18. Евангелизационная проповедь и пробуждение

Не так давно, когда я был в США, один из хорошо известных проповедников в евангельском мире задал мне вопрос: — Чем, в действительности, является пробуждение? Конечно, он знал очень хорошо литературу о пробуждении, а также ответ на свой вопрос, но он хотел сравнить мнения по поводу противоречивых понятий. Мы согласились в определении, что оживление, или духовное пробуждение — это особая, «захватывающая» работа Духа Божьего, результатом которой являются многочисленные обращения, особое сознание присутствия Бога и глубокое беспокойство о святости и отделении от мира со стороны всех верующих. Мы пришли к согласию, что «пробуждение» — не лучшее выражение для определения евангелизационных собраний или кампаний, потому что эти слова нужно приберечь для описания необычной работы Божьей. Мы также пришли к согласию, что даже отдельно взятая церковь может испытать возрождение, в то время как другие не будут его переживать, как, очевидно, происходило с церковью Сперджена в течение пяти лет, предшествующих пробуждению в Англии 1859-го года.

Задача этой главы — определить взаимосвязь между евангелизационной проповедью и пробуждением. Некоторые проповедники, знающие, настолько велик масштаб благословений во время пробуждения, задаются вопросом, стоит ли вообще заниматься евангелизацией, когда сердца людей тверды как камень, и настроены против Бога. Не лучше ли будет направить всю свою энергию на то, чтобы молиться о пробуждении? Ведь если придет пробуждение, то приобретение душ будет сравнительно легким и необыкновенно плодотворным занятием.

Некоторые считают, что народ Божий во время пробуждения большей частью находится в пассивном состоянии, словно Бог на это время не нуждается в людях, как Своих инструментах, и проявляет Свою силу и славу способами, которые абсолютно превосходят и оставляют в стороне обычные усилия для спасения душ. Такое представление очень привлекательно, поскольку оно апеллирует к имеющемуся у нас «мистическому» началу. Оно также апеллирует к естественному желанию христианина иметь частицу небесной славы уже здесь на земле, видеть и чувствовать неповторимое дыхание неодолимой, возносящей дух силы Божьей. Но верно ли такое понятие? Можно ли найти в Священном Писании двухъярусный метод Божественного действия: один для пробуждения, а другой — для менее благословенных времен?

Пробуждение — это действительно время проявления могущественной, спасающей души силы, и мы не можем воспроизвести ее никакими собственными средствами. Это суверенная работа Духа Святого, которая осуществляется исключительно согласно тайному Божьему плану. Однако мы утверждаем, что пробуждение никогда не приостанавливает усилия верующих, как инструментов в Божьем употреблении. Обычные правила Священного Писания никогда не приостанавливают свое действие. Бог по-прежнему использует Своих людей, чтобы дать знать о Евангелии другим людям. По сравнению с «обычным» уровнем благословения, пробуждение отличается по масштабу, но не по сути. Когда приходит пробуждение, евангельское свидетельство и проповедь по-прежнему остаются предопределенными Богом инструментами. Поэтому, христианским работникам всегда важно быть усердными в работе во время и не во время, чтобы быть пригодными для Бога независимо от масштаба посылаемых Им благословений. Если настанет время пробуждения, Бог будет использовать точно такую же евангелизационную проповедь, как и сегодня, только в соответствующем масштабе.

Ниже на этих страницах мы даем краткий обзор классических пробуждений, обращая внимание на те его стороны, которые требуют больших трудов и провозгласительных методов служения (что иногда упускается из виду «романтичной» школой толкователей по этому предмету).

Возьмем в качестве примера большое пробуждение во время царя Езекии, когда «пошли гонцы с письмами от царя и от князей его по всей земле Израильской и Иудее» (2 Пар. 30:6). Возрождение Езекии было призывом к покаянию, пробуждением через «провозглашение», как и все пробуждения. Их язык был прямолинеен и ясен: «И не будьте таковы, как отцы ваши и братья ваши, которые беззаконно поступали пред Господом Богом отцов своих» (2 Пар. 30:7), и в то же время полон милосердия: «Ибо благ и милосерд Господь Бог ваш и не отвратит лица от вас, если вы обратитесь к Нему» (2 Пар. 30:9). Покаяние было серьезным делом! Этот зов был отвергнут и отклонен многими, притом даже с насмешкой и презрением, но в Иудее все же он встретил широкий отклик. Пробуждение часто происходит регионально, даже хотя пользу от него получает вся страна. Важно заметить роль человеческого участия, ведь разве произошло бы что-нибудь без огромного труда, связанного с рассылкой гонцов по всей стране? Пробуждение всегда стоит большого труда, и заодно включает определенную меру разочарования.

