7. Что говорит археология?

Одним из странных парадоксов нашего времени является растущее число людей, подвергающих сомнению достоверность Писания, несмотря на небывалое в истории изобилие фактов, свидетельствующих в пользу этой достоверности. Более столетия тому назад критики выражали сомнения по поводу многих исторических заявлений Ветхого Завета. Они считали их вымыслом и при этом фантастическим. Но наш век — век самых невероятных открытий, и эти открытия в большинстве случаев подтверждают библейское повествование. Доктор У.Ф. Олбрайт, заслуженный профессор университета им. Джонса Хопкинса, говорит: «Не может быть сомнений что археология подтвердила реальность исторических повествований Ветхого Завета».

Миллар Берроуз из Йельского университета заявляет: «В целом, однако, археологические исследования, несомненно, укрепили уверенность в достоверности библейских записей. Не один археолог отметил, что его уважение к Библии возросло после раскопок в Палестине». Он также говорит: «Археология во многих случаях опровергла точку зрения современных критиков. Она показала в ряде случаев, что их точка зрения основана на ошибочных предположениях и на нереальном, искусственном воспроизведении исторических событий. Это ценный вклад, и его нельзя недооценивать».

Сэр Фредерик Кеньон, бывший директор Британского музея, пишет: «Таким образом у нас есть законные основания сказать относительно той части Ветхого Завета, против которой главным образом был направлен разрушительный критицизм второй половины XIX века, что археологические факты подтвердили ее достоверность, а также ценность, сделав ее понятней посредством более полного знакомства с ее историческим фоном. Археология не сказала еще своего последнего слова, но достигнутые уже результаты подтверждают, что предполагает вера, а именно: расширение наших знаний служит только на пользу Библии».

Не так давно известный израильский археолог Нелсон Глюк сделал следующее замечательное заявление: «…Можно со всей категоричностью заявить, что ни одно археологическое открытие никогда не противоречило библейской информации».

Археология имеет для нас исключительную ценность. Благодаря ей мы способны лучше понять исторический фон, на котором протекают описываемые в Библии события. А это, в свою очередь, помогает нам лучше понять библейскую информацию и библейское повествование. В некоторых случаях мнимые противоречия между библейским повествованием и информацией, имевшейся прежде были разрешены после получения дополнительных археологических данных. В свете этого, кажется, было бы разумным относиться к еще остающимся кажущимся конфликтам как к неизведанной области. Вместо поспешных заключений о якобы содержащихся в Библии ошибках было бы разумнее признать, что определенные проблемы еще существуют, и ждать, что принесут с собой новые открытия. Поскольку новые открытия в прошлом неоднократно подтверждали достоверность Писания, это было бы, несомненно, гораздо логичнее, чем огульное осуждение Библии.

Однако, несмотря на сказанное выше, следует помнить, что Библия не может быть доказана с помощью археологии, и что Библии верят не на основании археологических «доказательств». Истинность Библии в конечном итоге подтверждается Богом. Духовные истины с помощью археологии подтвердить невозможно. Но мы можем признать исторические детали, подтвержденные археологией, несмотря на то, что кажущиеся конфликты все еще существуют.

Какую практическую помощь может оказать нам археология?

В Святой земле было обнаружено более 25000 мест, определенно связанных с ветхозаветным периодом. Только некоторые из них подверглись исследованиям, так что огромное число открытий все еще ожидает своей очереди.

Самым богатым материалом для сверки с Писанием являются древние восточные настенные надписи. Очень мало документов, современных ветхозаветному периоду, было найдено в самой Палестине. Сравнения и иллюстрации приходится заимствовать из письменного наследия соседних стран.

Другим главным источником информации для сравнения с библейским повествованием являются археологические раскопки в библейских районах.

Охват области информации и сопоставления с библейскими данными обширен, поэтому мы можем сосредоточить внимание только на нескольких главных аспектах.

Жизнь и время Авраама представляют собой хороший пример того, какую пользу может принести археология. Критики второй половины прошлого и начала этого столетия ставили под сомнение историчность библейского жизнеописания Авраама. Они считали его невежественным кочевником и человеком весьма примитивным. Они были уверены, что он не умел читать и что он разбирался в вопросах закона, истории, торговли и географии не лучше, чем шейх-бедуин в Аравийской пустыне в наши дни. По их мнению его переход из Ура в Харан был просто одним из обычных переходов в его кочевой жизни. Но открытия сэра К. Леонарда Вулли во время раскопок в Уре Халдейском показали, что такое мнение об истории Авраама было серьезной ошибкой.

