через это Бог открывает нам пути общения с Сыном Своим. Большинство из нас падают духом при первом же столкновении с болью — мы сидим на пороге Божьего предназначения и умираем от сострадания к себе, а все так называемое христианское утешение помогает нам только спокойно отдать дух. Но Бог нам этого не позволит. Он приходит к нам, берет нас за руку пронзенной рукой Сына Своего и говорит: «А вот и Я. Пойдем со Мной, восстань и сияй». Если, разбив вам сердце, Бог может достичь Своих целей в мире, возблагодарите же Его за то, что Он ваше сердце разбивает.

Власть и независимость

«Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди». (Иоанна 14:15)

Наш Господь никогда не настаивает на послушании: что нам нужно делать, Он говорит очень недвусмысленно, но к этому нас никоим образом не принуждает. Истинное повиновение проистекает только из единства нашего духа с Богом. Вот почему, когда бы наш Господь ни говорил об ученичестве, Он всегда начинал со слова «если» — если вам это не по душе, Бог и не настаивает на исполнении Своих требований любой ценой. «…Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» (Лк. 9:23) — откажись от своих прав на себя самого в Мою пользу. Говоря это, наш Господь не имеет в виду то, что будет в вечности, речь идет о том, чтобы мы послужили Ему здесь, в этой жизни, — вот почему слова Его звучат так сурово (ср. Лк. 14:26). И эти слова никогда не нужно толковать, упуская из виду Того, Кто их произнес.

Господь дает мне не правила поведения — Он просто очень ясно излагает Свои требования, и, если меня с Ним связывает любовь, я, не колеблясь, исполню то, о чем Он говорит. А если я колеблюсь, то это потому, что кого-то я люблю больше, чем Господа, и чаще всего этот «кто-то» — я сам. Иисус Христос не будет мне помогать повиноваться Ему, повиноваться должен я, и, если я повинуюсь Христу, я исполняю свое духовное предназначение. В моей жизни может быть огромное количество мелочей, совсем неприметных и незначительных, но, если я повинуюсь Иисусу Христу в любых обстоятельствах, эти обстоятельства становятся для меня отверстиями, сквозь которые я вижу лицо Божье. А когда я встану лицом к лицу с Богом, я увижу, что благодаря моему послушанию были благословлены тысячи человек. Как только Искупление Божье соединяется с послушанием души человеческой, оно всегда что-то творит. Если я буду послушен Иисусу Христу, Искупление Божье через меня распространится на жизнь других людей, потому что за делами послушания стоит Реальность Всемогущего Бога

Раб Христов

«Я сораспялся Христу, и уже не я живу, но живет во мне Христос». (Галатам 2:19, 20)

В этих словах говорится о том, что я добровольно порываю со своей независимостью и покоряюсь господству Иисуса Христа. За меня этого не сделать никому, это должен сделать только я сам. Бог может подводить меня к этому рубежу 365 раз в году, но переводить меня через него Он не станет. Я сам должен проломить скорлупу своей независимости от Бога и освободить себя для единения с Ним, чтобы руководствоваться не своими представлениями, а абсолютной верностью Иисусу. И как только я к этому приду, всякое основание для противления исчезнет. Мало кто из нас хоть что-то знает о верности Христу — «…за Меня» (Мф. 5:11), — но только так выковываются настоящие святые.

Произошло ли это со мной? Все остальное — всего лишь иллюзия набожности. Все решает ответ на один-единственный вопрос: откажусь ли я от своих прав, покорюсь ли Иисусу Христу и буду или не буду предъявлять свои условия по поводу того, как должен произойти этот перелом? Я должен сломить свое желание проявить себя — и, как только это произойдет, сразу же свершится чудо сверхъестественного отождествления, и я получу безошибочное свидетельство Духа Божьего: «Я сораспялся Христу».

Вся суть, весь пафос христианства в том, что я добровольно подписываюсь под отречением от своих прав и становлюсь рабом Иисуса Христа. Пока я этого не сделал, я еще даже и не начал быть святым.

Если всего один студент в год услышит зов Божий, для Бога это уже достаточное основание, чтобы оправдать существование колледжа. Как организация колледж ничего из себя не представляет, это не академия. Смысл его существования заключается единственно в том, чтобы Бог мог брать в Свое распоряжение жизни людские. Так возьмет ли Он наши жизни, или мы уж слишком во власти своих представлений о том, кем мы можем стать?

Власть реальности

«Приблизьтесь к Богу, и приблизится к вам». (Иакова 4:8)

Очень важно предоставить человеку возможность поступать по истине Божьей. Ответственность за поступки человека на нем же и остается: вы за него сделать ничего не сможете, он все должен сделать сам, но евангельская весть не может не побуждать человека к действию. Если человек отказывается действовать, он парализован, он остается на том же уровне, что и был до того, но, как только он что-то сделает, он уже никогда не будет таким, как раньше. Именно кажущееся неразумие этого мешает сотням людей, которых обличает Дух Божий. Мне стоит только взяться за дело, как я начинаю жить, до этого я просто существую. Те моменты, в которые я поистине живу, — это моменты, в которые я действую всею силой воли своей.

Никогда не позволяйте истине Божьей, открывшейся душе вашей, остаться без применения, и не обязательно сделать что-то ощутимое — тут важно решение воли. Сделайте заметку об этом на бумаге или в душе своей. Самый немощный святой, проявивший послушание Иисусу Христу, обретает свободу в тот миг, в который решается что-то совершить. За ним в этот момент стоит всемогущество Божье. Мы же приходим к познанию истины Божьей, признаем свою неправоту, но потом оступаемся. И опять приходим к истине и снова оступаемся. И так будет продолжаться до той поры, пока мы не узнаем, что оступаться-то нам совсем не обязательно. Нам нужно заново принять каждое слово нашего Господа Искупителя и вступить с Ним в договор. Его слова «придите ко Мне» означают «давайте договоримся». «Придите ко Мне…» (Мф. 11:28) — а мы приходим к Нему только в самом крайнем случае. Но всякий, кто к Христу приходил, знает, что в тот же миг в него хлынул поток сверхъестественной жизни Божьей. Власть мира, плоть и дьявол оказываются парализованными, и не потому, что вы что-то сделали, а потому, что ваш поступок соединил вас с Богом и Его силой Искупления.

Участие в Его страданиях

«…Но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь». (1-е Петра 4:13)

Если вы хотите, чтобы Бог вас употребил в Своем деле, Он вас проведет через многое такое, что само по себе для вас не предназначается, а имеет своей целью лишь сделать вас полезными в руках Его и помочь вам понять, что происходит с другими душами, чтобы вы никогда не удивлялись тому, с чем столкнетесь. «С этим человеком я не могу иметь дела». А почему не можете? Бог предоставляет вам неограниченные возможности этому у Него научиться, а вы от этих возможностей уходите, потому что вам кажется неразумным тратить на это время!

