Образование

«Примите учение мое, а не серебро; лучше знание, нежели отборное золото; потому что мудрость лучше жемчуга, и ничто из желаемого не сравнится с нею» (Пр. 8:10-11).

«Учение мудрого — источник жизни, удаляющий от сетей смерти» (Пр. 13 14).

«Нищета и посрамление отвергающему учение; а кто соблюдает наставление, будет в чести» (Пр. 13:18).

«Приложи сердце твое к учению и уши твои — к умным словам» (Пр. 23:12).

«Увидев народ, Он взошел на гору; и когда сел, приступили к Нему ученики Его. И Он, отверзши уста Свои, учил их» (Мф. 5:1-2).

«Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своего: довольно для ученика, чтобы он был, как учитель его, и для слуги, чтобы он был, как господин его» (Мф. 10:24-25).

«Я стал разумнее всех учителей моих; ибо размышляю об откровениях Твоих» (Пс. 118:99).

Образование — это процесс усвоения знаний; обучение, просвещение; совокупность знаний, полученных в результате обучения.

Образованный — получивший образование, имеющий разносторонние знания.

Образованный человек скромен — широкая река спокойна.

Знание смиряет великого, удивляет обыкновенного и раздувает маленького человека (Л Н Толстой).

Всякое настоящее образование достигается путем самообразования (Н А Рубанин)

Надо много учиться, чтобы достичь хоть немногого (Ш. Монтескье).

Семена образования, добродетели и благочестия заложены в нас от природы Природа человеческая первоначально была доброй, к ней мы должны быть возвращены (от испорченности). Под природой здесь мы разумеем не испорченность, присущую всем нам после падения, вследствие чего называемся мы по природе «сынами гнева», неспособными собственными силами помышлять о чем-либо благом, но первое и основное наше состояние, в которое нужно еще призвать нас, как к первоначалу. В этом смысле Луис Вивсе сказал: «Что такое христианин, как не человек, возвращенный к своей природе и как бы восстановленный в правах своего рождения, от чего его отвратил диавол?»

Естественное стремление к Богу как к Высшему Благу вследствие грехопадения было извращено и выродилось в какое-то блуждание, которое своею силою никогда не может вернуться на правый путь. Однако у тех, кого снова просвещает Бог Своим словом и Своим Духом, это стремление настолько изощряется, что Асаф восклицает Богу: «Кто мне на небе? и с Тобою ничего не хочу на земле. Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек» (Пс. 72:25-26).

Благодать Божию следует не ограничивать, а с благодарностью принимать. Не будем ограничивать благодать Божию, которую Бог готов излить на нас с величайшей щедростью. Ведь если мы, верою насажденные во Христе и одаренные духом усыновления, если мы, говорю я, будем утверждать, что мы вместе с нашими детьми не способны к тому, что свойственно Царствию Божию, то каким образом Христос провозгласил относительно детей, «что их есть царствие Божие»? Или каким образом Он направляет нас к ним, повелевая обратиться и быть, как дети, если мы хотим войти в Царствие Небесное (Мф. 18:3)? Каким образом апостол объявляет святыми детей христиан (даже когда один только из родителей — верующий) и утверждает, что они не могут быть нечистыми (1 Кор. 7:14)? Но даже и о тех, кто в действительности уже был обременен тягчайшими пороками, апостол решается утверждать: «И такими были некоторые из вас, но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6:11). Поэтому когда мы требуем, чтобы дети христиан (не потомство ветхого Адама — чада Божий, малые братья и сестры Христа) были образованными и способными для восприятия семени вечности, может ли показаться это кому-либо невозможным? Ведь не от дикой маслины требуем мы плода, но помогаем приносить плоды черенкам, снова привитым к древу жизни (Я. А. Коменский).

До сих пор не было школ, вполне соответствующих своему назначению. Что такое школа, точно соответствующая своему назначению? Вполне соответствующей своему назначению я называю только такую школу, которая являлась бы истинной мастерской людей, в которой, следовательно, умы учащихся озарялись бы блеском мудрости для того, чтобы быстро проникать во все явное и сокровенное (как говорит книга Премудрости), души и движения их направлялись бы ко всеобщей гармонии добродетелей, а сердца насыщались бы божественной любовью, и до того проникались бы ею все, кто верен христианским школам для обучения мудрости, что дети уже на земле приучились бы жить небесною жизнию (Я.А. Коменский).

