Август

Чему учат трудности

«В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь:Я победил мир». (Иоанна 16:33)

Принято считать, что христианская жизнь означает освобождение от бед и тревог. А на самом деле христианин обретает освобождение не от бед и тревог, а из самой гущи бед и тревог. И разница здесь огромная. «Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится… не приключится тебе зло» (Пс. 90:1, 10) — никакая напасть не может и близко подойти к тому месту, где вы с Богом едины.

Если вы дитя Божье, у вас, конечно же, обязательно будут неприятности, но Христос советует нам не удивляться, когда они придут. «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир». «Вам нечего теперь бояться», — говорит Христос. Те, кто до обретения спасения говорили о бедах и проблемах с пренебрежением, зачастую после рождения свыше становятся страшными нытиками, потому что у них неправильное представление о том, каким должен быть святой.

Бог не дарит нам беззаботной жизни, Он дарит нам жизнь по мере того, как мы побеждаем свои заботы. Сила наша именно в испытаниях. Нет испытаний — нет силы. Вы просите у Бога жизни, свободы и радости? Он не может вам их дать, если вы не согласны на испытания. А как только вы пойдете на испытания, вы получите и силу. Не робейте же и сделайте первый шаг — и тогда Бог даст вам вкусить от древа жизни, а это очень сытная пища. Если вы тяжко трудитесь физически — вы изнемогаете, если тяжко трудитесь духовно — становитесь все сильнее и сильнее. Бог никогда не дает сил про запас — на завтра или даже на час вперед, Он всегда дает их ровно столько, сколько нужно на эту самую минуту. Мы подвергаемся соблазну бороться с трудностями с позиций здравого смысла. Но святой Божий ликует именно тогда, когда трудности ему не дают дохнуть, потому что в этом случае помощи нельзя ожидать ни от кого, кроме Бога.

Чего требует Бог

«…Вот, мы восходим в Иерусалим…» (Луки 18:31)

Иерусалим в жизни нашего Господа предстает тем местом, где Он достиг высшей точки покорности воле Отца Своего. «…Не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца» (Ин. 5:30). Всю Свою жизнь наш Господь подчинил только этому, и ничто, с чем Он встречался на Своем пути: радость или горе, успех или неудача — не могло отклонить Христа от Его цели: «Он восхотел идти в Иерусалим» (Лк. 9:51).

Очень важно помнить, что мы идем в Иерусалим для того, чтобы исполнить Божью, а не свою цель. Мы привыкли сами себе ставить цели, а в христианской жизни своих целей у нас быть не может. Сегодня так много говорится о том, что нужно посвятить свою жизнь Христу, решить жить по-христиански, решить то, решить се, но в Новом Завете говорится о том, чего требует Бог, а не о том, что хорошего решает сделать человек. «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Ин. 15:16). Дело обстоит не так, что мы сознательно, все обдумав, соглашаемся с целями Божьими. Мы вообще не знаем, в какой момент начинаем участвовать в достижении Его целей. Мы вообще понятия не имеем, что задумал Бог, и чем дальше, тем туманнее для нас становится будущее. Когда Бог попадает в цель, нам кажется, что Он промахнулся, потому что мы слишком близоруки, чтобы увидеть, куда Он целится. В начале христианской жизни у нас свои представления о том, в чем заключается цель Божья: «Мне нужно пойти туда-то и сделать то-то», «Бог призвал меня исполнить это конкретное дело». И мы идем, и делаем конкретное дело, а Бог все равно чего-то неумолимо требует. «Отозвав же двенадцать учеников Своих…» (Лк. 18:31) — Он нас постоянно отзывает к Себе. Ему еще очень многое нужно нам сказать.

Смелый у нас Бог!

«Отозвав же двенадцать учеников Своих…» (Луки 18:31)

Такой же у нас все-таки смелый Бог — взял и доверился нам! Вы скажете: «Но Он не очень-то мудро поступил, что выбрал меня, потому что во мне ничего нет. Кто я такой?» Вот потому-то и выбрал. Пока вы будете думать, что в вас что-то есть, Он вас выбрать не сможет, потому что вы служите своим собственным целям. А если вы дали Ему довести вас до того рубежа, за которым кончается надежда на самого себя, тогда Он сможет вас выбрать и повести с Собой в Иерусалим, и это будет означать исполнение тех Его целей, которые Он с вами не обсуждает.

Мы склонны считать, что, если у человека есть какое-то природное дарование, то из него получится хороший христианин. Но вопрос не в том, что у нас есть, вопрос в том, что у нас ничего нет. Вопрос не в том, что мы с собой возьмем в дорогу, а в том, что вложит в нас Бог: речь идет не о природных дарованиях в виде силы воли, особых знаний или накопленного опыта — все это не имеет никакого значения. А имеет значение лишь одно — то, что Бог берет нас в Свой удел и делает Своими товарищами (ср. 1 Кор. 1:26-30). А товарищи Божьи — это люди, которые понимают, что они нищие. Бог ничего не может сделать с человеком, который думает, что он в состоянии что-то дать Богу. У нас, христиан, вообще никаких «наших» дел быть не может, у нас одно дело — Божье, а оно никогда не может быть в полном смысле слова «нашим» делом. Мы не знаем, к чему стремится Бог, но нам нужно во что бы то ни стало быть заодно с Ним. Ничто не должно мешать нашим отношениям с Богом, а если что-то им мешает, нужно все отодвигать в сторону и наводить в этих отношениях порядок. Главное в христианстве — это не дела наши, а наши отношения с Богом и та атмосфера, которую эти отношения порождают. Ничего другого Бог нас искать не просит, и ничто другое не оказывается постоянно под угрозой.

Непонятный зов Божий

«…И совершится все, написанное через пророков о Сыне Человеческом… Но они ничего из этого не поняли». (Луки 18:31, 34)

Бог призвал Иисуса Христа на дело заведомо обреченное на неудачу с точки зрения здравого смысла. Иисус Христос призвал Своих учеников к тому, чтобы они были свидетелями Его смерти. Когда ученики эту смерть увидели, все они были просто убиты горем. С любой точки зрения, кроме Божьей, жизнь Иисуса Христа закончилась полным крахом. Но то, что человеку казалось крахом, для Бога было невиданным триумфом, потому что цели Божьи и цели человеческие не совпадают никогда.

Нас Бог тоже призывает к чему-то для нас непонятному и нелогичному. Зов Божий никогда нельзя разложить по полочкам — его нужно чуять нутром. Зов Божий — это как зов моря, которого не слышит никто, в ком нет морской души. Когда Бог к чему-то призывает, точно сказать, к чему именно Он призывает, невозможно, потому что в конечном счете Бог призывает человека к дружбе с Собой в собственных, Божьих целях. И испытание для нас заключается в том, поверим ли мы, что Бог знает, чтo делает. Случайно ничего не происходит — все происходит исключительно по воле Божьей. Бог Своих целей добивается.