Страдания Христовы — это не страдания людей обыкновенных. Он пострадал «по воле Божией» (1 Пет. 4:19), а не по тем причинам, по которым обычно страдаем мы. Понять, чего добивается от нас Бог, можно только в том случае, если мы пребываем в общении с Иисусом Христом. Познать, в чем заключается Божья цель, — одна из частей христианского воспитания. В истории христианской церкви неоднократно проявлялась тенденция избежать единения со страданиями Иисуса Христа: люди пытаются исполнить Божьи повеления в обход Божьего пути, пытаются срезать путь. А Божий путь — это всегда путь страдания, путь долгий и нелегкий.

Так участвуем ли мы в Христовых страданиях? Готовы ли мы к тому, чтобы Бог покончил с нашими амбициями, нашим хотением? Готовы ли мы к тому, чтобы Бог уничтожил наши устремления, преобразовав их в другие, Свои? Мы, конечно же, не будем знать доподлинно, почему Бог нас ведет тем путем, которым ведет, иначе мы превратились бы в духовных зазнаек. В сам момент испытания мы никогда не понимаем, через что же именно проводит нас Бог, мы проходим эти испытания, в той или иной мере их не понимая, но потом выходим на место, залитое светом, и говорим: «Так Бог препоясал меня силою, а я об этом и не подозревал!»

Убеждения

«Веришь ли сему?» (Иоанна 11:26)

Марфа верила, что Иисус Христос обладает великой силой, она верила, что если бы Он был рядом, то мог бы исцелить ее брата. А еще она верила, что Иисус был особенно близок к Богу, и, если бы Он чего-то попросил у Бога, Бог сделал бы это для Него. Но ей нужно было познать Иисуса еще ближе. Уверенность Марфы впоследствии оправдалась: Иисус вел ее все дальше и дальше, пока ее вера не стала ее личным достоянием, а потом постепенно не превратилась в особое наследие — «…Так, Господи! Я верую, что Ты Христос…» (Ин. 11:27)

Есть ли что-то похожее в том, как Господь поступает с вами? Ведет ли вас Иисус к личной близости с Собой? Вдумайтесь в Его вопрос, обращенный к вам: «Веришь ли сему?» Какие сомнения мучат вас? Подошли ли вы, как Марфа, к каким-то чрезвычайным обстоятельствам, в которых ваши убеждения могут перерасти в личную веру? Такого никогда не случится, пока вас к тому не приведет личная нужда, возникшая из личной проблемы.

Верить — значит доверять. Я решаюсь довериться Богу в мыслях своих и отбросить все, что к этому доверию отношения не имеет. Я решаюсь довериться Богу в вере своей, исходить из этого доверия и отказываться от всяких компромиссов с чем-то побочным по отношению к этому доверию. Я решаюсь довериться Богу в конкретных, моих обстоятельствах, духовно положиться на Иисуса Христа и отважиться повиноваться в чем-то своем конкретном только Господу.

Когда я предстаю лицом к лицу с Иисусом Христом и Он говорит мне: «Веришь ли сему?», я познаю, что верить так же естественно, как дышать, и мне становится не по себе при мысли о том, как я был глуп, когда не доверялся Христу.

Неприметная святость обстоятельств

«…Любящим Бога… все содействует ко благу». (Римлянам 8:28)

Все в жизни святого происходит по воле Божьей, места случайности в жизни святого нет. Бог по промыслу Своему ставит вас в обстоятельства, которые вам совсем непонятны, но понятны Духу Божьему. Бог приводит вас в какие-то места, сводит с какими-то людьми, помещает в какие-то условия, чтобы Дух в вас мог ходатайствовать о чем-то конкретном. Никогда не нужно отодвигать эти обстоятельства в сторону и говорить: «Здесь я и сам разберусь: мне нужно наблюдать за тем-то и тем-то и остерегаться того-то и того-то». Все ваши обстоятельства в руке Божьей, поэтому никогда не считайте странным того, что выпадает на вашу долю. Ваше участие в ходатайственных молитвах состоит не в том, чтобы брать на себя всю тяжесть ходатайства, а в том, чтобы использовать во благо те конкретные обстоятельства, которые вам посылает Бог, тех конкретных людей, с которыми вас сводит Бог, — чтобы все и всех принести к престолу Божьему и дать Духу в вас возможность ходатайствовать за них. Именно так Бог хочет весь мир объять святыми Своими.

Не затрудняю ли я для Духа Святого дело Его, проявляя нерешительность и колебания или пытаясь выполнить дело Его за Него? Мое дело — человеческая сторона ходатайства, а человеческая его сторона — это те обстоятельства, в которых я нахожусь, и те люди, с которыми я общаюсь. Нужно, чтобы моя жизнь, насколько это от меня зависит, была святилищем Духа Святого, и тогда, что бы я ни принес Богу, за то Дух Святой и будет ходатайствовать.

Ваши ходатайства никогда не станут моими, а мои — вашими. За нас всех ходатайствует Дух Святой, и без этих ходатайств Его кто-то будет очень несчастен.

Ни с чем не сравнимая сила молитвы

«…Мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными». (Римлянам 8:26)

Мы понимаем, что силу для молитвы нам дает Дух Святой, мы знаем, что такое молиться в Духе, но мы не так часто осознаем, что Дух Святой Сам молится в нас молитвами, которых мы «изречь» не можем. С того момента, как мы рождаемся в Боге и в нас входит Дух Божий, этот Дух выражает за нас то, что изречь нельзя.

Он [Дух в нас] ходатайствует за святых по воле Божией» (Рим. 8:27), и Бог исследует наше сердце, чтобы узнать не нашу внятную, осознанную молитву, а молитву Духа Святого.

Духу Божьему сам верующий нужен как святилище, в котором Он приносит ходатайство Свое. «…Тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа» (1 Кор. 6:19). Когда Иисус Христос изгонял торговцев из храма, Он «не позволял, чтобы кто пронес через храм какую-либо вещь» (Мк. 11:16). Дух Божий не позволит нам использовать тело свое для собственного комфорта. Христос без жалости вышвырнул из храма всех, кто занимался там куплей-продажей, и сказал: «Дом Мой домом молитвы наречется для всех народов… а вы сделали его вертепом разбойников» (Мк. 11:17).

Признали ли мы, что тела наши суть храм Духа Святого? Если да, то нельзя их ни в коем случае осквернять. Нам нужно помнить, что на свою сознательную жизнь, хоть она и представляет собой всего лишь малую часть того, что есть мы во всей целости, мы должны смотреть как на святилище Духа Святого. Он будет разбираться с тем подсознательным, о чем мы понятия не имеем, а мы должны хранить в чистоте то, что доступно нашему пониманию и за что мы несем прямую ответственность.

