Герой Мальты

Генерал-лейтенант сэр Вильям Добби

«Этот необыкновенный человек» — так охарактеризовал Черчилль генерала в парламенте. В своем выступлении по радио он говорил, что «генерал Добби почти что два года был героическим защитником Мальты». Историческая осада и защита Мальты против численно превосходящих сил противника во время Второй мировой войны принесла генералу сэру Вильяму Добби вполне заслуженную славу.

Он родился в Мадрасе в 1879 году в семье высокопоставленного служащего и в раннем возрасте был отправлен на учебу в Англию. Его родители были искренними верующими и познакомили мальчика с Библией. Позднее генерал Добби вспоминал: «Но несмотря на их наставления и знакомство с Божьим планом спасения, только в четырнадцать лет я пережил духовный опыт, который полностью изменил мою жизнь. В этом возрасте я обрел живое спасительное общение с Сыном Божьим.»

Это событие произошло вскоре после того, как обратился к Богу его школьный друг, который пожелал, чтобы и Добби пережил нечто подобное, и приложил максимум усилий, чтобы объяснить другу свою веру. Добби писал: «В тот период Бог дал мне прочувствовать тяжесть бремени моих грехов. Бремя было тяжким, гнетущим, и я чувствовал себя несчастным. Я думаю, что в глазах мира я не был столь ужасным грешником. Наверное, я был таким же, как и большинство мальчиков моего возраста, но я отчетливо сознавал, что не все в порядке в моих взаимоотношениях с Богом, и чувствовал себя неготовым предстать пред Ним. Я очень благодарен, что Он возложил на меня это бремя, иначе я никогда бы не стал искать того облегчения, которое я обрел и постоянно обретаю во Христе.»

«Под действием Духа Святого я осознал свою нужду в Спасителе. В первое воскресенье ноября 1893 года, во время каникул, я впервые в жизни осознал, хотя и раньше слышал об этом, что Иисус Христос, Сын Божий, пришел на землю, чтобы отдать Свою жизнь во искупление моих грехов, освободить меня от наказания за грех и от его власти.»

«Тогда же и там же я принял Иисуса Христа, как своего Спасителя, поверив Ему, что Своею смертью Он уплатил мой долг однажды и навсегда. Это было поворотным моментом в моей жизни. Решившись на такой шаг, я сразу же почувствовал огромное облегчение. С меня был снят ужасный груз. Моя прошлая жизнь, греховная в Божьих очах, была перечеркнута раз и навсегда. После этого пришло чувство благодарности Тому, Кто дал мне прощение, и изумление над тем, какую цену пожелал Он уплатить, чтобы все совершить. Одновременно во мне росло желание выразить свою благодарность Ему в послушании, следовании за Ним и угождении Ему во всем. Иными словами, Он стал не только моим Спасителем, но и моим Господом.»

В возрасте восемнадцати лет Добби сдал вступительные экзамены в Военную королевскую академию в Вуличе и был зачислен. Закончив двухгодичное обучение, он был направлен в должности младшего лейтенанта в Королевские инженерные войска. Проявив себя внимательным и необыкновенно компетентным молодым человеком, он получил направление учиться на штабного офицера , а когда началась Первая мировая война, был направлен во Францию.

Очень часто Добби свидетельствовал о том, как при разных особо трудных обстоятельствах он получал несомненно Божью помощь. Он был человеком молитвы и оставил о своем молитвенном опыте такое свидетельство: «Я как будто встречаюсь с давним другом в новых обстоятельствах, с другом, который был проверен и оказался верным несчетное число раз, и никогда не подводил меня.» За период войны 1914-1918 годов Добби дважды получал повышение, сначала в звание майора, а затем — подполковника, он стал кавалером ордена св. Михаила и св. Георгия 3-й степени, а также ордена «За безупречную службу», его имя пять раз упоминалось в рапортах. После войны он служил в Рейнской армии, и прослужил несколько лет штабным офицером в Эльдершоте. Затем он получил звание полковника и был назначен на ответственный пост в Штаб военных действий.

