Глава 7

Заговор противников — Враги покоряются в подножие ног Его

Не было селения, где души не отдавались бы Господу, но не было также и места, где дьявол не строил бы различных преград в работе.

Иногда он делал это осторожно, иногда он выступал в виде рыкающего зверя.

Придя в селение Л. недалеко от города Павлограда, мы узнали, что там никогда еще не было проповедано Евангелие. Со стороны местных властей была дано разрешение иметь собрания в сельской школе. Учитель приготовил помещение для начала работы. Приближался вечер, когда крестьяне по окончании полевых работ могли присутствовать на собрании.

После усиленной совместной молитвы, оставив нашу квартиру, предоставленную нам одним верующим, живущим на хуторе в полутора верстах от села, мы отправились на труд. Пройдя с пением часть селения, мы подошли к месту собрания. Обыкновенно пение привлекало массу народа, который и следовал за нами, но здесь было что-то странное. Даже дети, постоянные наши спутники в таких случаях, как будто куда-то попрятались. Это был для нас первый случай, и он привел нас в недоумение.

Вокруг школы все было тихо. Был теплый летний вечер. Не входя в помещение, мы продолжали петь. Но никто не показывался вблизи школы, также не было видно, чтобы кто-либо выходил из домов. Время шло, становилось темно, наше ожидание было напрасным. Скорбя в сердце и не зная причины случившегося, мы решили пойти обратно. Учитель также хранил полное молчание и, казалось, ничего не знал… Пожелав его семейству доброй ночи, мы засвидетельствовали ему в короткой беседе о Христе и пошли обратно.

Вокруг было тихо, на улицах — ни одной души. Как будто мы шли по селу, оставленному жителями. Удивляясь, мы подходили уже к концу селения. Оставалось пройти еще несколько домов, как вдруг полная тишина сменилась страшным шумом и криками. С дворов последних домов с обеих сторон улицы послышались крики: «Вот они, антихристы, вот они, дьяволы, возмущающие нашу местность!» Теперь вы не уйдете из наших рук! Бей их, совратителей, а ну, вперед за ними!» Крики, свист, визг наполнили воздух. Камни и палки с шумом пролетели мимо наших голов. Оглянувшись назад, мы увидели при лунном свете, что жители всего селения сделали нам засаду и движутся теперь за нами. Господь хранил нас; все бросаемые ими предметы летели мимо нас. Мы спокойно и медленно шли дальше. Толпа делалась все свирепее, расстояние между нами и нашими преследователями уменьшалось. Еще несколько минут, и нас могли настигнуть и растерзать.

Видя грозящую нам опасность, я попросил жену и других сотрудников пойти дальше, что они отказались делать, сам же повернул обратно и пошел навстречу толпе.

«Что вам нужно от нас? — обратился я к остановившейся от неожиданности толпе. — Вас спрашивают, чего вы хотите? Неужели вы не знаете, какие последствия могут быть от вашего поступка? Кто научил вас так поступать? Наверное, ваши священники?» Все затихло. Воспользовавшись этим, я пошел вслед за своими сотрудниками. Несколько камней было еще пущено мне вслед, но дальше толпа уже не пошла.

Возвратясь благополучно на квартиру, мы с глубокой скорбью преклонили наши колени и молили Бога за людей, отвергших Его Слово.

Проведя некоторое время в беседе с приютившим нас семейством, мы собирались уже пойти на покой, как вдруг к дому подошла толпа мужчин, человек в двадцать. Извиняясь за случившееся в их селении, они просили почитать им Слово Божие.

Часов около двенадцати ночи началось собрание, которое и продолжалось до появления утренней зари. Пришедшие были внимательны к слышанному и задавали много вопросов. Господь чудно благословил собрание и прославился и в этом случае.

Накануне, когда мы только что прибыли в эту местность, из села пришла пожилая горбатая женщина с хитрым и злым лицом. Поинтересовавшись, как долго мы здесь будем, она просмотрела распространяемую нами литературу и быстро ушла обратно. Оказалось, что она была прислана православным священником.

Возвратясь в село, она по наущению своего духовного пастора обошла все дома и устроила засаду в конце селения. Имея большое влияние на жителей, как деревенская повитуха и знахарка и будучи в тесной дружбе со священником, она давно уже подговорила народ и приготовляла нам эту встречу.

