Человек

«И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2’7).

«Кто есть человек, боящийся Господа? Ему укажет Он путь, который избрать» (Пс. 24:12).

«Блажен человек, который на Господа возлагает надежду свою, и не обращается к гордым и к уклоняющимся ко лжи» (Пс. 39:5).

«О, человек! сказано тебе, что — добро, и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6:8).

«Первый человек — из земли, перстный; второй человек — Господь с неба» (1 Кор. 15:47).

«Посему, как преступлением одного всем человекам осуждение, так правдою одного всем человекам оправдание к жизни. Ибо, как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим. 5:18-19).

«И я Иоанн увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Отк. 21:2-3).

Человек — живое существо, обладающее мышлением, речью, способное создавать орудия и пользоваться ими в процессе общественного труда; лицо, являющееся носителем каких-либо внутренних характерных качеств, свойств, принадлежащее к какой-либо среде, обществу; личность как воплощение высоких моральных и интеллектуальных свойств.

Человек — каждый из людей; высшее из земных созданий, одареное разумом, свободной волей и словесною речью (В. Даль).

По-гречески «человек» — «антропос», это значит: «существо, обращенное лицом вверх».

«Человек, — говорит Паскаль, — удивительнейшее в мире создание: он не может понять, что такое тело, еще меньше может понять, что такое дух, и меньше всего, каким образом дух может находиться в соединении с телом; это для него кульминационный пункт трудности понимания, и все же — именно в этом его сущность».

Человек — венец земных созданий, царь природы, до сих пор не познал самого себя.

Человек — загадка. Земля и небо, время и вечность, Бог и тварь соприкасаются в нем.

Самое изумительное существо на земле — человек, и самое важное в человеке — его душа.

Приходится смиренно сознаться, что после тысячелетней человеческой истории, самоуглубления и самоисследования, человек для самого себя и для других остается неразгаданной тайной.

Человек — обладатель бренного тела и бессмертного духа. Душа — это воплощенный дух.

Все расы, от самой черной до самой белой, имеют те же самые духовные и физические особенности.

Все расы имеют тот же самый процесс рождения, возрастания, развития, болезни, страданий, смерти и тления.

Человек, вне всякого расового отличия, — единственное существо на земле, обладающее членораздельной речью, юмором, смехом.

Человек любой расы имеет ум, который рассуждает; сердце которое чувствует; волю, которая избирает, и душу, которая не умирает.

Все расы имеют чувства сожаления, сострадания, ту же совесть, те же надежды и устремления, тот же религиозный инстинкт и универсальную склонность к молитве, ту же самую восприимчивость к оказанной им любви, дружбе, доброте, нежности и т. п

Только у людей, даже у самых примитивных дикарей, есть учение о морали; только человек в состоянии вопрошать о Боге.

Человек является совокупностью духа, души и тела. Плоть человека — тело души, а душа — сосуд духа.

Три вещи, из которых состоит весь человек: плоть, душа и дух. Душа — посредница между плотью и духом. Иногда душа подчиняется духу и, следуя ему, возвышается им, а иногда она принимает сторону плоти и впадает в земные вожделения (Ириней Лионский).

Человек, создание Божие, является производным духовного начала и материального естества, и тем самым принадлежит двум мирам: невидимому и видимому.

Телом он — гражданин земли, духом — «небожитель», житель Царства Небесного. Его земное гражданство временно, небесное жительство вечно.

Создавая человека, Господь создал тело его «из праха земного», и этот «прах» оживотворил, «вдохнул в него дыхание жизни». Подчинив материю «духу жизни» и образовав единую сущность человека, Бог назвал ее «душою живою», или человеком.

Бог создал человека «по образу Своему, по образу Божию сотворил его». Бог уподобил человека Себе.

Те же свойства и способности, которые находятся в Боге, переданы и человеку, только в миниатюрном виде. У Бога эти свойства — в совершенстве, полноте, а у человека «только отчасти». У Бога они безграничны. Стакан воды, взятый из океана, заключает в себе все элементы океана, однако в стакане может плавать разве маленькая рыбка, тогда как в океане плавают большие корабли и морские чудовища.

Человек, без тела, это бесплотный дух, «светильник Господа». О его пребывании в теле человека мы судим по пяти духовным проявлениям, которые не связаны с пятью телесными или физическими чувствами, или органами чувств: зрением, слухом, обонянием, осязанием и вкусом. Этими духовными проявлениями или способностями являются: умственная способность — способность мыслить, рассуждать, сопоставлять, сравнивать, умозаключать, вспоминать, предвидеть, заниматься будущим, жить будущим;

дар речи — способность говорить, выражать свои мысли словами или знаками;

воля — способность предпринимать решения, добиваться осуществления поставленных перед собою целей или стремлений;

совесть — способность различать добро и зло; внутренняя оценка своих поступков и мыслей; чувство нравственной ответственности за свое поведение; чувство стыда за несправедливый, нечестивый, неделикатный поступок или слово;

сознательные и подсознательные чувства и предчувствия, интуиция — способность ощущать и воспринимать явления объективной действительности; совокупность психических и физических ощущений, испытываемых человеком; выражение душевного настроения или отношения к чему-либо или кому-либо; способность сознавать свою ответственность, долг; чувство любви и чувство ненависти и т.д.

