Любостяжание

«При этом сказал им: смотрите, берегитесь любостяжания, ибо жизнь человека не зависит от изобилия его имения» (Лк. 12:15).

«Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это — сыны проклятия» (2 Пет. 2:14).

«А блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым» (Еф. 5:3).

«Ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф, 5:5).

«Итак умертвите земные члены ваши: блуд, нечистоту, страсть, злую похоть и любостяжание, которое есть идолослужение, за которые гнев Божий грядет на сынов противления» (Кол. 3:5-6).

Любостяжание — это корыстолюбие, жадность к богатствам, алчность, ненасытность (В. Даль).

Любостяжание — означает жажду обладать все большим, не заботясь о других и даже в ущерб им. Оно в большей мере совпадает с вожделением, то есть извращением желания, но как бы усиливает некоторые его особенности; это вожделение неистовое и почти ненасытное (Еф. 4:19), совершенно противоположное любви к ближнему, в особенности к бедным, и устремление преимущественно к земным благам, богатству и деньгам (словарь библ. богословия, с. 537).

Проявления и последствия любостяжания

Библейские повествователи, пророки и мудрецы обличают посягательство на права ближнего, вызванное любостяжанием Именно оно толкает купца, которому при его профессии трудно оставаться вполне добросовестным, обвешивать, обсчитывать и на всем наживаться (Ам. 8:5), богача заставляет брать взятки (Ам. 5’12), захватывать чужое имущество (Ис. 5.8), эксплуатировать бедных (Неем. 5:1-5), даже отказывать в заработанной плате (Иер. 22:13), а вождя и судию — требовать взятки (Ис. 33:15), чтобы извращать правосудие (Ис. 1:23) (словарь библ. богословия, с. 537).

Любостяжание прямо противоположно любви к ближнему, в особенности к бедным, оно — безжалостный злодей с иссохшей рукой.

Любостяжание есть начало всякого греха: желая наслаждений только для себя и получать для себя самого то, что дается любовью Божией на служение Ему, любостяжатель ставит на место Бога некое тварное благо и наконец самого себя.

Иисус Христос уничижил Самого Себя, приняв образ раба (Флп. 2:7), любостяжатель же вожделеет все большего, похищает чужое и ревниво бережет захваченное. В противоположность Христу, Который, будучи богат, обнищал ради нас, дабы мы обогатились Его нищетою (2 Кор. 8:9), любостяжатель эксплуатирует бедных (Иак. 5:1-5) (словарь библ. богословия, с. 539).

Любостяжание есть идолопоклонство, и человек корыстолюбивый впадает в идолопоклонство.

Любостяжание такой же грех, как убийство, идолослужение и волшебство.

Любостяжание — злая мать всех зол.

О грехе любостяжания в Библии сказано больше, чем о пьянстве.

В чем состоит любостяжание? В том, что преступается предел закона, и человек больше заботится о себе, чем о ближнем (Василий Великий).

Любовь к богатству — страсть не естественная. От чего же она усилилась? От тщеславия и крайней беспечности (Иоанн Златоуст).

Любостяжатель отдаляется от Бога, как и идолослужитель. Любостяжание завлекло Лота в Содом. Любостяжание погубило Ахана и всю его семью.

Любостяжание завладело сердцем пророка Валаама и ввело его в грех.

Любостяжание увело от Бога сыновей Самуила. За любостяжание Гиезий был поражен проказой.

Любостяжание заставило богатого юношу отойти от Христа с печалью.

Любостяжание привело Иуду к тому, что он предал своего Учителя.

Любостяжательный не щадит ни отца, ни матери, ни братьев, ни друга (Блаженный Августин).

Любостяжательное сердце уподобляется огню, который дальше и дальше идет по сгораемому веществу, одно разрушает, другое охватывает.

Любостяжатель — это человек, который никогда не довольствуется тем, что у него есть. Он постоянно стремится иметь больше и больше.

Человек, слишком занятый земными делами, не может должным образом усвоить небесного, но по необходимости, заботясь об одном, лишается другого (Иоанн Златоуст).

Сильная и готовая на все любовь к стяжанию, не зная сытости, вынуждает плененную душу идти до крайнего предела зол. Будем отражать ее, особенно в самом начале, чтобы она не стала неодолимой (Иоанн Златоуст).

Ибо мучительство любостяжательности превосходит меру всякой жестокости. Поработив бедную душу, оно всегда принуждает исполнять свои ненасытные пожелания, непрестанно принимая в себя и никогда не наполняясь, подобно какому-то многоглавому зверю, тысячами челюстей передающему пищу в ненаполняемое чрево, не только нимало не насыщаемое, но всегда разжигаемое желанием большего (Григорий Нисский).

Любостяжание не дает никакого покоя своему служителю, который чем больше работает, услуживая велениям владыки и приобретая по его пожеланиям, тем к большему понуждается труду (Григорий Нисский).

Ничто так не подчиняет нас диаволу, как желание большего и любостяжание (Иоанн Златоуст).

Когда злой навык или страсть к любостяжанию будет сильно обольщать тебя, вооружись против них такой мыслью, презрев временное удовольствие, я получу великую награду. Скажи своей душе ты скорбишь о том, что я лишаю тебя удовольствия, но радуйся, потому что я готовлю для тебя Небо. Ты трудишься не для человека, но для Бога; потерпи немного и ты увидишь, какая произойдет отсюда польза; пребудь твердой в настоящей жизни и ты получишь неизреченную свободу. Если таким образом будем беседовать с душою, если будем представлять не одну тягость добродетели, но и венец ее, то скоро отвлечем ее от всякого зла (Иоанн Златоуст).

