Глава 8

Овцы без пастырей — Жажда среди Израиля — Претерпевший до конца — И враги помогают

Снова и снова приходилось нам переживать во время нашей работы, что Господь пребывает со Своими учениками во все дни до скончания века. Господь послал нас нести духовный хлеб жаждущим и алчущим и каждый день оказывал нам Свою помощь. А голод духовный чувствовался по всей стране, среди всех народностей.

Особая нужда в духовной работе чувствовалась среди проживающих в России немецких колонистов. Преследуемые властью, ненавидимые окружающим населением, они к тому же остались без всякого духовного руководства и поддержки. Многие из пасторов во время мировой войны были сосланы как люди, принадлежащие к германскому народу. Многие во время революции и гражданской войны были расстреляны или бежали. Главное правление Лютеранской церкви находилось теперь за границей, в Латвии. Колонисты остались, таким образом, в полном смысле слова овцами без пастырей.

При посещении русских селений мы также не проходили мимо немецких колоний, стремясь помочь и там, насколько были в силах.

Приведу здесь один случай из работы среди немцев-лютеран. Во время работы в районе ст. Синельниково нам сообщили, что недалеко отсюда находится немецкая колония. После молитвы мы послали туда двух братьев, чтобы они подыскали помещение для устройства собраний.

Было получено разрешение на устройство их в сельском молитвенном доме. Но К. заявил, что едва ли кто придет на эти собрания.

Даже в праздничные дни собираются на богослужение не более пятишести человек, а в рабочий день, наверное, никто не придет.

Часов в пять, придя всей группой в колонию и позвонив в колокол, мы начали ожидать. Случилось то, чего мы не могли предполагать.

Все жители, побросав свои работы, поспешили в молитвенный дом, который скоро переполнился. Началось собрание. Слушатели ловили каждое слово. Даже дети, принадлежащие обыкновенно к числу шумного народа, сохраняли теперь необыкновенную тишину. Пение гимнов сменялось проповедями. Многие склонили головы, и слезы стояли в их глазах.

Во время собрания началась гроза с сильным ливнем. А так как запущенный молитвенный дом был раскрыт, то вода струями полилась на слушателей. Многие совершенно измокли, но все же продолжали слушать.

Кончилась проповедь, пение и молитвы. Я предложил подойти к кафедре тем, кто желает получить брошюры и книги на немецком языке. Здесь снова пришлось увидеть картину потрясающей нужды.

Желающими оказались почти все собравшиеся. Дрожащие руки стариков, мускулистые руки сильных мужчин и маленькие детские ручонки потянулись ко мне.

«Ах, дайте мне хоть что-нибудь, дайте, чтобы можно было на родном языке прочитать о Боге», — слышались умоляющие голоса.

Надвигались сумерки, взошла луна и залила причудливым светом расположенные среди садов и деревьев некогда красивые дома.

В сопровождении жителей всей колонии мы возвращались на ночь в лежавшее поблизости русское село. Многие плакали, провожая нас.

«Никогда в жизни мы не слышали живой евангельской проповеди, даже тогда, когда нам еще навещал пастор… А теперь вот уже лет шесть, как мы ничего не слышим о Боге».

«Приходите к нам еще, — просили другие. — Придите на более долгое время».

С болью в сердце пришлось покинуть это селение; да пошлет Господь помощь этим заброшенным, духовно умирающим в России людям, жаждущим жизни в Боге, жаждущим Его света!

Оставаться еще дольше здесь мы, к сожалению, не имели возможности. От долгого путешествия, голода и плохой пищи некоторые сотрудники заболели. На несколько дней пришлось прекратить работу.

Оправившись немного от болезни и возобновив работу, мы прибыли в Павлоград. Зная, что в этом городе не было проповедано Евангелие, мы просили Бога, чтобы Он открыл нам двери для распространения Его Слова и здесь. Найдя единственного в городе обращенного человека, недавно приехавшего из другой местности, мы остановились у него и начали евангелизационную работу.