Своими обычными органами чувств и другими свойствами тела человек воспринимает мир внешний, материальный, духом же своим он возносится в мир духовный, невидимый.

Через тело человек, душа живая, обладает способностью восприятия внешнего, чувственного мира; через дух человек находится в прямом и непосредственном родстве с миром духовным (Мюррей).

Бог дал нам:

Очи — чтобы созерцать Его величие,

Уши — чтобы слушать Его слово,

Разум — чтобы размышлять о Нем день и ночь,

Сердце — чтобы Он мог обитать в нем,

Волю — чтобы добровольно подчиняться Его воле,

Ноги — чтобы ходить Его святыми путями,

Колени — чтобы предстоять перед лицем Его,

Язык — чтобы прославлять Его святое имя,

Здоровье — чтобы трудиться в Его винограднике,

Жизнь — чтобы посвятить ее на служение Ему,

Материальные средства — чтобы участвовать ими в распространении Благой Вести.

Человек — венец творения, царь природы, носитель божественного начала, обладатель бессмертной свободной души.

Человек — единственное существо на земле, распространяющее свою власть над огнем, электричеством, водой, воздухом; он владеет сокровищами науки, техники, искусства; он исчисляет время, измеряет пространства, взвешивает планеты, изобретает машины; он изучает, исследует, открывает.

Человек наделен способностями самосознания, самоанализа, самоисследования.

На путях богоискания и богопознания человек пользуется тремя книгами, написанными Самим Богом: книга природы, книга совести и книга откровения Божия — Священное Писание

Человек — единственное на земле существо, руководящееся моральными законами и убежденное, что, действуя вразрез с этими законами, он, человек, действует против самого себя, против своих самых насущных интересов.

Человек не кто иной, как сын-отступник, с помраченным умом и удаленным от Бога, ожесточенным сердцем.

Между духом и плотью, со дня грехопадения человека, существует постоянный раздор: «плоть желает противного духу, а дух — противного плоти» (Гал. 5:17).

Человек пал. Высшее его начало подчинилось низшему.

Человек, перед которым открывается путь свободного выбора и определения своей дальнейшей судьбы, обрек себя и свое потомство на земные страдания и на вечную гибель.

Человек — творение Божие, и притом, через непослушание, погибшее творение. Его спасение только во Христе Иисусе.

Человек по вере в Иисуса Христа наследует жизнь вечную.

Человек — духовное творение, созданное по образу и подобию Божию, и потому он должен считаться с Богом и нести ответственность перед Ним.

Человек — существо падшее; весь его нравственный облик: его разум, его суждение, его ум — все пострадало от грехопадения, которое произошло от того, что человек не придал должного значения слову Господа.

Искушаемая змеем в саду Едемском, Ева оказалась недовольна волею Божьею. Она пожелала иметь то, что Бог запретил, и диавол обещал ей это дать. Она подумала, что сатана относится к ней лучше Бога. Она подумала, что она выиграет от того, что, выйдя из повиновения Богу, она отдаст себя в руки сатаны.

Итак, мы видим, что ветхий человек не может покориться воле Божией.

Человек был гражданином как видимого, так и невидимого мира В силу присущего ему божественного дуновения, он первоначально был вне времени и пространства, вне материи и энергии, даже вне теперешних естественных законов.

Человек — венец творения, призванный, чтобы стать с полным правом ребенком в родительском доме своего Отца. Цель его жизни заключается в преобразовании в божественный образ.

Человек на пути к совершенству в борьбе со злом должен пройти три момента: во-первых, отвращение ко злу, во-вторых, усилие освободиться от власти греха, в-третьих, обращение к Богу как к Источнику духовной силы.

Человек своей собственной силой не может достигнуть улучшения морали. Это может сделать только Христос. Без Христа вы не можете любить Бога и ближнего.

<i><b>Потеря рая</b></i>

Их глаза открылись: они увидели свою наготу и устыдились ее

Божественное доверие сменилось стремлением спрятаться и страхом.

Благословение, лежащее в природе, становится проклятием. На поле вырастает колючий терновник.

Прекрасная первозданная плоть первых людей превращается в подверженное смерти и тлению тело, подлежащее болезням, страданиям, стыду и неизменности.

Вина, скорбь, забота, депрессии — раньше неизвестные понятия — становятся теперь действительностью и ежедневным спутником человека.

