Проповедник

«Я поставлен проповедником и Апостолом — истину говорю во Христе, не лгу, — учителем язычников в вере и истине» (1 Тим. 2:7).

«Открывшейся же ныне явлением Спасителя нашего Иисуса Христа, разрушившего смерть и явившего жизнь и нетление чрез благовестие, для которого я поставлен проповедником и Апостолом и учителем язычников» (2 Тим. 1:10-11).

«Ибо и Иудеи требуют чудес, и Еллины ищут мудрости; а мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость» (1 Кор 1:22-24).

«Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы — рабы ваши для Иисуса» (2 Кор. 4:5).

«Ибо мы не повреждаем слова Божия, как многие, но проповедуем искренно, как от Бога, пред Богом, во Христе» (2 Кор. 2:17).

Человек, утверждающий, что он решил стать мореплавателем и содрогающийся при виде волн моря, вряд ли убедит кого в том, что его решение правильно. Не то же ли самое должно сказать о человеке, который утверждает, что он призван быть проповедником, а если не находит и одного человека, который согласился бы слушать его проповеди.

Проповеднику вверено великое и благородное дело: проповедь, с которой неразрывно связано драгоценное имя Иисуса Христа, и оно не должно терпеть урона вследствие бестактности, грубости и безрассудности проповедника.

Проповедь Евангелия, свидетельство об истине, изложение Божьего плана спасения для погибающего человечества — вот в чем главная цель и назначение проповедника.

Кто проповедует Евангелие в силе Духа Святого, в служении того всегда на первом месте будет Иисус Христос.

Человек, наполненный самим собою, не может быть сосудом Бо-жиим

Речи, изобилующие словами благодати, располагают сердца слушателей к проповедующему; напротив, речи, не приправленные солью, никогда не сделают популярным произносящего их.

Слова Иисуса Христа проникали до глубины души, но никогда не были они оскорбительными и высокомерными. Необходимо всегда помнить, что истинное благочестие заключается в соблюдении всех божественных правил во время проповеди.

Человек может говорить красноречиво; но если сердце и уста его не запечатлены помазанием Духа Святого, слово его не достигнет сердец слушателей.

Не заботьтесь об изящных выражениях, но старайтесь о том, чтобы ваши проповеди были понятны слушателям и западали в душу. Этим вы будете пленять и привлекать людские сердца.

Без содействия Духа Святого самый лучший проповедник подобен барабану, который издает звуки, а внутри пустой.

Некоторые проповедники дают много пищи уму, но не сердцам своих слушателей.

Если проповедник держит себя заносчиво, как павлин, то ему надо, прежде всего, удалить гордость и высокомерие из своего сердца и лишь затем проповедовать другим.

Проповедник должен пленять сердца своих слушателей внутренни достоинством, а не внешностью.

«Тот, кто хочет вести других, должен сам идти», — сказал в свое время Демосфен. Великий оратор древности постиг, что одних слов мало, нужно самому им следовать.

Тот, кто хочет своей проповедью зажечь других, должен сам гореть.

Каждый ремесленник хорошо знает, что надо всегда держать свои инструменты в полном порядке, потому что «если притупится топор, и если лезвие его не будет отточено, то надобно будет напрягать силы» (Ек. 10:10).

Мы представляем собою некоторым образом орудия, и должны потому держать себя в порядке. Если я хочу проповедовать Евангелие, мне требуется для этого мой собственный голос; следовательно, я должен стараться укреплять его. Я хочу рассуждать моим собственным умом и чувствовать моим собственным сердцем, — я обязан, следовательно, развивать мой ум и возгревать мое сердце. Я могу страдать и бороться за спасение других людей лишь в моей собственной, обновленной христианской природе, — я должен потому старательно поддерживать в себе искреннее чувство любви к Иисусу Христу.

Служитель Божий М. Чене, в письме одному из своих духовных друзей, отправившемуся изучать немецкий язык, писал: «Я уверен, что вы усердно занимаетесь изучением немецкого языка, но не забывайте при этом развивать и вашего внутреннего человека, — я говорю о сердце вашем. Господь избрал вас для прославления имени Своего, Он благословляет не столько блестящие способности, сколько стремление уподобиться Иисусу Христу. Такой проповедник будет иметь успех в деле проповеди Евангелия».

Если проповедник Евангелия не обращает внимания на свою собственную жизнь — это большое несчастье и для него самого, и для его дела. Человек, во всех отношениях способный к плодотворной деятельности, может оказаться совершенно бесполезным вследствие одного какого-нибудь своего недостатка. Евангельская весть, проходя через сердце и уста нездоровых духовно людей, может быть так искажена, что принесет не пользу, а вред слушателям.

Если плоха личная жизнь проповедника, мало будет пользы от его проповеди; во всяком случае, успех не превзойдет ожиданий. Много будет посеяно, но мало пожнут, процент пользы будет незначителен.

Проповедник евангельской благодати, прежде всего, должен быть сам достоин ее — это очень простая и вместе с тем важная истина. Богобоязненная и истинная жизнь в Боге — вот непременное условие его. И как бы ни была велика «слава» проповедника, он не проповедник, если нет у него этого условия. «Укрась сначала себя самого, а затем уже твоих братьев», — говорят раввины. «Рука, которая должна очищать других, — говорил Григорий Богослов, — должна сама быть чиста».

Внимай самому себе, чтобы не лишиться той благодатной силы Божией, о которой ты говоришь другим; того спасительного воздействия Евангелия, которое проповедуешь другим. Внимай, чтобы твое собственное сердце не забыло Спасителя, необходимости веры в

Которого ты учишь других, не потеряло бы Его спасительных даров.

Разве может разумный человек требовать от Бога спасения себе за то только, что он проповедовал другим великие истины, которыми в личной жизни он сам пренебрегал?

Господь еще никогда не миловал ни одного человека за то, что он был проповедником, а миловал лишь тогда, когда он заслуживал этого своею собственною жизнью, если он искренно и верно служил делу своего Господа.

Внимайте, прежде всего, себе, чтобы самим исполнять то, что проповедуете другим, верьте сами тому, чему ежедневно учите других, примите в собственное сердце Того Иисуса Христа, Которого предлагаете другим.

Жизненная сила проповедника должна быть очень крепка и устойчива, его вера — глубока и ясна.

Нельзя возводить на кафедру для защиты истины всякого новичка, бойкого на язык, но неопытного в духовной жизни.

Мы должны быть очень осторожны при возведении на кафедру людей, уже раз доказавших, что им недостает той духовной силы, которая способна выдержать испытания этого звания.

Моисей был «пророком, сильным в слове и деле». Проповедник Слова Божия должен быть силен словом своего учения и примером своих дел, даже еще сильнее в последнем.

Если Оза должен был умереть, потому что только дотронулся до ковчега Господня, хотя он хотел лишь поддержать его от падения; если то же самое случилось с жителями Вефсамиса, которые лишь взглянули на него; если смерть угрожала даже животным, приблизившимся к святой горе, то каковы должны быть те люди, которые удостаиваются говорить с Самим Господом, предстоять Ему, подобно ангелам Его, и нести имя Его другим, иначе говоря, быть Его посланниками на земле. Чресла этих людей должны быть препоясаны истиной Божией, а светильники горящими (Лк. 12:35).

Иеремия Тейлор говорит своим оригинальным, цветистым языком: «Голуби Ирода никогда не могли бы привлечь к себе такое множество чужих птиц, если бы они не были помазаны арабским бальзамом. Помажь твоих голубей ароматами, и они привлекут целые стаи птиц».

Так и вы, если хороша жизнь ваша, если благоухают ваши добродетели, вы скоро привлечете к себе сердца ваших слушателей, так что они будут стараться подражать вашему благоуханию.

На одеждах священников должны были находиться «позвонки» и «яблоки» — символы здравого учения и богоугодной жизни (Исх. 28:33-34). Господь требует, чтобы все приближающиеся к Нему были чисты (Ис. 52:11). Грехи священников делали то, что люди отвращались от жертвоприношений (1 Цар. 2:17). Они позорили свое учение порочной жизнью. Блаженный Августин говорит: «Своим учением они воздвигают здание, своею же жизнью разрушают его». Блаженный Иероним писал Непоциану: «Не допускай твоим делам позорить твое учение, чтобы те, кто слышали тебя в Церкви, не подумали о тебе: отчего же не делаешь ты сам того, чему учишь других? Уста, руки и сердце священника Христова должны быть в полном согласии между собою».