Раскопки показали, что Ур тех времен был высоко развитым городом. Археологи откопали много помещений, свидетельствующих о высоком уровне техники строительства, а также множество глиняных таблиц, эквивалентов нашим книгам. Одни из них были руководством к ведению коммерческих сделок; другие представляли из себя религиозные гимны для исполнения в храме; третьи были математическими таблицами с формулами для извлечения квадратного и кубического корней, а также для решения более простых задач, таких, как сложение. В хранилище храма были найдены рецепты и руководства по самым различным вопросам: по вопросу об овцах, о сыре, о шерсти, меди, руде, масле для смазки петель и платежная ведомость для расчетов со служащими-женщинами. Это была очень практическая и поразительно современная коллекция.

Стало ясно, что Авраам был продуктом блестящей и высоко развитой культуры, и что для него решение покинуть отчий дом и с верой отправиться в неведомые земли было чрезвычайно серьезным решением.

Как определяется возраст подобных находок? Эти древние города строились и перестраивались на одном и том же месте, так что обычно при раскопках находят несколько уровней, следующих один за другим. И естественно, нижний уровень соответствует наиболее древнему поселению. Мода в керамике менялась, и если в каком-то месте удается установить дату этого стиля, аналогичный стиль керамики, найденной в других местах, следует относить к тому же периоду. Цари обычно писали свои имена на цоколе дверей храма, и там же рядом давалось имя бога, покровителя храма. Камни с высеченными надписями часто укладывались в основание дворца или храма в память о его основателе. Таким же образом можно обычно определить, кому принадлежали царские гробницы. Существуют копии, относящиеся к 2000 году до н.э., содержащие списки, составленные шумерскими царскими писцами. В этих списках в хронологическом порядке перечисляются все правившие династии с указанием продолжительности правления каждой из них. В нескольких милях от Ура был найден такой камень с надписью в основании стены, возведенной одним известным царем из I династии Ура, о которой в той надписи говорится, как о III династии после потопа. Вероятно, что этот царь правил за 3100 лет до Христа и более чем за 1000 лет до Авраама.

Археология поставляет значительное количество информации о жизни и правлении библейских царей. Критики подвергли сомнениям историчность этих библейских повествований. Повествование о славе Соломона было встречено особенно скептически. В Библии сказано, что у Соломона был флот (3 Цар. 9:26), хотя на побережье Палестины нет порта, способного вместить какой бы то ни было флот. Библия описывает его богатство, как что-то поразительное, число его лошадей и колесниц — как что-то ошеломляющее (10:26). Его строительные проекты были многочисленными и грандиозными. Он превратил в военные крепости такие города, как Иерусалим, Гацор, Гезер и Мегиддо (9:15). В Мегиддо были произведены обширные раскопки, которые обнаружили интересные детали этой военной крепости. Особо интересным оказалось открытие Соломоновых конюшен.

Широкая мощеная улица вела от городских ворот Мегиддо к Соломоновым конюшням. Конюшни на южной стороне занимали площадь примерно 64×84 м2 севера на внутренний двор или площадь размером около 55×55 м2 достигавшая в некоторых местах 0.9 м в толщину. Эта стена предотвращала утечку песка со двора. Неподалеку от центра двора находилось углубление, выложенное кирпичами, служившее, очевидно, резервуаром для воды, которой поили лошадей. Этот резервуар вмещал около 10500 л воды. Вдоль одной стороны стены находились две продолговатые комнаты, очевидно, служившие гаражами для колесниц.

Каждое из отделений конюшни состояло из центрального прохода шириной примерно 3 м и было покрыто известковой штукатуркой. С каждой стороны от центрального прохода шли одинаковые коридоры отделенные от центрального прохода рядом каменных колонн, перемежавшихся с каменными яслями, снабженными кормушками шириной около 1,5 м, выложенными камнями. Каждый коридор был около 24 м в длину, и в нем размещалось 15 лошадей. Таким образом на всей территории южного крыла конюшни находилось 150 лошадей.

В 4-ой книге Царств упоминается, что Соломон занимался металлургией. При раскопках Ецион-Гавера была найдена плавильня, самая блестящая из всех находок. Нелсон Глюк говорит: «Лучший и самый крупный плавильный и металлоочистительный завод из когда-либо открытых при раскопках древнего Ближнего Востока был обнаружен в северо-западном углу рабочей площадки. Он был снабжен сложной системой вытяжных труб и воздухопроводов, похожих на современные по виду и по назначению». В этом процессе они использовали свирепые ветры, продувавшие насквозь всю Аравию с юга на север. Поэтому у Соломона не было необходимости в искусственных кузнечных мехах. А этот металлоочистительный завод в морском порту Соломона свозилась руда, которая частично подвергалась обогащению в печах вдоль Южной Аравии (долина, простиравшаяся от южного побережья Мертвого моря до Красного моря). Большей частью, наших знаний об этих аравийских металлургических печах и шахтах мы обязаны Нелсону Глюку. Он, например, проводил раскопки Хиргет Хахаса (арабское слово, означающее «медные развалины») в 34 км южнее Мертвого моря. Руду добывали здесь открытым способом и тут же на месте подвергали ее первичному обжиганию с целью обогащения.