Школы можно преобразовать к лучшему Какими дети рождаются — это ни от кого не зависит, но чтобы они путем правильного воспитания сделались хорошими — это в нашей власти (Плутарх).

Так садовник из любого живого корня выращивает дерево, применяя в необходимых случаях именно все свое искусство.

Точный порядок для школы, и притом такой, который не в состоянии были бы нарушить никакие препятствия, следует заимствовать у природы. Ибо справедливо говорит Цицерон: «Если будем следовать за природой, как за вождем, мы никогда не заблудимся», также: «под руководством природы нельзя ошибаться». А поэтому, сделав наблюдение за процессами, которые то там, то здесь совершает природа, будем советовать поступать подобным же образом (Я.А. Коменский).

Образование в школах должно быть универсальным. В чем же заключается все, чему нужно учить и учиться в школах? Именно в том, что касается образования всего человека. Итак, во всех случаях, без исключения, нужно стремиться к тому, чтобы в школах, а отсюда благодаря школам и во всей жизни:

1. При посредстве наук и искусств развивались природные дарования.

2. Совершенствовались языки.

3. Развивались благонравие и нравы в направлении всякой благотворительности со всеми нравственными устоями.

4. Бог искренно почитался (Я.А. Коменский). В мудрости, благоразумии, благочестии.

Ведь мудро сказал тот, кто сказал, что школы — мастерские гуманности, если они достигают того, что люди становятся действительно людьми, то есть:

1. Созданием разумным

2. Созданием, господствующим над всеми тварями (также и над самим собой).

3. Созданием, которое является радостью своего Творца.

Это будет происходить в том случае, если школы потрудятся над тем, чтобы сделать людей мудрыми по уму, благонравными в своих действиях и благочестивыми сердцем

Эти три качества не должны быть разрываемы; их нужно внедрять во всех школах всему юношеству. Это я докажу, взяв за основание:

1. Вещи, которыми мы окружены.

2. Нас самих.

3. Христа — Богочеловека как совершеннейший образец нашего совершенства.

Всюду распространен дивный порядок — предмет подражания, который постоянно повелевается человеку осуществлять в своих действиях. Ко всему этому человек должен быть подготовлен, то есть его нужно научить, во-первых, познавать то, что простирается пред ним при созерцании этого удивительного зрелища мира, во-вторых, научить тому, что он обязан делать, и, наконец, научить наслаждаться тем, что, точно в гостеприимном доме, подает ему Своей щедрой рукой Творец (Я.А. Коменский).

Старанием нашей души

Если мы взглянем на самих себя, то равным образом обнаружим, что одинаково для всех достоянием является образование, нравственность и благочестие.

Сущность души составлена из трех способностей: разума, воли и памяти. Разум направляется на наблюдение различий между вещами. Воля стремится к отбору полезных вещей и к отстранению вредных А память хранит для будущего использования то, чем когда-либо занимались разум и воля, и напоминает душе о ее зависимости от Бога и об ее обязанностях; в этом последнем отношении память называется также совестью. Чтобы эти способности могли с успехом проявлять (выполнять) указанные свойства (свои обязанности), совершенно необходимо снабдить их тем, что просвещало бы разум, направляло бы волю, побуждало бы совесть, благодаря чему разум проницательно познавал бы вещи, воля безошибочно делала отбор всего, а совесть четко устремляла бы все к Богу. Следовательно, как нельзя отрывать друг от друга эти три способности (разум, волю, совесть), так как составляют единую душу, так не следует разрывать три украшения души образование, добродетель, благочестие (Я А Коменский)

Целью нашего ниспослания в мир

Если мы поразмыслим, зачем мы посланы в мир, то будет ясно, что цель эта вдвойне троякая, а именно чтобы служить Богу, Его творениям и себе и наслаждаться радостью, проистекающей от Бога, Его созданий и от нас самих

Чтобы служить Богу, ближним и себе самим Если мы хотим служить Богу, ближним и самим себе, то по отношению к Богу нам нужно иметь благочестие, по отношению к ближним — нравственность и в отношении нас самих — знание Правда, все это так тесно связано между собой, что как человек по отношению к себе самому должен быть не только благоразумным, но и нравственным и благочестивым, так и ко благу ближнего должны служить не только добрые нравы, но и знание, и благочестие, а славе Божией должны содействовать не только благочестие, но и знание, и добрые нравы (Я А Коменский)