Как не бывает моря без волн, так и души, погруженной в заботы, — без скорбей, без страха; за первыми следуют другие, их сменяют третьи и не успеют они утихнуть, вздымаются новые (Иоанн Златоуст).

Самое опасное в жизни христианина то, что грех сребролюбия и любостяжания не считается ужасным.

Никто не вредит так обществу, как лихоимцы и любостяжатели. От них люди стонут больше, нежели от иноземных врагов.

Все грехи стареют с человеком; одна любостяжательность юнеет с каждым днем (Амвросий Медиоланский).

Человек оказывается во власти денег чаще, чем деньги во власти человека.

При любостяжании не может быть любви. Да и как ей быть? Кто пристрастился к деньгам, тот ненавидит брата, стараясь отнять у него что-нибудь (Ефрем Сирин).

Что возлюбил человек в этом мире, то и обременяет его мысль, влечет и пригибает к земле, не давая ей воспрянуть (Макарий Египетский).

Грешный человек любит многостяжание, а о правде нерадив, не помышляя о неверности, непостоянстве и кратковременности жизни, не помня о неподкупности и неизбежности смерти. Если же кто и в старости живет так постыдно и бессмысленно, то он, как гнилое дерево, не годится ни на какое дело (Антоний Великий).

Горе любостяжательному! Богатство от него бежит; ожидают его печали (Нил Синайский).

Любостяжатель никогда не бывает доволен тем, что имеет.

О, сколько жертв было поглощено любостяжанием во все века!

Как погасить пламя любостяжания? Можно погасить, даже если оно поднялось до неба. Стоит только захотеть — и мы, без сомнения, одолеем это пламя. Как оно усилилось вследствие нашего желания, так от желания и уничтожится. Разве не наша свободная воля зажгла его? Следовательно, свободная воля в состоянии будет и погасить, только пожелаем. Но каким образом может явиться в нас такое желание? Если обратим внимание на суетность и бесполезность богатства, на то, что оно не может нам сопутствовать в вечную жизнь; что и здесь оно оставляет нас; что даже если оно пребывает здесь, раны от него идут с нами туда. Если посмотрим, как велики богатства, уготованные там, и если сравним с ними земное богатство, то оно покажется ничтожнее грязи. Если заметим, что оно подвергает бесчисленным опасностям, что оно доставляет только временное удовольствие, смешанное с огорчением, если хорошо рассмотрим иное богатство, то есть то, которое уготовано в вечной жизни, тогда будем иметь возможность презреть богатство земное. Если вникнем в то, что богатство нисколько не приумножает ни славы, ни здоровья, ни чего-либо другого, а, напротив, погружает нас в бездну гибели, если узнаем, что несмотря на то что здесь ты богат и имеешь много подчиненных, отходя туда, ты отойдешь одиноким и нагим, — если все это мы будем часто повторять и слышать от других, то, может быть, к нам возвратится здоровье и мы избавимся от этого тяжкого наказания (Иоанн Златоуст).

Руки даны для того, чтобы ты простирал их на молитву, но если ты не ведешь себя трезвенно, ты простираешь их на любостяжание (Иоанн Златоуст).

Сбросим с себя бремя грехов, подобно Закхею. Перестанем похищать и начнем раздавать милостыню. Ибо если одно поднимает падающего, как милостыня, а другое тянет на землю, как корыстолюбие, такое сражение противоположных сил разрывало бы человека. Итак, чтобы с нами этого не случилось, да не влечет нас к земле корыстолюбие и да не оставляет милостыня; так сделаемся мы легкими и взлетим (Иоанн Златоуст).

Из людей любостяжательных и обидчиков одни знают, а другие не знают, что грешат неисцелимо. Ибо неспособность чувствовать недуг, в котором находишься, — следствие усиления нечувствительности, которое заканчивается совершенным бесчувствием и омертвением. Поэтому таких людей более всего надо жалеть. Делать зло — более достойно сожаления, чем терпеть зло. Тем, кто делает зло (обижая людей из-за любостяжания), угрожает крайняя опасность, а у тех, кто терпит, ущерб касается только имущества. Притом первые не чувствуют своего сугубого омертвения, как дети, которые ни во что ставят то, что действительно страшно, и могут сунуть руки в огонь, а увидев тень, приходить в страх и трепет. Подобное этому бывает и с любителями стяжания: боясь бедности, которая не страшна, но еще и хранит от многих зол и содействует скромному образу мыслей, принимают за нечто великое неправедное богатство, которое страшнее огня, потому что обращает в прах и мысли, и надежды обладающих им (Исидор Пелусиот).

Из всего даже потребного нам мы должны иметь только необходимое, а не излишнее.

Пределом твоей заботы о жизни пусть будет удовлетворение нужды тем, что у тебя есть (Григорий Нисский).

Не надо заботиться ни о чем сверх необходимого для жизни и прилагать старание о пресыщении и о пышности: надо быть чистым от всякого стяжания и щегольства (Василий Великий).

Грех любостяжания — стремление, страсть, сильнейшая тяга к обладанию. Это потребность в том, что, на самом деле, не нужно, или в том, что превышает наши нужды и права. Любостяжание представляет из себя вид идолопоклонства: если человек видит нечто и страстно желает его приобрести, он делает этот предмет своим божеством, к которому устремляется всеми силами своей души и своего тела.

Не гоняйся за приобретением имения, вырвись из сетей похотей, из тенет греха, из дебрей лихоимства (Ефрем Сирин).



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Золотые зёрна мудрости. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.