Священнослужение

«Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых…» (Колоссянам 1:24)

Служитель-христианин должен быть священным «посредником». Он должен настолько слиться, соединиться со своим Господом и реальностью Искупления Его, чтобы через него постоянно распространялась на других жизнь Божья, творящая новую жизнь в людях. При этом личность другого человека не подавляется личностью служителя, а просто во всем в жизни служителя проявляется реальное присутствие Христа. Когда мы проповедуем исторические факты о жизни и смерти нашего Господа в том виде, в котором они изложены в Новом Завете, наши слова становятся словами священными, и Бог использует их в силе Искупления Своего, творя в слушающих эти слова то, что ничем иным сотворить невозможно. Но если мы проповедуем то, к чему приводит Искупление в жизни человека, вместо того, чтобы проповедовать откровение Божье о Христе, результатом в слушающих становится не новая жизнь, а утонченная духовная культура, и Духу Святому в такой проповеди места нет — это не Его сфера. Нам нужно следить за тем, чтобы мы были в такой гармонии с Богом, чтобы, когда мы проповедуем истину Его, Он мог творить в душах то, что творить может только Он.

Такой чудесный человек!», «Какая интересная личность!», Как он все тонко понимает!» — такими охами и вздохами мы лишаем Евангелие Божье всяких шансов на успех! Ему через них не пробиться, потому что мы привлекаем внимание человека совсем к другому. Если проповедник привлекает внимание людей к себе, он привлекает его к себе, если же он сливается с личностью Господа Своего, то внимание привлекается к тому, что может сделать Иисус Христос. Славить людей опасно — Христос говорит, что Ему должно быть вознесену (Ин. 12:32).

Сотрудничество в благовествовании

«…Сотрудника нашего в благовествовании Христовом…» (1-е Фессалоникийцам 3:2)

После освящения трудно определить, в чем смысл твоей жизни, потому что Бог Духом Святым придает этой жизни Свой смысл, Он теперь употребляет тебя для Своих глобальных целей, как употребил Сына Своего с целью нашего спасения. Если ты ищешь великого для себя — «Бог призвал меня на то-то и то-то», — ты ставишь препятствия Богу, и Он не может употребить тебя так, как Он того хочет. Пока тебя интересует твоя собственная персона или твои собственные амбиции, ты просто не сможешь проникнуть в то, что интересует Бога. Туда ты сможешь проникнуть только в том случае, если навсегда потеряешь интерес к самому себе и позволишь Богу вовлечь себя в Его глобальные планы. А когда ты пойдешь по путям Господним, ты не будешь знать, куда идешь.

Мне нужно понять, что смысл и цель жизни дает Бог, а не я. Богу видней, как меня использовать, Он выше всех и всего. От меня Он требует всего лишь одного: чтобы я доверял Ему и никогда не говорил: «Господи, что угодно, только не это!» Как только я такое говорю, я становлюсь балластом. Когда же я перестану говорить Богу, чего хочется мне, я стану легок на подъем, и Бог сможет сделать со мной все, что пожелает. Он может меня смять, а может вознести: сделать все, что посчитает нужным. От меня требуется только полное доверие Ему и твердая вера в Его благость. Жалеть себя — дело дьявольское: если я опущусь до этого, Бог не сможет меня употребить в Своих глобальных целях. У меня есть свой маленький «мирок», в котором мне очень тепло и уютно и откуда Бог никак не может меня вывести наружу, потому что я боюсь себе что-нибудь отморозить.

Восхождение

«Возьми сына твоего…» (Бытие 22:2)

Бог говорит: «Возьми сейчас», не когда-нибудь потом. А мы чего только ни придумаем! Мы знаем, что Бог требует Своего по праву, но пытаемся хоть за что-то ухватиться, лишь бы не делать того, чего хочет Бог, сейчас. Но восходить на гору, которую указывает нам Бог, нужно именно сейчас, на потом это отложить невозможно. И прежде чем мы что-то принесем в жертву Богу, мы приносим эту жертву в воле своей.

Авраам встал рано утром… и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Бог» (Быт. 22:3). Чудесное простодушие Авраама! Бог сказал, и он не стал «советоваться с плотью и кровью» (Гал. 1:16), то есть со своими желаниями, своим пониманием, — с чем угодно, что не было основано на его личных отношениях с Богом. Все наши желания и наше понимание постоянно конкурируют с Богом и препятствуют послушанию.

Жертву выбирал не Авраам. Будьте всегда настороже и вы, чтобы не начать служить Богу по-своему, так, как решили вы. Такая жертвенность — это болезнь. Если Бог подсластил вам чашу — пейте ее, принимая как благодать, если чаша горька — пейте ее вместе с Ним. Если то, что велит вам Бог, выполнить тяжко и страшно, все равно выполняйте и никогда не выбирайте сами, как обставить свое мученичество. Бог послал Аврааму тяжкие испытания, но Авраам не роптал, а прошел их с честью. Если вы потеряли связь с Богом, легко вынести Ему суровый приговор. Но чтобы иметь хоть какое-то право выносить приговор, нужно сначала испытание пройти, а в испытаниях познаешь Бога лучше. Бог стремится к Своим высшим целям и посылает нам испытания, пока Его и наша цель не станут едины.

Преображенная жизнь

«Итак, кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое». (2-е Коринфянам 5:17)

Так вы представляете себе спасение своей души? Когда человек обретает спасение, в его жизни все меняется, он смотрит на все совсем иначе, чем прежде, у него появляются новые желания, а старые теряют свою власть над ним. И проверить то, что с тобой произошло, можно, наряду с прочим, ответив на вопрос: произвел ли Бог в твоей душе переоценку ценностей? Если тебя по-прежнему влечет к себе старое, нечего говорить о каком-то рождении свыше: ты сам себя обманываешь. Если ты действительно рожден свыше, Дух Божий изменит и твою жизнь и твои мысли, и, когда придет какое-то испытание, ты сам поразишься этим чудесным переменам в себе. Просто невозможно будет представить, что это сделал ты. И о спасении твоей души будут свидетельствовать именно эти невероятные перемены.

Что изменилось во мне после моего спасения и освящения? Могу ли я, например, выдержать испытание словами 13-й главы 1-го Послания к Коринфянам, или мне приходится их как-то перетолковывать? Спасение, которое совершает во мне Дух Святой, меня полностью освобождает, и, если я буду ходить «во свете, подобно как Он [Бог] во свете» (1 Ин. 1:7), Ему не в чем будет меня упрекать, потому что во всякой мелочи будет вершиться Его жизнь, и не только в том, что доступно моему пониманию, но и гораздо глубже.