Описывая этот период жизни, он свидетельствует: «Я испытал Божью помощь в различных обстоятельствах. Я видел, как Он осуществляет контроль в моей жизни и управляет моими делами. Я удивляюсь Его верности по отношению ко мне, несмотря на мою неверность по отношению к Нему.»

Добби видит в событиях 1928 года пример того, как Господь управлял его жизнью. Он высоко ценил свое назначение в должности полковника в Штабе военных действий, так как оно могло послужить хорошим трамплином для будущей карьеры. Затем, без всякого предупреждения, его лишили всех ответственных назначений, и направили для выполнения очень незначительного поручения в самые обыкновенные казармы в Честере. Естественно, он был очень разочарован и озабочен, почему так быстро все изменилось в его жизни. Но в будущем его ожидали перемены, которые тогда нельзя было увидеть. Из Честера он получил назначение командующим в каирскую бригаду в Египте. Оставаясь в Штабе военных действий, он никогда не смог бы получить такое назначение.

Его выбрали как лучшего среди офицерского состава и направили в Палестину для поддержания там мира во время беспорядков в 1929 году. Летом того же года между арабами и евреями начались столкновения. Войска и военные судна были направлены в Египет, и Добби поручили командовать объединенными операциями трех видов войск. В Иерусалиме была расположена штаб-квартира, откуда исходили распоряжения по дислокации в горячие точки прибывающих войск. Однако прежде чем прибыли все войска, было получено донесение, что 5000 вооруженных бедуинов движутся по направлению к городу Газа. Население Газы было достаточно большим, там же находилась британская миссия, в которой жили врачи и медсестры с семьями. Если позволить бедуинам войти в город, то в нем начнутся убийства, а сам город превратится в развалины. В распоряжении Добби находился всего лишь единственный железнодорожный локомотив, на котором находилось несколько пушек. Он патрулировал железную дорогу, которую должны были пересекать бедуины, чтобы попасть в Газу, но какая польза могла быть от такого патруля! Нельзя было надеяться, что он сможет остановить продвижение такого количества кочевников.

Добби начал получать донесения, что бедуины приближаются к Газе. И тогда он обратился к своему Спасителю в молитве. «Я склонился пред Ним и сказал, что силы мои истощились и возопил к Нему о помощи.» В тот вечер без всякой на то причины бедуины прекратили свое продвижение, изменили направление и провели ночь на открытой местности. На следующее утро в Яффе с военного корабля «Кариджес» высадился батальон войск, которых генерал Добби сразу же направил в Газу. Бедуины задержались ровно настолько, чтобы прибывший батальон заступил на свои позиции, и при таком сильном подкреплении политическому советнику удалось убедить бедуинов полностью ретироваться.

«Много раз в своей офицерской жизни, — писал Добби, — я обращался за помощью и водительством к Богу, иногда проблемы были незначительные, а иногда крупные, как в мирное, так и в военное время, и я с уверенностью могу подтвердить подлинность обетования, записанного в Послании Иакова 1:5: «Если же у кого из вас недостает мудрости, да просит у Бога.» Это замечательное обетование для всех, кто признает оговоренное здесь условие.

Добби успешно сумел выявить всех недовольных и сумел предотвратить конфликт, который мог бы перейти в национальные беспорядки. За выдающиеся успехи в проведение этой операции его представили к награде, и когда через три года он вернулся из Каира, ему присвоили звание генерал-майора. Генерал Добби три года возглавлял Школу военных инженеров, а затем был направлен командующим в должности генерал-лейтенанта в Малайзию. Там он находился до 1939 года, и там же, отпраздновав свое шестидесятилетие, ушел в отставку. Когда разразилась Вторая мировая война, Вильям Добби был отставным генералом, и ему очень хотелось каким-то образом оказать посильную помощь.

Однажды в апреле 1940 года сразу же после завтрака он получил приглашение на аудиенцию от генерала сэра Эдмунда Айронсайда. Ему был задан один вопрос: «Поедешь на Мальту?» «Безусловно, — ответил генерал Добби, — а в качестве кого?» «Губернатора,» — последовал ответ. Подобного Добби не мог и ожидать. Тем не менее уже через десять дней после разговора генерал Добби вместе со своей женой были на Мальте. Ни они, ни оставшиеся в Англии не могли и предположить, что ожидало их через несколько недель.