Если мы находимся в общении с Богом и признаем, что это Он нас берет в Свой удел, мы уже не будем пытаться выяснить, а какие же цели Он преследует. И чем дальше, тем нам будет проще в нашей христианской жизни, потому что у нас будет все меньше желания спрашивать, почему Бог что-то допустил. За всем стоит воля Божья, и Бог наши цели согласовывает со Своими. Христианин — это человек, который доверяет разуму и мудрости Божьей, а не собственному разуму. Если у нас есть какая-то собственная цель, мы потеряем ту простоту и спокойствие, которые должны быть присущи детям Божьим.

Крест и молитва

«В тот день будете просить во имя Мое». (Иоанна 16:26)

Мы слишком уж убедили себя, что через Крест нужно всего лишь пройти, а пройти через него нужно как раз для того, чтобы в него войти. Для нас Крест означает только одно — полное, совершенное и абсолютное единство, тождество с Господом Иисусом Христом, а большего единства, чем в молитве, достичь невозможно.

Знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф. 6:8). Так зачем же тогда просить? А молитва нужна совсем не для того, чтобы добиться от Бога ответов, молитва — это совершенное и полное единство с Богом. Если мы молимся только для того, чтобы получить ответы, мы на Бога будем дуться. Бог-то отвечает всегда, но не всегда Он отвечает так, как того ожидаем мы, и, если мы дуемся на Него, значит, мы в молитве с нашим Господом единства не обретаем. А мы на земле для того, чтобы быть живыми памятниками благодати Божьей.

И не говорю вам, что Я буду просить Отца о вас: ибо Сам Отец любит вас» (Ин. 16:26-27). Достигли ли вы такой близости с Богом, что живете молитвой только потому, что молитвой жил Господь Иисус Христос? Стала ли жизнь нашего Господа, отданная за вас, вашей жизнью? «В тот день» вы будете настолько едины с Иисусом, что разобрать, где вы, а где Он, будет просто невозможно.

Когда на свои молитвы вы не слышите ответов, не нужно кого-то в этом винить. Этого всегда хочется только сатане. Присмотревшись, вы увидите, что на то есть какая-то причина, очень поучительная именно для вас и ни для кого другого.

Молитва в доме Отца

«…Или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Луки 2:49)

Детство нашего Господа не было подготовкой к взрослой жизни, детство нашего Господа — это Его сыновство, состояние вечное. А могу ли я себя назвать святым и невинным чадом Божьим, могу ли сказать, что я в этом един со своим Господом и Спасителем? Помню ли я, что живу в том, что принадлежит Отцу моему? Чувствует ли Себя Сын Божий во мне, как в доме Отца Своего?

Высшая Реальность — это Бог, и Он через пространство и время что-то мне повелевает. Всегда ли я в контакте с этой Реальностью, или молюсь только тогда, когда что-то идет не так, как нужно, когда жизнь дает трещину? Мне нужно научиться сливаться в святом общении с моим Господом в таком неразрывном единстве, о котором многие из нас еще и представления не имеют. «Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему», — жить миг за мигом в доме Отца Моего.

Вспомните о себе — настолько ли вы едины с Господом, что стали просто чадом Божьим, которое постоянно с Ним беседует и не забывает ни на мгновение, что все исходит из руки Его? Чувствует ли Себя то Вечное Дитя, что живет в вас, в вашей душе, как в доме Отца Своего? Проявляется ли в вас в семье, на работе, с друзьями и соседями благодать Его жертвенности? Не задумывались ли вы, почему с вами происходит то, что происходит? Дело ведь не в том, что вам обязательно нужно пройти именно через эти обстоятельства, — все происходит потому, что у вас особые, неповторимые отношения с Сыном Божьим по воле Отца этого Сына. И пусть Он чувствует Себя свободно, а вы храните с Ним совершенное единство.

Жертвенная жизнь Господа вашего должна стать вашей нормальной, обычной жизнью: Он должен жить в вас так, как трудился и жил, когда был среди людей.

Молитва в честь Отца

«…Рождаемое Святое наречется Сыном Божиим». (Луки 1:35)

Если Сын Божий рождается в моей смертной плоти, смогут ли Его святая невинность, простота и единство с Отцом проявиться во мне? То, что произошло с Девой Марией при рождении на земле Сына Божьего, происходит и в каждом святом Божьем. Во мне по непосредственной воле Самого Бога рождается Сын Божий, и я, будучи чадом Божьим, должен пользоваться правом ребенка — правом всегда быть лицом к лицу с Отцом своим. Возражаю ли я постоянно указаниям своего здравого смысла: «А что это ты меня отговариваешь? Или ты не знаешь, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» Что бы с нами ни случилось, это Святое Невинное Вечное Дитя не должно терять из виду Отца.

Достаточно ли я прост, чтобы жить вот в таком единстве с моим Господом? Удаются ли Ему во мне Его чудеса? Добивается ли Бог того, что во мне «изображается» (Гал. 4:19) Сын Его, или я настойчиво прошу этого Сына подвинуться и не мешать мне? Как же в наше время шумно кругом! Все чего-то без умолку требуют. И чего же требуют? А того, чтобы Сын Божий был предан смерти. Сыну Божьему нигде нет места, нет места для спокойного святого общения с Отцом.

Так предоставляю ли я в себе возможность молиться Сыну Божьему или указываю Ему, что делать? Служит ли Он мне так, как служил людям в те дни, когда ходил по земле? Терпит ли во мне Сын Божий скорби Свои ради целей Своих? Чем больше мы узнаем о том, чем жили самые совершенные святые Божьи, тем лучше понимаем, в чем заключается цель Божья — «восполнять недостаток скорбей Христовых» (Кол. 1:24). А восполнять всегда найдется как.

Молитва, которую слышит Отец

«Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня». (Иоанна 11:41)

Когда Сын Божий молится, все Его мысли только об Отце Его. Бог всегда слышит молитвы Сына Своего, и, если Сын Божий «отображается» (Гал. 4:19) во мне, Отец всегда будет слышать мои молитвы. Мое дело — следить за тем, может ли явить Себя в моей смертной плоти Сын Божий. «…Тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа» (1 Кор. 6:19), то есть Вифлеем Сына Божьего. Даю ли я возможность проявить Себя во мне Сыну Божьему? Видна ли во мне жизнь Сына Божьего именно в той бесхитростной простоте, в которой она была видна людям, рядом с которыми Он жил на земле? Когда я, обычный человек, живу своими обычными житейскими заботами, звучит ли во мне молитва Вечного Сына Божьего Отцу Своему? «В тот день будете просить во имя Мое…» (Ин. 16:26) В какой «тот» день? В день, в который Дух Святой пришел ко мне и сделал меня единым целым с Господом моим.

Полностью ли удовлетворен Господь Иисус Христос вашей жизнью, или вы преисполнены чувства собственной важности? Никогда не позволяйте здравому смыслу теснить Сына Божьего и отодвигать Его в сторону. Бог вложил в человеческую природу здравый смысл, но здравый смысл не дар Сына Божьего: Сын подарил нам сверхъестественный смысл, так что никогда не поклоняйтесь здравому смыслу. Сын чувствует Отца нутром, а здравый смысл еще никогда Отца не чувствовал и не почувствует. Наш разум в его обычном состоянии никогда не поклонился бы Богу, если бы не был преобразован Сыном Божьим, живущим в нас. Нам нужно, чтобы смертная плоть наша была в совершенной покорности Христу и чтобы Он постоянно и непрерывно действовал в ней. Живем ли мы такой покорностью Иисусу Христу, что Его жизнь постоянно и непрерывно являет Себя в нас?