Вера и жизнь

«…Живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня». (Галатам 2:20)

Нам нужно пробиваться сквозь свое изменчивое настроение к абсолютной верности Господу Иисусу, выбиваться из своих норок и углов на простор преданности Ему. Подумайте, Кем назван Иисус Христос в Новом Завете, а потом подумайте, какая же у нас все-таки жалкая и слабенькая вера — «Я еще этого не испытал, того не пережил!» Подумайте, что дает вера в Иисуса Христа: Он может представить нас пред престолом Божьим непорочными, невыразимо чистыми, идеально праведными и полностью оправданными. Так стойте же в твердой вере в Него, восхищаясь Им, ибо Он «сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением» (1 Кор. 1:30)! Как можно говорить о том, что мы чем-то якобы жертвуем ради Сына Божьего! Он нас спасает от ада и погибели, а мы говорим о каких-то жертвах!

Нам постоянно нужно пробиваться к вере в Иисуса Христа, и не в Иисуса Христа молитвенных собраний, или в Иисуса Христа, о Котором пишут в книгах, а в Иисуса Христа Нового Завета — Бога во плоти, перед Которым только и можно, что пасть к Его ногам, как мертвому. У нас должна быть вера в Того, от Кого истекает все, что мы пред Богом есть. Иисусу Христу нужны наша абсолютная верность и преданность. Мы никогда не сможем «ощутить» Иисуса Христа, даже вместить Его в свое сердце мы не сможем. Вера наша должна утверждаться на безоговорочном доверии Ему.

И если так взглянуть на себя и на Бога, нам станет понятна крайняя нетерпимость Духа Святого к неверию. Все наши страхи — это зло, и боимся мы потому, что не питаем себя верой своей. Как может человек, который един с Иисусом Христом, мучиться сомнениями или страхами?! Вся жизнь такого человека должна превратиться в непрестанную оду хвалы, которую воспоет Богу несокрушимая торжествующая вера.

Проникновение в замысел Божий

«Господь прямым путем привел меня…» (Бытие 24:27)

Нам нужно быть в таком единстве с Богом, чтобы не просить постоянно подсказки, куда идти. Освящение означает, что Бог делает нас детьми Своими, а для ребенка послушание — это нормальное состояние… пока он не захочет стать непослушным. Но тогда он сразу же почувствует, что это как раз состояние ненормальное. В духовной сфере это всегда воспринимается как предупреждение, увещевание от Духа Божьего. Когда Дух Святой нас останавливает, нам нужно сразу же прислушаться и обновиться духом ума нашего, чтобы познать, «что есть воля Божия» (Рим. 12:2). Если мы рождены свыше от Духа Божьего, просить Бога подсказывать нам на каждом шагу, куда пойти, — значит душить в себе новую жизнь. «Господь… привел меня…» — оглядываясь назад, мы видим чудный замысел, дивный маршрут, который, если мы действительно от Бога рождены, мы приписываем не себе, а Богу.

В необычном мы все Бога видим, но, чтобы видеть Бога в каждой мелочи, нужна привычка к духовной дисциплине. Никогда ничего не считайте случайным: все происходит по изволению Божьему, будьте готовы во всем находить Божественный промысел.

Не нужно делать кумира из верности своим убеждениям в противовес верности Богу. «Я этого никогда не сделаю…» — а может, придется, если вы действительно святой. Не было на земле никого непоследовательнее, чем наш Господь, но для Отца Его все Его действия были очень последовательны. И последовательность святого оценивается не с точки зрения принципов, а с точки зрения Божественной жизни. Именно Божественная жизнь все больше и больше проникает в Божественный разум. Фанатиком быть легче, чем преданной Богу душой, потому что верность Богу очень сильно смиряет нас, особенно нашу религиозную заносчивость.

Что тебе до того?

«Господи! А он что?.. Что тебе до того? Ты иди за Мною». (Иоанна 21:21-22)

Один из самых трудных своих уроков мы проходим тогда, когда упрямо отказываемся признать, что не наше дело лезть в чужую жизнь. Понимание того, что опасно брать на себя роль промысла Божьего, вмешиваться в то, как Бог кем-то руководит, приходит не сразу. Вы видите, как кто-то страдает, и говорите: «Этому не бывать, я ему помогу во что бы то ни стало». Вы бросаетесь грудью наперекор Божьей воле, чтобы ей помешать, а Бог говорит: «Что тебе до того?» Если вы чувствуете какой-то духовный застой, никогда не давайте ему развиваться — приходите в присутствие Божье и выясняйте причины этого застоя. Может быть, окажется, что его причина в том, что вы вмешивались в чью-то жизнь, предлагали то, чего предлагать вы не имели никакого права, советовали что-то, когда советовать у вас тоже не было никакого права. Когда действительно будет нужно кому-то что-то посоветовать, Бог будет что-то советовать людям через вас так, что все будут понимать: это говорит Дух Святой. Вам просто нужно занять правильное положение по отношению к Богу, чтобы через вас слова Божьи доходили до людей постоянно только к благословению других душ.

Большинство из нас живет в сфере сознательного: мы сознательно служим Богу, сознательно храним верность Ему. Все это — признак незрелости, это еще не настоящая жизнь. Зрелая жизнь начинается тогда, когда мы, как дети, не думаем о том, что делаем, а становимся настолько покорны Богу во всем, что нам и в голову не приходит размышлять, что и как мы делаем. Когда мы начинаем видеть, что становимся хлебом ломимым и вином изливаемым, нам нужно подняться повыше, на тот уровень, на котором уходят куда-то в тень наши мысли о нас самих и о том, что делает через нас Бог. Святой никогда не бывает святым сознательно: святой просто постоянно сознательно полагается на Бога.

Простая человеческая жизнь

«…Или иное что делаете, все делайте в славу Божию». (1-е Коринфянам 10:31)

Великое чудо Воплощения незаметно входит в жизнь ничем не приметного младенца, великое чудо Преображения исчезает в долине, в которой кишат бесы, слава Воскресения спускается на скромный рыбацкий завтрак на берегу моря… И это не крах, не провал, а великое откровение Божье!

Мы ищем чудеса в том, что с нами происходит, и хотим почувствовать себя героями вместо того, чтобы героями быть. Одно дело пройти с высоко поднятой головой сквозь какое-то испытание, и совсем другое — проходить сквозь каждый день «во славу Божию», когда никто этого не видит, когда тебя не ослепляет свет прожекторов, когда никому нет никакого дела до тебя. И, хотя нам не нужно, чтобы над нашими головами сияли нимбы средневековых святых, но очень уж нам хочется, чтобы люди, глядя на нас, говорили: «Какой молитвенник!», «Какая духовная сестра!» Если вы всей душой преданы Господу Иисусу, вы на недосягаемых высотах, на которых никому и в голову не придет обращать внимание на вас, а все, что людям будет бросаться в глаза, это то, что через вас постоянно действует сила Божья.