Местные власти предоставили для собраний два помещения. Одно было в полковом клубе, а второе — в еврейском высшем начальном училище. Собрания проходили в обоих помещениях в течение нескольких дней подряд при громадном стечении народа. Среди слушателей было также много евреев.

Еврейское училище, перешедшее теперь в распоряжение властей, находилось как раз рядом с синагогой. В эти дни они имели свои особые собрания по случаю приехавшего в город сионистского деятеля. Когда заканчивалось их собрание в синагоге, начиналось наше в училище, и вся масса слушателей-евреев из синагоги шла на евангельские собрания.

С большим интересом и видимой жаждой слушали теперь многие из сынов Израиля о распятом Христе, об отверженном Израилем Мессии. Многие после собрания задавали различные вопросы.

«Мне это все очень удивительно, я никогда еще не слышал такой проповеди и такого толкования о Христе, — заметил служитель синагоги в беседе со мной. — Ведь мы верим, в сущности, в одного и того же Бога, имеем одни и те же надежды. Некоторое время тому назад почти то же самое говорил нам приезжий сионист. Правда, я не совсем согласен с вашей проповедью о Христе, но здесь необходимо разобраться в вопросе со всех сторон. Почему вы не устроите здесь ваших постоянных собраний? Я надеюсь, что среди евреев вы нашли много постоянных слушателей. Наш народ оказал бы вам поддержку в ваших начинаниях».

Было немного странно и удивительно слышать эти слова от служителя синагоги. Я совершенно не знал, как к этому отнестись, насмешка это или какая-либо уловка с его стороны. Мне пришла мысль, не думают ли они, будто мы стремимся получить разрешение властей, чтобы окончательно занять под свои собрания их бывшее училище. Но на следующий день пришлось убедиться в искренности его слов. Присутствующие, среди которых было много евреев, слушали с напряженным вниманием.

Проповедь подходила к концу, я сделал призыв обратиться к Христу. Вдруг посреди рядов произошло движение.

«О, прости меня, мой Господь, мой Мессия! — молился упавший на колени молодой еврей. — Я так долго искал Тебя, но я не знал тебя и не доверял Тебе. Но от сего дня я хочу быть Твоим учеником, Твоим последователем. Помоги мне следовать за Тобою».

Евреи переглядывались друг с другом, на лицах многих из них виднелось недоумение, но не было проявлено никакой вражды и никакого раздражения к молящемуся. Этот факт лучше всего свидетельствовал о том, что Израиль все больше и больше готовится к принятию своего Мессии и жаждет слышать о Нем.

Да пошлет Господь Своих делателей и среди Израиля!

Рассеянные кости шевелятся, сближаются одна с другою, обрастают плотью.

Да настанет скорее день, когда, по пророчеству Иезекииля, восстанет великое полчище Израиля, когда ни все, как один, воззрят на Того, Которого пронзили! …

Вот самые практические увещевания верующим, находящиеся в Слове Божием: «Терпение нужно вам, братья, чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное».

И второе: «Претерпевший же до конца спасется».

Это относится к нашей обыденной жизни и, особенно, к преодолению трудностей в работе. Эту истину нам приходилось переживать очень часто.

После нескольких дней благословенной работы в Павлограде, мы простились с вновь приобретенными друзьями и направились в селение Андреевку, лежащее верстах в семнадцати от города.

Был жаркий июльский день. Солнце жгло невыносимо. Ни малейшее движение воздуха не освежало нас. Сыпучий песок под ногами был подобен горящим углям.

Казалось, что мы не идем, а плывем в кипящей воде. За неимением кожаной обуви, мы носили деревянные сандалии. Погружавшиеся в раскаленный песок обожженные ноги приобрели вид березовой коры. Наши силы таяли с каждой минутой. Находящиеся за плечами дорожные ранцы с необходимыми вещами сделались невероятно тяжелыми.

