Сожженные на костре

Билни, Тиндаль и Латимер

Что за мужество было у этих людей, заставившее их добровольно предпочесть мученическую кончину в пламени костра во времена Английской Реформации? И какая у них была вера, если даже робкие становились героями? Перед нами история трех очень разных людей, которые умерли на костре, но не отреклись от своего личного опыта общения с живым Богом.

Шел 1517 год, когда Мартин Лютер прибил к дверям церкви-замка в Виттенберге свои «Девяносто пять тезисов», которые изобличали темноту и деспотизм католической церкви и породили Реформацию в Германии. В это время живописные города и утопавшие в зелени села Англии находились под правлением Генриха VIII, а религия страны была под сильным влиянием Томаса Вольси, который был в то время кардиналом и архиепископом католической церкви.

Вольси, еще будучи священником, горел амбицией — хотя и дважды не сбывшейся — быть избранным в папы. После назначения на должность королевского капеллана, он взбирался по лестнице церковной власти весьма эффектным образом. В сорок лет он уже был архиепископом Йоркским, в течение последующего года обрел (с помощью политических интриг) кардинальскую папаху, а затем сумел отобрать у Архиепископа Кентерберийского должность Лорда-канцлера003 , и стал самым влиятельным человеком после короля в церковных и государственных делах. Все знали Вольси как надменного и алчного правителя. Он всегда появлялся на публике, одетый в рясу из пурпурного бархата, и при этом два священника несли впереди него серебряные кресты. У него числилось 500 придворных, не считая целой армии агентов и шпионов, находившихся на его содержании. Хотя Вольси пока что не был папой Римским, он вознамерился жить, как папа Англии, пользуясь властью и привилегиями католической церкви.

В те времена всякий, кто осмеливался оказать непочтение или непослушание католическому священнику, подвергался участи, какая постигла Джона Брауна из Ашфорда, который был настолько «дерзок», что вступил со священником в публичное пререкание, и показал всем его невежество. Через несколько недель его силой вытащили из дома, бросили в тюрьму и затем сожгли на костре как еретика.

Вся церковная наука во времена Вольси сводилась к суеверию, иконопочитанию и пустым обрядам. Это была та «вера», которую внедряли насильно — под страхом сожжения на костре — целой стране, и казалось, что не могло быть никакой надежды на перемены, поскольку церковь поддерживалась мощью государства. И все же, несмотря на это, в стране стали происходить такие события, которые с течением времени привели к драматическим переменам. В Британию начали поступать небольшие партии маленьких книжечек, которые стали распространяться в университетской среде. Это были Новые Заветы, которые издавал датский ученый Эразм (Роттердамский), сначала на греческом, а затем и на латинском языках.

Появление этих Новых Заветов немедленно произвело бурю протеста со стороны «Святой Церкви». Священники знали, что такого рода книги заставят студентов задавать крамольные вопросы и выражать сомнения в силе и власти папы и епископов. Но на самом деле эта объявленная вне закона книга сделала гораздо больше: она преобразила сердце и жизнь огромного числа своих читателей.

В Кембридже в 1519 году учился один невысокий, тощего телосложения студент по имени Томас Билни, которому было тогда около двадцати четырех лет. Он недавно стал священником и теперь изучал церковный закон. Это был прилежный молодой человек, который относился к религии очень серьезно, так как верил, что, если он будет жить по Божьим заповедям, его душа будет спасена. Единственной его бедой — как и у Лютера за несколько лет до этого — было то, что он чувствовал, что не может жить по Божьим правилам. Чем больше он старался, тем больше совесть обличала его в падениях и повергала в отчаяние, так что он был вынужден обращаться за помощью к своим коллегам священникам. Он исповедовал перед ними свои грехи, а они назначали для него епитимью, но это никак не помогало Билни почувствовать, что его грехи омыты, и он прощен Богом.

Вскоре, однако, он стал замечать, что его коллеги священники ведут себя, как «волки, которые только и знают, что берут со своего стада молоко, шерсть и кожу, а души овец бросают на произвол дьяволу.» Билни растратил все свои деньги на назначенные ими епитимьи, но потом, отчаявшись, перестал их соблюдать, и стал сомневаться в том, существует ли вообще милосердный Бог. Как жаждал он познать истину!