Говори хорошо и живи также хорошо. Рассказывают, что в городе Смирне был забавный актер, который восклицал: «О небо!» — а рукою указывал на землю. Увидев это, Полимо, один из знатнейших граждан города, не в состоянии был слушать его далее и удалился с сильным гневом и словами: «Этот глупец не умеет правильно говорить руками, он соврал своими пальцами». Точно так же поступают те, кто учит хорошо и плохо живет. У них слово «небо» лишь на языке, рукою же они указывают на землю. Они руками учат плохому благочестию; они не живут согласно своему учению.

Нельзя быть хорошим христианином, не имея искренней веры во Христа, и хорошим проповедником, не имея к тому божественного призвания.

Многие проповедники, возлагающие свое упование на Господа, заявят вам с решительностью, что наилучшие, наиполезнейшие мысли не те, которые уже подготовлены вами заранее, но те, которые являются внезапно, принесенные к нам словно на крыльях ангелов, являются словно неожиданные сокровища, посланные нам небом, словно слетевшие оттуда семена райских цветов.

Меня беспокоит судьба тех проповедников, которые не проповедуют ересей, вместе с тем не проповедуют также и истину Христову.

Есть люди, которые не скажут в своей жизни ни одного ошибочного слова, но наряду с этим они ничего не говорят о спасительной истине Господней.

В наши дни имеется много проповедников, из уст которых не вырвалось ни одного ложного слова, и все-таки очень трудно им приписать проповедь истины.

Есть проповедники, которые проповедуют святое Евангелие во всей его чистоте, простоте и полноте, используя, однако, убедительные слова человеческой мудрости, но не явление духа и силы (1 Кор. 2:4).

Далеко не достаточно проповедовать Благую Весть нашего спасения только в простоте. Кроме этого, ее обязательно нужно возвещать в силе Духа Святого.

Самопожертвование, нестяжательность, твердость и терпение — вот наши непрестанные спутники. Если хотим точно исполнять наши проповеднические обязанности, нам надо постоянно пребыватъ в самом тесном общении с Господом.

Многие проповедники забывают служить Господу, сойдя с кафедры, Возненавидьте, братья, даже мысль, что вы можете сделаться проповедниками вроде заведенного часового механизма, одухотворяющимися непостоянно пребывающею в вас благодатью, а лишь приходящими в движение вследствие временно действующих внешних влияний. Не будьте людьми, которые могут называться проповедниками лишь в течение определенного времени, пока они исполняют свои служебные обязанности, но которые перестают быть ими, лишь только сходят с кафедры. Истинные проповедники проповедуют непрестанно.

И во время вашего отдыха не забывайте, что вы служитель Евангелия.

«Не делайся проповедником, если ты спокойно относишься к твоему проповедническому труду», — мудро ответил один из древних пастырей спрашивавшему его об этом служении.

Разве могут быть посланниками Бога люди, никого не приводящие к Нему?

Для дела Божия нужны борцы, а не щеголи; усердные работники, а не важные празднолюбцы.

Если вы хотите быть хорошим жнецом, будьте ближе к Господину жатвы.

Люди нуждаются не в одной лишь словесной проповеди Евангелия, а и в том, чтобы видеть Господа Иисуса Христа, так сказать, ходящим по улицам наших городов и сел и живущим в наших домах.

«Высказывать притворное умиление, — говорит Ричард Сесиль, — недостойно и легко, может быть, открыто, но действительно чувствовать и переживать его — это верный путь к сердцам слушателей».

Помазание Духа Святого необходимо и драгоценно для проповедника, если он искренне желает назидать своих слушателей и привести их к Иисусу Христу.

Проповедник без добрых дел и благочестивого жития, который учит, а не творит, не принесет никакой пользы для своих слушателей и будет подобен грому без молнии, луку, натянутому без стрелы, греметь будет только словами своими, но страхом Божиим не уязвит сердец слушателей (Стефан Яворский).

Знаменитый оратор Демосфен никогда не говорил более десяти минут. Подумайте об этом, проповедники!

Какое бы значение ни имел служитель Иисуса Христа, каким бы духовно сильным он ни был, какие бы удивительные дела ни совершал и каким бы большим влиянием ни пользовался, — спасение грешников на Голгофском кресте, а этого он не совершал.

Лучшие свидетели об Иисусе Христе меньше всего свидетельствуют о себе.

Проповедник — это человек, предназначенный Богом для совершения своего труда — проповеди Евангелия. Это человек, который берет нечто от Бога, чтобы передать людям. Он имеет дело с Богом ради людей и дело с людьми ради Бога.

Истина не может возвещаться механически, она должна быть не только в устах и сознании говорящего, но и во всем его существе.

Личность проповедника играет большую роль в успехе его служения. Художник, например, может быть безнравственным человеком, но картина, созданная им, может вызывать восхищение у людей. Подобное невозможно в деле проповеди, проповедь должна быть частью самого проповедника, выражением его жизни и опыта. В противном случае это будет не проповедь, а «медь звенящая, или кимвал звучащий» (1 Кор. 13:1).

Наша проповедническая задача — возвещать истину Божию, которая открыта нам в Господе Иисусе Христе и предназначена для всех людей без исключения.

Слово, возвещаемое проповедником, должно нести в себе отпечаток личности говорящего, его неповторимость.

Проповедник должен оставаться самим собой. Только тогда он сможет доказать свою искренность, прославить Бога и стать благословением для людей, которым он служит.

То, что мы представляем из себя на самом деле, всегда говорит громче наших слов. Если проповедник не живет так, как он проповедует, это скоро станет очевидным для всех.

Проповедник должен быть чист в своей христианской жизни. Ему не подобает иметь нечистые побуждения и тайные пороки. Тайный грех Бог обнаруживает и делает явным для всех.

Проповедник не будет иметь успеха на кафедре, если его личная жизнь не чиста. Сознание того, что он не таков в жизни, каким должен быть, лишает проповедника дерзновения и уверенности на кафедре.

Проповедник должен очистить себя от всякой скверны плоти и духа И облечься в святость и непорочность. Только тогда он «будет сосудом в чести, освященным и благопотребным Владыке, годным а всякое доброе дело» (2 Тим. 2:21).

Проповедник должен быть честным человеком. Ложь на кафедре страшнее, чем где бы то ни было (Отк. 21:8).

Преувеличение — это тоже ложь. Мы не должны использовать примеры, в достоверности которых сомневаемся.

Благочестие на кафедре должно подтверждаться благочестием личной жизни. Проповедник всегда должен говорить правду Богу и людям.

Проповедник должен глубоко сознавать, чей он слуга и чье Царство проповедует.

Каждый желающий быть хорошим проповедником должен иметь хорошее здоровье. Оно необходимо не только для того, чтобы произвести приятное впечатление на кафедре — это основа для правильной жизни.

В первые минуты своего слова проповедник должен овладеть вниманием слушателей. В этом ему может помочь правильно выбранный стих из Священного Писания: услышав его, люди со вниманием будут ожидать, что же скажет сейчас проповедник.

Правильно выбранный текст из Слова Божия дает проповеднику силу и дерзновение во время его служения.

Правильно выбранный текст из Библии — залог уверенности, что слово проповедника есть слово живого Бога.

Проповеднику дано право говорить от имени Неба, потому что в конечном счете это Бог говорит его немощными устами. Робкий проповедник — это карикатура проповедника.

Если проповедник не способен мыслить, не укоренен в слове истины и сердце его не омыто в потоке благодати Божией и потому остается безучастным, тогда выбор текста Священного Писания для проповеди будет для него непосильной ношей.

Проповедник — это человек, которому люди поручили совершать служение. Он обязан в течение всей недели иметь самое близкое общение с Богом, чтобы на воскресном богослужении показать результат этого общения.

В то время как другие, охотясь за материалом для проповедей, пойдут очень далеко, с помощью Духа Святого вы найдете все необходимое рядом с вашим домом.

Проповедник, живущий под постоянным водительством Духа Святого, никогда не будет испытывать затруднений в материале для проповеди.