Раза два-три пробовали мы отдохнуть, опуститься на раскаленный песок. Однако мы только обжигались и вновь были вынуждены подниматься и, напрягая последние усилия, идти вперед.

Иногда нас охватывало настоящее отчаяние. Казалось, что мы не дойдем до нашей цели. В это время где-то в глубине сердца тихий и нежный голос шептал нам: «Терпение нужно вам, … чтобы, исполнив волю Божию, получить обещанное…» Не имея своего терпения, мы просили силы у Бога, и Он помог нам и в этот день.

Путь был благополучно окончен. Окруженные собравшимися верующими, мы сидели, наконец, в тени вишневого сада и благодарили Бога за помощь.

Так заканчивается узкий и тернистый путь каждого христианина, если он будет с терпением проходить предлежащее ему поприще. А в конце пути его ожидает вечный покой, неувядающая тень вечных садов Божиих и вечное общение со всеми искупленными.

В тот же день Господь снова показал нам, что Он может употребить для защиты своих слуг даже врагов. После короткого отдыха вся группа принялась за работу. Помещение сельской школы было на несколько дней предоставлено властями для собраний. В назначенное время мы с пением прошли по селу, раздавая трактаты и приглашая на собрание. Все село пришло в движение. Бросая работу, массы народа шли за нами, некоторые бежали вперед, чтобы захватить место в помещении.

Видя эти массы, мы еще до собрания благодарили Бога, что наш трудный дневной переход не был напрасен и что люди жаждут Слова Божия. Православный священник, увидев из окна своего дома площадь, запруженную народом, и узнав, в чем дело, упросил председателя волисполкома, с которым он, как видно, был в дружбе, запретить собрание и не дать помещения.

Собрание уже началось, когда меня потребовали в волостное правление для новой проверки документов.

«Я не могу вам разрешить собирать народ, — заявил председатель, просмотрев документы. — Это была ошибка с моей стороны, что я было разрешил вам, но теперь я приказываю распустить народ и уйти из этого села, иначе вы здесь будете арестованы и направлены в уездную тюрьму».

Я уже привык к подобным угрозам.

Жалея о собравшемся народе и замечая, что здесь что-то не совсем в порядке, я начал опять настаивать и просить о разрешении.

«Мы только что из города; председатель исполкома разрешил иметь там собрания, нам были предоставлены помещения, а здесь такой неожиданный запрет. Это меня очень удивляет, товарищ председатель, — возразил я.

При этом мой взгляд упал на стоящий на столе телефон, у которого сидел секретарь.

«Вот и великолепно. Вы имеете телефонную связь с городом. Значит, мы позвоним к председателю исполкома».

«Я не разрешаю звонить», — проговорил раздраженно председатель.

«О, в таком случае, мне не нужно ваше разрешение. Видно, вы оберегаете не законы страны, а какие-то личные интересы».

«Да, здесь личные интересы, интересы нашего попа, а не государственные законы, — проговорил секретарь, хранивший все время молчание. — Нам еще вчера, прежде вашего прихода сюда, сообщили из исполкома, чтобы содействовать вам, но вот поп повлиял на нашего председателя».

«Я не разрешаю», — кричал вышедший из себя председатель.

Секретарь связался по телефону с городом. На сделанный запрос из города последовал следующий интересный ответ: «Вы можете проводить ваши собрания беспрепятственно, сколько вам угодно. Кто имеет на вас жалобу, пусть прибудет с нею в исполком, здесь мы с ними поговорим. Мы — враги всякой религии, но делать предпочтение одной перед другою мы не можем. Если священник имеет собрания в своей церкви, то он не должен иметь претензий, если другие проводят свои собрания в других помещениях».

С большим благословением несколько дней подряд проходили многолюдные собрания. Мы радовались и благодарили Бога, что Он и врагов делает друзьями. С нами радовались и верующие, живущие в этом селении, и обращенные в эти дни души.


Глава 23 из 28« Первая«222324»Последняя »