Где место святому

«Итак, страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои,

делая добро». (1-е Петра 4:19)

Сознательно выбирать страдания нормальный человек не может, выбирать же Божью волю, даже если она означает страдания, — это уже совсем другое дело. Ни один нормальный святой никогда не выбирает по своей воле страданий, он выбирает волю Божью, как выбирал ее Христос, а уж принесет ли она с собой страдания — это как будет угодно Богу. И ни один святой не осмелится вмешиваться, когда Бог воспитывает страданиями другого святого.

Святой, который угоден сердцу Христову, будет и другим святым помогать стать сильнее и взрослее духовно. Те, кто нам всегда сострадает, не приносят нам пользы, а только мешают, потому что сострадание человека расслабляет. Никто не может понять святого, кроме другого святого, который ближе всего к Спасителю. Если мы принимаем сострадание от святого, мы не можем не подумать: «А Бог-то со мной поступает сурово». Вот почему Христос сказал, что жалость к себе — от дьявола (см. Мф. 16:23). Будьте милостивы к доброму имени Божьему. Очернить сущность Божью легко, потому что Бог никогда не отвечает на незаслуженные обвинения, никогда не начинает оправдываться. И не нужно думать, что Иисусу на земле нужно было сострадание, Он отказывался принимать сострадание от человека, потому что был слишком для этого мудр и знал, что никто на земле не понимает, зачем Он пришел. Сострадание Христос принимал только от Своего Отца и от ангелов небесных (ср. Лк. 15:10).

Обратите внимание, как расточительно Бог распоряжается святыми Своими: если смотреть с точки зрения мира, Бог помещает святых Своих в самые бесполезные места. Мы говорим: «Бог хочет, чтобы я был здесь, потому что от меня столько пользы». А Христос никогда не оценивал Свою жизнь с точки зрения пользы. Бог помещает святых Своих туда, где они могут прославить Его, и совсем не нам судить, где у нас это лучше получится.

Опыт есть опыт

«И не видел его более». (4-я Царств 2:12)

Нет ничего плохого в том, чтобы полагаться на Илию, если вам его посылает Бог, но помните, что придет время, когда Илия должен будет уйти, когда он уже больше не будет вам ничего показывать и подсказывать, потому что Бог этого как раз и не хочет. Вы говорите: «Я не могу без Илии». А Бог отвечает:»Так нужно».

Одиночество на Иордане (4 Цар. 2:14). Иордан — это символ рубежа, который вам предстоит перейти в одиночку. Никого рядом нет, за все отвечаете вы лично. Теперь станет ясно, чему вы научились, когда были со своим Илией. С Илией вы были на Иордане много раз, а теперь рядом никого нет — только вы и Иордан. И что толку говорить, что у вас ничего не получится: должно получиться, потому что выбора у вас нет. Если вы хотите знать, в того ли Бога вы верите, наберитесь смелости перейти в одиночку свой Иордан.

Одиночество в Иерихоне (4 Цар. 4:15). Вы видели, как в Иерихоне ваш Илия творил великие дела. Когда вы приходите в свой Иерихон, вам очень не хочется брать на себя инициативу и делать шаг веры: вам хочется, чтобы это сделал кто-то другой. И если вы будете верны тому, чему вас учил Илия, вы увидите знамение, что Бог с вами.

Одиночество в Вефиле (4 Цар. 4:23). Оказавшись в своем Вефиле, вы поймете, что дошли до края собственного разумения, за которым начинается премудрость Божья. И если нет никаких мыслей и вам от этого хочется запаниковать, не нужно этого делать, оставайтесь верны Богу, и Он выведет Свою истину так, что жизнь ваша станет великой святыней. Покажите на деле все то, чему вы научились со своим Илией, возьмите его милоть и молитесь. Наберитесь решимости довериться Богу и не искать больше Илии.

Богословие покоя

«Что вы так боязливы, маловерные?» (Матфея 8:26)

Когда мы чего-то боимся и ничего не можем сделать, мы в любом случае можем помолиться Богу. Но наш Господь имеет право ожидать, что те, кто произносит Его имя, понимают, в Кого они верят. Бог ожидает, что Его дети будут настолько уверены в Нем, что в любой ситуации на них можно будет надеяться. Мы же доверяем Богу от сих и до сих, а случись что-нибудь, возвращаемся к примитивным паническим молитвам, точь-в-точь таким, как у тех, кто Бога не знает. Мы паникуем, считая, что мы в безвыходной ситуации, и это показывает, что у нас нет ни малейшего доверия к Богу и к тому, как Он управляет миром. Нам кажется, что Бог заснул, и мы не видим впереди ничего, кроме громадных волн.

Маловерные!» Какой болью отозвалось это слово в сердцах учеников! «Опять мы опростоволосились!» — наверное, подумали они. А как больно станет нам, когда мы вдруг поймем, какой радостью переполнилось бы сердце Иисуса, если бы мы остались Ему непоколебимо верны, несмотря на то, что нас ожидало бы в будущем.

В жизни бывает так, что нет ни штормов, ни кризисов, и мы делаем все, что можем, но стоит нам попасть в затруднительное положение, как сразу же становится ясно, на кого мы полагаемся. Если мы учились поклоняться Богу и доверять Ему, испытания покажут, что и в самый тяжкий миг наше доверие Христу не будет сломлено.

Мы много говорили об освящении — а к чему же должно привести освящение? Где освящение, там будет покой в Боге, то есть полное единство с Богом, единство, которое сделает нас не только непорочными в очах Его, но и принесет Ему глубокую, истинную радость.

Духа не угашайте

«Духа не угашайте». (1-е Фессалоникийцам 5:19)

Голос Духа нежен, как легкий ветерок, настолько нежен, что, если у вас нет совершенного общения с Богом, вы его никогда не услышите. Дух приходит совсем негромко и очень кротко, и если у вас не развито чутье на Его голос, вы Его угасите и тем самым повредите себе. Дух всегда приходит тихо и говорит тихо, так тихо, что Его приход и голос может заметить и расслышать только святой. Не очень хорошо, если, рассказывая о своем обращении, вы вспоминаете прошлое и говорите: «Однажды, столько-то лет тому назад я обрел спасение». Если вы ходите во свете, прошлого нет: непонятно, где кончается прошлое и где начинается настоящее чудо общения с Богом. Как только вы выходите из света, вы становитесь сентиментальным христианином и живете воспоминаниями, а в свидетельстве вашем появляются жесткие, металлические нотки. Не нужно пытаться подлатать свой сегодняшний отказ ходить во свете воспоминаниями о том, как вы ходили во свете раньше. Как только услышите голос Духа, оставляйте все и делайте только то, что Он вам говорит, иначе вы огорчите Духа, сами того не подозревая.

