Становление царя

Альфред Великий

Густой темно-зеленый Беркширский лес раскинулся вдоль длинного деревянного забора, за которым находилась резиденция Саксонского короля, в местечке Вонтедж в Англии. Только что отпраздновали Рождество, и на смену снежной зиме пришли промозглые моросящие дожди, и в такое-то время королева-мать, нежная и глубоко религиозная Оусберг, родила своего пятого сына и назвала его Альфредом. Придворные, слуги и певцы, которые толпились в главной зале, думали, что родился всего лишь младший принц, который когда-нибудь будет не более, чем управляющим небольшой провинцией. Никто из них не мог предсказать, что он станет единственным саксонцем, чье имя пронесется через века, и единственным королем Англии, которого будут называть «Великим». Никто не мог предположить, что в его царствование произойдут серьезные реформы, будут одержаны величайшие победы и введены замечательные новшества.

Маленький принц родился, когда в стране царстовал упадок, который достиг кризиса в 849 году. Правда, у людей было достаточно еды и хватало леса, чтобы каждый мог построить себе дом, но жизнь общества неуклонно разлагалась изнутри, давая место возрастающей жестокости и насилию. Все, что можно было назвать образованием, которое получали деревенские старейшины и священники, было полностью разрушено. Что касалось религиозного верования, то едва ли можно было увидеть хоть искорку искренности среди помпы и показной пышности, царящих в Церкви, где поклонялись образам и любили обряды.

Когда Альфред в четырехлетнем возрасте был привезен в Рим, чтобы креститься от папы Льва IV, пред его глазами предстал весь блеск и великолепие средневековой церкви. Мальчик проследовал через древний портовый город Сэндвич, затем через Париж и Лион, и наконец, перед его восхищенным взором предстал великолепный Рим, заново отстроенный из блестящего камня. На родине большинство домов были деревянными, за исключением некоторых небольших церквей с узкими проемами вместо окон. В Риме маленького мальчика назначили кардиналом церкви, но он не смог оценить это событие и в дальнейшем не придавал ему особого значения. Вполне возможно, что второе посещение Рима (год спустя) оставило в юной душе мальчика неизгладимые впечатления. Он вместе со своим отцом приехал в столицу в тот момент, когда умер прежний Папа, и на улицах города происходили бои по поводу избрания его преемника. В конце концов, избранный кардинал был схвачен и жестоко атакован сторонниками потерпевшего поражения соперника. Рим, несмотря на витиеватые здания, ученость и толпы монахов, был таким же шумным и беззаконным городом, как и наихудшее саксонское общество.

Когда принцу исполнилось пять лет, умерла его мать. Через три года умер его отец. И поэтому он рос без отца и матери в королевских дворцах в Вонтедже, Винчестере, Оксфорде и Чеддере, в окружении придворных старейшин, традиционной обязанностью которых было научить подрастающего принца охотничьему и борцовскому мастерству. Так же, как и большинство его старших братьев, это были жестокие, развратные, любящие выпить молодые люди, и никто из них не проявлял ни малейших наклонностей к интеллектуальным занятиям.

Утро каждого дня начиналось у Альфреда с приема пищи в Длинном зале. Все королевские дома имели эту забавную комнату в форме лодки, высокие балки которой поддерживались дубовыми столбами, между которыми висели цветные гобелены или занавески. Казалось, что в эту комнату стекались все и вс¨. На вымощенном камнем полу лежали охотничьи принадлежности, на столах лежали горячие хлебы и вареная свинина, члены семьи сидели за столом вместе с придворными и певцами, под столами лежали волкодавы, а выученные для охоты соколы сидели на высоких балках.

В течение дня молодого принца учили, согласно саксонской традиции, некоторым видам спорта — прыжкам, борьбе, бегу и охоте. После утренней охоты королевская семья готовилась к вечернему банкету. Далеко за полночь Длинный зал, освещаемый горящими факелами, был наполнен запахом саксонского пива и ревом песен.

К тринадцати годам Альфред начал проявлять себя в королевской семье, как человек особого склада. Жизнь при дворе с узкими взглядами и упором на физические развлечения не могла его удовлетворять, и он стал чувствовать интеллектуальный голод. Он начал учиться читать, однако без хороших учителей этот процесс был болезненно медленным. Но молодой принц отличался не только тягой к знаниям. В своей душе он начал чувствовать угрызения совести и ужас от плохих мыслей и поступков. Более всего его угнетала нравственная нечистота, от которой он не мог избавиться.