Все Писание полезно для проповедника, и потому не пренебрегайте им.

Некоторые правила для толкования текстов Священного Писания:

1. Установите, каков язык данного текста: буквальный или образный. Необходимо внимательно изучить прочитанное место Слова Божия и произвести экзегетический разбор.

2. Установите значение слов, использованных в данном тексте.

3. Установите, кому и при каких обстоятельствах был написан данный текст.

4. Найдите подтверждение данному тексту в других местах Священного Писания.

5. Познакомьтесь с привычками, обычаями, образом жизни людей, к которым было обращено это место Писания.

Важные источники для работы над текстом Слова Божия:

1. Сам текст. При работе над текстом полезно знание языка оригинала Библии Чтение оригинала поможет вам установить различные оттенки значения того или иного слова

2. Контекст. Контекст помогает установить, о чем шла речь до и после избранного вами текста.

3. Параллельные места Священного Писания.

4. Дополнительный материал: толкования, симфония, словари, справочники и другая полезная духовная литература.

Проповедник должен иметь ясное и определенное представление о предмете проповеди. Если мы не можем объяснить тему проповеди в частной беседе, сомнительно, что мы сможем это сделать на кафедре.

Живите темой вашей проповеди, пусть она полностью захватит все ваше сердце, тогда вы сможете проповедовать.

Проповедник должен быть уверен в том, что то, о чем он намерен проповедовать, будет принято слушателями. Не говорите выше голов ваших слушателей.

Тема проповеди не должна быть упрощенной. Даже если вам приходится говорить два раза в неделю, темы ваших проповедей должны быть актуальными и представляющими интерес для слушателей.

Тема проповеди должна иметь определенную цель. Важно знать не только что проповедовать, но и с какой целью. Проповедуйте всегда так, чтобы в любой момент вы готовы были ответить на вопрос: «Для чего я это говорю?» Имейте цель, не мчитесь в разные стороны. Письма без адреса или с ошибочным адресом никому не нужны.

Не проповедуйте о святости, если вы сами не живете святой жизнью. Не проповедуйте о радости, если сами все время мрачны и неприветливы.

Проповедник не может себе позволить быть не тем, кем он должен быть.

Не забудьте, что есть большая разница между проповедью, слетевшей с ваших уст и прошедшей через ваше сердце, душу и дух.

Чтение Слова Божия и хороших духовных книг дает мудрость. Проповедник, постоянно читающий, никогда не будет испытывать недостатка в важных мыслях. Тот, кто не читает, не будет преуспевать в деле проповеди Евангелия.

Отсутствие мыслей в нашей голове при работе над текстом Слова Божия свидетельствует о том, что мы мало читаем.

Одна проповедь в день и одна хорошая книга в неделю — вот необходимая «диета» для тех, кто хочет быть хорошим проповедником. Чтение оказывает тонизирующее действие на наш разум.

Проповедник должен собирать материал постоянно. Если мы начинаем собирать материал в процессе подготовки проповеди, то есть опасность, что слушатели получат «сырые», не до конца продуманные мысли.

Главная задача проповедника состоит не просто в проповедовании, но в провозглашении истины. Этому должна быть подчинена вся его жизнь.

Неумение и небрежность в расположении материала проповеди — один из наиболее общих недостатков на сегодня Такое отношение к проповеди свидетельствует о нежелании проповедника работать. Леность — это грех, в исповедании которого нуждаются многие проповедники.

Проповедник подобен строителю, который строит здание из имеющихся материалов. Но из одного и того же материала можно построить сарай, жилой дом и дворец. Все будет зависеть от того, как расположить этот материал.

Все части проповеди должны быть логически связаны и подчинены одной теме. Прежде чем увещевать, вы должны научить, и прежде чем призывать, вы должны объяснить Сначала семя, потом стебель, колос и зерно в колосе.

Проповедник является свидетелем воскресшего Иисуса Христа. Для него Христос не легендарный герой, а Господь, пребывающий и встречающийся с ним лично.

Величайший ущерб христианству причиняет ложь, несоответствие между деяниями и словами.

В особенности я обратил внимание на тех, которые очень искусно и набожно умели говорить на кафедре и казались себе и другим не иначе, как ангелами, сошедшими с неба, но в обыденной жизни были так же невоздержанны, как и остальные; я не мог удержаться, чтобы не воскликнуть: «Вот трубы, из которых вытекает добро, а в них самих ничего не остается».

Священников и проповедников я видел здесь определенное число, по мере надобности Церкви, всех в простеньком одеянии, с кроткими и любезными манерами как между собой, так и по отношению к другим Время они проводили больше с Богом, чем с людьми, в молитве, чтении и размышлении, оставшееся время они употребляли на учение других в общем собрании или частным образом Слушатели уверяли меня, да я и сам испытал, что проповедь их никогда не слушается без внутреннего движения сердца и совести, потому что из уст льется чарующее могущество Божьего красноречия. Я видел и радостные, и скорбные слезы слушателей, когда говорилось о милосердии Божием или людской неблагодарности; так это делается у них серьезно, с оживлением и искренностью. Они считали бы постыдным для себя учить чему-то другому, причем чего не показали бы прежде всего на себе, так что когда молчат они, есть чему поучиться у них Подошел я к одному из них, желая с ним побеседовать. Это был человек с почтительной сединой; в лице его расцвечивало что-то божественное. Когда он со мной говорил, то речь его была полна какой-то приветливости, и по всему заметно было, что он Божий посланник; так он ни в чем не напоминал мира. Когда я, по нашим обычаям, хотел его почтить титулом, он не позволил, назвав это светскими пустяками; ему довольно титула и чести, если я назову его слугой Божиим, и если мне нравится — отцом своим. Когда он давал мне благословение, то не знаю, какую-то негу и в сердце возникшую радость чувствовал я, и я поистине понял, что настоящая теология — нечто более могущественное, чем вообще принято думать.

Я покраснел даже, вспомнив напыщенность некоторых наших священников, гордость, жадность, взаимные распри, пьянство и вообще плотность; слова их так далеки от поступков, что кажется, будто ради шутки говорят они о добродетелях и христианской жизни.

По правде сказать, мне нравились эти мужи ревностного духа, кроткого тела, любители небесных вещей, не замечающие земных, бдительные со стадом, позабывшие о себе, трезвые в вине, упоенные Духом, простые в словах, богатые в делах; каждый из них старался быть первым в работе, последним в хвастовстве; одним словом, поступками, словами и всеми помыслами они стремились к усовершенствованию и очищению душ своих собратьев (Я.А. Коменский).

Проповедник, учитель с голосом пророка, должен приходить к людям прямо с присутствия Божия.

Проповедник, учитель с пророческим голосом, указывает не на себя, а на Бога.

Хорошему ловцу человеков очень нужно терпение. В проповедовании и наставлении результаты лишь иногда бывают видны сразу. Надо научиться ожидать.

Мудрый проповедник и учитель всегда будет показывать людям не себя, а Иисуса Христа Его цель — обратить внимание людей не на себя, а на Господа.

Долг проповедника и учителя заключается в том, чтобы принести людям не свои собственные идеи и истины, а ту истину, которая дана во Христе Иисусе.

Люди делятся на проповедников, которые считают себя грешниками, и на грешников, которые считают себя проповедниками (Б. Паскаль).

Если бы учение Иисуса Христа всегда проповедовалось таким же чистым, каким оно выходило из Его уст, то весь мир был бы в настоящее время христианским.

Успех проповеди лежит в самом человеке, а не в словах его (Г. Друммонд).

Когда словам соответствуют дела, слова более вески и убедительны (М. Монтень).

Богобоязненная жизнь — наилучшая проповедь (М. Сервантес).

Чтобы разбивать скалу человеческого сердца, нужно самому испытать, что значит иметь разбитое сердце (В.Ф. Марцинковский).

Пример личной жизни всегда действует сильней, чем проповедь (Джонсон).

Когда душа здорова и сильна, тогда и речь могуча, мужественна, бесстрашна; если душа рухнула, она все увлекает в своем падении. Поэтому лечить нужно душу, ведь от нее у нас и мысли, и слова, от нее осанка, выражение лица и походка (Сенека).

Какова у людей жизнь, такова и речь (греческая народная мудрость).