Предположим, Бог вас провел через какое-то испытание, и вы чуть было его не выдержали… Чуть, но все-таки не выдержали. В таком случае Бог снова пошлет испытание, но оно будет уже не таким явным, как раньше. Будет труднее расслышать Бога и будет стыдно, что в первый раз вы Его не послушались. А если вы будете продолжать огорчать Духа, наступит время, когда испытаний больше не будет, когда Дух огорчится настолько, что больше не придет. Если же вы выдержите испытание, то у вас родится гимн хвалы Богу. Не вздумайте находить оправдание тому в себе, что причиняет Богу постоянные мучения. Дайте Богу разобраться с тем, от чего вам нужно избавиться.

Наказание

«Не пренебрегай наказания Господня и не унывай, когда Он обличает тебя». (Евреям 12:5)

Духа угасить очень легко. Для этого нужно всего лишь пренебречь наказанием Господним или предаться унынию, когда Господь нас обличает. И чем более ограниченное у нас понятие об освящении, тем чаще мы тень принимаем за реальность, а когда к нам приходит Дух Божий, мы говорим: «Это, наверное, дьявол».

Никогда не угашайте Духа и не пренебрегайте Им, когда Он скажет вам: «Все, больше не обманывайся, не будь слеп: ты совсем не там, где тебе кажется. До сих пор Я тебе этого открыть не мог, а теперь вот открываю». Когда Господь вас таким образом обличает, смиритесь. Примите обличение, чтобы между вами и Богом не оставалось непонимания.

И не унывай, когда Он обличает тебя». Мы начинаем дуться на Бога и говорим: «Что ж тут поделаешь? Я молился, а стало еще хуже. Брошу я это дело». Только подумайте, что бы случилось, если бы мы так поступали в любой другой сфере нашей жизни!

Так готов ли я к тому, чтобы Бог взялся за меня всерьез Своей всемогущей рукой и совершил во мне что-то, достойное Его? Освящение — это совсем не то, чего мне хочется от Бога, освящение — это то, что хочет сделать со мной и для меня Бог, и Он обязательно должен привести мой разум и дух в такое состояние, чтобы я позволил Ему освятить себя во всей полноте, чего бы это мне ни стоило.

Признаки рождения свыше

«Должно вам родиться свыше». (Иоанна 3:7)

Ответ на вопрос «Как может человек родиться, будучи стар?» звучит так: «Может, если он достаточно стар, чтобы умереть для своих прав, которые будто бы у него есть, для своих достоинств, для своей религии, для всего, что у него якобы есть, и принять в себя жизнь, которой у него раньше никогда не было». Новая жизнь проявляется в сознательном покаянии и подсознательной святости.

А тем, которые приняли Его…» (Ин. 1:12). Исходит ли мое познание Христа изнутри, из духа моего, или я знаю только то, что услышал от других? Есть ли что-то в моей жизни, что связывает меня с Господом Иисусом как моим личным Спасителем? Вся история моей духовной жизни должна быть основана на том, что я познал лично, не понаслышке. Родиться свыше — значит увидеть Иисуса.

Если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия» (Ин. 3:3). Ищу ли я признаков Царствия, или я вижу, как Бог правит этим Царствием? Рождение свыше дает нам прозрение, и я начинаю замечать, как Бог всем управляет. (Он-то всегда всем управлял, потому что Он просто иначе не может, а я только сейчас это заметил, потому что теперь обрел Его сущность!)

Всякий, рожденный от Бога, не делает греха» (1 Ин. 3:9). Хочу ли я перестать грешить, или, может быть, я уже не грешу? Родиться свыше — значит получить сверхъестественную силу Божью в помощь от греха. В Библии вопроса «может ли христианин грешить?» не ставится никогда. В Библии говорится однозначно: «Христианин грешить не должен». И рождение свыше в нас проявляется в том, что мы не грешим — не просто имеем силу не грешить, а действительно перестали грешить. Иоанн (1 Ин. 3:9) не имеет в виду, что мы не можем согрешить, он имеет в виду, что, если мы будем послушны Богу, живущему в нас, грешить нам будет просто незачем.

Знает ли Он меня…

«…Он зовет… по имени». (Иоанна 10:3)

Когда я Его совсем не понимаю? (Ин. 20:17) Можно знать все о доктрине, но при этом не знать Христа. Когда познание доктрины выходит за рамки личного соприкосновения с Иисусом, душа оказывается в опасности. Почему плакала Мария? Для Марии доктрина значила не больше, чем трава под ногами. Что касается доктрины, Марию мог одурачить любой фарисей, но, как бы кто над ней ни насмехался, она не могла забыть, что Христос изгнал из нее семь бесов. И даже Его благословения для нее были ничто в сравнении с Ним Самим. Мария «увидела Иисуса стоящего; но не узнала, что это Иисус…» (Ин. 20:14), но, как только она услышала голос, Мария поняла, что с Тем, Кто к ней обращается, ее что-то связывает. «Раввуни!»

Когда я упрямствую в сомнениях своих? (Ин. 20:27) Сомневаюсь ли я хоть в чем-то, что связано с Христом, — может, кто-то о чем-то свидетельствует, а я этого не испытал, не пережил? Ученики рассказали Фоме, что они видели Иисуса, но Фома усомнился: «…Если не увижу… не поверю» (Ин. 20:25). Фоме нужно было лично прикоснуться к Иисусу. Мы не знаем, когда и как нам удастся к Нему прикоснуться, но тем более ценны эти прикосновения, когда они случаются. «Господь мой и Бог мой!» (Ин. 20:28).

Когда я из эгоизма отрекаюсь от Него? (Ин. 21:15). Петр клялся и божился, отрекаясь от Иисуса Христа, но тем не менее после Своего Воскресения Христос явился Петру и сначала восстановил отношения между Собой и Петром наедине, а потом и в присутствии других. «Господи!.. Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Ин. 21:17).

Было ли что-то между мною и Христом? Единственный признак ученичества — это тесная связь с Господом, такое познание Иисуса Христа, которого не может поколебать ничто.

Рвение вышло вам боком?

«…Еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай… и приходи, следуй за Мною». (Луки 18:22)

Он же, услышав сие…» (Лк. 18:23). Вам доводилось когда-нибудь слышать от Господа суровые слова? Если нет, я тогда вообще сомневаюсь, доводилось ли вам хоть что-нибудь от Него слышать. Иисус Христос говорит много такого, что мы слушаем, но не слышим, а когда слышим, Его слова кажутся нам ужасно суровыми.

Можно усомниться, что Иисусу очень хотелось, чтобы этот человек непременно так и поступил, как Он ему советовал. Христос не предпринял ничего, чтобы его удержать рядом с Собой. Он просто сказал: «…Все, что имеешь, продай… и приходи, следуй за Мною». Наш Господь никогда никого не умолял, не упрашивал и не заманивал — Он просто говорил самые суровые слова, которые когда-либо доводилось слышать смертным, и все.