Однажды утром он подошел к группе своих друзей и услышал, как они разговаривают об Иисусе Христе. Он очень заинтересовался их разговором, и с удивлением узнал, что у них имелся экземпляр Нового Завета, изданного Эразмом, который причинял так много беспокойств. Позже он писал: «При первом чтении я хорошо помню, как случайно прочел слова Павла — самые утешительные слова для моей души: Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, из которых я первый. Билни ощутил, что его душа словно освободилась из темницы. «Один лишь этот стих так поднял мое сердце, до этого уязвленное чувством вины и доведенное почти до отчаяния, что я немедленно почувствовал удивительный покой и тишину, а мои разбитые кости просто прыгали от радости.» Мысль о том, что первый из грешников мог иметь уверенность в спасении, изумила его. Если это так, то уж конечно, и он сам мог быть спасенным.

До этого он был убежден, что церковь имеет власть спасать души с помощью таких средств, как мессы, отпущение грехов священником и епитимьи, но, согласно Новому Завету, люди получали спасение не через посреднические действия церкви и священников, но через дар прощения, доступный всякому кающемуся грешнику, который обращается в молитве непосредственно ко Христу. «Я все понял, — писал он, — мои бдения, посты, паломничества, растрата денег на мессы и индульгенции не спасали, а губили меня.»

В этот же день Томас Билни искренне обратился ко Христу в тайной молитве, с просьбой простить и принять его к Себе. Он осознал, что никак не может заслужить Божье прощение, что бы ни старался сделать. Ему теперь стало понятно, что надо полагаться только на Христа, чтобы угодить Богу, и он всем сердцем поверил, что Христос понес наказание за все его грехи на Голгофском кресте. Он молился, чтобы Бог изменил его жизнь и стал для него реальностью, и он тут же посвятил Ему свою жизнь. В результате он почувствовал, что прощен и стал дитем Божьим. Наконец-то он получил уверенность, что Бог совершает в его жизни Свои планы.

Билни был первым в группе людей из Кембриджа, кто пришел к познанию Бога через чтение Его Слова. Несмотря на свою природную робость и замкнутость, он сразу же начал рассказывать другим о своем обращении, в результате чего несколько его друзей священников стали собираться вместе для изучения Нового Завета, и позже некоторые из них стали мучениками за Христа. Затем он посвятил себя проповеди Евангелия в городах и селах Восточной Англии, так как был уверен, что Бог призвал его «евангелизировать Свой народ».

По мере того, как через портовые города стали поступать как из Германии книги Лютера, в стране появлялось все больше грамотных людей, которые начали подвергать вопросам учение и власть церкви. Кардинал Вольси пришел в ярость. Дыша смертельными угрозами в адрес всех, у кого будут найдены «еретические» книги, он устроил публичное сожжение этих книг на площади возле собора святого Павла.

В Кембридже новые идеи стали распространяться еще более успешно. Хью Латимер был современником Томаса Билни. Сын богатого фермера, обладающий большим умом и сильным характером, он также был священником и углублял свои познания в богословии. Но он был настроен категорически против новых религиозных взглядов Билни и его коллег. Латимер все еще верил в магическую силу и мистицизм католической церкви. Например, во время мессы он очень сильно тревожился от страха, что не смешал, как следует, вино и воду, чтобы они превратились в кровь Христа. Он терпеть не мог, когда кто-либо из лекторов преподавал Писания непосредственно из греческого манускрипта. В 1524 году, в знак завершения дипломной работы, Латимер выступил с проповедью перед всей университетской аудиторией. В качестве предмета для своей речи он выбрал очернение Филиппа Меланхтона, который был другом Мартина Лютера, и при этом употребил всю силу своего ума для нападок на книги Германской Реформации.

В толпе слушателей находился и Томас Билни. Слушая Латимера, он видел в нем священника католической церкви, приверженного ее помпезности и церемониалам, но в то же время он увидел в нем человека, который на самом деле не имел личного опыта познания Господа Бога в своей жизни.

После окончания речи Билни тихо подошел к Латимеру и спросил, не захочет ли тот поговорить с ним. «Билни слышал меня в тот момент, — писал Латимер, — и понял, что у меня была ревность без соответствующего знания. Однажды после этого он посетил меня во время моих богословских занятий и предложил мне, ради Бога, выслушать его свидетельство. Я выслушал — и, по правде сказать, из его слов я понял больше, чем за многие предшествующие годы. С этого времени я стал понимать вкус в Слове Божьем, и забыл то, чему учили доктора богословия, а также все подобные глупости.»

Беседуя с Латимером в спокойной обстановке, Билни рассказал ему, как он нашел прощение грехов, а также о том, как можно прийти к личному познанию Бога тем простым путем, который описан в Библии. «Учитель Билни был тем инструментом, через который Бог призвал меня к познанию… поскольку я был таким твердолобым папистом, как ни один человек в Англии.»