Бог так чудесно призвал меня на это дело!» Но только Всемогущий Бог во плоти, живущий в нас, может дать нам силы на другое — на то, чтобы исполнять самые неприметные свои обязанности во славу Божию. Только Дух Божий в нас может сделать нас в самом полном смысле слова просто людьми Его, которые никому не будут бросаться в глаза. Жизнь святого познается не в успехе, а в его верности Богу в простой человеческой жизни. Мы ставим себе целью успех в христианских делах, а цель наша — явить славу Божью в простой нашей человеческой жизни, жить жизнью, сокрытой со Христом в Боге (Кол. 3:3), в обычных человеческих условиях. И именно в человеческих отношениях наших с другими людьми должна проявляться идеальная жизнь Божья.

Вечная цель

«Мною клянусь, говорит Господь, что, так как ты сделал сие дело… то Я, благословляя, благословлю тебя» (Бытие 22:16-17).

Авраам пришел туда, где соприкоснулся с самой сущностью Божьей, и понял, что Бог — это высшая Реальность.

И цель моя — Сам Бог…

Любой ценой, Господь, любым путем.

Любой ценой, любым путем» — значит путь, которым Бог ведет меня к цели, избираю не я. Когда говорит Бог, мне в голову не придет оспаривать сказанное Им, если Он обращается к Своей сущности в моей душе. Единственным результатом в этом случае будет немедленное послушание. Когда Христос говорит: «Приди» — мне нужно прийти, когда Он говорит: «Отдай» — мне нужно отдать, когда Он говорит: «Доверься в этом Богу» — я действительно должен довериться. И если так оно и происходит, это свидетельствует о том, что во мне живет сущность Божья.

И как Бог мне Себя открывает, определяется тем, что во мне, а не тем, что в Боге.

И потому, что я несовершен,

В Твоих путях не вижу совершенства.

Приучая себя к послушанию, я прихожу туда, куда пришел Авраам, и вижу, Кто такой Бог. Я не смогу представить себе подлинного образа Бога, пока не встречусь с Ним лицом к лицу в Иисусе Христе и не познаю, что во всем есть только Бог, только Он один.

Обетования Божьи ничего для нас не значат, пока послушанием мы не вникнем в саму сущность Божью. Мы читаем в Библии одни и те же слова триста шестьдесят пять раз, и они ничего для нас не значат, а потом вдруг до нас доходит, что хочет сказать Бог, потому что в чем-то малом мы Ему были послушны, — и сразу же нам приоткрывается сущность Его. «…Все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь»» (2 Кор. 1:20). «Да» должно родиться из послушания, и, когда послушанием в жизни своей мы говорим «аминь» на обещание Божье, это обещание становится нашим.

На свободу!

«Итак, если Сын освободит вас, то истинно свободны будете». (Иоанна 8:36)

Если в нас осталось хоть немного заносчивости, она всегда подает свой голос: «Этого я не могу». Истинная наша суть никогда не говорит: «Не могу», а впитывает и впитывает в себя все, что можно. Истинной нашей сути всегда нужно все больше и больше получать от Бога: так уж мы устроены — со способностью многое от Бога получить. Но грех и наш эгоизм не дают нам припасть к этому источнику. Бог нас спасает от греха, а мы должны избавляться от нашего эгоизма, то есть представить Богу нашу жизнь такой, какая она есть, и принести ее в жертву, пока послушанием она не преобразится в жизнь духовную.

Бог не принимает в расчет наши природные задатки, развивая в нас духовную жизнь. Его повеления идут вразрез с нашей природной, естественной жизнью, и нам нужно всячески помогать и способствовать Богу, а не восставать против Него и не говорить: «Этого я не могу». Бог нас не приучит к дисциплине без нашего участия — приучать к дисциплине мы должны сами себя. Бог не будет пленять всякое помышление в послушание- это нужно сделать нам. И не говорите: «Господи, что же это мои мысли так разбегаются?!» Не давайте им разбегаться! Перестаньте быть рабом злого тирана — своего плотского «я», и выйдите на свободу, к своему «я» истинному.

Итак, если Сын освободит вас…» Не подменяйте слова «Сын» словом «Спаситель». Спаситель нас освобождает от греха, а здесь мы имеем дело со свободой, которую дает именно Сын. Об этом говорил Павел в словах: «Я сораспялся Христу» (Гал. 2:19). Его плотское «я» было сломлено, а «я» истинное соединилось с Господом — не исчезло в Нем, а соединилось с Ним. «…Истинно свободны будете», свободны в самом главном, свободны внутри. А мы все просим силы вместо того, чтобы получить ее, соединившись с Иисусом.

И Он, придя…

«…И Он, придя, обличит мир о грехе…» (Иоанна 16:8)

Очень немногие из нас хоть что-то знают об этом «обличении о грехе». Нам знакомо ощущение дискомфорта, когда мы делаем что-то не то, но обличение во грехе Духом Святым затмевает собой все и вся на земле. И остаемся только я и Бог: «Тебе, Тебе единому согрешил я!» (Пс. 50:6) Когда человек испытывает вот такое обличение во грехе, он осознает всеми силами души своей, что Бог не может его простить, потому что, если бы Он это мог, получилось бы, что у человека чувство справедливости развито сильнее, чем у Бога. Однако Бог все-таки прощает человека, хоть это и стоит разбитого смертью Христовой сердца Его. В том, что Он прощает грех, заключается великое чудо благодати Божьей. И возможность простить грех, не изменив при этом Своей сущности, Богу дает только смерть Иисуса Христа. Сказать, что Бог прощает нас, потому что Он есть любовь, — значит сказать пустые слова, не имеющие никакого смысла. Если Бог обличит нас «о грехе», мы такого больше никогда не скажем. Любовь Божья — это ни больше ни меньше, чем Голгофа, любовь Божья начертана на Кресте, и нигде больше. Единственное основание, на котором Бог может меня простить, — это Крест Господа моего. Там Бог может простить меня со спокойной совестью.

Прощение не означает, что я просто спасен от ада и приведен в надлежащий вид для рая (ни один человек не принял бы прощения на таком уровне); прощение означает, что меня прощают, чтобы со мной соединиться, чтобы я слился с Богом во Христе. Чудо Искупления заключается в том, что Бог меня, совсем не святого, превращает в подобие Себя, Святого, вкладывая в меня новый Дух — Дух Иисуса Христа.

Прощение Божье

«…В Котором мы имеем… прощение грехов…» (Ефесянам 1:7)

Бог действительно нам Отец, но берегитесь приятно-превратного понимания этого факта: не думайте, что Бог такой добрый и хороший, что просто возьмет и простит нас. Такой сентиментальностью в Новом Завете и не пахнет. Простить нас Бог может только на основании величайшей трагедии — Креста Христова, и подыскивать любое другое основание для прощения Божьего — это подсознательное богохульство. Бог может простить нам грехи и вернуть нам Свое расположение исключительно благодаря Кресту Христову, и никак иначе. Прощение, которое нам дается так легко, стоило Богу голгофских мук. Человек может в простоте веры принять прощение грехов, дар Духа Святого, свое освящение и забыть, какую невероятную цену Богу пришлось заплатить, чтобы все это стало нашим.