Раньше он был обитателем двух миров — теперь он обитает только по эту сторону

Мы тоскуем по дню, когда разочарования, болезни и смерть исчезнут, — но эта мечта не может осуществиться, пока мы остаемся невозрожденными сынами Адама.

Бог для Себя сотворил человека, и поэтому наши сердца ищут покоя до тех пор, пока не находят его в Нем.

Бог в человеке видит то, что видел в потерянной овце пастух, что видела женщина в исчезнувшей драхме, любящий отец в блудном сыне. В глазах Божиих грешник драгоценен

Встреча Бога и человека неизбежна. Блажен человек, идущий на эту встречу путем благодати; горе тем, которые должны будут встретить Бога на суде

Ветхая природа человека мертва и не поддается исправлению

То, что ниже нас, — это наше тело, наша плоть, наши физиологические инстинкты, наши материальные потребности Достойное отношение к тому, что ниже нас, — это самообладание, господство духа над плотью.

Благоволение, сострадание, самообладание (аскеза) — таковы нравственные черты нормального, духовно-здорового человека. Эти три добродетели неотделимы друг от друга, они дополняют одна другую и лишь в своей совокупности образуют нормальный нравственный характер. Взятые отдельно, они приводят к нездоровой односторонности. Так, благочестие без любви и аскезы — это ложная нездоровая лжедуховность, ханжество; не святость, а святошество, пустосвятство.

Аскеза без любви и смирения, умерщвление плоти без любви к Богу и человеку создают тип, который В. Соловьев называет’ «святой сатана».

Лишь все три струны добра: благоволение, сострадательность и самообладание — создают стройное созвучие, аккорд, образуя цельного, гармоничного, прекрасного человека

До тех пор, пока человек уходит от своего первоначального предназначения, уклоняется от истинного смысла и цели жизни, он всегда будет существом самим одиноким и самым несчастным на земле.

Каждый человек имеет в другом человеке зеркало, в котором он может ясно рассмотреть свои собственные недостатки, пороки и другие дурные стороны, однако он негодует и недовольствует другим.

Будучи сами людьми далеко не совершенными, мы тем не менее ожидаем и даже требуем совершенства от других людей.

Не видя ничего доброго в окружающих нас, мы тем свидетельствуем, что и в нас самих нет ничего доброго.

«Ибо чем человек умнее, — сказал Паскаль, — тем больше он знает добрых людей».

Покажите мне человека, который никого не любит и которого никто не любит, и я покажу вам самого несчастного человека на земле

Среди всех сокровищ мира приятная, полноценная личность — самое драгоценное, что человек может иметь здесь, на земле.

Все любят людей со счастливой и духовно богатой душой, людей счастливых, услужливых, открытых и доступных, людей любящих и не мыслящих зла.

Цени человека по заслугам, а не по его услугам Полноводная река спокойна — умный человек не заносчив. Нет ни одной души, которая была бы хорошей без Бога. Все создано для человека, а не человек для всего.

Три общепринятых назначения человека в жизни: учиться, работать, любить.

Жизнь рыбы в воде — человека в народе. Легко стать ученым, труднее — человеком.

Образование необходимо, но одно образование еще не приводит человека к Богу.

Сказать «я есть человек» совсем не трудно. Много труднее быть им.

Ни один человек не становится плохим сразу.

Грех искажает человека, а Христос преображает его.

Человек является тем, кем он есть в очах Божиих.

Человека надо жалеть и любить, а не грех его, больного, а не его болезнь.

Чем человек умнее и добрее, тем больше он замечает добра в людях.

Произноси слово «человек» так, чтобы оно не оскорбляло, а возвышало того, к кому оно относится.

Человек сравнивается с книгой. Что ни человек, то — книга.

Пожилой человек всему верит; среднего возраста человек ко всему относится подозрительно, а молодой все знает.

Человек как погода: стоит его похвалить — он сразу же портится.

Человек ценится не по его материальному богатству, а по широте его души, глубине сердца, чистоте характера, высоте желаний и жертвенной готовности помочь другим.

Лишь мелкий человек отказывается выполнять несущественные задания.

Человек никогда не обретет своей цельности и полноты без общения с Богом.

Человек — единственное Божие создание, которое в состоянии испытать скуку.

Человек, который постоянно скучает, живет и работает в пустоте.

Мы можем построить высочайшие здания, быстрейшие пароходы, длиннейшие мосты — но мы все еще не можем управлять сами собой и жить в равенстве и мире.

Испорченная и грешная природа человека наполняет его душу ненавистью, завистью, жадностью и ревностью.

Изобретательный ум человека помог ему изменить все, кроме самого себя.

Три фактических обстоятельства составляют подлинную историю человечества: его прошлое полно греха, его настоящее заполнено страданием и в будущем его ожидает абсолютная уверенность в смерти.