«Это продолговатый участок, протянувшийся с севера на юг. Его окружает полукруглая гряда высоких песчаных холмов. На востоке проходит вади (поток, который пересыхает в сухой сезон). Между холмами на юге и западе и вади на востоке и севере от него лежит большая плоская область, заполненная развалинами стен, больших зданий, лачуг шахтеров, плавилен и громадными грудами черного медного шлака. Две плавильни — одна квадратная, другая круглая — стоят почти нетронутыми. Квадратная сделана из грубо обтесанных кубических блоков со стороной около 3 м и состоит из двух отделений, расположенных одно над другим».

Замечательный памятник, запечатлевший один из моментов истории Моава, о котором говорится в библейском повествовании, уцелел. После смерти Ахава Меса, царь Моавитский, сбросил с себя бремя Иорама, сына Ахавова, и отказался платить дань. Его осадили цари Израиля, Иудеи и Едома. Осада была такой тяжелой, что Меса под ее давлением принес на стене в жертву всесожжения Моавитскому божеству Хамосу своего старшего сына. Что случилось после этого — неясно, но есть намек, что три царя были вынуждены снять осаду.

В 1868 году немецкий исследователь Клайн нашел в Дивоне, моавитском городе, камень с высеченной надписью. Пока он был в Европе, собирая деньги на покупку этого камня, арабы раскалили камень и стали поливать его холодной водой, чтобы он раскололся на кусочки, чтобы они смогли получить за него цену повыше. К счастью, с камня был снят отпечаток еще тогда, когда он был целым, что позволило восстановить фрагменты и прочитать надпись. Сейчас этот камень хранится в Лувре, в Париже. Надпись на камне сделана ранним финикийским письмом и говорит, как этот камень был установлен Месой, моавитским царем, с целью рассказать о том, что он с помощью своего бога Хамоса сбросил бремя царя Израильского. Там же упоминается несколько названий библейских мест и говорится, что Бога Израилева зовут Яхве.

Археологические изыскания и находки, связанные с Новым Заветом, отличаются по своей природе от исследований и находок, связанных с Ветхим Заветом. Археология Нового Завета занимается не столько вопросом раскопок, похороненных под пылью веков зданий или таблиц с надписями, сколько поисками в основном письменных источников.

Этими письменными документами могут быть надписи общественного или частного характера, выполненные на камне или на каком-либо другом столь же прочном материале; таким материалом извлеченным из песков Египта, может быть папирус с записанными на нем литературными текстами или списками для покупок в магазине; это могут быть записи личного характера, нацарапанные на неглазированных глиняных черепках; это могут быть надписи на монетах, сохранившие сведения о каком-нибудь в противном случае напрочь бы забытом правителе или передающие какой-то аспект официальной пропаганды людям, у которых эта монета была в обращении. Этими материалами может быть церковная коллекция священных Писаний, как, например, библейский папирус Честера Битти; это может быть все, что осталось от библиотеки древней религиозной общины, как, например, кумранские свитки или тексты гностиков из Наг Хаммади. Но независимо от их природы и характера они могут быть так же важны и полезны в изучении Нового Завета, как любые клинописные таблицы в изучении Ветхого.

Папирусы принесли нам бездну информации. Обыкновенные люди писали на папирусе письма и вели на нем повседневные бухгалтерские расчеты. Другим более дешевым материалом для письма были глиняные черепки, называемые остракон. Их использовали для случайных записей. Одно из значений этих материалов, найденных в кучах древнего мусора, заключается в том, что они продемонстрировали связь между повседневным языком простых людей и греческим языком, на котором написана большая часть Нового Завета. Уже давно было признано, что существует большая разница между греческим языком классической литературы и греческим языком Нового Завета. Некоторые ученые-языковеды дошли даже до предположения, что греческий язык Нового Завета был спущен с неба с той целью, чтобы записать христианское откровение. Но благодаря открытию папирусов стало ясно, что греческий язык Нового Завета очень похож на язык простого народа.