Прощение — это чудо Божественной благодати, которое стоило Богу Креста Христова. Но, чтобы иметь возможность простить грех, оставшись при этом святым Богом, Богу нужно было эту цену заплатить. Он может быть нам Отцом только в том случае, если нас с Ним соединяет Искупление. Откровение Божье заключается в том, что прощать Он не может, прощая, Он пошел бы наперекор Своей собственной сущности: мы получаем прощение в одном-единственном случае — если Искупление вернет нас к Богу. Божье прощение становится естественным только в сфере сверхъестественного.

В сравнении с чудом прощения грехов освящение уже почти и не чудо. Освящение — это всего лишь чудесное выражение прощения грехов в жизни человека, но пробуждает глубочайшую благодарность в душе человеческой именно то, что Бог простил нам грехи. Павел помнил об этом всегда. Как только вы поймете, чего стоило Богу вас простить, любовь Божья сразу же возьмет вас в свои объятия.

«Совершилось!»

«Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить». (Иоанна 17:4)

Смерть Иисуса Христа — великая веха в истории самого Божественного разума. В Иисусе Христе никак нельзя увидеть мученика: Его смерть не была неожиданностью, которую можно было предотвратить — Он ради этой смерти как раз и пришел.

Никогда не основывайте свою проповедь прощения на том, что Бог — Отец наш и простит нас потому, что Он нас любит. Это не соответствует откровению о Боге, которое принес Иисус Христос. В таком случае становится ненужным Крест, и получается, что все Искупление — это «много шума из ничего». Если Бог действительно прощает грех, Он прощает его благодаря смерти Христа. Бог не мог простить людей никак иначе, кроме как через смерть Сына Своего, и Христос вознесся как Спаситель только благодаря Своей смерти. «…Видим, что за претерпение смерти увенчан славою и честью Иисус» (Евр. 2:9). Самый великий возглас триумфа, который когда-либо оглашал ошеломленную вселенную, это возглас, раздавшийся с Креста Христова: «Совершилось!» (Ин. 19:30) Так было сказано последнее слово в Искуплении человека.

Любые ложные взгляды на любовь Божью, которые приуменьшают или вовсе устраняют Божью святость, не соответствуют откровению Божьему, данному Иисусом Христом. Гоните от себя даже мысль о том, что Иисус Христос стал на нашу сторону из жалости и сострадания, противостав Богу, что Он сделался за нас проклятием из сочувствия к нам. Иисус Христос стал проклятием за нас по Божественному соизволению. Наше дело в осознании грандиозного значения этого проклятия — принять обличение во грехе. Стыд и раскаяние, нам ниспосланные, — это великая милость Божья. Иисус Христос ненавидит в человеке зло, и Голгофа — это выражение Его ненависти.

Отмели и глубины

«Итак, едите ли, пьете ли, или иное что делаете, все делайте в славу Божию». (1-е Коринфянам 10:31)

Не позволяйте себе думать, что мелочные житейские заботы не посланы нам Богом. Они точно так же от Бога, как и самые великие дела. И отказаться от дел мелочных вас побуждает не верность Богу, а желание поразить других своей «духовностью». Будьте бдительны к зарождающемуся у вас в душе презрению: оно всегда проявляется именно в этом и побуждает вас превратиться в ходячий упрек другим, потому что они не такие одухотворенные, как вы. Не стремитесь поразить других глубиной своей натуры — ведь даже Сам Бог стал младенцем.

Заниматься мелочами не значит творить зло. Не значит это и того, что в человеке никаких глубин вовсе нет: у океана тоже есть отмели. Все «мелкие» дела житейские: еда и питье, походы и беседы — посланы нам Богом. Все это было и в жизни нашего Господа. Он жил в этих мелочах, как Сын Божий, и сказал, что «ученик не выше учителя» (Мф. 10:24).

Мелочи нас охраняют. На поверхности, в суете событий, нам приходится жить, руководствуясь здравым смыслом, а, когда мы окунаемся поглубже, Бог нам открывает эти глубины отдельно от мелочей. Никогда не показывайте своих глубин никому, кроме Бога. (Мы так отвратительно серьезны, так ужасно интересуемся своим собственным характером, что отказываемся вести себя по-христиански в мелочных житейских заботах.)

Решитесь никого, кроме Бога, не принимать всерьез, и первым же человеком, с которым вам придется бесповоротно расстаться, как с самым большим из мошенников, которых вы только знали, станете вы сами.

Как нас уводит в сторону презрение

«Помилуй нас, Господи, помилуй нас, ибо довольно мы насыщены презрением». (Псалом 122:3)

Нам нужно беречься не столько ущерба своей вере в Бога, сколько своему христианскому нраву. «…Посему наблюдайте за духом вашим и не поступайте вероломно» (Мал. 2:16). Наш дух, нрав, настроение могут нас далеко завести, они могут стать врагом, проникающим в душу и отвлекающим наш разум от Бога. Есть такие настроения, которым мы никогда не должны поддаваться, потому что если поддадимся, то увидим, что они нас уводят от веры в Бога, и, пока мы не вернемся к спокойному настрою на Бога, наша вера в Него будет пустышкой: править нами будет надежда на плоть и человеческую изобретательность.

Берегитесь «забот века сего» (Мк. 4:19), потому что именно от них исходят неправильные настроения души нашей. Просто удивительно, какая невероятная сила кроется в простых вещах, как легко она может уводить наше внимание от Бога. Нельзя поддаваться заботам века сего — они нас погубят.

Еще нас может уводить от веры желание оправдаться. Блаженный Августин молился: «О Господи, избавь меня от желания всегда оправдывать себя». Такое настроение губит веру души в Бога. «Мне нужно все объяснить, мне нужно, чтобы люди поняли». Наш Господь никогда ничего не объяснял, Он предоставлял людям возможность самим исправить свои ошибочные суждения.

Когда мы видим, что кто-то духовно заснул, и позволяем своему наблюдению превратиться в осуждение, мы сами себе преграждаем путь к Богу. Бог никогда ничего нам не открывает, чтобы мы кого-то осуждали, он всегда что-то открывает лишь для того, чтобы мы молились за других.