Хью Латимер пережил обращение в подлинно библейском смысле: Итак, кто во Христе, тот новое творение; древнее прошло, теперь все новое. Он бросил свои прежние взгляды и примкнул к Билни для распространения Библейской веры. Он стал проповедником великой силы, и многие люди пришли к познанию Бога благодаря его проповеди в университете и в городе Кембридж.

Противники Реформации с растущим опасением видели, какие большие толпы народа собирались в церкви, когда там проповедовали Латимер, Билни и их друзья, и начали составлять план, как заставить их замолчать. Епархиальному епископу было предложено поступить с ними, как с еретиками, но когда он в один вечер нагрянул в церковь, чтобы услышать еретические речи Латимера своими ушами, молодой проповедник тут же изменил тему проповеди, и расстроил планы своего преследователя. Однако в течение года гонения набрали полную силу. Один из соратников Билни как-то в канун Рождества в своей проповеди осуждал злые дела епископов. Через два месяца он был арестован, доставлен в Лондон и там содержался под угрозой сожжения на костре. Железная рука церкви была поднята против этих верующих в Библию священников и ученых. Однако вскоре для распространения Слова Божьего среди простого народа появилось новое средство. Это был перевод на английский язык Нового Завета, вышедший из-под пера Вильяма Тиндаля.

Тиндаль, в прошлом студент Оксфордского и Кембриджского университетов, вскоре после рукоположения в священнический сан пережил такое же обращение к Богу, как Билни и Латимер. После этого он жил в поместье Сэра Джона Вэльша в Глостершире, и был воспитателем его детей. Тиндаль обнаружил, что всякий раз, когда он пытался объяснять людям библейский путь спасения, монахи и священники всеми силами противились ему и распространяли лживые слухи, порочащие его вместе с его проповедью. «Мне пришлось на горьком опыте убедиться, — писал Тиндаль, — что невозможно научить простой народ какой-либо истине, если не изложить для них Писание на их простом, родном языке.» Однажды Тиндаль, в ответ кичливому священнику на его попытку высмеять Библию, решительно заявил: «Если Бог сохранит мне жизнь, то не пройдет и нескольких лет, как я сделаю, что мальчишка за плугом будет знать Писание лучше тебя!»

«Люди не должны быть обмануты церковью, — рассуждал Тиндаль, — они должны сами видеть, что говорит им Слово Божье.» Сэр Джон со своей семьей разделяли взгляды Тиндаля на Библию и поощряли его попытки перевести Библию, но в скором времени противники затеяли против него такую кампанию, что ему пришлось собрать свои скудные пожитки и отправиться в Лондон. Он надеялся заручиться покровительством лондонского епископа, который не был в то время столь откровенным врагом Реформации, каким стал впоследствии. Но наивные надежды Тиндаля никак не оправдались, так как епископ совершенно не разделял его взглядов.

Хотя Тиндаль нашел себе хорошего друга и спонсора в лице богатого лондонского купца по имени Хамфри Монмут, он понимал, что заниматься переводом Писания где бы то ни было в Англии равносильно самоубийству, и поэтому в 1524 году он отплыл в Гамбург, чтобы уже никогда не ступить ногой на свою родную землю. По прибытии он некоторое время путешествовал по Германии, затем обратился за помощью к Лютеру, который встретил его очень сердечно и нашел для него место для выполнения этой великой работы. За один год перевод был сделан и подготовлен к печати, но единственным препятствием было то, что большинство типографий находились в тех странах, где печатание Библий было запрещено. Первая попытка Тиндаля отпечатать тираж в Кельне была пресечена властями. Ему пришлось бежать в Вормс, захватив с собой лишь самое необходимое, где, наконец, были успешно отпечатаны первые экземпляры.

Как раз в то время, когда английские власти арестовывали священников, проповедующих Библию, не менее 6000 Новых Заветов на английском языке были тайно переправлены в Англию через Хамфри Монтмаута, которому помогали купцы с материка. Вскоре после того Билни и Латимер были схвачены и предстали на суд перед кардиналом Вольси. На первый раз они не были осуждены. А Латимер даже получил разрешение проповедовать по всей Англии. Однако это был предупредительный сигнал, и приверженцам Библии было строго наказано учить только в согласии с традицией католической церкви.

По мере того, как Новые Заветы Тиндаля поступали в страну, власти стали тревожиться еще больше. Всякому, у кого находили Новый Завет, угрожала смертная казнь как еретику, а возле собора святого Павла разожгли большой костер, где публично были сожжены сотни конфискованных книг. Когда сыщики раскрыли тайные каналы, по которым доставлялись Новые Заветы, молодые юноши и девушки, ответственные за доставку, вынуждены были бежать за границу, спасая свою жизнь. А затем Генрих VIII, по подстрекательству Вольси, издал распоряжение британским заграничным разведчикам выследить Тиндаля, чтобы убить его.