Доводилось ли мне слышать от Христа суровые слова? Говорил ли Он мне что-то такое, что я внимательно слушал? Речь не о том, говорил ли Он мне что-то такое, по поводу чего я мог потом разглагольствовать, речь о том, говорил ли Он что-нибудь такое, что касалось лично меня? Этот человек понял, что сказал Иисус, он все услышал, правильно оценил, во что это ему обойдется, и сердце его было разбито. Он ушел от Христа не с гордо поднятой головой, он ушел в тоске, не зная, как дальше жить. Когда он пришел к Иисусу, вся душа его пылала пламенными желаниями, а слова Христа его просто заморозили. Он ожидал, что Христос его воодушевит на подвиги, а Тот разбил ему сердце и полностью парализовал да еще и не вернул его, а спокойно дал уйти. Но наш Господь точно знает, что, если кто-то Его слово услышал, оно рано или поздно свое дело сделает. Ужасно то, что некоторые из нас не дают словам Христа принести плод. Интересно, что же мы скажем, когда все-таки решимся довериться в этом Господу? Одно можно сказать наверняка: Он никогда нас ничем не упрекнет.

Бывало ли с вами, что у вас не было слов?

«Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат». (Луки 18:23)

Некто из начальствующих» ушел от Христа вне себя от горя. У него не было слов. У него не было никаких сомнений по поводу того, что именно сказал Иисус, он не стал спорить о значении этих слов, они просто его опечалили так, что он не мог ничего возразить. Было ли такое с вами? Не доводилось ли вам слышать слов от Господа по поводу чего-то, чем вы очень богаты: вашего темперамента, увлечений, близких друзей — всего, к чему вы прикипели сердцем и разумом? Если доводилось, вы не раз не находили от горя слов. И Господь не пойдет за вами вслед, не станет вас умолять, а всякий раз, когда вы с Ним будете встречаться по все тому же поводу, Он будет повторять одно и то же: «Если ты говоришь искренне, вот тебе Мои условия».

Все, что имеешь, продай» — останься перед Богом наг, совлекись всего, что может стать для тебя преткновением, пока не станешь просто «человеком разумным», homo sapiens. А станешь — отдай Богу и этого человека тоже. Вот где решается исход битвы — в сфере воли вашей пред Богом. Или вас больше заботят собственные представления о том, чего хочет от вас Христос, чем Он Сам? Если это так, то вы вполне можете услышать от Христа в свой адрес суровые слова, которые лишат вас покоя. Слова Христовы действительно слышать нелегко: они просты лишь для тех, кто проникся Духом Его. И не нужно, чтобы что-то размягчало, приукрашивало суровые слова Иисуса Христа.

Я могу быть настолько богат нищетой своей, настолько богат сознанием того, что я никто, что никогда не смогу стать учеником Христа. Но я могу быть и слишком богат сознанием того, что я кто-то, и опять же не смогу стать учеником. Готов ли я лишиться даже понимания того, что я лишен всего? Вот здесь и может наступить уныние. Уныние — это разочарование в любви к себе, которая иногда может принять вид любви к собственной верности Христу.

Внимание к себе

«Придите ко Мне…» (Матфея 11:28)

Бог хочет, чтобы мы жили во Христе Иисусе полноценной жизнью, но этой жизни придется время от времени выдерживать нападки извне, и мы будем скатываться к тому самоанализу, время которого, казалось бы, давно прошло. Всей полноты жизни в Боге нас, в первую очередь, будет лишать излишнее внимание к себе. Где слишком много внимания к себе, там постоянная борьба. Внимание к себе как таковое — это не грех, оно может быть вызвано складом характера или внезапной переменой обстоятельств. Бог вовсе не хочет, чтобы мы были в Нем хоть чуточку неполноценны. Все, что лишает нас покоя в Нем, должно быть сразу же устранено, и устранено не просто тем, что мы на это перестанем обращать внимание, а тем, что мы придем к Иисусу Христу. Если мы придем к Нему и будем просить, чтобы Он дал нам Его разумение, Он это будет делать всегда, пока мы не научимся пребывать в Нем.

Никогда не оставляйте без внимания ничего, что мешает вашей жизни во Христе. Обращайте внимание на малейшую течь, на малейшие помехи этой жизни со стороны друзей или обстоятельств, не проходите мимо чего-то, что пытается вбить клин между вами и Христом и заставить вас смотреть на себя вне связи с Ним. Нет ничего важнее, чем сохранять правильное духовное положение. А решение у этой проблемы великое и самое простое: «Придите ко Мне» (Мф. 11:28). Этими словами проверяется, насколько глубоки наши интеллектуальные, нравственные и духовные корни. Где они у нас послабее, там мы и будем хвататься за какие угодно аргументы, только бы не идти ко Христу.

Полнота

«…И Я успокою вас». (Матфея 11:28)

Когда что-то становится между вами и Христом, сразу же обратитесь к Нему и попросите, чтобы Он восстановил нарушенный покой. Никогда не смиряйтесь ни с чем, что вносит в ваши отношения диссонанс, что лишает вас покоя. Воспринимайте все, что вас пытается с Христом разделить, как помеху, которую нужно устранить, а не крест, который нужно нести. Скажите: «Господи, пошли мне Твое разумение», и ваши мучения уйдут, а Он станет всем во всем. Не давайте пустить в вашей душе корни вниманию к себе, потому что и сами не заметите, как начнете себя жалеть, а жалость к себе — это чувство сатанинское. Меня не поняли, за это им придется извиниться, это мне придется всем разъяснить. Да оставьте вы всех в покое и просите Господа, чтобы Он вам ниспослал разумение Христово, и Он вернет вам равновесие и всю полноту без изъяна.

Полноценная жизнь — это жизнь ребенка. Если я думаю, что обо всем думаю правильно, со мной что-то не в порядке. Что такое здоровье, знает только тот, кто болен. Дитя Божье не понимает, что такое воля Божья, потому что оно само и есть эта самая воля. А стоит нам хоть чуть-чуть уйти в сторону от воли Божьей, как мы начинаем спрашивать: «А в чем воля Твоя?» Дитя Божье никогда не молится о том, чтобы ему понимать, когда Бог отвечает на молитвы, ему и в голову не приходит сомневаться, что Бог на молитвы отвечает всегда.

Если мы попытаемся преодолеть внимание к своим ощущениям и мыслям любым из методов, которые нам предложит здравый смысл, мы это внимание только здорово подстегнем. Христос говорит: «Придите ко Мне… и Я успокою вас», то есть мысли нужно направить не на себя, а на Христа. Куда бы ни пришел Иисус, Он установит там покой, покой совершенный, такой, при котором человек творит великие дела и сам об этом не знает.

Служение неприметного

«Блаженны нищие духом». (Матфея 5:3)

Новый Завет замечает то, на что, по нашим меркам, вообще не стоит обращать внимания. «Блаженны нищие духом» — общие слова, самая настоящая банальность! В сегодняшних проповедях больше нахваливают силу воли, благие порывы — то, что бросается в глаза. Мы так часто слышим слова: «Примите Христа», в которых подчеркивается то, к чему наш Господь никогда не относился с доверием. Он нас никогда не просит «принять Его», Он просит Ему покориться — а это совершенно разные вещи. В основании Царства Иисуса Христа лежит непритворная красота обыденного. Я блажен в нищете своей. Если я знаю, что нет у меня никакой силы воли, никаких благородных побуждений, то Иисус говорит: «Блажен ты», ибо именно по этой нищете я вхожу в Царство Его. Я не могу войти в Царство Его приличным человеком, вход туда возможен только полному банкроту, нищему из нищих.

Та красота, которую красотой считает Бог, всегда бессознательная. Всякое сознательное влияние на людей замешано на самодовольстве, оно нехристианское по сути своей. Если я говорю: «Может, и я на что сгожусь», я в тот же миг теряю все великолепие прикосновения Господа: «Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7:38). А когда я принимаюсь за исследование того, что «течет из моего чрева», я теряю прикосновение Господа.

Кто из людей больше всех на нас повлиял? Не те, кому казалось, что они на нас влияют, а те, кто и малейшего понятия не имел, что влияет на нас. В христианской жизни ничто прекрасное не достигается сознательными усилиями, стоит только чего-то своей волей достичь, как оно моментально теряет ту непринужденность и красоту, которые приходят с прикосновением Христа. Когда за дело берется Христос, это невозможно не заметить, потому что Он через обыденное творит то, что переполняет нас вдохновением.

Я и Он

«Я крещу вас в воде… Он будет крестить вас Духом Святым и огнем». (Матфея 3:11)

Случалось ли мне доходить до того, чтобы сказать: «Я могу то-то и то-то, а Он…»? Пока не наступит этот миг, я так и не узнаю, что значит крещение Духом Святым. Когда я больше ничего не могу сделать, когда я дошел до предела своих возможностей, именно тогда начинает действовать Он — и делает то, чего не может сделать никто другой. Готов ли я к Его появлению? Иисус не может прийти, пока Ему что-то преграждает путь, будь то хорошее или плохое. А когда Он придет, готов ли я к тому, что Он вытащит на свет все мои пакости? Он освещает именно такие места. Он ставит Свои стопы туда, где я знаю за собой какую-то нечистоту, там же, где мне кажется, что я чист, Он меня сторонится.

Покаяние влечет за собой не ощущение собственного греха, оно влечет ощущение своего полного ничтожества. Когда я каюсь, я понимаю, что я беспомощен, я осознаю всем существом своим, что недостоин даже обувь Его носить. Каялся ли я так? Или все-таки у меня в глубине души осталась надежда, что я сам смогу за себя постоять? Бог не может войти в мою душу до тех пор, пока я не вошел как следует в покаяние.

Он будет крестить вас Духом Святым и огнем». Иоанн говорит о крещении Духом Святым не как о наших ощущениях, а как о деле, которое вершит Иисус Христос. «Он будет крестить вас». Те, кого Христос крестит Духом Святым, ощущают только одно — чувство своего полного ничтожества.

Я был таким, каким был, но пришел Он — и свершилось чудо. Дойдите до края, за которым все творит только Он!

Молитва: выбор и конфликт

«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и… помолись Отцу твоему, Который втайне». (Матфея 6:6)

Христос не сказал: «Помечтай втайне об Отце твоем». Он сказал: «Помолись Отцу твоему, Который втайне». Молитва — это усилие воли. После того как мы заходим в свое укромное место и закрываем дверь, самое трудное — это начать молиться. Мы не можем настроить на молитву свои мысли, они разбегаются во все стороны. И в уединенной молитве главная трудность, главная битва — с мыслями, которые тянут нас куда ни попадя. Нам нужно приучать свои мысли к дисциплине и сосредоточивать их на осмысленной молитве.

Но вот мы нашли место, где можем помолиться, и только хотим молитву начать, как на нас налетает целый рой «мух»: нужно сделать и то, и это. «Затвори дверь»! Тишина уединенной молитвы достигается тем, что мы сознательно закрываем дверь перед носом у своих эмоций и вспоминаем Бога. Бог «втайне», и из этого Своего тайного места видит нас. Он видит нас не так, как видят другие люди или как мы сами себя видим. Когда мы сами начинаем жить в тайном месте, для нас становится невозможным сомневаться в Боге, мы в Нем становимся уверены больше, чем в чем бы то ни было другом. «Ваш Отец, — говорит Иисус, — втайне, и нигде больше». Войдите туда, в это тайное место, и вы увидите, что Бог всегда был в самом центре всех ваших будней и забот. Заведите себе привычку абсолютно все решать с Богом. Пока вы не научитесь в момент пробуждения утром широко распахивать дверь и впускать Бога, весь день вы будете действовать не в том измерении, в котором нужно. А стоит только эту дверь распахнуть настежь и помолиться Отцу своему, Который втайне, и все, что вы будете делать на людях, будет отмечено присутствием Божьим.

Посмотрите вокруг

«Есть ли между вами такой человек, который, когда сын его попросит у него хлеба, подал бы ему камень?» (Матфея 7:9)

Наш Господь, говоря о молитве, приводит пример хорошего ребенка, который просит чего-то хорошего. Мы говорим о молитве, как будто Бог нас обязан слышать независимо от того, в каких мы с Ним отношениях (ср. Мф. 5:45). Никогда не говорите, что нет воли Божьей, чтобы дать вам то, чего вы просите, не опускайте рук и не падайте духом: доискивайтесь причин Божьего молчания, размышляйте над тем, что вам видно и слышно. Все ли у вас хорошо в отношениях с женой, с мужем, с детьми, с товарищами по учебе — «хороший» ли вы «ребенок» во всех этих своих связях? «Господи, я не могу избавиться от раздражения и злости, но мне хочется духовных благословений». Вы не получите этих благословений, и вам придется обходиться без них, пока вы не станете «хорошим ребенком».

Мы путаем покорность Богу с развязностью, спорим с Богом вместо того, чтобы покориться Ему во всем. Мы не смотрим вокруг. Может быть, я прошу у Бога денег на то, чего хочется мне, а сам не рассчитался со своими долгами? Может быть, я прошу у Бога свободы, а сам не отпускаю на свободу тех, кто зависит от меня? Может быть, я не простил кому-то его прегрешений, я не был к нему добр, я не вел себя по отношению к своим родным и друзьям, как дитя Божье? (Мф. 7:12)

Я — дитя Божье лишь благодаря рождению свыше, а дитя Божье может быть хорошим только тогда, когда ходит во свете. Для большинства из нас молитва превратилась в набор общих красивых фраз, она зависит от наших чувств и становится мистическим общением с Богом. У нас у всех очень хорошо получается напускать духовного туману. Если же мы посмотрим правде в глаза, то ясно увидим, что в нас не так, как должно быть: увидим отношения с конкретным человеком, конкретный невозвращенный долг, конкретную свою злость. Если мы не живем, как дети Божьи, молиться бесполезно. Только если мы будем так жить, вступят в силу слова Христа: «Всякий просящий получает» (Мф. 7:8).

Дружба, которая приносит плоды

«Я назвал вас друзьями». (Иоанна 15:15)

Нам никогда не познать радости самопожертвования, пока мы не пожертвуем всем, до самой последней мелочи. Покорность — это самое трудное, что только может быть. «Я бы покорился, если бы…», «Ах да, мне же нужно жизнь свою посвятить Богу». В таком подходе нет ни капли радости истинного самопожертвования.

А как только мы на самом деле предадим Богу все, Дух Святой даст нам вкусить от радости Христовой. Конечная цель самопожертвования — отдать жизнь свою за Друга. Когда к нам приходит Дух Святой, в нас возникает страстное желание отдать за Христа жизнь свою, и мысль о жертвенности нам даже не приходит в голову, потому что жертвенность — это просто проявление страстной любви Духа Святого.

