8. Бывают ли чудеса?

«Вы действительно верите, что Иону проглотил кит? И вы всерьез воспринимаете рассказ о том, что Христос на самом деле накормил 5000 человек пятью хлебами и двумя рыбами?» — вот типичные вопросы многих современных скептиков. Конечно же, говорят они, все эти истории с «чудесами» — это просто затейливый прием, с помощью которого Библия раскрывает духовную истину. Но их никак нельзя воспринимать буквально.

И поскольку таких вопросов немало, важнее было бы разрешить проблему в корне, вместо того, чтобы бесполезно дискутировать по поводу деталей. Это особенно разрешить проблему о чудесах. Проблема не в отдельных чудесах, а в самой идее чуда в принципе. Доказать, что какое-то определенное чудо действительно произошло, еще не значит ответить на вопрос. Разница во мнениях возникает по поводу самой идеи вероятности чудес.

Тот, кто подвергает сомнению вероятность чудес, часто относится с недоверием к пророчествам о будущих событиях. Эта проблема возникает от слабого представления о Боге. Проблема, таким образом, не в чудесах и не в пророчествах, а в самом понятии о Боге. Как только мы признаем, что Бог существует, проблема о чудесах тут же разрешится, поскольку, согласно определению, для Бога нет ничего невозможного. Однако если мы не признаём существование Бога, чудеса представляются едва ли возможными, и скорее, вовсе невозможными.

Настоящий вопрос в действительности состоит в следующем: «Существует ли всемогущий Бог, сотворивший Вселенную?» Если да, нам не трудно принять чудеса, в которых Он переступает границы естественных законов, создателем которых Он Сам является. Очень важно постоянно помнить об этом основополагающем принципе при обсуждении вопроса о чудесах.

Существование Бога уже обсуждалось во второй главе.

Дэвид Хьюм и другие дают такое определение чуду: чудо — это нарушение естественных законов. Подобная позиция, однако, практически обожествляет естественные законы, возводит их на такую высоту, что Бог, каким бы Он ни был, становится их пленником и фактически перестает быть Богом.

В наш современный научный век у людей есть тенденция одухотворять науку и естественные законы. Они не понимают, что эти законы — просто безличные результаты наблюдений. Христианин верит в естественные законы, т.е. в то, что почти всегда у всякого следствия есть причина. Но соглашаясь с этим законом, христианин не ограничивает Бога в праве вмешиваться во все, что Ему угодно и когда Ему угодно. Бог выше этого закона, Он над ним и за его пределами и не связан им.

Законы никогда не влияют на что-либо так, как Бог вызывая то или иное действие. Законы — это просто описание того, что происходит.

Что, в сущности, является чудом? В наши дни мы используем этот термин довольно свободно. Перепуганный студент, сдав экзамен, говорит: «Это чудо!» Или если полуразвалившийся ветхий автомобиль успешно доехал из одного города в другой, мы говорим: «Это чудо, что такая развалина еще ездит!» Мы пользуемся этим термином для обозначения всего необычного или неожиданного. При этом мы далеко не всегда подразумеваем вмешательство Божьей руки.

В Библии, однако, речь идет о чудесах совершенно другого рода. В ней этот термин означает вмешательство Бога, которое меняет или приостанавливает обычное течение вещей.

В Библии, конечно, описываются различные виды чудес, и некоторые из них могут быть объяснены «естественными» причинами. Например, воды Красного моря расступились в результате сильных ветров. Возможно, это могло бы случиться и без вмешательства Бога. Чудо в данном случае заключалось в точности координации событий и времени. То что воды расступились именно в тот момент, когда израильтяне достигли берега, и сошлись над египтянами, преследовавшими израильтян, после того, как все израильтяне благополучно вышли на сушу, указывает на чудодейственное вмешательство Бога.

Но есть чудеса, которые никак не поддаются «естественному» объяснению. Воскресение Лазаря из мертвых и воскресение Иисуса Христа были совершены силами, нам неизвестными и находящимися за пределами так называемых естественных законов. То же самое верно и в случае с многочисленными исцелениями. Одно время было модно объяснять исцеление с позиции психосоматической реакции. Сегодня мы знаем, что причина многих заболеваний носит не физический, а психологический характер. Если устранить психологические нарушения, физическое состояние больного нормализуется само по себе. Некоторые медицинские авторитеты утверждают, что до 80% всех заболеваний в нашем напряженном обществе носят психосоматический характер.