В 1931 году была опубликована коллекция найденных папирусных текстов греческого Писания. Они стали известны под названием «Библейские папирусы Честера Битти». Ф.Ф. Брус говорит, что эта коллекция, очевидно, составляла Библию какой-то удаленной церкви в Египте; она состоит из одиннадцати разрозненных кодексов. Три из них в своей полной форме содержат большую часть Нового Завета. В одном из них содержатся Евангелия и Деяния Апостолов, в другом — девять Посланий Павла к церквям и Послание к Евреям, в третьем — книга Откровения. Все три были написаны в III веке. Кодекс Павла, самый ранний из трех, был написан в начале того столетия. Даже в своем теперешнем поврежденном состоянии эти папирусы являются чрезвычайно важным доказательством ранней текстуальной истории Нового Завета. Они доставили наиболее ценные свидетельства для установления подлинности образца «кесарийского» текста.

Эти примеры демонстрируют важность открытия папирусов.

Другим важным источником информации были надписи на камнях. Примером этого может служить эдикт Клавдия, написанный на известняке в Дельфах, в центральной Греции. Этот эдикт следует датировать (по времени его написания) первыми семью месяцами 52 года н.э. В нем упоминается Галлион, бывший проконсул в Ахаии. Из других источников мы знаем, что проконсульство Галлиона длилось только год, и поскольку проконсулы вступали в должность с 1 июля, из этого следует вывод, что Галлион вступил в права проконсула в этот же день, т.е. 1 июля 51 года н.э. Но проконсульство Галлиона в Ахаии совпадает с полутора годами Павлова служения в Коринфе (Деян. 18:11-12), так что надпись Клавдия дает нам точное указание для реконструкции хронологии Павла.

Лука упоминает столько специфических лиц и мест, что его писания легче иллюстрируются этого рода материалом, чем любая другая часть Нового Завета. Его исключительная точность в деталях является хорошо установленным фактом. Там, где его информация подвергалась сомнению, новая информация многократно подтверждала его правоту. «Так, например, его упоминание в Лук. 3:1: «Лисания, четвертовластника в Авилинее» в то время, когда Иоанн Креститель начал свое служение (27 год н.э.), рассматривалось как ошибка, потому что единственным правителем, носившим это имя в тех краях, известным нам от историков древности, был царь Лисаний, которого Антоний казнил по подстрекательству Клеопатры в 36 году н.э. Но греческая надпись из Авилы (в 29 км. к северо-западу от Дамаска), по имени которой названа вся территория Авилинеи, содержит посвящение, сделанное неким Нимфаусом, «отпущенным на свободу Лисанией, четвертовластником», между 29 и 14 годами н.э., т.е. примерно в то же самое время, на которое указывает Лука.

Информация об исторических условиях, в которых происходили некоторые из событий Нового Завета, была получена благодаря изучению монет. Одним из критических вопросов при установлении хронологии служения Павла является время замещения прокуратора Иудеи Феликса Фестом (Деян. 24:27). Новые иудейские монеты вошли в употребление в пятый год Неро, до октября 59 года н.э. Это издание новой серии монет может служить указателем начала нового прокураторства.

Удалось с достоверностью распознать некоторые священные места наряду с другими обычными местами, которые также были опознаны. Обычные места было легче опознать, чем места, где проходили великие события. Иерусалим был разрушен в 70 году н.э., и новый языческий город был основан на его месте в 135 году н.э. Это усложнило распознание мест в Иерусалиме, мест, которые упоминаются в Евангелиях и Деяниях. Однако некоторые из них, такие как территория Храма и Силоамская купальня, в которую Иисус послал слепого омыться (Иоан. 9:11), были опознаны без труда.

Археология оказывает большую помощь в деле понимания Библии. Она поставляет поразительную информацию, которая проливает свет на то, что в противном случае оставалось бы неясным, и иногда подтверждает то, что некоторые в противном случае могли бы считать сомнительным.

Сэр Фредерик Кеньон сказал: «По-моему, правильнее было бы сказать об археологии не то, что она подтверждает Библию, а что она иллюстрирует Библию … Археология, в приложении ее к Библии, помогла расширить и углубить наши знания об историческом фоне, на котором развивались библейские события, особенно события, описываемые в Ветхом Завете … Эти расширенные и углубленные знания подтвердили достоверность книг Ветхого Завета и в то же самое время помогли их лучше понять и истолковать. Критики Библии, пытавшиеся подорвать ее достоверность, были вынуждены принять оборонительную позицию; и простой человек может читать свою Библию с полной уверенностью, что Слово Божье всегда непоколебимо, что бы ни говорили результаты современных исследований».


Глава 7 из 12« Первая«678»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Знать почему веришь. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.