Куда устремлен ваш взор

«Вот, как очи рабов обращены на руку господ их… так очи наши — к Господу, Богу нашему». (Псалом 122:2)

В этих словах объясняется, что значит полностью полагаться на Бога. Как взгляд рабов всегда прикован к господам их, так наш взгляд направлен к Господу и мы познаем лик Его. Духовные проблемы начинаются тогда, когда мы прекращаем возносить к Нему свои очи. И проблемы эти начинаются не столько снаружи, сколько в нашем воображении, когда мы начинаем говорить: «Наверное, слишком уж я напрягался, становился на цыпочки и пытался быть похожим на Бога вместо того, чтобы быть простым смиренным человеком». Нам нужно понять, что перестараться в этом невозможно.

Например, у вас такая проблема: вы поступили так, как хотел Бог, и Дух вам свидетельствовал, что все было сделано правильно, но прошли недели, а может быть, и годы, и вы постепенно начинаете сомневаться: «А не было ли с моей стороны показухи? Не перегнул ли я палку?» Ваши здравомыслящие друзья говорят вам: «Да не будь ты глупцом, мы знали, когда ты говорил о духовном пробуждении, что это пройдет, что долго ты так не выдержишь, потому что Бог от тебя этого не требует». И вы спрашиваете себя: «А может, я и правда переборщил?» Похоже на смирение, но на самом деле это означает, что вы уже полагаетесь не на Бога, а на мнение мира. Очень опасно перестать полагаться на Бога, перестать возводить очи к Нему. Вы поймете, что теряете, только тогда, когда Бог вас вдруг резко остановит. Если где-то в вашей духовной жизни что-то прохудилось, сразу же латайте пробоину. Признайте, что между вами и Богом что-то встало, и немедленно все исправьте.

Секрет духовной устойчивости

«А я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа». (Галатам 6:14)

Когда человек только-только родился свыше, он перестает себя понимать: в нем борются противоречивые чувства, вокруг него происходят противоречивые события. А у апостола Павла в глубине души все было надежно, устойчиво, понятно, и он не боялся, что все вокруг так переменчиво и непредсказуемо, потому что корни и основание его были в Боге. Большинству из нас такой духовной устойчивости недостает, потому что нас больше волнует устойчивость внешняя. Павел жил на первом этаже, а критики живут на верхнем, откуда им многое видно. И эти два этажа между собой не сообщаются. Истоки последовательности Павла заключались в его верности основам. А великой основой его устойчивости были страдания Божьи в Искуплении мира, то есть на Кресте Иисуса Христа.

Еще раз проверьте себя: во что вы верите, а потом все, что можно, из этого выбросьте прочь и вернитесь к основанию своей веры — ко Кресту Христову. С точки зрения истории мира, Крест — величина ничтожно малая, с точки зрения Библии — он важнее всех империй мира. Если мы в проповедях своих уйдем от мыслей о страданиях Божьих на Кресте, проку от этих проповедей будет мало. Они не будут передавать человеку энергию Божью, они смогут кого-то позабавить, но силы в них не будет никакой. Но проповедуйте Крест — и вы дадите волю Божьей энергии: «…Благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих», «…А мы проповедуем Христа распятого».

Средоточие духовной энергии

…Разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа» (Галатам 6:14).

Если вы хотите познать силу Божью (то есть жизнь Воскресения Христова) в своей смертной плоти, нужно размышлять о страданиях Божьих. Наступите на горло своему дотошному интересу к собственным духовным симптомам, вспомните безо всяких прикрас о страданиях Божьих — и в вас сразу же будет явлена сила Божья. «Ко Мне обратитесь…» (Ис. 45:22), обратите внимание на объективный Источник всего — и вам откроется доступ к субъективной энергии. Мы теряем силу, если направляем свои мысли не на то, на что нужно. Крест дает спасение, освящение, исцеление и многое другое, но проповедовать нужно не то, к чему Крест приводит, а «Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2:2). Если мы будем возвещать Иисуса, эта весть сама сделает все, что нужно. В центре вашей проповеди должен стоять Бог, и, хотя вам может казаться, что слушатели не обращают на эту проповедь никакого внимания, они уже никогда не будут такими же, как прежде. Если я говорю то, что говорю я, мои слова для вас не важнее, чем ваши слова для меня. Но если я изрекаю истину Божью, вы с ней снова встретитесь, как и я. Нам нужно сосредоточиться на великом источнике духовной энергии — на Кресте, держаться этого центра, в котором сокрыта вся сила, — и эта сила явит себя. А в различных новых «движениях святости» и на специальных «духовных» собраниях акцент переносится с Креста Христова на то, что он человеку дает.

Сегодня церкви подвергаются критике за их слабость, и критика эта оправданна. Одна из причин этой слабости заключается в том, что у церквей как раз и нет этого средоточия духовной энергии: мы недостаточно размышляем о трагедии Голгофы или о смысле Искупления.

Расходование духовной энергии

«…Которым для меня мир распят, и я для мира». (Галатам 6:14)

Если я размышляю о Кресте Христовом, я становлюсь не пиетистом1, которого интересует только собственная незапятнанность, я сосредоточиваю свое внимание исключительно на интересах Иисуса Христа. Наш Господь отшельником и аскетом не был, от общества не отгораживался, но в душе был постоянно от этого общества свободен. Он не был нелюдимом, но жил в другом мире. Он столько времени проводил среди обычных людей, что его религиозные современники называли Его обжорой и пьяницей. Но наш Господь никогда и ничему не позволял помешать Себе расходовать Свою духовную энергию.

Иногда проповедуют, что нужно сознательно от какого-то труда отказываться и накапливать побольше духовной силы, чтобы потом ее выплеснуть. Но это — явная ошибка, дело безнадежное. Дух Божий освободил от греха великое множество людей, но сами они от него не освободились, никакой полноты жизни они не обрели. И религиозная жизнь, которую мы видим сегодня вокруг, не имеет ничего общего с той пышущей здоровьем и силой святостью, в которой жил Иисус Христос. «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла» (Ин. 17:15). Нам нужно быть в мире, но не от мира — мы должны отречься от мира в чем-то главном, а не во внешнем, поверхностном.

И ничто не должно мешать нам тратить свою духовную энергию. Наше дело ее тратить, а Божье — нас освящать. Нам нужно усилием воли ставить на первое место только Божьи интересы. А чтобы решить, делать ли что-то в трудной ситуации, нужно просто спросить себя: кто заинтересован, чтобы я так поступил, — Иисус Христос или дух, Ему противостоящий?

1 Пиетизм — реформаторское движение в немецкой лютеранской церкви в XVII-XVIII вв., представители которого уделяли большое внимание благочестию и непорочности верующих.

Богатство нищих

«…Получая оправдание даром, по благодати Его…» (Римлянам 3:24)

Евангелие благодати Божьей пробуждает в душе человека страстное желание и не менее страстное возмущение, потому что откровение, которое несет с собой Евангелие, не очень-то льстит человеку. У человека есть особая гордость, которая готова без устали давать, но прийти и получить — это дело совсем другое. Я готов отдать всего себя, я что угодно готов сделать, только бы не унижаться до уровня самого обыкновенного грешника, которому одна дорога — в ад, только бы не слышать, что мне всего лишь нужно принять дар спасения в Иисусе Христе.