Можно вспомнить также о благословениях широкого масштаба во времена пробуждений, связанных с царем Иосией, или с Ездрой, и даже Ионой. Все эти пробуждения включали в себя призывы к покаянию и тяжкий труд, и ни одно не обошлось без затруднений и задержек. Или вспомним Иоанна Крестителя — этот уникальный и грубый инструмент для пробуждения — ему пришлось не только проповедовать покаяние, но и испытать суровые гонения. Великие благословения Пятидесятницы с самого начала включали использование людей, как Божьих инструментов. Они были отмечены огненными языками, проповедью на разных языках, а также первой проповедью христианской церкви, которую произнес Петр. Это первое «пробуждение» встретило также ожесточенные гонения.

В пробуждении Бог всегда использует Своих людей, но с совершенно необычными результатами, что не только требует от них больших усилий в свидетельстве и проповеди, но также и (почти всегда) подвергает их в большой степени отвержению и гонениям. Среди многих хороших книг о пробуждении мы должны остерегаться тех, которые приуменьшают место человеческого участия, приписывая это «нормальному» действию Духа Святого, а также сглаживают скорби. Конечно, дети Божии «пассивны» в том смысле, что они не могут производить или даже усилить пробуждение, но когда Бог совершает Свою работу, Он действует через их изнурительный многолетний труд. Мы хотим подчеркнуть, что кровь, пот, и слезы всегда неизбежно сопутствуют пробуждению.

Мы можем вспомнить о большом пробуждении во времена Джона Виклифа, этого гиганта в истории, утренней звезды Реформации. Родившийся где-то между 1324 и 1329, и умерший в 1384, Виклиф был восходящим солнцем евангельского света, форпостом здравого учения и скалой духовной твердости для верующих. Родившийся в Йоркшире и получивший образование в Оксфорде (где он был под большим влиянием трудов Августина), он пережил личное обращение, наиболее вероятно, в возрасте 21, когда свирепствовала Черная Смерть, уносившая бесчисленное множество его друзей и других людей. Он стал главой колледжа, капелланом короля, доктором богословия, и Ректором Люттерворта, но средствами массового пробуждения были его проповеди и трактаты, противостоящие владычеству Римского папы и ярко освещающие истинный путь спасения. Несмотря на осуждение со стороны папы, большая популярность его проповедей ставит его на какое-то время в стороне от силы врагов.

В 1380 он собрал и разослал в народ своих студентов, так называемых нищих проповедников или лоллардов, и Дух Святой действовал через них с могущественной силой. Сердца десятков тысяч людей раскрылись для принятия вести о покаянии и вере во Христа намного раньше Реформации. Однако мы должны обратить внимание на то, что Виклиф, являясь орудием Бога, увидел нужду и предпринял необходимые действия в том, что разослал проповедников. Виклиф не делал пробуждения, но и он, и его проповедники посвятили себя на труд, истощение, презрение и преследование, зная, что это было неизбежностью и важнейшей особенностью их великого труда.

А разве было большее пробуждение, большее излияние сил возрождения, чем во время Реформации? Вот перед нами Мартин Лютер, родившийся в 1483, ставший монахом в 22 и лектором в Виттенбергском университете в 25, но жаждущий получить духовный мир и уверенность в спасении. Посещая Рим в 27, он почувствовал отвращение к лицемерию католической церкви. Вскоре после этого, в 29, он был назначен профессором и в 1513 начал изучать Послание к римлянам, Псалмы и Послание к галатам, и в один эпохальный день нашел свой золотой текст, Рим. 1:17: «Праведный верою жить будет». Благодаря этому тексту, он нашел личную веру во Христа, а спустя всего лишь три года, в 1517, пригвоздил свои Девяносто пять Тезисов к двери церкви замка в Виттенберге, что и стало наиболее известной датой пробуждения времен Реформации.

Конечно, в это время произошла революция в богословии, но также и наступило время, в течение которого громадное число людей — Бог знает сколько! — было собрано в Царство Божие проповедью о покаянии и благодати. Но какая же там была кипучая деятельность! Какая ревность! Какой неустанный труд! А заодно, какие гонения сопровождали эту работу! Реформация была названа самым великим их всех пробуждением, и, конечно, наиболее дорогостоящим в смысле кровопролития. Его результаты превышают всякое воображение, ведь засилье суеверия и невежества растаяло перед силой Слова, и в человеческое общество вернулся дар здравого разума и свободной мысли.