Наряду со всем этим в нем появилась жажда познания о будущем своей души, а особенно о вечной участи человека. Очень часто во время охоты принц уединялся в заброшенную церковь и там молился. Какие это были молитвы! Распростершись на земле, он умолял о снятии греховного бремени. Но к своему испугу он обнаруживал, что продолжает совершать те же грехи, лелеет собственные амбиции и желания и стремится к уважению и почитанию. Эти посещения заброшенной церкви становились все более частыми, так что в конце концов каждое утро, пробуждаясь с пением петухов, он прямо с постели спешил в свое святилище. Там он умолял Бога что-либо сделать для него. Он молился, чтобы Бог сделал его ревностным и укрепил веру в Него. Он даже просил Бога ниспослать ему какую-либо болезнь, чтобы он всегда мог видеть свою нужду в Нем.

По мере того, как Альфред молился, с ним начали происходить такие вещи, которые являлись безошибочными знаками того, что Бог совершает в нем свою работу. Прежде всего в нем появилось желание познать Бога лично. Затем он по-новому открыл для себя четыре Евангелия. Он узнал, что тяжелое бремя его греха может быть снято Христом, Который пострадал и умер на Голгофском кресте и понес вместо него предлежащее ему наказание. В ранней юности он открыл для себя истину об искупительной смерти Христа ради грешников, о чем хорошо сказано в старинном саксонском гимне, где Христу приписываются следующие слова:

Каким неравным был расчет между нами двоими,

Когда Я взял на Себя твою боль, чтобы ты в блаженстве

Мог радостно наслаждаться Моим миром.

«К Тебе я взываю, — молился Альфред, — к Тому, Кто очищает нас от всякого греха и оправдывает нас, и слышит наши молитвы…» В ответ на свои молитвы Альфред почувствовал, как с него снята тяжесть вины. Он узнал, что полностью прощен, и когда он продолжал молиться каждый день, ему казалось, что Господь, как лучший Друг, постоянно присутствует с ним. С большой аккуратностью он переписывал для себя псалмы, церковные службы и некоторые молитвы, и постоянно носил переписанное с собой, как источник необходимой помощи. Он регулярно посещал ту маленькую церковь, в которой научился молиться Богу.

В своих исканиях Альфред не мог получить какую-то реальную помощь от королевского капеллана, так как в то время церковь в Англии представляла собой странное смешение. Фактически она была римско-католической, но будучи отсталой и расположенной в отдалении, она в каком-то отношении была менее коррумпированной, чем церкви, расположенные на материке. В церквях насаждалось поклонение изображению, исповедание грехов перед священником, строились монастыри, служба проходила на латыни. Но некоторые доктрины, а также практика служения, такие, как месса, пресуществление, поклонение Марии и чистилище, еще не были внедрены, и большинство священников были женатыми на тот период. В добавление к этому следует сказать, что несмотря на то, что саксонская церковь материально поддерживала папу, практически он не имел никакого влияния на церковные дела. В церкви было множество икон и различных украшений, но она была мертвой и бессильной в духовном смысле. Неудивительно, что когда страна подверглась нападению датчан, церковь почти сразу же прекратила свое существование.

Незадолго до вторжения датчан Альфред, высокий белокурый молодой человек, полюбил Мерсийскую принцессу по имени Элсвит и вступил с нею в брак в Гейнсборо при общем диком восторге народа. Когда ему исполнился двадцать один год, пришло известие, что датчане захватили Фетфорд, одержали победу над королем Эдмундом и покорили восточную часть Англии. Тысячи захватчиков двигались по направлению к Уэссексу, сжигая на своем пути усадьбы, грабя церкви и безжалостно убивая на своем пути мужчин, женщин и детей. После их ухода клубы дыма от зажженных деревень поднимались к небу.

Затем они вступили в Саксонию, и построили там крупный опорный пункт вблизи Рединга. Альфред к этому времени был уже коронованным принцем и вторым лицом в Саксонской армии. В знаменитом сражении при Эшдауне он одержал замечательную победу над казавшимися непобедимыми датчанами, чем обеспечил уважение своих будущих подчиненных. Во время сражения датчане, верящие в то, что в загробной жизни трусливые будут уничтожены, а храбрые будут пребывать вовеки, расположились на вершине холма и стали ожидать развязки конфликта.