Не всякого, кто говорит с кафедры, можно назвать проповедником, но лишь того, кто живет своим же наставлениям соответственно; равно как и не всякую пространную речь с кафедры можно назвать проповедью, а только ту, которая принесла духовную пользу большинству слушателей (Н. Висч).

Самый лучший проповедник — муравей, а он не произносит ни одного слова (Б. Франклин).

Оратор старается своими речами снискать епископский сан; истинный проповедник стремится наставить слушателей в истине и христианских добродетелях.

Условиями познания истины служат: Слово Божие, молитва и тесное общение с Иисусом Христом.

Лучшее свидетельство истины есть подлинное ее переживание.

Быть свидетелем Иисуса Христа — значит свидетельствовать истину Его воскресения, проповедовать Благую Весть спасения.

Никто не может говорить от имени Иисуса Христа, если Господь не говорил с ним.

Никому не предлагай того, никого не учи тому, чего прежде сам не исполнил на деле (Антоний Великий).

Хорошо поучая словами, можно опровергать свое учение делами. Это стало причиной множества зол в Церкви (Иоанн Златоуст).

Порочность в соединении с искусством слова производит гораздо больше беды, чем необразованность (Иоанн Златоуст).

Предстоятель слова должен быть для других образцом всего добро-го, прежде сам исполняя то, чему учит (Василий Великий).

Много таких, которые надоедают словами, но мало таких, которые бы наставляли делами и которым особенно надлежало бы священнодействовать (Исидор Пелусиот).

Всякое слово, не подтвержденное делом, не только кажется напрасным и пустым, но обращается в укоризну, особенно если произнесено проповедником. Чем с большей готовностью он пользуется им, тем более вызывает недоверия, даже насмешек. Поэтому нужно сперва делать, а потом говорить (Исидор Пелусиот).

Обычно больше пользы приносит жизнь без слов, чем слова без жизни. Ибо пример жизни помогает и молча, а пустые слова и взывая возбуждают неудовольствие. Но если будут соединены слово и жизнь — это станет образцом всякой мудрости (Исидор Пелусиот).

Делать и учить — превосходнее всего, а делать и не учить — недостаточно, это хромота на одну сторону (Исидор Пелусиот).

Учить, не делая, — это подобно листьям без плодов и не останется без осмеяния, посрамления и осуждения (Исидор Пелусиот).

Тот, кто не способен говорить, но славен по жизни и отличается правдой и воздержанием, лучше живущего постыдно и в высшей степени сильного говорить (Исидор Пелусиот).

Кто берется учить других, тому надо сперва сделать, потом говорить. А кто не делает, тот не вправе и говорить… Поэтому надо или

говорить, делая, или, не делая, хранить молчание и связывать язык уздой искренности, способной породить раскаяние (Исидор Пелусиот).

Думаю, что учителю всеми мерами нужно стремиться к двум преимуществам — чистоте жизни и достаточной силе слова (Исидор Пелусиот).

Не поступайте ни в коем случае дерзко. Самый наружный образ ваш да служит назиданием. В особенности же да служит назиданием ваше молчание — и явное, и в духе.

Никогда я не исполнял моей воли и никого не учил тому, чего сам прежде не сделал (Иоанн Колов).

Преимущественно трудом, а не голыми словами постараемся научиться познанию божественных истин, ибо не слова, а дела мы должны будем показать во время исхода (Иоанн Лествичник).

Надо прежде исправить себя и тогда исправлять людей; себя научить, и потом учить людей, как говорит апостол: «Как же ты, уча другого, не учишь себя самого?» (Рим. 2:21) (Тихон Задонский).

Бог ценит не красоту речи, а расположение проповедника (Иоанн Златоуст).

Один проповедник говорит проповеди, чтобы показать себя, получить славу, похвалу слушателей и высокую степень, другой проповедует, чтобы помочь людям. У этого доброе намерение, а у того злое (Тихон Задонский).

Учи, чтобы самому научиться, и доставишь пользу слушателям (Ефрем Сирин).

Как врачи часто вынуждены огорчать больных, приготовляя им пищу и лекарства, которые не доставляют удовольствия, хотя и приносят великую пользу… так и учителя (Иоанн Златоуст).

Проповедник в своем обличительном слове никого не называет. Касается всех сердец, но уязвляет только те, которые больны; и это втайне чувствует только одно уязвленное сердце, и тем самым исцеляется.

Говорящий без приготовления часто погрешает, так как не в состоянии рассматривать Писание и в то же время следить за красотой речи (Иоанн Златоуст).

Поучать нужно о самых важных для спасения потребностях — коротко, ясно, просто и понятно простому народу (Тихон Задонский).

Долг усердного проповедника, как и заботливого земледельца, — не оставлять своего дела, пока не увидит, что посеянное слово укоренилось (Иоанн Златоуст).

Проповедник и его голос

«Ибо, как сновидения бывают при множестве забот, так голос глупого познается при множестве слов» (Ек. 5:2).

Не премудрость ли взывает? и не разум ли возвышает голос свой?» (Пр. 8:1).

Взывай громко, не удерживайся; возвысь голос твой, подобно трубе, и укажи народу Моему на беззаконие его, и дому Иаковлеву — на грехи его» (Ис. 58:1).

«И вот, ты для них — как забавный певец с приятным голосом и хорошо играющий; они слушают слова твоя, но не исполняют их» (Иез. 33:32).

Голос — это звуки, возникающие вследствие колебания голосовых связок при разговоре, крике, пении и отличающиеся высотой и характером звучания.

Голос проповедника есть такой же дар Божий и требует такого же мудрого применения, как и все другие дары Божий. Есть люди, имеющие сильный природный голос и как будто со дня рождения предназначенные для выступления перед множеством народа. Но есть люди, имеющие очень слабый голос и часто до того тихий, что их едва слышно даже на небольшом расстоянии, поэтому они не могут быть проповедниками в больших богослужениях. Но есть и такие, которые обладают довольно значительным голосом, но не умеют им пользоваться и потому производят отрицательное впечатление. Например, один проповедник, обладая мощным баритоном, портил всякое впечатление тем, что позволял себе резкие переходы от самых высоких нот до самых низких, вплоть до шепота. Такие недостатки интонации голоса можно устранить, прислушиваясь к замечаниям слушателей.

Проповедникам полезно соблюдать некоторые правила гигиены, что несомненно может способствовать сохранению чистоты и силы голоса:

1. Не следует говорить так продолжительно, чтобы довести голос До крайнего утомления.

2, Не следует «надрывать» голоса, то есть доводить его до крайнего напряжения по высоте или силе звука. Нарушение первого и второго правила влечет за собой ослабление голоса и хрипоту.

3 Необходимо избегать всего, что может раздражать верхние дыхательные пути, для этого надо дышать не ртом, а носом, не пить и не есть ничего слишком горячего или острого, не говорить и не петь на холодном или загрязненном воздухе.

4. Необходимо следить за чистотой полости рта, ежедневно чистить зубы и своевременно их лечить.

5. Не нужно бояться прохладного воздуха или холода; не рекомендуется кутать шею. Но очень важно избегать простуды; после продолжительного служения в закрытом помещении не следует сразу же выходить наружу. После продолжительной речи надо дать отдых также голосовым связкам (Краткий курс по гомилетике, с. 106-107).

Есть проповедники, которые говорят евангельские истины, но таким тоном и с такими приемами, которые противоречат предмету их проповеди, и потому слушатели часто получают отрицательное впечатление.

Проповеднику следует избегать однообразия и монотонности; нужно разнообразить речь, использовать повышение и понижение голоса.

Проповедник не должен начинать слишком высоким голосом, потому что в середине проповеди у него может не хватить голоса на повышение, а к концу он может остаться совсем без голоса. Начинать он должен ровным голосом и медленно.

Проповедник не должен допускать резких переходов от высоких нот к низким. Я знал одного проповедника, который начинал так тихо, что его едва можно было слышать сидящим впереди, но, неожиданно для всех, он так сильно повышал голос, что потрясал этим всех присутствующих, как ударом грома. Такие резкие переходы отрицательно отражаются на общем впечатлении от проповеди.

Наше первое правило относительно голоса таково: не очень полагайтесь на него и помните, что наилучший голос не принесет пользы, если вам нечего сказать своим слушателям.