Несомненно, в исцелениях Иисуса был подобный элемент, но некоторые из его исцелений явно находятся за пределами этой категории. Возьмите, к примеру, исцеление прокаженного. В этом случае, безусловно, природа болезни не была психосоматической. Прокаженные, исцелявшиеся от своей болезни, испытывали на себе непосредственное действие Божьей силы. Были среди недугов, исцеленных Иисусом, также болезни врожденные, как например, в случае с человеком слепым от рождения (Иоан. 9). Поскольку тот человек родился слепым, его исцеление никак нельзя объяснить психосоматической реакцией.

Этот случай иллюстрирует ошибочность широко распространенного среди современных мыслителей взгляда о том, что люди в древности были чрезвычайно невежественными, доверчивыми и суеверными. Они принимали за чудо многое что, как нам известно, благодаря современной науке, является просто природным феноменом. Например, если мы сегодня пролетим на реактивном самолете над поселением примитивного племени, люди этого племени, возможно, упадут на землю и станут поклоняться богу серебряной небесной птицы. Они, возможно, сочтут увиденное ими каким-то чудом. Мы, однако, знаем, что самолет — это просто результат воплощенных принципов аэродинамики, и что никакого чуда в этом вовсе нет.

Это положение, однако, каким бы убедительным оно ни выглядело, чревато проблемами, поскольку не все чудеса относятся к этому разряду. В случае со слепорожденным люди на протяжении всей своей истории никогда не слышали, чтобы такой человек мог обрести зрение. И сегодня нам нисколько не легче, чем людям тогда, найти «естественное» объяснение этому исцелению. А кто сегодня может найти естественное объяснение воскресению нашего Господа? Объяснение лучшее, чем то, которое было дано, когда все это случилось? Никто! Мы просто не можем никуда уйти от сверхъестественных аспектов библейского повествования.

Важно отметить, однако, что чудеса не противоречат естественным законам. Скорее, «чудеса — это необыкновенные явления, вызванные Богом. Тогда как естественные законы — это обобщение обыкновенных явлений, вызванных Им».

Существует два взгляда на взаимосвязь между чудесами и естественными законами. Некоторые выдвигают предположение, что чудеса являются результатом действия естественных законов «высшего» порядка, которые в настоящее время нам еще неизвестны. Совершенно очевидно, что несмотря на внушительные достижения современной науки мы все еще стоим на грани невежества. Когда мы достаточно расширим свои знания, мы увидим, что вещи, которые мы считали чудом сегодня, были, на самом деле результатом действия более высоких законов вселенной, о которых мы в то время не имели представления.

Но «закон» в современном научном смысле — это нечто такое, что действует постоянно и единообразно. Поэтому говорить, что чудо — это результат закона более «высокого» порядка, значит использовать этот термин в значении, отличном от общепринятого.

Но есть люди, которые рассматривают чудеса как независимый, превосходящий все акт Бога, как проявление Его сверхъестественной силы и власти. И кажется, что такой взгляд больше соответствует действительному положению вещей.

Библейские чудеса в отличие от чудес, описываемых в языческой литературе и в священных книгах других религий, не отличаются причудливостью и фантастичностью. Они не разбросаны беспорядочно и беспричинно по тексту. В библейских чудесах всегда видны порядок и ясная цель. Они сгруппированы вокруг трех периодов библейской истории: Исхода; пророков, которые вели Израиль; и времени Христа и ранней церкви. Они всегда преследовали цель укрепить веру путем подтверждения подлинности откровения и его вестника или путем демонстрации Божьей любви через избавление от страданий.

Чудеса в Библии никогда не совершались ради повышения чьего бы то ни было личного престижа или ради завоевания богатства и власти. Дьявол в пустыне искушал Иисуса воспользоваться Его сверхъестественной силой и властью именно для этого, но Иисус решительно отказался это сделать и осудил сатану. Однако Иисус часто ссылался на чудеса как на доказательство истинности христианской благой вести. В ответ на требование фарисеев ясно сказать им, является ли Он Мессией, Иисус ответил: «Я сказал вам, и вы не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне» (Иоан. 10:25). И далее Он добавляет, что если они колеблются и не могут принять Его притязаний на мессианство, они должны были бы поверить Ему «по самым делам» (14:11).

Бог подкрепил благовествование апостолов в начинавшейся и еще не окрепшей церкви знамениями и чудесами.

Часто можно услышать вопрос: «Если Бог совершал чудеса тогда, почему Он не совершает их теперь? Если бы я увидел чудо, я бы поверил!»