Альфред, армия которого состояла из людей, чьи дома были разрушены, а семьи рассеяны, сразу же применил тактику абсолютно новую для своих воинов. Требуя строгой дисциплины, он плотным кольцом окружил холм и начал атаку. На вершине холма шел рукопашный бой. Вооруженные деревянными щитами, мечами и топорами, воины боролись не на жизнь, а на смерть. Атака саксонцев была настолько яростной, что датчане в беспорядке отступили к своей базе в Рединге. Принц Альфред стал героем. Однако победа оказалась непродолжительной, так как к датчанам прибыло подкрепление со стороны Северного моря, и превосходство вновь оказалось на стороне захватчиков. Страна находилась в крайне бедственном положении, когда Альфред в возрасте двадцати двух лет вступил на престол Англии.

Границы более не существовало, так как страна была наводнена неприятелями. С датчанами приходилось сражаться везде, где только они появлялись, и Альфреду пришлось выдержать девять крупных изнурительных сражений уже в первый год своего царствования. Именно тогда он приказал начать строительство первых судов английского флота, чтобы препятствовать высадке датских судов. Возможно, что в тот момент чрезвычайно загруженный проблемами войны и окруженный льстецами-подчиненными, Альфред оставил свои духовные упражнения и забросил веру в Господа и молитвы. Позднее он описал этот период своей жизни, как период страданий и греха, когда он вернулся на мирские пути, чтобы удовлетворить свои желания, но взамен лишь потерял мир и общение с Богом.

После семи лет непрерывных сражений воины Альфреда были не в состоянии продолжать сопротивление дальше. Изнуренные в сражениях и в малом количестве, они были подавлены, а королю пришлось скрываться в глухих болотах селвудских лесов в Сомерсете. Там, в окружении небольшого войска, вместе с преданной женой и детьми, Альфред восстановил свои духовные силы. Возможно, что там в момент безысходности и отчаяния, он написал свой стих:

Когда в ужасной борьбе мой ум забудет,

Что служит ему светом и путем,

И обратится во мрак этого мира,

Утеряв свет небесной надежды —

Так и случилось с моим разумом,

И я уже не знаю, как обрести мне благость Божью,

Но в страданиях и беспокойствах моих я взываю,

Нуждаясь в избавлении, которого я не имею в этом мире!

Возможно, что именно в тот период он молился нижеприведенной молитвой, позднее записанной им:

«Я умоляю Тебя, Господи, принять меня, Твоего беглеца, ибо я был когда-то Твоим, но затем убежал к дьяволу и исполнял его волю, подвергаясь всяким унижениям, служа ему. Но если Ты считаешь, как считаю я, что уже достаточно долго переносил муки, пожалуйста, прими меня, Твоего слугу. Никогда более не позволяй мне уйти, чтобы я не утерял Тебя.» Когда закончился период духовного отступления короля, он вновь пережил радость и мир, пребывая в общении с Господом.

Известны две знаменитые истории об Альфреде, происшедшие с ним во время скитания в селвудских лесах: одна — о сгоревших пирогах, а другая — о проникновении Альфреда в качестве певца в лагерь датчан. Их вполне можно считать реальными событиями из жизни, равно и как приукрашиваниями к жизнеописанию Альфреда.

Саксонцы находились в отчаянном положении. Многие из них стали крепостными у датчан, и народ думал, что Альфред умер. И поэтому, когда наступила Пасха и король обратился к народу с призывом вооружаться, люди откликнулись с готовностью. Альфред разработал стратегию внезапного нападения, и его план хранился в тайне. Пока датчане осознали, что происходит, ими овладело неуправляемое чувство страха. Люди короля совершили стремительное нападение на Чипенхэм, разбив врага при Эдингтоне. Датчане были полностью разгромлены и спасались бегством в Чипенхэм, где после четырехдневной осады сдались. Их предводитель Гуфрэм даже изъявил желание принять христианство, конечно же, из суеверного страха, так как не был просвещен и не пережил перемену характера.

После одержанной победы мир продолжался в течение шести лет, и король Альфред посвятил себя организации общественной жизни в стране. Но когда он вник в положение дел, он не знал, с чего начинать! Так много необходимого надо было сделать. Его первой реформой было издание закона о земле. Впервые насилие и безнравственность стали рассматриваться как преступления; было введено тюремное заключение, были упрощены наказания, а книга законов, как никогда раньше, стала последовательной и логичной. Законы, изданные королем Альфредом, начинались с Десяти заповедей, и потому впервые в истории Англии несоблюдение выходного дня рассматривалось как нарушение закона.