На тот период Британская империя в одиночку противостояла Германии, — Франция пала, — и крепость-остров Мальта был единственной британской базой, расположенной всего лишь в шестидесяти милях от Сицилии и в тысячи милях от ближайшей дружественной базы на Гибралтаре. Поэтому когда в 1940 году Италия стала воевать на стороне Германии, Мальта оказалась на передовой линии фронта. Она стала весьма важной британской базой, которую надо было удержать любой ценой.

Итальянцы хвастались, что захватят Мальту в течение нескольких дней, и начали проводить бомбардировку острова из тяжелых орудий. Защита гарнизона не могла идти ни в какое сравнение с силами противника. В распоряжении Добби находилось пять слабых батальонов, шестнадцать устарелых пушек зенитной артиллерии и пушки крейсера «Террор», расположенные в гавани. Лондон ничем не мог помочь Добби, за исключением телеграммы от генерала Айронсайда. В ней было написано: «Второзаконие 3:22.» В Библии это место гласит: «Не бойтесь их; ибо Господь, Бог ваш, Сам сражается за вас.»

Генерал Добби, как губернатор и главнокомандующий, издал указ, в котором был назначен день, когда всем было предложено обратиться к Богу за помощью и защитой. На Мальте не было самолетов ПВО, за исключением четырех устаревших истребителей типа «Глостер Гладиатор», которые нашли упакованными в ящиках на судоремонтном заводе. Эти истребители, которыми управляли летчики гидросамолетов, никогда прежде не летавшие на истребителях, в течение трех месяцев служили единственным средством защиты с воздуха.

Добби организовал наземные средства защиты для густонаселенного острова численностью в 27 тысяч человек. Обычно военное командование эвакуирует женщин и детей, но на Мальте это невозможно было сделать. Нужно было организовать мобилизацию, нормированную выдачу продуктов, переселение населения и медицинское обслуживание. Старые подземные туннели обновлялись и выкапывались новые для убежищ при воздушных налетах. Судоремонтные кузницы производили тысячи кирок, и шахтеры прокладывали в мягком известняке новые туннели, общая длина которых достигла тринадцати милей. Добби, чьи организаторские способности были признаны уже в самом начале его службы в армии, служил вдохновителем всякой изобретательности, высокой производительности и безотлагательных действий, которые являлись ключевыми факторами при обороне острова.

За два года осады Мальта выдержала 2000 бомбовых налетов, в результате которых было разрушено 37000 жилых домов. Газета «Таймс» писала: «Вполне очевидно, что Германия готова пойти на любые потери в своих попытках свести к нулю значение Мальты. В этой битве между Давидом и Голиафом многие самолеты содержатся на Сицилии, для нанесения ударов по острову.» Несмотря на все это, а также несмотря на то, что Мальта принадлежала к числу самых населенных мест в мире, на каждые 200 человек насчитывался только один погибший.

Генерал Добби счел особенно достойным внимания тот факт, что итальянцы ни разу не вторгались на Мальту. «Надо особо отметить, что не было предпринято ни одной атаки, — писал он, — особенно в первые дни осады, когда мы были совсем слабыми… почему? Наше любопытство уравновешивает другой вопрос: почему немцы не вторглись в Великобританию сразу же после Дюнкерка? Кажется, оба наши врага сделали колоссальный просчет. Единственной понятной для меня причиной, которая, как мне кажется, объясняет этот факт, является Божья сдерживающая рука, которая не давала им напасть на нас в то время, когда мы были совсем плохо подготовлены, чтобы встретить такое нападение.»