Уже год тому назад эта женщина возбудила против меня жителей другого села. В то время мне пришлось быть там одному. Восставшая толпа, воодушевляемая нею, готова была наброситься и растерзать меня. Тогда пришли на помощь местные верующие, которые своевременно известили о случившемся власти. Возбужденная толпа была тогда быстро успокоена. Только теперь я вспомнил эту злую и хитрую женщину. Ее козни были разрушены и на этот раз, Господь чудным образом защитил нас.

Случаи, подобные вышеописанному, бывали нередки в продолжение всей нашей работы. При этом приходилось наблюдать интересные явления, заставлявшие нас еще больше благодарить Бога.

Там, где сильнее всего нас гнали, люди чаще и больше обращались к Христу. Самые яростные противники и враги покорялись Господу.

Приведу еще один случай из периода зимней работы. Посещая селения, мы с братом М. К. прибыли в село Очероватое. Один близкий к вере человек принял нас в свой дом, разрешив иметь у него несколько собраний.

Евангелие в этом селе еще не было проповедано, и собрания происходили в первый раз. Люди слушали проповедь о Христе с большой жаждой и вниманием. Помещение каждый раз переполнялось. За неимением места толпа стояла в коридоре и под окнами.

Услышав о наших собраниях, местный священник начал вооружать жителей против нас. Однажды во время воскресного утреннего служения он обратился к прихожанам со следующей речью: «Вот, православные христиане, дожили мы с вами до плохого, последнего времени. Сказано в Писании, что придут в последнее время антихристы. Но кто же мог думать, что это сказано о нас? Кто мог допустить, что они появятся в нашем селе? А вот, поди же ты, пришлось пережить это и нам: антихристы пришли сюда.

Вы присмотритесь, православные, как влекут они народ лестью в свою еретическую веру! Говорят, что каждый, зашедший в их собрание, не выходит уже православным, но прельщается ими и увлекается в отступничество. Нечисть появилась в нашем селении.

Остерегайтесь, прихожане! Будьте верными матери-церкви, не идите на эти устраиваемые антихристами собрания, не пускайте на них своих детей. Особенно вы, молодые люди, — тут пастырь обратился к стоящей около клироса молодежи, — будьте осторожны, избегайте лукавого! Посмотрите, какую ловушку расставили для вас еретики. Они начали свои собрания как раз рядом с вашим клубом. Конец теперь вашему веселью, они разгонят вас, а некоторых прельстят.

О, если бы нашлись ревностные защитники православной церкви, если бы не дали ее на поругание и изгнали совратителей из нашего селения! Заканчивая мое вам увещевание, я прошу особенно вас, молодые люди, которые должны быть будущими защитниками православия, зайдите ко мне на дом после обедни или под вечер, там мы еще потолкуем об этих совратителях, там я скажу вам еще больше».

Собравшаяся к священнику группа молодых людей провела у него около трех часов. После хорошего угощения, когда молодые люди совершенно опьянели от обильно преподносимого им самогона, пастырь начал внушать своим овцам, что каждый, убивший еретика получит Царство Небесное и прощение всех своих грехов.

«Чары, чары у них, мои друзья: они очаруют вас всех, если вы их не уберете вовремя», — Так поощрял священник своих молодых прихожан на совершение преступления.

«А если мы их случайно пришибем, батюшка, ведь расходившуюся руку не остановишь? — поинтересовался один из молодых людей, опрокидывая в рот стакан самогона. Ведь нас могут привлечь к ответственности?» «Какая теперь ответственность перед людьми в революционное время? Кто будет их искать? А перед Богом — это уже дело мое, я замолю ваши грехи. Ведь это дело святое — для защиты церкви».

«А це буде все хорошо, батюшка, мы их ухлопаем, мои хлопцы не выдадут!» — заметил один из присутствующих, глядя на священника помутившимися от алкоголя глазами. Мы уже проделывали разные дела, сделаем и это. Гей, хлопцы, на антихристов!» — воскликнул он, ударяя кулаком по столу, отчего стоявшая на столе посуда полетела в разные стороны… Попойка продолжалась.