Сам королевский двор подвергся решительным переменам. Прекратилось традиционное придворное сквернословие и пьянство. Королевская резиденция стала местом, где глава государства каждый день вместе с женой и детьми читал Библию. Здесь были задуманы и брали начало великие реформы, устанавливалась справедливость. Здесь же был начат перевод слов жизни и света с латинской Библии на родной англо-саксонский язык.

Альфред сам непосредственно возглавлял церковь и проводил в ней многие реформы. Он не только заботился о том, чтобы Слово стало доступно для всех, но и приказал проводить службы в церкви на родном языке, для чего организовал обучение священников и отстроил многочисленные полуразвалившиеся церкви. Папа вряд ли одобрил бы подобную деятельность Альфреда в церкви, но в те дни папский двор не особенно интересовался тем, что происходило в таких отдаленных местах, как Англия, так как денежные пожертвования оттуда поступали постоянно. Однако позже, в последние десять лет своего правления, король Альфред перестал их посылать.

После еще одной успешной победы над датчанами в 885 году, король начал работы по преобразованию и строительству ряда городов, включая Лондон. Далее на повестке дня у него стоял вопрос образования, но для этого нужно было найти учителей. Он обратился за помощью к талантливому уэльскому епископу по имени Эссер, который впоследствии написал биографию короля, были также приглашены учителя из-за границы. Начал функционировать Оксфордский университет, были открыты новые школы.

Вскоре он написал: » Англия испытывает столь острую нехватку образования, что лишь немногие люди понимают церковную службу на английском языке по эту сторону Хамбера004 … и я не могу вспомнить ни единого подобного случая к югу от Темзы, когда начал свое правление. Благодарение Богу, что теперь у нас есть несколько учителей…» При вновь введенных правилах все свободнорожденные молодые люди, а также старейшины в деревнях и священники учились читать Священные Писания на английском языке. Его собственные дети посещали школу, основанную им же в Винчестере, где он сам часто преподавал уроки.

Вклад короля Альфреда в образование был громадный и имел большую духовную ценность. Он закончил перевод с латинского языка на англо-саксонский шести больших книг, которые представляли собой свободный парафраз, с многими оригинальными добавлениями. Сюда входили работы христианских авторов, таких, как Августин, знаменитая книга Бедэ по истории, а также труды по географии. Он сделал перевод некоторых частей Священного Писания и незадолго до своей смерти почти завершил перевод Псалтыря.

Многие из широко известных стихов Альфреда являются христианскими по своей сути, например, такие:

Пусть тот, кто стеснен и пленен

Любовью к земному, столь пустой и напрасной,

Ищет для себя полной свободы сегодня,

Чтобы скоро обрести наполняющую душу радость.

В царствование Альфреда датчане еще дважды вторгались в страну, прежде чем он окончательно прогнал их от берегов Англии. Прошло четыре года после окончательной победы над датчанами, и давняя болезнь короля, мучавшая его с двадцатилетнего возраста, стала серьезно беспокоить его. Ему было всего лишь пятьдесят два года, когда, сознавая свою близкую кончину, он призвал к себе старшего сына Эдуарда и дал ему незабываемое поручение:

«Сын мой, я чувствую, что приближается мой час, мое лицо бледно и мои дни почти сочтены. Скоро мы должны расстаться. Я уйду в иной мир, и ты останешься один со всем моим богатством. Я прошу тебя, мое дорогое дитя, чтобы ты старался быть отцом и господином для своего народа. Будь отцом детям и другом вдовам. Утешай бедных, служи прибежищем для слабых и со всею властью исправляй плохое. И еще, сын мой, придерживайся сам правил, тогда ты будешь любим Господом, и Сам Господь будет твоим вознаграждением превыше всех благ. Призывай Его, чтобы Он был твоим советником во всех нуждах, и Он поможет тебе выполнить все твои намерения.»

В течение нескольких последующих веков в Англии не было короля, который занимал бы подобное положение, как Альфред. И более трехсот лет в стране не было церковного лидера, который мог бы с ним сравниться.


Глава 12 из 13« Первая«111213