Какой урок о пробуждении преподает нам Реформация? Во всяком случае, не такой, что народ Божий должен быть пассивен. Наоборот, это было длительный сезон благословений, изливаемых через человеческие сосуды, которые были готовы заплатить за это ценой пылкой деятельности, истощения, страданий и даже самой жизни. Пробуждение никогда не бывает «спортивным зрелищем» для наслаждения пассивной христианской церкви. Наоборот, это нечто такое, к чему мы должны быть научены и подготовлены и даже закалены.

Что такое пробуждение? Реформация говорит нам, что это время, когда Бог обращает широкие массы людей, используя при этом Своих слуг многократно более, чем обычно. Это время, когда бесчисленные проповедники провозглашают Евангелие в течение недели намного чаще, чем когда-либо прежде и когда дети Божии необычайно ревностны в своем свидетельстве и привлечении людей в собрание. А более всего, это такое время, когда Божественной силой сердца тысяч тают и открываются, чтобы слушать, когда они томятся жаждой милосердия и спасения. Реформация предупреждает нас, что, если мы не проповедуем для душ сегодня, то, когда придет пробуждение, мы будем захвачены таким водоворотом евангелизационного служения, такой изнурительной работой, какой мы никогда не знали прежде. Реформация дала миру величественное войско Божиих инструментов, особенно благородное войско мучеников.

Замечательные пробуждения произошли в Англии через служение многих пуритан семнадцатого века. В то время царило странное затишье после Реформации. Было много формальной религии, когда посещение церкви поддерживалось отчасти законом, а отчасти традицией. Силы обрядоверия были чрезвычайно активны, поскольку формальная религия стремилась вернуть к себе лояльность народных масс. Пуританским проповедникам пришлось выступить против толстой стены предвзятости, потому что миллионы людей считали себя детьми Божьими из-за того, что посещали церковь, были респектабельными, и имели познания веры.

Некоторые пуритане проповедовали с такой силой, что вырывали с корнем малейший остаток плотского самомнения, и даже сегодня, читая их проповеди, можно впасть в сомнение о своем спасении. Однако на то время во многих местах была нужна именно такая проповедь, которая часто приводила к обращению почти целых церковных приходов и округов.

Пуританское пробуждение имело ярко выраженное местное значение, однако оно вовлекало очень многие области. Характерной чертой этого пробуждения был настойчивый призыв к праведной жизни, а также появление людей, верных Божьей Книге. Но есть одна особенная черта пуританского пробуждения, о которой мы можем сказать с полной уверенностью: — как же много эти проповедники работали!

В жизни более позднего пуританина, Джона Баньяна, были также очевидны посвящение, боль и тяжкие труды, характерные для времен, когда Дух Святой действует с пробуждающей силой. Арестованный за проповедь в 32, он провел более двенадцати лет в Бедфордской тюрьме, в сырой холодной камере над речкой. Здесь он написал «Путешествие Пилигрима».

Освободившись по Акту о помиловании, он в течение 16 лет испытывал замечательные благословения, неустанно проповедуя на больших собраниях, собиравшихся в хлевах и на открытых местах. В его служении присутствовало благословение пробуждения. Тема всемирного призыва к спасению постоянно звучала с его кафедры. Он был в высшей степени человек тяжелого труда, часто в дороге, проповедуя в болезни или в здоровье, без всякого отдыха, готовый умереть от истощения, если Бог допустит. Его последователи — никак ни пассивные — спешили подготовить почву для его посещений, звали погибших и собирали толпы народа.

Мы можем также вспомнить Джонатана Эдвардса, трудившегося в Америке в 1730-ых. В 1734 Великое Пробуждение началось с его проповедей, таких как «Грешники в руках разгневанного Бога», которые он читал перед толпами при свете свечки. Эдвардс и другие великие люди трудились и непрерывно путешествовали во времена намного более трудные, чем сейчас, собирая урожай для Бога.

Несколькими годами позже в Англии, Джордж Уитфилд и братья Джон и Чарльз Уэсли стали первыми орудиями нового пробуждения. Туманным ноябрьским утром 1739 года на Кеннингтонской площади, всего лишь несколько сотен ярдов от нынешней Метрополитанской Скинии, около 40,000 людей собралась в шесть часов утра, чтобы послушать Уитфилда. (Доктор Джон Гилл пастор Скинии тех дней, очевидно, ни разу не ходил слушать Уитфилда, зато он побуждал свою паству, чтобы они ходили по тавернам и кафе и убеждали людей послушать зов милосердия.) Иногда Уитфилд проповедовал на Кеннингтоне в окружении покаявшихся детей, которые считали, что, если они станут плотной стеной, то враги Уитфилда не смогут бросать в него кирпичи. Кирпичи все равно бросали, часто травмируя детей, но они продолжали стоять на своем посту. Когда Дух Святой сходил в могущественной силе, проповедники и их последователи не считались с болью и враждой, и не облегчали суровое бремя напряженного ежедневного расписания проповеди.