На этот вопрос дал ответ Сам Иисус, когда рассказал о богаче, который, мучаясь в аду, поднял глаза и стал умолять Авраама послать кого-нибудь к его пяти братьям и предостеречь их, чтобы они не попали в это ужасное место. На его просьбу последовал ответ, что у его братьев есть Писание. На что богач возразил, что если бы кто-нибудь воскрес из мертвых, они бы, потрясенные таким чудом, послушались его увещевания. Ответ, полученный им, можно применить к нашим дням в той же степени, в какой он был применим тогда: «Авраам сказал ему: у них есть Моисей и пророки … если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» (Лук. 16:29,31). Так же обстоит дело и сегодня. Многие приняли рационалистическую позицию, отрицающую какую бы то ни было вероятность чудес. И поскольку они знают, что чудеса невозможны, никакие факты не сумеют убедить их что чудеса все-таки случаются. Они всегда готовы выдвинуть естественное объяснение чуду.

Сегодня в чудесах нет необходимости, потому что у нас есть в наличии достоверные исторические записи, в которых описываются случившиеся чудеса. Как отмечает Рамм: «Если чудеса доступны восприятию органами чувств, они могут служить как свидетельство. Если они должным образом засвидетельствованы, то это письменное свидетельство обладает такой же ценностью и таким же весом, как личное присутствие при этих событиях».

Каждое судебное делопроизводство в этом мире оперирует на основании достоверных свидетельских показаний, устных или письменных. «Если Иоанн действительно был очевидцем воскресения Лазаря и если он, будучи в здравом рассудке и в прекрасной памяти, точно и верно описал его, его свидетельство имеет для нас такой же вес, как если бы мы сами находились там и видели все происходившее», — говорит Раим.

Рамм перечисляет причины, почему мы можем считать эти чудеса достаточным и заслуживающим доверия свидетельством. Ниже мы суммируем его перечень:

Во-первых, многие чудеса совершались на глазах у публики. Они не происходили в тайне при одном или двух свидетелях, которые бы оповестили об этом позднее весь мир. Эти чудеса можно было проверить прямо на месте происшествия. Очень важно, что противники Иисуса никогда не отрицали что Он действительно творил чудеса. Они либо приписывали их сатанинской силе, либо пытались их скрыть, как, например, в случае с воскресением Лазаря, когда они сказали: «Давайте убьем Его, прежде чем люди поймут, что случилось, и целый мир последует за Ним!»

Во-вторых, некоторые чудеса совершались в присутствии неверующих. Очень важно отметить, что чудеса, на совершение которых притязают различные культы и группы, редко случаются, если при этом присутствует скептик. Совсем не так обстояло дело с чудесами Иисуса.

В-третьих, чудеса Иисуса совершались на протяжении определенного периода времени с участием разнообразнейших сил. Он продемонстрировал Свою силу и власть над природой, когда обратил воду в вино; власть над болезнью, когда исцелил прокаженного и слепого; власть над бесами, когда изгнал их из людей, одержимых ими; сверхъестественную власть во всеведении, когда обнаружилось, что Он знал о Нафанаиле, сидевшем под смоковницей; власть созидания, когда Он накормил 5000 человек несколькими хлебами и рыбками; и, наконец, власть над самой смертью, воскресив Лазаря и других.

В-четвертых, у нас есть свидетельства исцеленных. Как мы упомянули ранее, у нас есть свидетельства таких людей, как Лазарь, исцеление которых никак не могло быть результатом психосоматической реакции или неверного анализа.

В-пятых, эти чудеса нельзя не принимать во внимание из-за непомерных притязаний, связанных с чудесами в языческих религиях. В нехристианских религиях люди верят в чудеса потому, что они уверовали в религию. Но в религии библейской чудеса являются частью тех средств, с помощью которых устанавливается истинная религия. Это — отличие необычайной важности. Израиль начал свое существование благодаря ряду чудес. Закон был дан при сверхъестественных обстоятельствах, и многие пророки были узнаны как Божьи вестники благодаря их способности совершать чудеса. Иисус, придя на землю, не только учил, но и совершал чудеса, и сами апостолы время от времени делали это. Это была религия, чья подлинность подтверждалась чудесами по всем пунктам.

Как пишет К.С. Льюис: «Все существенные черты индуизма, я считаю, останутся нетронутыми, если убрать оттуда все чудесное. И почти то же самое верно относительно мусульманства. Но с христианством это не пройдет. Христианство — это ничто иное, как история великого Чуда. Натуралистическое христианство оставляет как раз все присущее исключительно христианству».