Ход событий ускорился после того, как в 1527 году Билни, который все так же проповедовал Библию, был арестован по приказанию Вольси. Ему пришлось лежать морозными ноябрьскими ночами в сырой камере, ожидая суда по обвинению в ереси. Епископ Лондонский, которого назначили быть его обвинителем и судьей, всеми силами пытался спасти его от смерти, уговаривая отречься от заблуждений. «Подчинись авторитету Церкви, — упрашивал он его, — и признай, что Бог говорит только через нее.» Билни, однако, решил стоять твердо, и после того, как все попытки убедить его закончились безрезультатно, разъяренный епископ произнес свой вердикт: «По совету и согласию моих коллег, которые здесь присутствуют, я объявляю, что ты, Томас Билни, обвиняешься в ереси.» Публике, включая самого короля, было любопытно увидеть, выдержит ли вера ученого из Кембриджа испытание под страхом смерти.

За трое суток до вынесения приговора множество друзей приходили к Билни в камеру и упрашивали его сохранить свою жизнь. Ослабевший и больной после всех пыток, морально надломленный своими друзьями, Билни вдруг сдался, подписал документ об отречении и признал свои «заблуждения». В результате этого он подвергся публичному позору, когда его заставили подбрасывать хворост в костер, где сжигались Новые Заветы и другие реформаторские книги, а затем был заключен в тюрьму на двенадцать месяцев, испытывая при этом невыразимые душевные мучения.

Через год несчастный Билни освободился из тюрьмы совершенно обезумевшим от горя человеком, ведь он потерял душевный мир и общение с Богом. Ничто не могло его утешить. Подобно апостолу Петру он отрекся от своего Господа. Однако в 1531 году вера Билни постепенно восстановилась, и он пришел к убеждению, что исправить свое падение можно лишь одним способом. Однажды вечером, попрощавшись со своими друзьями в Кембридже, он отправился в Норфолк проповедовать свою веру на открытом воздухе. Он говорил слово большим толпам народа, объяснял им Божий путь прощения, разоблачал католические суеверия и открыто каялся в своем малодушном отречении от Библейского пути спасения. При этом он всегда читал открыто из Нового Завета Тиндаля, прекрасно понимая, чем это может обернуться.

В июле месяце Билни продолжал проповедовать везде, где только мог, направляясь при этом к Лондону. Таким образом он пришел в Норвич, где также проповедовал и раздавал Новые Заветы. Такая активная деятельность привела к тому, что о нем доложили Сэру Томасу Мору, заменившем Вольси на посту Лорда-канцлера, а тот распорядился арестовать его и содержать в лондонской тюрьме Тауэр. Затем Томаса Билни отправили назад, в Норвич, где он был судим и приговорен к сожжению на костре как еретик. Сэр Томас Мор, который был фанатичным католиком и приветствовал сожжение еретиков, с радостью утвердил приговор. За день до сожжения Билни готовил себя к нему, читая Божьи обетования из Исаии 43:2: «Будешь ли переходить через воды, Я с тобою, — через реки ли, они не потопят тебя; пойдешь ли через огонь, не обожжешься, и пламя не опалит тебя. «Это значит, — сказал он, — что в то время, как пламя костра сожжет, как солому мое тело, пламя Святого Духа очистит и вознесет ввысь мою душу, и я войду в неописуемую радость.»

19 августа 1531 года Билни был конвоирован к месту сожжения, которое называлось Лоллардс Пит и находилось сразу же за городской стеной в Норвиче. После исповедания своей веры перед глубоко тронутой толпой, тощая фигура кембриджского новообращенного взошла на кучу хвороста, цитируя Псалом 142, и особенно повторяя стих: Простираю к Тебе руки мои; душа моя — к Тебе, как жаждущая земля.

Фокс, автор книги о мучениках, пишет: «Затем люди шерифа обложили его тело связками хвороста и тростника, и подожгли тростник, что произвело большую вспышку огня и зачернило его лицо; но пламя несколько раз сдувал от него сильный ветер, пока наконец не разгорелись дрова, огонь стал сильнее, и так он испустил дух.» Первый католический священник, обратившийся ко Христу во времена Английской Реформации, присоединился к сонму мучеников Реформации, и ушел с земли, чтобы встретиться со своим Господом.