Наступил вечер. Несмотря на предостережение священника, со всего села собрались люди. Дом совершенно переполнился, люди стояли вплотную один к другому. Звучала проповедь о страдании Христа и Его смерти за грехи всех живущих на земле. Была полная тишина. На глазах многих блестели слезы, вздохи вырывались из груди слушавших. Слово Господне действовало…

Вдруг в коридоре послышался шум, возня и ругательства. В помещение пыталось протискаться несколько нетрезвых молодых людей. Под окнами также послышался шум и ругань. Группа людей, вооруженных кольями, прогнала других от окон и заняла там место.

Началась настоящая суматоха; толпа молодежи старалась пробраться вперед к столу, у которого стоял проповедующий, но помещение было переполнено, и не было никакой возможности протиснуться вперед.

Некоторые старались сдерживать нетрезвых людей. Один из вошедших, не имея возможности пробраться вперед, с ругательством бросил в меня через головы слушателей большим куском железа.

Разбив стоящую на столе лампу, железо пролетело мимо меня и ударилось в стену.

В наступившей темноте поднялась еще большая суматоха.

«Бей их, тащи вон на снег, мы расправимся с ними», — ревели пьяные молодые люди, стуча в стены и окна. Мы стояли у стола совершенно тихо, полагаясь на Того, без воли Которого ни один волос не спадет с головы человека. Стоявшие впереди слушатели старались сдерживать рвущихся вперед людей.

Наконец, хозяином дома был зажжен свет. Все немного успокоились, но продолжать собрание не было никакой возможности. Слушатели, видя, что здесь может произойти избиение или убийство и, не желая быть свидетелями, начали расходиться. Под окнами и в коридоре все еще стояли вооруженные чем попало молодые люди.

Наконец, в помещении осталось всего человек десять слушателей, хотевших в первый раз открыть свои сердца в молитве перед Господом и хозяин дома со своим семейством.

Молитвы раскаяния и просьбы о помощи полились из обремененных грехами сердец. Молились один за другим, молились одновременно несколько. Чувствовалось присутствие силы Господней, Его Духа…

Затихла последняя молитва. Брат К. произнес еще благодарственную молитву за все собравшиеся души. Все это время толпа молодых людей, сдерживаемая какою-то силой, в нерешительности стояла под окнами и в коридоре. В своей благодарности за обращенные души, молящийся произнес: «О Господь, Который есть вечная любовь. Ты, Который отдал Самого Себя на смерть за всех нас, прости и тех, которые гонят нас за имя Твое, обрати их к свету Твоему, да познают и они, как Ты благ и милостив! Прости их, ибо они не знают, что делают».

Здесь молитва была прервана молодыми людьми, вбежавшими из коридора.

«Нет, мы знаем хорошо, что мы делаем!» — заревел один из них, видимо, зачинщик и вдохновитель. — Мы убьем антихристов!» Только что обращенные хозяин дома и проповедующие получили по несколько ударов. Один из нападавших, размахнувшись на меня палкой, зацепил за лампу, и в комнате снова водворилась темнота.

Опасения, как бы в темноте не избить друг друга, и заговорившая совесть заставили всю группу нападавших покинуть помещение и разойтись. Когда был зажжен огонь, никого из них уже не было, и мы остались одни с новообращенными.

После еще одного дня работы в этом селе, укрепив обращенных, мы пошли дальше. Недели через две, находясь верстах в двадцати отсюда, мы получили настойчивую просьбу возвратиться снова в Очереватое.

Первыми, кто встретил нас, были те самые молодые люди, которые нанесли там тогда побои. Все слышанное ими в тот вечер из проповеди и молитв, а также и сделанное ими зло не давали им покоя, и они после нашего ухода обратились к Христу.

Падая нам на шею, они со слезами просили: «Простите нас, братья, простите, ибо мы чувствуем, что Господь нас тоже простил. Да, мы действительно не знали, что делали: не знали, что мы гнали Самого Господа в лице вас. Мы поверили священнику и думали, что делаем доброе дело». — При этом они передали нам содержание проповеди священника в церкви и их частной беседы у него в доме.

От всего сердца мы простили им все, и пошли дальше, славя Господа за все Его милости. Здесь мы снова усидели, что кто больше должен, тот больше любит, когда ему прощен долг. Кто сильнее гонит, скорее обращается и бывает впоследствии более верным Богу.


Глава 22 из 28« Первая«212223»Последняя »