Нам нужно понять, что мы у Бога ничего не можем заслужить или отвоевать, — нам нужно или принять что-то в дар или обходиться без этого. Самое великое духовное благословение — это понимание своей нищеты, и, пока мы к этому пониманию не придем, наш Господь бессилен. Он ничего не может для нас сделать, если нам кажется, что мы все можем сами. В Его Царство мы можем войти только через дверь осознания собственной нищеты. А пока мы богаты и находимся во власти хоть чего-то, связанного с гордыней или независимостью, Бог для нас ничего не может сделать. Духа Святого мы получаем, только когда ощущаем духовный голод. И Духом Святым в нас проявляется дар сущности Божьей, Он передает нам животворящую жизнь Христа, которая то, что «вне», вкладывает внутрь нас, а как только это «внешнее» оказывается у нас внутри, оно поднимается до «вышнего», и мы возносимся в те сферы, в которых обитает Христос (Ин. 3:5).

Иисус Христос для нас все

«Он прославит Меня…» (Иоанна 16:14)

В современных пиетистских движениях нет той грубой, неприукрашенной правды жизни, которая есть в Новом Завете. В этих движениях нет ничего, ради чего стоило бы умирать Иисусу Христу. Нужна только атмосфера набожности, молитвы и духовного рвения. Но в этих делах нет ничего сверхъестественного или чудесного, не ради этого страдал Бог, не ради этого Агнец проливал Кровь Свою, эти благочестивые дела не отмечены печатью Духа Святого- на них нет того, увидев что, люди могли бы сказать с трепетом и удивлением: «Это дела Всемогущего Бога». А в Новом Завете говорится только о таких делах, и ни о каких других.

Жизнь христиан Нового Завета — это жизнь безграничной преданности Иисусу Христу. Всякого другого рода «христианская» жизнь — это христианство без Христа. Речь уже не идет о рождении свыше, о том, что Бог родил нас в Царстве, в котором пребывает Христос, остается только мысль о том, что Христос — наш Идеал. Но в Новом Завете Христос сначала становится Спасителем, а уж потом Идеалом. Сегодня из Него делают Главу христианской религии, простой Идеал для подражания. Он, конечно, и Глава, и Идеал, но Он бесконечно больше, чем только это, Он — само спасение, Он — живая благая весть Божья.

Христос сказал: «Когда же приидет Он, Дух истины… Он прославит Меня» (Ин. 16:13, 14). Когда я принимаю всем сердцем откровение Нового Завета, я получаю от Бога дар Духа Святого, Который начинает истолковывать мне то, что делал Христос, и делать для меня субъективно все то, что Иисус Христос сделал для меня объективно.

«…Благодатию Божиею есмь то, что есмь…»

«…И благодать Его во мне не была тщетна». (1-е Коринфянам 15:10)

Наши постоянные разговоры о том, какие мы бестолковые и неумехи, — это оскорбление Творца. Плач по своей некомпетентности — клевета на Бога, потому что получается, что это Он чего-то недодумал, недосмотрел. Стоит только привыкнуть смотреть в свете Божьем на то, что перед людьми кажется смиренным, и вы удивитесь, какой дерзостью и нахальством все это окажется на самом деле. «Мне не нравится говорить о себе как о святом, как я могу сказать, что я освящен?» Скажите эти слова Богу, и получится: «Нет, Господи, Тебе не под силу меня спасти и освятить, некоторых возможностей Ты мне так и не предоставил, тело и рассудок мои Ты создал очень несовершенными, — нет, Господи, никакой святости не получится». Людям эти слова могут показаться чудесными и смиренными, но для Бога такие речи звучат вызывающе.

И наоборот: то, что для Бога — проявление смирения, для людей может показаться его совершенной противоположностью. Сказать: «Благодарю Тебя, Боже, знаю, что я спасен и освящен» — в очах Божьих верх смирения. Это значит, что вы настолько отдались Богу, что верите Его словам всерьез. И не нужно никогда волноваться, смиренно ли звучат для людей ваши слова. Нужно быть всегда смиренным перед Богом, нужно позволить Ему быть всем во всем.

Важнее всего на свете для вас отношения с вашим личным Искупителем и Господом. Пусть все остальное идет прахом, но эти отношения берегите как зеницу ока, и Бог сделает в вашей жизни то, что задумал Он. Для целей Божьих бесценно дорога каждая отдельная жизнь, и речь может идти именно о вашей жизни.

Закон и Евангелие

«Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем». (Иакова 2:10)

Нравственный закон вовсе не считает, что люди — слабые существа, не принимает во внимание нашу наследственность и немощи; он требует, чтобы мы были в нравственном смысле безупречны. Нравственный закон никогда не изменяется ни в сторону ужесточения, ни в сторону послабления, он вечно и неизменно тот же. Нравственный закон, предписанный Богом, не делает поблажек слабым, не сглаживает наших недостатков — он остается истиной в последней инстанции на все времена и на всю вечность. Если мы этого не понимаем, то это потому, что мы не совсем чтобы живы, а как только оживем по-настоящему, жизнь для нас станет трагедией: «я жил некогда без закона; но когда пришла заповедь, то грех ожил, а я умер» (Рим. 7:9). Когда мы это начинаем понимать, Дух Божий обличает нас во грехе. Пока человек к этому не придет и не увидит, что его положение безнадежно, Крест Христов для него просто фарс, насмешка. А обличение во грехе всегда несет с собой страх Божий и понимание того, что закон к чему-то человека обязывает. Никаких надежд у человека не остается, он «продан греху» (Рим. 7:14). Я виновен во грехе и никак не могу примириться с Богом, это для меня невозможно. Примириться с Богом я могу одним-единственным способом — смертью Иисуса Христа. Мне нужно избавиться от надежд оправдаться перед Богом своим послушанием, потому что никто из нас не может быть послушен Богу до конца, по максимуму!

Мы понимаем всю силу нравственного закона только тогда, когда закон несет с собой слово «если». Бог нас никогда ни к чему не принуждает. А нам то хочется, чтобы Он нас все-таки заставлял что-то сделать, то — чтобы Он оставил нас в покое. Но когда всем управляет воля Божья, не может быть и речи о каком-то принуждении. Когда мы решаем добровольно повиноваться Богу, Он самую дальнюю звезду и самую малую песчинку использует для того, чтобы нам помочь Своей всемогущей силой.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Контент сайта обновляется. Файлы pdf будут полностью заменены на html и epub до 20.09.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 74 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 53 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 39 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 93 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 297 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 78 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 124 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 51 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика