Глава 10

Неожиданное избавление

Прошло еще несколько дней благословенной работы. Еще несколько душ нашли мир с Богом. Однажды вечером приехали крестьяне с Днепра и передали нам, что река стала, т.е. покрылась льдом. Местные верующие обещали отвезти нас на следующий день верст за тридцать в лежащее на берегу Днепра селение Золотая Балка, где также имелась группа верующих.

Шесть человек из наших сотрудников мы вынуждены были оставить в Марьинском. Четыре сестры лежали в сыпном тифу, а двое здоровых остались для ухода за ними.

Было ясное морозное утро, уже два дня как выпал снег. Снабженные на дорогу тепло одеждой, мы, девять человек двинулись в путь на двух подводах.

При въезде в Воронцовку мы были встречены разведочными отрядами Деникинской армии, которые отнеслись к нам более человечно, чем махновцы. По просьбе местных верующих мы остановились здесь на короткое время. Имели несколько благословенных собраний в молитвенном доме баптистов и на открытом воздухе, на базаре.

Несмотря на сильный холод, массы народа стояли часами на месте и со слезами слушали Слово Божие.

Нива побелела и поспела к жатве, везде была нужда в делателях.

Но восьмимесячная беспрерывная работа, полная переживаний и испытаний, заставляла нас искать покоя. Нужно было ехать дальше.

Семнадцатого декабря мы прибыли в Золотую Балку. Местные братья упрашивали нас пробыть у них хотя бы несколько дней. Но, выслушав наши просьбы и видя нас такими измученными, они согласились отпустить нас на следующее утро.

Вскоре после нашего приезда в доме верующего брата, где мы находились, собралось много народа. Не было места, чтобы стоять, люди теснились в коридоре и под окнами, все просили читать из Библии, говорить о Христе.

Это были действительно овцы, не имеющие пастыря, нуждающиеся в мире и покое. С тяжелым сердцем пришлось наблюдать за этой массой жаждущего истины народа. Наша скорбь усиливалась от сознания, что не было сил удовлетворить нужды этих людей.

Мы начали было собрание, но никто из сотрудников не был в состоянии не только петь и говорить, но даже сидеть. Все должны были лечь в постель. С большим усилием, держась за край стола, чтобы не упасть, мне пришлось произнести еще одну проповедь, но для бесед и молитвы уже не было сил. Все мы были больны, с температурой 38-39о С. Духовная нужда в этом селении осталась неудовлетворенной, да простит нам Господь! …

Уже несколько дней, как Днепр стал, но идти по льду было еще слишком рискованно. Ширина реки в этом месте достигает полутора верст. Во многих местах остались еще полыньи, непокрытые льдом, и бегущая вода предупреждала об опасности. Несмотря на это, мы решили идти. Утомление некоторых дошло до крайнего предела, так что братья и сестры решили лучше умереть подо льдом Днепра, чем оставаться дальше в таком положении.

Пусть мой читатель не осудит нас за слабость. Мы — только слабые люди с человеческими немощами. Если бы не помощь Господа, то давно бы закончился наш труд на ниве Его. Все, что я описал здесь, является лишь слабой тенью действительности.

Рано утром 18-го декабря мы спустились с крутого берега Днепра на лед. Господь побудил одного из местных верующих, привычных к переходам, идти впереди нас. С длинной палкой, снабженной острым железным наконечником, он шел впереди, пробуя лед. Мы шли за ним на расстоянии саженей десяти один от другого, осторожно обходя слабые, еще не замерзшие места. Весь наш дорожный багаж находился за плечами, увеличивая нашу тяжесть, что делало переход еще более опасным. Жена убитого брака Я. Дика, все время мужественно переносившая с нами испытания и помогавшая в работе, держала на руках своего маленького сына.

Шаг за шагом мы продвигались вперед. На оставленном берегу стояла группа братьев, привезших нас из Мариинского, следя за переходом и моля Господа о помощи. Было установлено, что если мы утонем, они, как очевидцы нашей смерти, сообщат о том нашим больным сотрудникам, когда те выздоровеют, и передадут им наш последний привет. Если мы перейдем благополучно, они сообщат об этом сразу, как только приедут домой.

Наконец-то долгожданный и желанный брег! Наконец-то избавление! Раздалось радостное пение: «Мы у берега земного». Преклонив наши колени на снегу, мы вознесли горячую благодарность Господу.

С противоположной стороны Днепра, в едва заметной дали, братья махали белыми платами в знак радости и последнего привета.

Точно на крыльях, несмотря на болезнь, сидящую в нашем теле, проделали мы пятиверстный путь. Сознание, что мы избавились от постоянной угрозы смерти, придало нам силы.

В доме одного верующего нас встретил настоящий милосердный самарянин. Мокрое от ходьбы белье было снято с нас. Наиболее больные были вытерты оказавшимся в доме нашатырным спиртом.

Пока длился двухчасовый отдых, хозяин дома достал две подводы, чтобы отвезти нас поскорее в немецкую колонию Ольгофельд, верст за пятнадцать отсюда.

Сильный пот во время пути от берега до Рогатчика, нашатырный спирт и двухчасовый отдых сделали свое дело. Дальнейший путь от Ольгофельда на подводах был легок для нас. В тот же вечер и на второй день было проведено несколько евангелизационных собраний, явившихся началом чудного пробуждения в пяти соседних колониях.

Так совершилось наше избавление от беспрерывной смертельной опасности и притеснения со стороны махновских отрядов, в среде которых пришлось нам пробыть около двух с половиною месяцев.


Глава 13 из 28« Первая«121314»Последняя »