Джон Сенник был поистине «страдающим серафимом» благодати. Впервые Бог коснулся его сердца, когда он спускался по Чипсайд, прибыв в Лондон на должность инспектора над подмастерьем. В девятнадцать лет он был поражен таким глубоким унынием духа, что не знал, что делать. Некоторое время он жил в тумане полной бесцельности, пока в отчаянии не вполз в заднюю часть церкви и услышал заключительные слова из Псалма, которые уверяли, что благодать спасения доступна и для него. В этот момент Священное Писание начало свое воздействие на это будущее орудие пробуждения. Не многие люди проникнуты такой симпатией к потерянным массам как Сенник, и еще меньше тех, кто перенес так много поношения. О нем говорили, что он тысячу раз умирал от чрезмерных трудов еще до своей ранней кончины от лихорадки, потому что он неустанно проповедовал на открытом воздухе при любой погоде.

Люди в настоящее время думают, что это безрассудство. Зачем сжигать себя в свои тридцать или сорок лет? Разве так нужно служить Богу? Но во времена пробуждения проповедник может пережить несколько жизненных сроков за пять лет проповеди, и будет, без сомнения, счастлив умереть рано, получив такое преимущество быть Божьим инструментом. Так давайте же не упускать из виду жертвенные усилия, характерные для периодов подлинного пробуждения. Давайте не будем слушать тех авторов, которые хотят сбросить это со счетов. Пробуждение стоит дорого для тех, кого Бог употребляет, как Свои орудия.

Только подумайте о служении милосердия во время пробуждения восемнадцатого столетия в Англии! Каким сострадательным и чутким было это пробуждение! По всей стране пустили корни школы для бедных, началось большое движение Воскресных школ, потому что обращенные люди имели большое переживание о судьбе духовно заброшенных детей. Это требовало столь огромных усилий от столь многих людей!

Если мы снова перенесемся в Соединенные Штаты, то увидим другое похожее пробуждение, характерное необычной деятельностью и страстным служением для Бога. В 1857 пробуждение утратило свою первоначальную силу. Пылкая духовная жизнь в значительной степени уступила религиозному формализму. И тогда, осенью того же года, городской миссионер от Голландской реформатской церкви в Нью-Йорке начал проводить полуденные молитвенные собрания полудня в небольшой комнате. Кто не читал историю этого пробуждения, начало которого как будто дало о себе знать на том первом молитвенном собрании? День за днем, количество людей росло медленно, но верно. Затем наступило 7-ое октября, когда рухнул рынок акций, что привело десятки тысяч людей к потере работы, а также к ужасной массовой нужде и нищете. После этого молитвенные собрания начали умножаться. Редактор Нью-Йоркской газеты посетил за один день двенадцать молитвенных собраний, проводившихся во время обеда где, по его подсчетам, присутствовало 6,100 человек. Два года спустя, когда уже все газеты освещали необыкновенную работу Духа Святого, на Нью-Йоркских молитвенных собраниях присутствовало 50,000, всего же, как считалось, примерно полтора миллиона людей были затронуты действием Духа во время этого пробуждения.

Молитва была, конечно, главной особенностью пробуждения, но само пробуждение было далеко не пассивным. Наоборот, оно вызвало кипучую духовную деятельность (особенно деятельность простых прихожан), наполнило служение церквей живой энергией, проповедники возвещали Слово ежедневно, и личное свидетельство было обращено к бесчисленным людям на тот момент. Мы читаем, что пробуждение глубоко проникло в обе армии во время гражданской войны, и что этот прилив благословений достиг Шотландии, Уэльса и, наконец, Англии.

В своем предисловии к сборнику проповедей 1859, Сперджен писал: «Наконец-то над нашей землей взошли времена отрады от присутствия Господа, Всюду видны знаки приподнятой активности и умножившегося усердия. Дух молитвы посетил наши церкви, и Его стези источают тук. Уже различимы первые порывы несущегося сильного ветра, а на пробуждающихся евангелистов явно низошли языки огня».