Менее года спустя, в 1535 году, Тиндаль проживал в доме сочувствующего купца в Антверпене, где ему удалось укрываться от гонителей в течение нескольких лет, пока, наконец, он не был обнаружен британскими сыщиками, которые выдавали себя за его друзей. Войдя в доверие к Тиндалю, его преследователь заманил его в темный переулок, где была приготовлена засада. Реформатор был схвачен, связан и доставлен в замок Вилворд в окрестностях Брюсселя, где был брошен в зловонный, кишащий крысами карцер. Через восемнадцать месяцев Тиндаль был судим за свое утверждение, что вера в Евангелие — это все, что требуется для спасения души, а также за опровержение католических догм. Он был объявлен еретиком, лишен духовного сана, отлучен от церкви, а затем в октябре 1536 года выведен на публичную казнь. В тюремном дворе замка Вилворд, после отказа в последний раз отречься от своих убеждений, его изможденное, измученное тело было привязано к костру. Стоящие рядом изумлялись его терпению, и все слышали полные сочувствия слова его последней молитвы: «Господи, открой глаза королю Англии!» Его сначала задушили железной цепью, а затем сожгли тело на костре. Вильям Тиндаль, которому было около 42 лет, присоединился к сонму мучеников, сделав для перевода Библии в Англии более, чем кто-либо другой.

Хью Латимер также подвергался допросам и временному содержанию под арестом, но власти вынуждены были обращаться с ним более осторожно, так как он был назначен в 1530 году королевским капелланом, и часто проповедовал перед королем, который ценил его очень высоко. Гонители Латимера сильно приуныли, когда в 1535 году Генрих пригласил его произнести еще больше проповедей в Гринвичском дворце, и назначил его Епископом Вустерским. Прикрытый благосклонностью короля, Латимер не прекращал проповедовать по всей стране целых четыре года, пока Генрих VIII не заставил духовенство принять католическое вероучение в качестве обязательного для церкви. Латимер выступил против этих мер, за что лишился своей епископской должности и права проповедовать на восемь лет, а затем был арестован и заключен в Тауэр, пока молодой король Эдуард VI не взошел на трон в 1547 году.

Вступление Эдуарда на престол означало поворотный пункт для тех, кто проповедовал Библейский путь спасения. Латимер был освобожден, и в течение шести лет проповедовал для короля, а также по всей Англии как главный евангелист среди реформаторов. «Именно проповеди Латимера,- говорил один уважаемый историк, — более, чем какие-либо другие причины, содействовали утверждению идей Реформации в сознании и сердцах людей.» В это же время Кренмер, Ридли и другие сделали пересмотр и обновление церковного вероучения и богослужения.

Епископы и священники, верные Риму, поняли, что их власть пала, но вскоре у них появилась возможность восстановить католичество, а также подвергнуть преследованию и уничтожению Библейское христианство, когда после преждевременной смерти Эдуарда в 1553 году на престол взошла Мария. Мария Тюдор вышла замуж за Филиппа II из Испании, и вознамерилась восстановить католическую церковь в Англии. Выполняя свой план, она сожгла на костре как еретиков Хью Латимера, Томаса Кренмера, Николаса Ридли и еще около 300 других лидеров Реформации.

Спешно был выдан ордер на арест Латимера, и он вместе с Кренмером и Ридли был доставлен в Тауэр, а потом предан суду. Спустя два года, в 1555 году, его вывели на сожжение, в возрасте восьмидесяти лет. Вместе с Ридли его привязали цепями к столбу, как раз напротив Беллиот Колледж, в Оксфорде, вокруг шеи прикрепили мешок с порохом, и обложили связками хвороста. Когда зажгли огонь, Латимер произнес свои знаменитые слова: «Не бойся, учитель Ридли, будь мужественным; в этот день, по милости Божьей, мы зажжем в Англии такую свечу, которая никогда не погаснет.»

Он оказался прав. Месть католиков не продлилась слишком долго. Хотя верующих в Библию казнили, их книги сжигали, их проповедников заставляли скрываться, — но для слова Божия нет уз (2Тим.2:9). Действующей силой в стране оставалась Библия, которая продолжала преображать духовную жизнь сотен и тысяч людей, влияя на их умы и сердца. Страна была освобождена от суеверия и темноты средневекового католицизма и оглашена Евангельская весть о том, что есть прямой доступ к Богу через Христа, Который умер за грешников.

Реформация была принесена в Англию не благодаря королю Генриху VIII или епископам, или человеческим властям, потому что большинство из них были настроены против нее. Это произошло только благодаря силе Писания, которое открыло для людей истинный смысл веры во Христа, и потому они — мужчины, женщины, подростки и даже дети, — настолько реально обрели в своей жизни Христа, что были готовы лучше сгореть на костре, чем отречься от своего Господа.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Люди особой судьбы. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.