Наслаждение

Что касается наслаждения, то Бог при сотворении засвидетельствовал, что оно предназначено для человека, так как ввел его в мир уже украшенный всеми благами, и, сверх того, создал для него рай блаженства и, наконец, постановил сделать его участником Своего блаженства А наслаждение нужно понимать не физическое (хотя и оно, будучи не чем иным, как крепостью здоровья, удовольствием от пищи и сна, может проистекать не из чего иного, как только от добродетели умеренности), а духовное, которое проистекает или от вещей, нас окружающих, или от нас самих, или, наконец, от Бога (Я А Коменский)

От самих вещей

Наслаждение, проистекающее от самих вещей, есть то удовольствие от размышлений, которое испытывает мудрец Ведь чем бы он ни занимался, что бы ни представлялось его взору, на что бы он ни обращал свое размышление — всюду и во всем этом он находит прелести, доставляющие ему столь большое удовольствие, что часто он, как бы вне себя от увлечения, забывает о себе самом Об этом именно и свидетельствует книга Премудрости «В обращении к мудрости нет суровости, ни в сожитии с нею — скорби, но веселие и радость» (Я А Коменский)

От себя самих

Удовольствие, получаемое от самого себя, представляет то величайшее наслаждение, которое испытывает человек, отдавшийся добродетели, радуясь своему внутреннему доброму расположению Он сознает себя готовым выполнять все, чего требуют правила справедливости Эта радость гораздо больше, чем первая, чистая совесть — непрерывный пир (Я А Коменский)

От Бога

Наслаждение от Бога есть наивысшая ступень радости в этой жизни Чувствуя вечное милосердие к себе Бога, человек так восторгается Его отеческой и неизменной милостью, что сердце его от любви к Богу тает и он не знает, что ему более совершать или чего желать, кроме того, чтобы, поручая всего себя милосердию Божию, сладостно пребывать в покое и наслаждаться предвкушением вечной жизни Итак, есть три качества образование, добродетель, благочестие — три источника, из которых вытекают все источники самых совершенных наслаждений (Я А Коменский)

Примером Христа — нашего образца

Наконец, Бог, явившийся во плоти, Своим примером научил, что эти три качества должны быть у всех вместе и у каждого в отдельности Ведь евангелист свидетельствует, что Он преуспевал в возрасте, вместе с тем преуспевал в премудрости и любви у Бога и человеков (Лк 2 52) Вот где счастливая троица наших украшений Ведь что такое мудрость, если не познание всех вещей, как они есть? Что вызывает любовь у людей, если не добрые нравы? А что привлекает к нам милость Божию, если не страх перед Господом, то есть внутреннее, сердечное и пламенное благочестие? Итак, восчувствуем в себе то, что есть во Христе Иисусе, Который является абсолютнейшей идеей всякого совершенства, с которой нам подобает согласоваться

Ибо поэтому и сказал Он «Научитесь от Меня» (Мф 11:29) И так как Христос дан человеческому роду как просвещеннейший Учитель Первосвященник, могущественнейший Царь, то ясно, что христиан должно формировать по примеру Христа и делать их просвещенными по уму, святыми по влечению совести, мощными по делам (каждому в своем призвании) Итак, школы наши будут подлинно христианскими лишь тогда, если сделают нас возможно более подобными Христу (Я А Коменский).

Несчастный разлад

Поэтому является несчастным разладом, если в чем-нибудь эти три качества не связаны непрерывными узами Несчастно то образование, которое не переходит в нравственность и благочестие. Ведь что такое образование без нравственности? Кто успевает в науках, а отстает в добрых нравах (старинная поговорка), тот скорее отстает, чем успевает. Следовательно, что сказал Соломон о красивой, но отвергающей разум женщине (Пр. 11:22), то же можно сказать об образованном, но безнравственном человеке: что золотое кольцо в носу у свиньи, то образование у человека, который отвращается от добродетелей. Как драгоценные камни оправляются не свинцом, а золотом, придающим им больший блеск, так знание должно соединяться не с распущенностью, а с добродетелью, и тогда оно увеличивает свой блеск и блеск добродетели. А где к тому же присоединяется истинное благочестие, там осуществляется совершенство. Ибо страх Господень является как началом и концом мудрости, так, равным образом, завершением и венцом знания, так как полнота премудрости есть страх Господень (Я.А. Коменский).