О своей собственной пастве Сперджен мог сказать следующее: «В течение шести лет роса не переставала падать, и в дожде не прекращался. За все это время обращенных у нас было больше, чем когда-либо прежде, и ревность церкви выросла чрезвычайно. Другими словами, меньшее по размеру, местное пробуждение посетило их в те годы. Его особенностями были многочисленные обращения и пылкий труд для Бога. Большее по масштабу пробуждение не отличалось от него по своей сути. Церкви повсюду получили прирост новообращенных в таком количестве, что число членов вырастало в десять и больше раз. Очень трогательно взглянуть на заголовки проповедей Сперджена в те 1859 годы, изданные в вышеупомянутом сборнике. Здесь появились такие проповеди, как «Пир сатаны», «Побудите их войти», «Кровь Агнца», а также многие другие. В другом месте Сперджен указывает, что пробуждение было характерно широким личным свидетельством, а также «раскаленными добела» молитвенными собраниями.

Заслуживающие доверия летописцы пробуждений восемнадцатого и девятнадцатого веков едины в определении особенностей периодов пробуждения. Они упоминают скорбь о состоянии народа. Они также обращают внимание на отказ верующих от мирских увлечений. (Это как раз то, что выводит на свет большую трагедию современного богослужения, оформленного под мирские развлечения).

Печально и странно, что сегодня так трудно убедить благочестивых и любящих Господа пасторов, чтобы они взялись за регулярную евангелизационную проповедь. А ведь это, возможно, наиболее заметная особенность пробуждения. Если пробуждение случится в наше время, те проповедники, которые кормят исключительно верующих, лишь изредка включая слово для неверующих, будут, наконец, вынуждены оставить странные сдерживающие комплексы и начнут по-настоящему выполнять свое призвание и употреблять дары.

Мы слышали высказывания, что во время пробуждения Бог делает за пять минут больше, чем мы можем сделать за 40 лет деятельности. В этом утверждении имеется большая доля правды, но оно может привести и к недоразумению. Пробуждение, конечно, приносит благословения в таких масштабах, которых вся человеческая ревность в мире не может воспроизвести даже малую долю. Однако, как неоднократно утверждалось в этой главе, это благословение передается через человеческие сосуды, которые используются во много раз интенсивнее, чем в «обычное» время.

Мы не должны разочароваться и жаловаться, что так много проповедовали Евангелие и так мало обратилось. Мы не должны также думать, что будет, если мы оставим все это и просто станем молиться о пробуждении. Что произойдет, если нет воли Божией на то, чтобы послать пробуждение? Тогда не будет никакого свидетельства для людей. Учитывая все, что мы знаем, может быть, нет воли Божией, чтобы снова дышать на эту землю прежде, чем настанет конец. Или, может быть, нам придется ждать одно или два десятилетия перед новым временем большого урожая. А тем временем кладбища заполняются быстро. Кроме того, если Христос не раскрыт для людей, они не могут быть судимы за Его отвержение, а мы не должны забывать, что Бог оставил нас в этом мире, чтобы осуществлять служение не только милости, но также и осуждения. Мы несем запах смертоносный на смерть, также как и запах живительный на жизнь.

Времена благословения находятся в деснице Божией. Особое излияние силы — исключительно дело Божие, не предназначенное для каждого возраста и места. Бог в Своем владычестве назначает масштаб и время благословения — «Иной приносит плод во сто крат, иной в шестьдесят, а иной в тридцать». Мы молимся о пробуждении и жаждем его, но мы не можем его вызвать. Однако мы должны всегда быть в процессе обучения и делать столько, сколько можем, осознавая при этом, что те же самые принципы свидетельства применяются как во время пробуждения, так и во всякое другое время.

Кроме того, независимо от особого времени пробуждения, мы должны насаждать те же самые принципы богослужения, которые являются столь очевидными при пробуждении, а именно: молитвенный дух, отделение от мира, усердный труд, и акцент на проповеди Евангелия. Давайте не упускать из виду кровь, пот, и слезы, стремление к благочестию и пылкую деятельность всех верующих на уровне «рядовых членов».

Чем тяжелее мы трудимся, тем сильнее должна быть наша зависимость от Бога. Мы должны понимать, что и при пробуждении, и без него, мы не можем достигнуть ничего, если Бог не изольет силу Духа на наши усилия и не воздействует на сердца людей. Мы можем быть активными, и в то же самое время смиренными людьми, уповающими на благословение и силу Духа Святого. Смиренная активность — это как раз то, в чем мы сегодня нуждаемся.


Глава 18 из 19« Первая«171819