Всякий голос, как бы ни был он обработан, если не будут посредством его передаваться слушателям великие, важные истины, будет уподоблен лишь правильно направленному, но совершенно пустому экипажу.

Платон, описывая силу и мощь красноречия, упоминает также и о голосе оратора. «Столь звучно, — говорит он, — раздавались в моих ушах речь и тон оратора, что лишь на третий или четвертый день я пришел в себя и сообразил, что нахожусь на земле, потому что в течение некоторого времени я готов был считать себя обитателем райских стран».

Человек, не умеющий говорить правдивым, натуральным тоном, не должен бы и восходить на кафедру.

С той минуты, как оставит человек правдивость и естественность, он теряет право на доверие к себе и не может также требовать, чтобы его продолжали слушать.

Говорите так, как учит вас сама природа ваша, и вы поступите вполне правильно; но только чтобы это была природа уже утонченная, а не грубая и необработанная.

Будьте тем, что есть человек в своей обычной речи, когда он говорит естественно, требует горячо, шепчет доверчиво и дружески, умоляет жалобно, объясняет твердо и решительно.

Чаще и усерднее исправляйте себя, иначе вы совершенно неприметным образом впадете в ошибки, примете неверный тон или приучитесь к небрежным манерам.

Проповедник и общение с людьми

«И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян. 2:42).

«О том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами; а наше общение — с Отцем и Сыном Его Иисусом Христом» (1 Ин. 1:3).

Общение — общаться, взаимные отношения, деловая или дружеская связь.

Как держать себя и что говорить проповеднику в его частных беседах и неофициальных беседах с верующими? Прежде всего, он не должен с ними иметь «пастырского» тона, ему следует избегать всякой натянутости и неестественности. Прекрасное название «сын человеческий» было дано пророку Иезекиилю и даже еще несравненно более Величайшему. И действительно, всякий посланник Божий есть не более, как сын человеческий. И пусть знает поэтому всякий, что чем проще и естественнее будет держать он себя, тем более уподобится он Тому Сыну Человеческому, за Которым мы все должны следовать. Можно так держать себя, что человека не будет заметно за личностью проповедника, хотя в истинном человеке всегда должен быть виден служитель Божий.

Некоторые проповедники словно замкнули всю душу свою в свой галстук, словно все человеческое достоинство в этой тряпочке. Многие из них думают импонировать своими важными манерами, на деле же они лишь оскорбляют ими людей и поступают совершенно противоположно своему намерению быть истинными последователями Христова смирения. «Отойди — я святее тебя!» — эти слова как бы написаны на их лбу.

Причина, в силу которой люди далеко держатся от некоторых проповедников, заключается в том, что им не по душе неестественное, натянутое их обращение. Отсутствие естественности в голосе и выражениях есть великий порок, от которого нам следует стараться отделаться. Всякому видна эта неестественность, и никому она нравится не может, а поэтому следует отбросить от себя всякое жеманство и облечься в истину.

Но при всем этом проповедник всегда должен помнить, что он Божий служитель. Даже во время отдыха мы должны помнить свое служение; нам следует быть усердными всегда, во всякое время. Лук требует, чтобы его натягивали время от времени, иначе он потеряет свою эластичность, но ведь для этого не следует разрывать тетиву. Так и проповеднику требуется время для отдыха, но и тогда он должен вести себя как посланник Божий и не упускать ни одного случая сделать добро. Это не мешает отдыху, а только освятит его.

Будьте же готовы трудиться для спасения душ и в часы вашего отдыха. Если вы будете действительно таким проповедником, то не придется вам самим объявлять об этом.

Проповедник должен общаться с верующими и вне своего делания. Он не послан в мир, чтобы быть пустынником. Вы не должны, словно невидимый соловей, разводить свои трели на вершине дерева. Вы должны быть человеком между людьми и говорит им: «Во всем, что касается человеческой жизни, я совершенно такой же, как и вы». Соль не принесет пользы, оставшись в солонке, так и ваше личное влияние должно проникать в общественную жизнь и приправлять ее. Как можно быть полезным кому-либо, если будешь держаться далеко от него? Наш Господь присутствовал на браке и вкушал пищу с мытарями и грешниками и был чаще среди людей, нежели с фарисеями, слава которых состояла в том, что они отделили себя от всех остальных людей.

Еврейские раввины рассказывают, что когда пришла испытать мудрость Соломонову царица Савская, то она принесла с собою несколько прекрасно сделанных цветов, внешне не отличавшихся от живых; они даже обладали прекрасным ароматом. Царица предложила будто бы Соломону узнать, какие из них живые и какие искусственные. Тогда мудрый царь приказал раскрыть окна в горнице; и когда влетели в эти окна пчелы, они прямо устремились к живым цветам и решили загадку Таким же чувством обладают и дети, они очень скоро распознают, кто их истинный друг. А тот, кто друг детям, будьте уверенны, стоит того, чтобы вы познакомились с ним.

Кто хочет повелевать людьми, тот должен, прежде всего, полюбить их и хорошо чувствовать себя среди них. Кто черств сердцем, тому лучше иметь дело с мертвыми, так как на живых он не в силах казать и малейшего влияния.

Только человек обладающий обширным и открытым сердцем может собрать вокруг себя многих верующих. Его сердце должно уподобиться прекрасной и большой гавани, куда мог бы укрыться целый флот. У кого такое широкое и любвеобильное сердце, к тому люди неудержимо стремятся, как корабли в тихую и надежную гавань. Они чувствуют себя в полной безопасности, бросив якорь в его дружелюбной гавани. Такой человек одинаково ласков как в своих частных, так и в официальных отношениях с людьми; в нем течет не холодная рыбья кровь. Он подобен хорошо протопленной горнице. От него не веет холодом и эгоизмом, он широко раскрывает свои двери навстречу входящим, и всякий чувствует себя у него как дома. О, как желал бы я, чтобы все мы стали такими людьми!

Христианский проповедник должен быть всегда радостным. Советую всем проповедникам, желающим иметь влияние на своих слушателей, быть наполненными постоянно радостью в Боге. Христиане скорее позволят руководить человеку, на лице которого запечатлена небесная радость, а не муки и печаль.

Проповедник должен остерегаться господствовать во время частных бесед. Никакой человек не пожелает беспрерывного поучения. Каждому человеку хочется также и самому принять участие в разговоре.

Я провел однажды целый вечер с одним человеком, который сделал мне честь признать меня хорошим собеседником и сказал, что мой разговор с ним в высшей степени назидателен. Но я должен признаться, что вряд ли сказал несколько слов в течение этого вечера; я предоставил весь разговор исключительно ему. Но тем, что я терпеливо слушал его, приобрел себе его доброе расположение и получил надежду быть выслушанным им в другой раз.

Мы не должны считать себя оракулами, при которых никто и рта открыть не смеет. Нет, пусть каждый из присутствующих говорит что-нибудь и от себя; и тогда ваши назидательные слова будут служить как бы приправою к общему разговору, и на них будут обращать особое внимание.

Есть и такие общения, где присутствующие будут словно поглощены глубочайшим уважением к вам. Но почитание великих людей есть своего рода идолопоклонство, и не должно поддерживаться вами.

Я видел много окаменелых людей и на церковной кафедре, и вне ее — людей, словно безжизненных, лишенных всякой заботы и здравого человеческого разума, нерадивых и беспечных во всех отношениях.

Старайтесь направлять беседы на предметы полезные. Любите общительность, будьте радостны, но не забывайте при этом вашей постоянной обязанности приносить людям пользу. Зачем сеять на ветер или вспахивать скалу? Считайте себя ответственным за разговоры, которые ведут люди в вашем присутствии. Направляйте ваше судно в спокойные воды, но делайте это учтиво, без насилия. Умело пользуйтесь обстоятельствами и незаметно направляйте беседы в богоугодное русло. Если ваше сердце будет участвовать во вверенном вам служении, вам все будет удаваться, конечно, если при этом вы не забудете просить себе помощи у Господа.

Если мы действительно желаем служить Иисусу Христу, то должны приносить пользу всегда и везде, где только это возможно.

Проповедник всегда должен помнить, что сила не в страстности и что ненужным волнением не возьмешь ничего. Один язычник, находясь в Калькутте, среди людей, слушавших диспут миссионера с брамином, сказал: «Хотя я и не понимал языка их, но уверен, что не прав тот, кто первым вышел из себя, потерял свое самообладание». Почти всегда это вернейшее правило.

Старайтесь избегать споров. Высказывайте ваши убеждения, но давайте и людям высказывать свои. Если вы видите, что палка крива, и если желаете, чтобы и люди увидели, насколько она крива, то положите рядом с ней прямую и этого будет вполне достаточно. Если же втянут вас в какой-либо спор, то приводите сильные доводы мягкими словами.

Однако при всей своей мягкости и любезности проповедник обязан всегда твердо стоять за свои убеждения и смело отстаивать их во всяком обществе. Надо твердо стоять за истину, но с любовью в сердце.

Проповедник и размышление

«Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей; но в законе Господа воля его, и о законе Его размышляет он день и ночь! И будет он как дерево, посаженное при потоках вод, которое приносит плод свой во время свое, и лист которого не вянет; и во всем, что он ни делает, успеет» (Пс. 1:1-3).

«О заповедях Твоих размышляю, и взираю на пути Твои» (Пс. 118:15).

«Дай мне уразуметь путь повелений Твоих, и буду размышлять о чудесах Твоих» (Пс. 118:27).

«Я размышляю о повелениях Твоих» (Пс. 118:78). Размышление — это дума, мысль, Размышлять — предаваться мыслям о чем-либо.

Размышлять — обдумывать, рассудить внимательно, разбирать, со-ображать или думать над чем-либо, углубляться во что-то мыслями В. Даль).

От поспешного чтения приобретается мало образования, но много самомнения и гордости.

«Литературных достопримечательностях» Лукинова, автор строго восстает против тех, кто хвалится обширностью своей библиотеки и в то же время никогда не заглядывает в книги. Он начинает тем, что сравнивает их с лоцманом, никогда не изучавшим корабельного дела. Затем он восклицает: «Для чего накупаешь ты столько книг? У тебя совсем нет волос, а ты покупаешь гребень; ты глух, а желаешь обладать лучшим музыкальным инструментом!» Все эти упреки вполне заслуженны для тех, кто воображает достичь великой учености, лишь составляя себе обширную библиотеку. Пусть будет нашим девизом при чтении: «Больше качества, но не количества».

Есть одна книга, которая имеется у всех нас, а именно: Библия, а проповедник с Библией в руках — это Давид с пращею и камнем, вполне вооруженный для победного сражения. Никто не может сказать, что не имеет источника воды живой, если он имеет Библию.

В Библии мы имеем полную библиотеку, и кто основательно изучит ее, тот будет ученее того, кто изучил всю Александрийскую библиотеку. Изучение Библии должно быть делом нашей чести; мы должны ее так хорошо знать, как капитан — свой корабль. Ее общее направление, содержание каждой книги, ее исторические подробности, учения, предписания и все касающиеся ее вопросы должны быть хорошо усвоены нами. Эразм говорил об Иерониме: «Кто изучил Писание, подобно ему? Кто так воспринял, обдумал и исполнил его, как он?»

Кто вникает не только в буквенный смысл, но и во внутренний дух Библии, тот достойный уважения человек.

Человек, носящий Библию в сердце своем, несомненно, велик, его трудно одолеть; можно выступить против него с целым арсеналом оружия, но его знание Писания все же победит вас.

Один Божий муж в последние годы своей жизни отложил в сторону все книги и читал лишь одну Библию. Он был весьма ученый муж, и тем не менее его сердце довольствовалось одной Библией.

Мы никогда не будем терпеть недостатка в материале для проповеди, если будем постоянно изучать Слово Божие. В Библии мы обретаем не одну только истину, но и толкование ее, потому что Библия превосходно иллюстрирует сама себя. Нужны ли вам рассказы, образы, аллегории или притчи, обратитесь к этой священной книге. Библейские истины никогда не выступают в столь ярком свете, как украшенные драгоценностями, заимствованными из самой Библии.

Амвросий говорил: «Я преклоняюсь перед беспредельностью Священного Писания. И я часто слышу тот голос, который говорил Блаженному Августину: «Возьми и читай»».

Читайте повеления Господа и изучайте их день и ночь, и вы будете «как дерево, посаженное при потоках вод» (Пс. 1:3). Сделайте Библию вашим постоянным спутником, и вам не придется жаловаться на вашу бедность.

Если в вашем распоряжении не имеется обильного материала, всегда может возместить этот недостаток размышление. Уметь размышлять лучше, нежели иметь книги. Размышление — это работа духа, которая развивает силы и способности человека. Одну девочку спросили, знает ли она, что такое ее душа, и к общему удивлению она ответила: «Моя душа — это мое размышление».

Без собственного размышления душа не может получить пользы ни от какого чтения; она лишь будет обманывать себя, будто делается мудрее

Размышление — это зерно всякого учения.

У кого нет книг, тот может многому научиться, наблюдая за всем собственными глазами Разве не можете вы ничему научиться у природы? Каждый цветок ожидает вас, чтобы научить чему-нибудь Взгляните на лилии и научитесь от роз Не один только муравей может преподать вам наставление — это могут сделать все живые существа В каждой буре слышен голос, в каждом развеваемом ветром лепестке имеется назидание Проповеди сверкают на каждом травяном листке, и говор их летит мимо вас вместе с падающими сухими древесными листьями. Лес — это целая история, а речка, омывающая его, — поэма. Иди же, обладающий настоящим зрением, и собирай себе отовсюду поучения: с небес над тобою, с земли под твоими ногами, даже и с вод, текущих из ее недр. Книги — это лишь жалкие безделушки в сравнении со всем этим.

Наконец, каждый может изучать еще самого себя. Это весьма таинственная книга, которую большинство из нас еще не читают совсем. Кто думает, что он хорошо изучил и знает самого себя, тот глубоко ошибается, потому что самая непонятная и трудно читаемая для нас книга — это наше собственное сердце. Обратите внимание на колебания и изменение вашего духовного строя, на его особенности, своеобразность ваших опытов над самим собою, испорчен-ность вашего сердца, дивные действия божественной благодати, на вашу наклонность ко греху и способности к исправлению. Примечайте, как мудро вы можете действовать, когда руководит вами Бог, и как неразумно поступаете, если полагаетесь на свои собственные силы. Даже ваши ошибки и недостатки будут назидательны для вас, если вы обратитесь с ними к Господу. Изучайте то, как руководит Господь вашими собственными душами, и вы лучше познаете путь других людей.

Читайте и других людей, они столь же назидательны, как и книги. Мы должны близко сойтись с душами вверенных нам людей; и если хорошо сойдемся с ними, то не будет заметным для нас недостаток книг в нашей библиотеке.

Учитесь также у опытных людей хорошей жизни. Какую глубокую мудрость могут открыть некоторые из них молодым, неопытным еще людям!

И еще одно: чаще посещайте больных и умирающих людей; это для вас тоже книги с хорошими иллюстрациями. Тут увидите вы величайший подъем духа и тайны его. Многие братья и сестры говорят дивным языком божественного откровения и произносят божественные слова в часы свое кончины. Сам Господь говорит им эти слова в скорбные минуты их жизни, и они передают нам частицу их откровений Это провозвестники Господа, поднимающиеся на огненных колесницах к небу.

Проповедник и уныние

«Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога; ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего» (Пс. 41:6).

«От конца земли взываю к Тебе в унынии сердца моего: возведи меня на скалу, для меня недосягаемую» (Пс. 60:3).

«Возвестить сетующим на Сионе, что им вместо пепла дастся украшение, вместо плача — елей радости, вместо унылого духа — славная одежда; и назовут их сильными правдою, насаждением Господа во славу Его» (Ис. 61:3).

«Он сказал им: пойдите вы одни в пустынное место и отдохните немного» (Мк. 6:31).

Уныние — мрачное, подавленное состояние духа, гнетущая скука и тоска.

Унывать — грустить безнадежно, падать духом, робеть, отчаиваться, терять всякую бодрость и надежду, не находить ни в чем утешения (В. Даль),

О Давиде Слово Божие говорит, что он утомился душою среди жизненных невзгод, подобное можно сказать о всех служителях Господа. Как бы ни были мы радостны, но временами уныние одолевает нас. И сильные не всегда бывают сильными, мудрые не всегда мудры, храбрые не всегда смелы, и веселые не всегда веселы.

Так как мы люди, то и окружены разными слабостями и скорбями. Очень верно говорит Иисус сын Сирахов: «Много трудов предназначено каждому человеку, и тяжело иго на сынах Адама, со дня исхода из чрева матери их до дня возвращения к матери всех. Мысль об ожидаемом и день смерти производит в них размышления и страх сердца. От сидящего на славном престоле и до поверженного на земле и во прахе, от носящего порфиру и венец и до одетого в рубище, — у всякого досада и ревность, и смущение, и беспокойство, и страх смерти и негодование, и распря, и во время успокоения на ложе ночной сон расстраивает ум его» (Сир. 40:1-5).

Благодать Божия во многом помогает нам, но так как мы не всегда проникнуты ею, то и постигают нас скорби. Всякий благочестивый человек встречает скорби в своей земной жизни и тем более проповедники, чтобы научились они иметь сострадание к скорбящим душам.

Если бы для проповеди Слова Божия были посланы на землю бестелесные духи, они не могли бы постигнуть чувств людей, окруженных многими скорбями. Ангелам могло бы быть поручено провозвестие Евангелия, но их небесные свойства помешали бы им сочувствовать людскому неведению. Люди и только люди, подверженные немощам, избраны премудрым Богом орудиями Его благодати; а отсюда — наши слезы и уныние.

Многие из нас больны телесно. Болезни действуют на состояние нашего духа и могут быть причиной овладевающего нами уныния. Многие настроены так мрачно, что эта мрачность составляет как бы часть их личности. Они видят лишь темные облака, окружающие их. О них можно сказать вместе с древним поэтом, что они повесили свои арфы на вербах и их единственная музыка — вздохи и жалобы, их песнь настроена на единственную мелодию «слез». Но эти скорби не мешают им в их плодотворной деятельности. Они даны им Божией премудростью, чтобы сделать их более годными к особого рода служению Господу. Есть растения, обязанные своими целебными свойствами сырой почве, на которой они растут; другие — тени, под которой они могут созревать. Некоторые плоды поспевают не только под влиянием солнечных лучей, но также и лунных, Благодать Божия помогает людям, а терпение имеет своих мучеников — мучеников, которых можно прославлять не менее прежних. «Блаженны плачущие», — сказал Муж скорбен. Евангельские сокровища хранятся у нас в глиняных сосудах, и, если случается нам видеть какой-либо недостаток в них, пусть никто не удивляется этому.

Само наше служение способствует унынию. Можно ли не болеть сердцем за души, вверенные Господом нашему попечению? Горячая, никогда не утомляемая забота о пастве, жжет сердце пастыря и часто наполняет его чувством обманутых ожиданий. Если мы видим людей — уклоняющимися правого пути, благочестивых — охладевающими, если замечаем, как исповедующие Господа прикрывают свои грехи мантией святости — не довольно ли всего этого, чтобы пригнуть нас к земле?

Всякий духовный труд утомляет, а усиленная проповедь утомляет и тело. Излив сердце в богослужениях, мы кажемся сами себе пустыми глиняными сосудами, которые в силах разбить маленький ребенок. Подобный труд вызывает временное истощение, что томит сердце, душу и дух. Руки Моисея однажды отяжелели на молитве, апостол Павел страдал от своих немощей, у Иоанна Крестителя были подобные слабости, даже апостолы Иисуса Христа были однажды испуганы и испытали боязнь.

Горные вершины всегда окружены торжественной тишиной и беседуют лишь с Богом, посещающим их в их грозном одиночестве. И служители Божий, стоящие выше своих собратий в деле приближения к небесному, чувствуют в минуты своей слабости недостаток в людском сочувствии. Как Господь в Гефсиманском саду, напрасно ожидают они утешения от спяших учеников; они удивляются равнодушию своих собратий. Лишь у одного Господа находят они себе успокоение. Эта-то обособленность, братья мои, и есть источник уныния. Братские взаимоотношения, любовь друг ко другу приносят большую пользу в борьбе с унынием.

Один из писателей говорит: «Студенты привыкли не обращать внимания на свое здоровье. Все люди заботятся о хорошем состоянии орудий своего труда: живописец промывает свои кисти, кузнец заботится о своем молоте, наковальне и кузнице; поселянин исправляет плуг и точит свои притупившиеся орудия; музыкант настраивает и спускает струны своего инструмента. Только одни ученые и студенты не обращают внимания на свои орудия — мозг и настроение душевное, которые они употребляют ежедневно. Очень справедливо говорит Лукан: «Смотри, не натягивай слишком твоего каната, чтобы он не лопнул».

Свежий воздух или хорошая прогулка, конечно, не принесут для души особой духовной пищи, но дадут телу хорошую порцию кислорода, что ему так необходимо.

Время, когда особенно чувствуется наше удрученное состояние духа, по моему опыту, следующее: прежде всего, нужно отметить часы наибольших наших успехов. Когда исполнилось наконец давно лелеемое желание, удалось прославить Господа, одержали мы, наконец, большую победу — тогда бываем мы особенно склонны к унынию. Можно было бы думать, что, получив подобную милость, наша душа вознесется на самую вершину радости, но на деле бывает наоборот. Господь редко подвергает Своих борцов опасности ликования по случаю победы. Он знает, что лишь немногие в состоянии выдержать подобное испытание, и потому как бы подмешивает полыни в их напиток.

Посмотрите на Илию, после того как нисшел огонь с неба, умерщвлены были жрецы Ваала и благодатный дождь наполнил иссохшую землю. Он не слышит звуков усладительной музыки и не шествует как победитель в торжественном одеянии. Он бежит от Иезавели. Он должен был пережить реакцию после большого духовного подъема. Он молится о том, чтобы ему умереть. Он, кому не суждено было познать смерть, страстно жаждет спокойствия могилы.

Бедная, слабая человеческая природа не в силах выносить такого подъема духа, и реакция наступает неизбежно. За всякое изобилие радости или волнения приходится расплачиваться последующим изнеможением. Пока длится борьба, есть и сила, нужная в данную минуту; но едва окончена она, врожденная слабость вступает в свои права.

Апостол Павел возносился до третьего неба и слышал там неизреченные глаголы, но «жало в плоти, ангел сатаны» всюду следовал за ним, чтобы «удручать» его.

Человек не может выносить полного, безмятежного счастья; и даже благочестивые люди не могут увенчать свое чело миртами и лаврами без того, чтобы не испытать при этом тайного унижения, которое и удерживает их на подобающем им месте. Потеряв всякую почву под ногами в пылу духовного подъема, вознесшись за облака на крыльях всеобщего уважения, опьяненные нашими успехами, мы уподобились бы соломе, развеваемой ветром, если бы Господь, по милости Своей, не посылал бы бурного ветра, чтобы разбить утлые ладьи нашего тщеславия, и не заставлял нас, ‘потерпевших крушение, искать убежища в Его тихой пристани.

Удрученное состояние духа овладевает нами перед нашими большими успехами. «Таков был мой опыт, — говорил Сперджен, — когда я стал проповедником в Лондоне. Мой успех внушал мне ужас, а мысль об ожидавшем меня поприще ввергала меня в глубину отчаяния. Мне хотелось возвратиться в свою деревенскую глушь. Я не хотел быть изменником своему служению, но я боялся этого служения и был наполнен чувством моего недостоинства. Я страшился за дело, возложенное на меня благостным Провидением, слыша голос, повелевающий мне: «Иди и раздроби горы, и сровняй холмы, как солому». Подобное уныние овладевает мною всегда, когда Господь дает мне еще больший успех в моем делании, Уныние — это теперь мой Иоанн Креститель, возвещающий мне приближение новой милости ко мне моего Господа. Это испытывали люди лучшие, нежели я».

Чистка сосуда приготовляет его для употребления хозяином. Господь открывает Себя в пустыне в то время, когда служитель Его пасет свое стадо и благоговейно ожидает Его в своем одиночестве. Пустыня — это путь в обетованную Ханаанскую землю, поражение приготовляет нас к победе; самый темный час ночи тот, который предшествует рассвету.

Не всегда можно натягивать лук без опасения переломить его. Спокойствие столько же необходимо духу, как сон — телу. Наши праздничные дни — это дни нашей усиленной работы, и если не назначили мы себе какой-нибудь день для отдыха, то неизбежно должны утомиться и ослабеть. Даже для земли требуется отдых, и ей нужно свое праздничное время. Нужно оно и нам.

Господь знает все лучше нас. Он заботится о том, чтобы мы чрезмерно не устали. Время отдыха — не потерянное время, это — разумная экономия, сохраняющая наши силы. Взгляните на жнеца в знойный летний день, которому еще так много нужно сжать до захода солнца. Внезапно останавливается он в своей работе, ищет камень, садится на нем и точит свой серп. Разве теряет он теперь свое драгоценное время? Ведь сколько мог бы он нажать в то время, пока извлекает он однообразные звуки из своего серпа! Но ведь он точит свое орудие, его работа пойдет быстрее после этого. Точно так же подготавливается к дальнейшей работе и дух человека во время его кратковременного отдыха.

Вьючным животным дают отдыхать на лугу, море приостанавливает свое дыхание между приливом и отливом, земля отдыхает в зимние месяцы. И человек, если даже он возвышен до звания посланника Божия, все же должен отдыхать, или окончательно изнурить себя. Он должен или подновлять свою лампу, или она будет плохо гореть, или сохранять свои физические и духовные силы, или же преждевременно состариться и умереть.

Мы сделаем больше, если не будем спешить. Постоянно вперед, без покоя и отдыха, — так могут действовать лишь бесплотные духи, освобожденные от «тяжеловесной глины». Но мы облечены в нее, поэтому время от времени должны заботиться о своем отдыхе. Да не смущается ничья чуткая совесть, слагая с себя на время оружие, и да поймет она из опыта других, что всякому человеку необходимо иметь своевременный отдых.

Случается, что тяжелый удар сражает проповедника: например, брат, которому доверялся более, нежели другим, оказывается изменником. Иуда попирал ногами Того, Кто так доверял ему. В это время мужество проповедника падает.

Тяжело также видеть, когда поддается искушению кто-либо из наших близких, уважаемый член Церкви, когда он бесчестит свое святое звание. Это заставляет проповедника страстно желать своего удаления в какую-нибудь хижину, где он мог бы укрыться навсегда от людей, чтобы не слушать более кощунственных насмешек безбожия. Десять лет работы не отнимут у нас столько сил, как это могут сделать подобные люди за несколько часов.

Споры, разлуки, сплетни и полные ненависти отзывы тоже могут приводить в уныние даже достойных пастырей и проповедников.

Суровые и жестокие отзывы могут сильно действовать на чуткие сердца служителей. Многие проповедники обладают чрезвычайно тонкой чувствительностью, слишком тонкой для нашего мира, каков он есть.

Жизненный опыт закаляет душу жестокими ударами, сопряженными с нашим великим служением, но вначале они сильно поражают нас.

Испытания истинных служителей Божиих очень многочисленны. Те же из них, которые переносим мы от близких нам людей, гораздо тяжелее, нежели получаемые нами от наших врагов.

Пусть не принимает нашего звания никто, стремящийся к тихой и спокойной жизни; если же и примет его такой человек, он с ужасом бежит от нас.

Случается иногда, что умножаются наши скорби, следуя одна за другой, подобно испытаниям Иова. Тогда беспокойство, вызванное ими, отнимает наш душевный мир. Постоянно падающие капли долбят даже камень; точно так же и постоянные скорби расстраивают наше душевное настроение. Случается, например, что к тревожным мыслям и скудости, недостаточности материальных средств внезапно присоединяется болезнь жены, потеря ребенка, затем еще — жестокие отзывы и холодность слушателей, тогда готовы мы бываем воскликнуть: «Все это на меня!»

Скорби, следующие одна за другой, особенно тяжелы; они безжалостно разрушают наше спокойствие. Волна за волною, набегающие друг на друга, сильно мешают работе пловца; место, где сходится два моря, опасно даже для первоклассного судна.

Иногда страдания приходят на нас неизвестно откуда и почему, и тогда еще тяжелее нам с ними справляться. Безотчетное уныние не прогонишь никакими разумными доводами. Арфа Давида не в состоянии смягчить их. Здесь нужна рука небесной помощи. И когда мы увидим, наконец, эту спасающую руку, то не воскликнем ли вместе с апостолом Павлом: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, Отец милосердия и Бог всякого утешения, утешающий нас во всякой скорби нашей, чтоб и мы могли утешать находящихся во всякой скорби тем утешением, которым Бог утешает нас самих!» (2 Кор. 1:3-4).

Если спросят нас, почему служители Иисуса Христа так часто приближаются к «тени смертной», то ответ на этот вопрос не следует далеко искать: все это лишь свидетельствует о том, что Господь влечет к Себе наши сердца.

Мы должны быть употребляемы как Его орудия, но слабость, присущая нам, не должна быть сокрыта. Человек должен сначала отрешиться от всего своего, и тогда только он может стать сосудом Духа Святого. Он должен понять, что сам он — не более как сухой лист, развеваемый ветром, и только укрепленный благодатью свыше может сделаться медною стеною, о которую сокрушатся все враги истины.

Отвратить проповедника от гордости очень трудно. Беспрерывные успехи и непрекращающаяся радость о них — это более того, что может перенести наша слабая природа. Мы должны разбавлять горечью наши радости, иначе потеряем рассудок. Я свидетельствую, что те, кого Господь возвеличивает, видимо, терпят какое-то наказание, несут особый какой-то тяжелый крест, чтобы не возомнить о себе и не попасть через это во власть диавола.

Все эти унижения и испытания служителей Божиих умножают среди людей прославление Господа: они заставляют их благодарить Бога за получаемую от Него помощь, а когда лежат они перед ними в прахе, тогда ублажает Бога их вера в Него. Радостно тогда исповедуют они свою преданность Ему и еще более утверждаются в любви к Нему. Зрелые люди, как некоторые старейшие проповедники, никогда бы не сделались тем, кто они есть теперь, если бы не претерпели испытаний и не научились сознавать собственную пустоту и ничтожество. Слава Господу за все эти скорби и испытания! Чем больше горького испытаем мы здесь, тем блаженнее будет для нас будущая жизнь.

Мудрость поучает нас не пугаться, когда наступают скорби. Не считайте их за нечто необыкновенное, но лишь за частицу обычных испытаний в нашем звании. Если сильное смущение овладевает вами, не думайте, что пришел конец вашей плодотворной деятельности. Не оставляйте вашего упования, за которое получите великую награду. Возложите ваши тяготы и боязнь за будущее на Господа, Который никогда не оставит верных рабов Своих без Своей помощи. Будьте довольны той силой, которую дарует Он вам в данную минуту. Не обращайте много внимания на ваши чувства и настроения. Полагайтесь на веру, а не на массу всевозможных духовных волнений. Уповайте на Бога, и не опирайтесь на тонкие веточки человеческой помощи. Не удивляйтесь, если изменяют вам ваши друзья, все ведь очень изменчиво в этом мире. Не ожидайте постоянства от человеческой природы; вы можете рассчитывать лишь на ее непостоянство, не боясь обмануться в этом. И ученики Иисуса Христа покинули своего божественного Учителя. Не пугайтесь, если и ваши последователи бросят вас и изберут себе других наставников.

Служите Богу всеми силами, пока еще горит светильник ваш; но если и погаснет он на малое время, не падайте духом. Будьте довольны, если вы ничто, потому что вы и есть ничто в действительности. Не думайте о награде в настоящем, ждите истинной награды в будущем. Если не видите явного успеха в делах ваших, все же продолжайте служить Господу с удвоенным рвением. Всякий человек найдет дорогу при дневном свете, но премудрость, даруемая верою, делает вас способным безошибочно прокладывать себе путь и в полной темноте. Нас могут ожидать еще большие скорби и бури, прежде нежели достигнем мы небесной гавани, но Господь печется о нас во все дни нашей земной жизни.

Итак, да не уклонимся мы прямого пути, на который призвал нас Господь. Будем усердно бороться за успех нашего святого дела. Твердо и непоколебимо решим: если не можем мы лицезреть нашего Господа, то будем хотя бы трудиться под сенью крыл Его.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Золотые зёрна мудрости. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.