Будучи губернатором Мальты, генерал Добби был известен под титулом «Его Превосходительство», и проживал во дворце Сан Антоний. В его обязанности частично входило ежедневное председательство на заседаниях мальтийского парламента. Однако домашняя жизнь генерала и его жены была непритязательной и простой. Выдающейся особенностью придворной жизни были проводимые Добби в гостиной комнате вечерние молитвенные собрания. Многие влиятельные особы, посещавшие остров, были поражены усердием и искренностью этих молитвенных часов, где губернатор прилюдно приносил к своему Спасителю всех жителей острова, вверенных его попечению.

Министр информации острова, майор Френсис Герард, вспоминал, что у Добби не было любимчиков. «Все знали, что с ним можно вести дело честно. Можно было не опасаться, что при нем будет хозяйничать «придворная клика». Можно привести в пример случай, когда кое-кто попытался оказать на него нажим, добиваясь личных имущественных интересов, но в ответ встретил прямой взгляд его строгих голубых глаз и услышал от губернатора бескомпромиссное «нет». В течение двух лет мне выпала честь близко познакомиться с ним, и я не помню случая, чтобы он сделал или сказал что-либо несправедливо. Его мужество и пример были заразительны. Во всех смыслах он был действительно большим человеком.»

Личное мужество было одним из особых качеств характера генерала Добби. Некоторые чувствовали себя весьма неловко, находясь с ним рядом во время особенно тяжелых бомбардировок, потому что у него был неизменный обычай взбираться на крышу и оттуда наблюдать, что происходит на острове. При таком стиле руководства моральный дух как военных, так и гражданских был особенно высок. Он часто обращался к населению по местному вещанию, не делая при этом секрета из своей личной веры и зависимости от Бога.

Самые сильные бомбардировки Мальты пришлись на апрель 1942 года. В тот месяц зенитная артиллерия острова сбила свыше 100 самолетов противника. На следующий месяц генерал был отозван домой, в Англию. Премьер-министр Уинстон Черчилль в обращении по радио к населению страны сказал: «Мы приветствуем снова на наших берегах генерала Добби, который на протяжении двух лет был героическим защитником Мальты.» За месяц до возвращения в Англию король Георг VI написал ему письмо, в котором говорилось о награждении Георгиевским крестом всего острова Мальта. По прибытии в Лондон, он был принят королем и произведен в рыцари. Вот что было сказано в официальной прессе о возвращении Добби: «Выполняя службу на посту губернатора и главнокомандующего, сэр Вильям Добби выдержал непомерное напряжение, осуществляя защиту Мальты. Осуществляя руководство островом-крепостью он завоевал не только доверие, но и восхищение со стороны Правительства.»

После окончания войны сэр Добби обратился с посланием к церковным собраниям и другим общественным организациям по всему миру, рассказывая о делах Божьих, которые он пережил на личном опыте. К своему собственному народу он написал следующие слова: «Несмотря на то, что Бог столь удивительным образом говорил к нам в Своем суде и в милости, мы, как нация, все еще не обратились к Нему… Мы, по большому счету, все еще изгоняем Его из нашей жизни, относимся к Нему с пренебрежением и невниманием, — и это несмотря на все, что Он сделал для нас. Дай Бог, чтобы у нашего народа открылись глаза, чтобы видеть, и уши — чтобы слышать, чтобы мы смиренно признали свой грех и обратились к Нему.»

О своем личном опыте хождения со Христом на протяжении жизни он писал: «Я часто огорчал и разочаровывал Его. Но все же, несмотря на это, я поражен Его терпением и добротой ко мне. Размышления об этом производят во мне чувство бесконечной благодарности Тому, Кто оставался мне верен, несмотря ни на что. Я хочу подчеркнуть, особенно для подрастающего поколения, что впустить Христа в личную жизнь — это практическая и впечатляющая реальность, и сегодня, как и прежде, доверие Живому Богу не бывает напрасным.»

001 Популярный автор и исполнитель христианских гимнов, сотрудник Д.Муди в евангелизационных кампаниях. 002 Нащипанные из тряпок нитки, употреблявшиеся прежде вместо ваты. 003 Глава судебного ведомства в Англии, председатель палаты лордов и одного из отделений верховного суда. 004 Залив Хамбер.


Глава 13 из 13« Первая«111213