Примером жизни-самопожертвования для нас служит наш Господь — «…Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой»(Пс. 39:9). Он принес свою жертву, исполняясь радостью. А покорялся ли я когда-нибудь до конца Иисусу Христу? Если Иисус Христос не является моей путеводной звездой, нет мне пользы в жертвах моих. Если же я приношу свои жертвы, не сводя глаз с Него, Он медленно, но верно начнет меня преобразовывать в Свой образ.

Не давайте вашим симпатиям и наклонностям мешать вашему хождению в любви. В каких страшных муках погибает наша плотская любовь, превращаясь в ненависть лишь потому, что основана была на естественном влечении! А у святого Божьего должно быть одно влечение — Господь Иисус. Любовь к Богу — это не сентиментальное чувство; для святого любить так, как любит Бог — это самое реальное, самое конкретное дело.

Я назвал вас друзьями». Эта дружба основана на новой жизни, которая зарождается в нас и не имеет ничего общего с нашей прежней жизнью, общее она имеет только с жизнью Божьей. Эта жизнь невыразимо смиренна, непорочно чиста и безгранично преданна Богу.

Смущается ли сердце ваше?

«Мир оставляю вам, мир Мой даю вам». (Иоанна 14:27)

Порой бывает, что наше спокойствие основано на том, что мы чего-то не знаем. Стоит нам увидеть все как есть — и мира в душе как не бывало. И тогда дать нам мир может только Иисус. Когда наш Господь говорит о мире, Он мир творит, Его слова всегда «суть дух и жизнь» (Ин. 6:63). Получал ли я когда-нибудь то, о чем говорит Христос? «Мир Мой даю вам» — это тот мир, который приходит, когда мы смотрим в лицо Ему и понимаем, насколько Он невозмутим.

А вы, может быть, очень даже «возмутимы» и возмущены, смущены прямо сейчас и не можете глаз свести с волн и ветров, которые Бог допускает в вашей жизни? Вы перевернули и перещупали руками каждый камень своей веры и все-таки не можете найти никакого источника мира, радости или утешения, — и вокруг, и внутри все пусто? Тогда взгляните вверх и примите невозмутимость Господа Иисуса. Если в вас отразится мир Его — это доказательство вашей правоты перед Богом, потому что вы свободны обратить к Нему свой взор. Если же вы перед Богом не правы, куда бы вы свой взор ни обращали, вы все равно будете смотреть только на себя. Если вы чему бы то ни было дадите спрятать от себя лик Иисуса Христа, то вы или чем-то смущены, или ваше спокойствие — обман.

Взираете ли вы на Христа прямо сейчас, в тех самых обстоятельствах, которые именно сейчас на вас давят? Принимаете ли вы прямо сейчас от Христа мир? Если да, Он станет для вас истинным благословением и явит мир в вас и через вас. Но только не вздумайте «помогать» Христу своими волнениями и тревогами — вы перечеркнете то, что дает Он, и получите то, чего заслуживаете. Мы смущаемся, потому что не думаем о Нем. Когда человек пребывает в общении с Иисусом Христом, смущение уходит, потому что в Нем нет никакого смущения, а наша единственная забота — пребывать в Нем. Все откройте перед Ним и во всех ваших трудностях, лишениях и горестях услышьте слова Его: «Да не смущается сердце ваше» (Ин. 14:27).

Живое богословие

«…Ходите, пока есть свет, чтобы не объяла вас тьма». (Иоанна 12:35)

Обязательно исполняйте то, что вам открывается в те мгновения, в которые вы пребываете на горных вершинах с Богом. Если вы не будете послушны свету, он обратится во тьму. «Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6:23). В ту секунду, в которую вы увертываетесь от освящения или от чего бы то ни было другого, на что Бог вам пролил свет, вы начинаете в духовном смысле гнить заживо. Постоянно воплощайте истину в реальность, пускайте ее в дело везде, где только можете, иначе сам свет, который вам дарован, обернется для вас проклятием.

Труднее всего иметь дело с тем, кто когда-то что-то пережил и по сей день этим очень доволен, потому что ему есть что вспомнить. Воспоминание остается воспоминанием — в жизнь он его не претворяет. Если вы говорите, что вы освящены, покажите это. Если Бог вам действительно что-то открыл, это не может не проявиться в вашей жизни. Отвергайте все идеи, которые вас будут призывать к ублажению самого себя, — такие идеи приходят из бездны, как бы прекрасно они ни звучали.

Богословие должно проявляться на деле, в самых что ни на есть конкретных отношениях с другими людьми.»…Если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев…» — сказал наш Господь, то есть «вы должны быть нравственнее, чем самые нравственные из всех, кого вы знаете». Вы можете все знать о доктрине освящения, но применяете ли вы ее на деле, когда сталкиваетесь с проблемами? Каждый миг вашей жизни в любом ее аспекте — физическом, нравственном и духовном — должен оцениваться одной мерой — мерой Искупления.

В чем польза молитвы?

«Господи! научи нас молиться». (Луки 11:1)

Человеку плотскому молиться и в голову не приходит. Говорят, что, если человек не будет молиться, ему будет плохо. Я лично в этом сомневаюсь. Плохо будет не человеку, а Сыну Божьему, живущему в нем, потому что эта жизнь поддерживается не пищей, а молитвой. Когда человек рождается свыше, в нем рождается жизнь Сына Божьего, и он может или уморить ее голодом, или поддерживать ее. А поддерживать эту жизнь Божью можно только молитвой. В Новом Завете нигде не найти наших привычных взглядов на молитву. Мы на нее смотрим как на средство добывания, выбивания чего-то для себя — Библия говорит, что молитва нам дана для того, чтобы мы могли познать Самого Бога.

Просите, и получите» (Ин. 16:24). Мы ворчим и бурчим, мы то боремся за веру, то бороться устаем, но просим-то мы совсем мало. А как дерзновенно просят дети, когда они ведут себя по-детски, а не по-взрослому! Наш Господь говорит: «…Если не… будете как дети…» (Мф. 18:3). Просите — и Бог все сделает. Дайте Иисусу Христу шанс, дайте Ему развернуться. Но никто этого Христу не дает, пока не дойдет до ручки. А когда дойдет, молиться уже не кажется ему проявлением слабости и трусости, только с помощью молитвы он может войти в контакт с Божественной реальностью. Будьте перед Богом самими собой, говорите обо всем, что у вас наболело, обо всем, где вы уже просто ничего не можете. А пока вам кажется, что вы что-то можете, что толку чего-то просить у Бога?

Не совсем правильно будет сказать, что «молитва изменяет мир»: точнее молитва изменяет меня, а уже я изменяю мир. Бог так все устроил, что молитва, в основе которой лежит Искупление, изменяет все мировоззрение человека, его взгляды на жизнь. Суть молитвы не в том, что она может изменить что-то внешнее, ее суть в том, что она творит чудеса в душе того, кто молится.

Высшая степень близости

«Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?» (Иоанна 11:40)

Всякий раз, когда вы отважитесь жить верой, вы будете обнаруживать какие-то обстоятельства, которые, с точки зрения здравого смысла, вашей вере будут явно противоречить. Здравый смысл — это не вера, а вера — не здравый смысл, соотношение между ними такое, как между плотским и духовным. Вы можете довериться Иисусу Христу в том, в чем ваш здравый смысл Ему довериться не может? Вы можете смело опереться на слова Иисуса Христа, когда здравый смысл вам криком кричит: «Это ложь?» На вершине горы легко сказать: «Да, я верю, что Бог это может совершить», но вам придется сойти в долину, где кишмя кишат бесы, и посмотреть в лицо фактам, которые будут насмехаться над всей вашей верой, которую вы принесли с собой с горы Преображения. И всякий раз, когда мне становится предельно ясна суть моей веры, я обязательно встречусь с чем-то, что этой вере будет противоречить. Стоит только мне сказать, что я верю, что Бог позаботится о всякой моей нужде, как все запасы мои могут иссякнуть и не будет никаких перспектив, и вот тогда-то и познается, выдержу ли я испытание своей веры или опущусь на уровень пониже.

Вера должна быть испытана, потому что она становится личным достоянием человека, только пройдя через испытание. Что противостоит вашей вере прямо сейчас? Это испытание вашей веры или докажет, что она истинна, или ее убьет. «Блажен, кто не соблазнится о Мне» (Мф. 11:6). В конце концов все зависит от того, насколько вы доверяете Христу. Твердо верьте в Него, и тогда все, с чем вы столкнетесь, только укрепит вашу веру. В жизни веры нет конца испытаниям, и впереди всегда маячит последнее великое испытание — смерть. Да не даст нам Бог потерять форму в этой борьбе! Вера — это просто ничем не объяснимое доверие Богу, доверие, которое и представить не может, чтобы Бог от нас отошел хоть на шаг.

Убедил ли меня Христос?

«…Однакож тому не радуйтесь… но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах». (Луки 10:20)

Иисус Христос по существу говорит: «Не радуйтесь успехам в служении, радуйтесь тому, что у вас все в порядке в отношениях со Мной». В христианском труде есть ловушка, западня — мы можем радоваться успешному служению, радоваться тому, что Бог нас употребляет в Своем деле. Но вы даже и сами не сможете оценить, измерить, что сумеет совершить через вас Бог, если вы будете в правильных отношениях с Иисусом Христом. Храните эти отношения с Ним в неприкосновенности, и тогда, в каких бы обстоятельствах вы ни оказались, с кем бы ни встречались день за днем, Христос будет изливать через вас реки воды живой и, по милости Своей, не даст вам узнать, как и куда эти реки текут. Если вы в правильных отношениях с Богом в смысле спасения и освящения, помните, что, где бы вы ни были, вы там оказались по Божьей воле и, реагируя на окружающие вас обстоятельства, вы будете исполнять Божье предназначение, пока будете во свете, как и Бог во свете.

Сегодня все говорят о служении. Будьте осторожны с людьми, которые обо всем судят с точки зрения эффективности. Если так рассуждать, то Иисус Христос был величайшим из всех неудачников. Путеводная звезда святого — Сам Бог, а не какая-то субъективная эффективность. Суть в том, чтo делает через нас Бог, а не в том, чтo делаем для Него мы. В жизни человека наш Господь главное внимание обращает на его отношения с Отцом. Иисус приводит «многих сынов в славу» (Евр. 2:10).

Моя радость… ваша радость

«…Да радость Моя в вас пребудет и радость ваша будет совершенна». (Иоанна 15:11)

Такая радость была у Иисуса? Употреблять слово «счастье» по отношению к Иисусу Христу — это оскорбление. Радость Иисуса заключалась в полной покорности Отцу Его и жертвенности, для Него радостью было делать то, на что послал Его Отец. «Я желаю исполнить волю Твою» (Пс. 39:9). Христос молился, чтобы наша радость постоянно возрастала, пока она не станет такой же, как и Его радость. А дал ли я Иисусу Христу возможность показать мне, какая у Него радость? Истинная суть моей жизни не в здоровье тела, не в том, что происходит снаружи, не в том, что я вижу свои успехи в деле Божьем, а в совершенном понимании Бога и в таком общении с Ним, Которое имел Сам Иисус. А первое, что может этой радости помешать, — это раздражение по мелочам, излишняя суетливость по поводу обстоятельств. «Заботы века сего… — сказал Иисус, — заглушают слово» (Мк. 4:19). Прежде чем мы поймем, что с нами происходит, нас берет в оборот внешняя сторона событий. Все, что Бог для нас сделал, — это только начало, Он хочет нас довести туда, где мы станем Его свидетелями и будем возвещать, Кто такой Иисус.

Займите правильное положение по отношению к Богу, найдите в этом свою радость — и из вас потекут реки воды живой. Станьте для Иисуса Христа резервуаром, фонтаном, через который будет изливаться вода живая. Перестаньте думать только о себе, перестаньте быть самодовольным святошей — живите жизнью, сокрытой «со Христом в Боге» (Кол. 3:3). Жить с Богом так же естественно, как дышать, где бы вы ни оказались. Больше всего благословений вы получили от жизни тех людей, которые сами об этом и не подозревали.

Курс на святость

«…Будьте святы, потому что Я свят». (1-е Петра 1:16)

Постоянно напоминайте себе, в чем цель вашей жизни. Предназначение человека не в счастье, не в здоровье, а в святости. В наше время у людей слишком много интересов, и порожденные этими интересами желания нас губят, даже желания правильные, хорошие, благородные. Возможно, они когда-то осуществятся, но до поры, на время Богу придется их умертвить. Для человека важно только одно — примет ли он такого Бога, Который хочет его сделать святым. Человеку во что бы то ни стало нужно занять правильное положение по отношению к Богу.

Верю ли я, что мне нужно стать святым? Верю ли я, что Бог может в меня войти и сделать меня святым? Если своей проповедью вы меня убеждаете, что я не свят, я вашей проповедью возмущен. Проповедь Евангелия вызывает у меня крайнее возмущение, потому что она безоговорочно убеждает меня в том, что я не свят. Но вместе с возмущением она вызывает и страстное желание. Богом человечеству предначертан лишь один смысл жизни — святость. Его единственная цель — побольше сотворить святых. Бог — это не машина для того, чтобы навечно благословлять людей. Он пришел не для того, чтобы спасти людей от погибели из жалости к ним, Он пришел, чтобы спасти людей от погибели, потому что создал их для святости. Смысл слова «умилостивление» заключается в том, что Бог может смертью Иисуса Христа восстановить совершенное единство между Собой и мной, и между нами уже не пробежит ни одна тучка.

У вас не должно быть никакого снисхождения — из сочувствия к себе ли, либо к кому-то еще — к любой привычке, которая несовместима со святостью Божьей. Святость — это непорочное хождение ногами, непорочная речь устами, непорочное мышление мозгами. Все, что во мне и моей жизни есть, находится под пристальным вниманием Бога. Святость это не только то, что мне дает Бог, но и то, как во мне проявляется данное мне Богом.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Все что могу — во славу Его. Раздел: Протестантизм-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.