Словом, так как от детского возраста и воспитания зависит вся последующая жизнь, то цель не будет достигнута, если души всех не будут подготовлены заранее ко всему, что предстоит в жизни. Итак, подобно тому, как во чреве матери у каждого будущего человека образуются одни и те же члены, и притом у каждого человека все: руки, ноги, язык и пр., хотя не все должны быть ремесленниками, скороходами, писцами, ораторами, — так и в школе всех должно учить всему тому, что касается человека, хотя впоследствии одним будет полезно одно, а другим — другое (Я.А. Коменский).

Четыре следующих доказательства показывают, что все юношество со столь различными способностями можно воспитывать и образовывать одним и тем же методом.

Во-первых, всех людей следует вести к одним и тем же предметам мудрости, нравственности и благочестия.

Во-вторых, как бы ни отличались люди друг от друга способностями, все они обладают одной и той же человеческой природой, снабженной одними и теми же органами.

В-третьих, указанное различие способностей есть не что иное, как отсутствие естественной гармонии или недостаток ее. Например, что такое острота ума, как не тонкость и подвижность жизненного духа в мозгу, чрезвычайно стремительно распространяющаяся через органы чувств и с величайшей поспешностью проникающая в представляющиеся вещи? Наоборот, что такое тупость ума, если не неповоротливость и затмения жизненного духа в мозгу? (Я А. Коменский)

Основою преобразования школ является точный порядок во всем. Порядок — душа вещей. Если бы мы обратили внимание на то, что, собственно, сохраняет в устойчивом состоянии всю эту вселенную со всеми ее мельчайшими вещами, то не нашли бы ничего, решительно ничего иного, кроме порядка. Порядок есть душа вещей.

Это поясняется примерами:

1. Мира. Чем, спрашиваю я, достигается то, что мир отличается стройностью и существует во всей своей полноте? Конечно, тем, что каждое создание весьма строго держится в своих пределах, согласно предписанию природы. Этим сохраняется порядок вселенной.

2. Небесной тверди. Чем достигается столь точное и без всякого замешательства чередование различных промежутков времени, годов, месяцев и дней? Только неизменным порядком небесной тверди.

3. Тонкой работой маленьких живых существ. Что дает возможность пчелам, муравьям, паукам производить работу такой точности, что человеческий ум находит в ней больше чему удивляться, чем подражать? Не что иное — врожденное искусство соблюдать в действиях порядок, число, меру.

4. Нашего ума. Чем достигается то, что единственный данный нашему телу ум, управляя столькими действиями, является достаточным для всего тела? Только порядком, благодаря которому все члены связаны постоянными связями и по мановению первого движения, исходящего от ума, легко приводятся в соответствующее действие.

Итак, искусство обучения не требует ничего иного, кроме искусного распределения времени, предметов и метода (Я.А. Коменский).

Итак, во имя Всевышнего, попытаемся установить такое устройство школ, которое бы в точности соответствовало чрезвычайно искусно устроенным и изящно украшенным различными приспособлениями часам (Я.А. Коменский).

Искусство и образование могут сделать вкус более изящным, но они не могут очищать сердца, прощать грехи или возрождать человека.

Образование необходимо, но одно образование еще не приводит человека к Богу (Я.А. Коменский).

Расширять свои знания можно только тогда, когда смотришь прямо в глаза своему незнанию (К Д. Ушинский).

Частичное образование где-либо в мире — гораздо хуже, чем никакое, когда мы развиваем только ум, а не душу.

Считай несчастным тот день или тот час, в который ты не усвоил ничего нового и ничего не прибавил к своему образованию.

Бог соблаговолил дать нам лишь столько времени жизни, сколько Он посчитал достаточным для приготовления к лучшей жизни.

Заключение

Итак, утвердимся же мы на том, что для того духа легче стать мудрым, благонравным, святым, чем чтобы со стороны пришедшая испорченность могла затруднить развитие. Ведь всякая вещь легко возвращается к своей природе. И это то, чему учит Писание: премудрость легко созерцается любящими ее и обретается ищущими ее; она даже утверждает желающим познать ее. С раннего утра ищущий ее не утомится, ибо найдет ее стоящей у дверей своих (Пр. 8:1-4) (Я.А. Коменский).



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Золотые зёрна мудрости. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.