Чудеса, описываемые в других книгах, не демонстрируют того же порядка, чувства собственного достоинства и тех целей, которые мы находим в Священном Писании. Но что еще важнее, у них нет такого подтверждения их достоверности, какое есть у библейских чудес. Мы уже обсуждали вопрос об исторической достоверности библейского повествования. Аналогичное исследование записей о чудесах в языческих религиозных книгах сразу же продемонстрирует, что между ними не может быть никакого сравнения. То же самое можно сказать и о так называемых чудесах и кажущихся исцелениях наших дней. Они просто не выдерживают проверки. Но брать некоторые чудеса из древней языческой религии или рассказы о сомнительных чудесах наших дней и с их помощью демонстрировать несостоятельность всех заявлений о чудесах было бы несправедливостью по отношению к чудесам Библии. То что некоторые из чудес являются обманом, еще не доказывает, что все чудеса обман, точно так же, как существование фальшивых денег не доказывает, что все деньги фальшивы.

Некоторые пытались представить рассказы о чудесах как результат богатого воображения очевидцев тех событий. Было показано, что люди чрезвычайно неточны при передаче событий и своих впечатлений. Простой пример игры в «испорченный телефон» подтверждает этот факт. В свете такой тенденции, говорят противники чудес, становится очевидным, что надежность свидетельских показаний человека — вещь весьма сомнительная. Следовательно, Евангельские рассказы о чудесах можно не принимать во внимание как ошибочное впечатление, полученное невнимательными очевидцами.

На это можно ответить, что несмотря на такую тенденцию суды не перестали функционировать, и все еще считается, что очевидцы могут представить крайне важную информацию. И хотя могут возникнуть вопросы по поводу некоторых деталей, таких как время несчастного случая, скорость автомобилей и т.п., нельзя утверждать, что несчастный случай не произошел, на основании того, что в показаниях очевидцев есть неточности. Как замечает Рамм, смятые автомобили и раненые люди являются неопровержимым свидетельством, с которым все согласны. Мы должны хорошо понимать ограниченность таких аргументов, как надежность свидетельских показаний. Полезно было бы продемонстрировать, как некоторые из этих аргументов, доведенные до крайности, опровергают то самое предложение, которое они поддерживали. Например, те, кто проводит эксперимент по установлению ненадежности человеческих свидетельских показаний, вынуждены принимать свое свидетельство как надежное, в противном случае им пришлось бы отказаться от своих собственных заключений, поскольку они являются результатом человеческого наблюдения, которое ненадежно!

Иногда выдвигается еще другая идея, призывающая отбросить рассказы о чудесах по той причине, что о них рассказали верующие ученики, и поэтому эти рассказы нельзя считать «объективными». Но ученики просто были очевидцами произошедшего. То что очевидцы событий были учениками, никакого отношения к делу не имеет. Вопрос состоит в том, рассказали ли они правду. Как известно, свидетельство очевидцев — это лучшее из того, что мы можем получить; и для большинства учеников испытанием их истинности явилась смерть, с которой им пришлось столкнуться лицом к лицу ради своих убеждений.

Мы не сказали бы сегодня в суде ради гарантии объективности свидетелей, что намерены выслушать показания только тех, кто не был очевидцем несчастного случая и не имел к нему никакого отношения. Мы также не стали бы утверждать, что свидетельство очевидцев, включая пострадавших, неприемлемо, потому что они «заинтересованная сторона». Ключевой вопрос в каждом случае — это истинность свидетелей, а не их близость к событиям или их отношение к ним.

Вопрос о вероятности чудес — вопрос не научный, а философский. Наука может только сказать, что чудеса не происходят при обычном течении событий. Наука не может «запретить» чудеса, потому что естественные законы их не вызывают и поэтому не могут ничего запретить. Они — просто описание того, что происходит. Христианство охватывает такое понятие, как естественный закон. «Для теистической доктрины чудес существенно необходимо, чтобы природа была единообразной в своем ежедневном проявлении. Если бы природа была крайне стихийной, беспорядочной, чудеса было бы невозможно заметить, равно как невозможно было бы установить закон природы.

Не наука, а «научность» утверждает, что чудеса невозможны. Ученый, как любой другой, может только спрашивать: «Достоверны ли эти исторические документы, описывающие чудеса?»

Более того, чудеса в Библии являются неотъемлемой составной частью Божьего общения, а не просто незначительным приложением. Весь вопрос, в конечном счете зиждется на существовании Бога. Разрешите для себя этот вопрос, и проблема с чудесами перестанет быть проблемой. Само единообразие природы, постоянство ее законов, на фоне которых чудо выступает резким контрастом, зависит от всесильного Законодателя законов природы, Который способен переступать законы для достижения Своих высших целей.


Глава 8 из 12« Первая«789»Последняя »