Человек постоянно беспомощен, если он не знает истины. Христос говорит: «Я есмь истина».

Человек на земле — смущенный и одинокий странник, если он не соединен духовно со своим Творцом, по образу Которого он создан.

Человек нуждается в мире, не только в определенном, так называемом мире ума, а в мире, который его освободит от невыносимой борьбы и обманутых ожиданий; в мире души, который пронизывает все его существо; в мире, который действует непрерывно, даже и в испытаниях и в горе.

Всегда есть что-то жалкое в человеке, который считает себя богатым, когда он на самом деле беден, или который считает себя добрым человеком, когда он в действительности злобен, или который считает себя образованным, когда он неграмотен.

Бог сотворил человека и сделал его венцом творений; дал человеку свободу, но только с одним ограничением — чтобы человек не забыл своего Творца.

В сердце падшего человека нет места ни для любви, ни для правды Божией; и то, и другое чуждо ему, пока он не получит возрождение Духом Святым.

Человек погибал, но Бог нисшел взыскать его.

Человек всецело подчинился и управляется законом греха. И нет края и предела этим проявлениям греха.

Равенство всеобщей сытости никогда не удовлетворит человека.

С отрицанием будущей жизни рушатся всякие моральные основы, на которых стоит человек.

Подобно тому, как меняя этикетку на бутылке, мы не изменяем содержимого в ней, точно так же человек, меняя свои убеждения, свои теории, свои партии и системы, в своей сущности остается тем же, кем был раньше.

Человек — слабое, суетливое, и среди всех существ, — самое озабоченное существо.

Бог предопределяет план для каждого человека; ни одна человеческая жизнь не является бесцельной.

Есть люди, взор которых ищет недостатки, и есть люди, взор которых ищет достоинства.

Человек — грешник и должник перед Богом, никто не сможет вернуться деяниями своих рук на путь истинных отношений <i>с </i>Богом.

Человеческой природе свойственно, что запретное всегда становится очень желательным. Запретный плод всегда слаще.

Образование может сделать человека мудрым, но только Бог может сделать человека добрым.

Хороший человек — краса государства, но попробуй найти хорошего человека среди не знающих Господа.

Бог создал человека для нетления и соделал его образом вечного бытия Своего.

Что, однако, верно о человеке, так это то, что он вовсе не то, чем он должен стать (Г.К. Честертон).

По мерилу Иисуса Христа, человек добр лишь в том случае, если он вообще никогда не возжелает запретного.

Иудейские учителя говорили: «Четыре человека не могут явиться в присутствие Бога: зубоскал, лицемер, лгун и сплетник».

Без многого человек может обойтись, только не без человека (Ж. Лабрюйер).

Лишь в людях себя познать способен человек (И.В. Гете).

Чтобы знать человека, нужно изучить себя; чтобы знать людей, нужно жить с ними (А. Стендаль).

Чтобы познать человека, нужно его полюбить (Л. Фейербах).

Самое высокое достоинство человека из всех, какими его наделил Бог, составляют образ и подобие Божие (Быт. 1:26).

Человек тверже камня и нежнее цветка.

Если Бог желает измерить человека, Он прикладывает метр не к голове, а к сердцу.

Нет птицы, которой не нужны крылья; нет человека, которому не нужен Спаситель.

Глупому человеку всякая правда кажется острой.

Человек — это правды, добра вдохновитель,

Это — страшный палач и мучитель.

Это — жертвенность, милость, услада,

Это — бочка смертельного яда.

Человек — это высшее чудо,

Это — Хам, это Каин, Иуда.

Это — радостный жизни источник,

Это — мелочный скряга и склочник.

Это — хитрый, коварный притворщик,

Интриган, грубиян, заговорщик.

Все зависит: какая природа

Доминирует в сердце урода?

Если Бог совершит очищенье, —

Значит будет и мир, и прощенье.

Не решить непосильной задачи,

Если нет покаянного плача.

В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли (А.П. Чехов).

Человек определяется не только врожденными качествами, но и приобретенными.

Не доверяйся человеку, который все находит хорошим или все считает дурным, а еще больше человеку, который безразлично относится ко всему.

Не цени человека только твоей национальности, а цени вообще человека, ибо Творец у всех один.

Человек, который всегда говорит правду, пользуется всеобщим доверием.

Солнце, луна и звезды — краса небес; леса и ягоды — краса гор; краса государства — человек.

Человек только через воздействие Христа на его душу сможет обрести подлинно человеческие качества, какими их представлял себе Бог

Для разумного человека весь мир — отечество.

<i><b>В чем разница?</b></i>

<i>Верующий человек:</i>

Мертв для греха (Рим. 6:2); Спасен от гнева Божия (Рим. 5:9); Близок к Богу (Еф. 2:13); Свободен от суда (Ин. 5:24); Видящий (2 Кор. 3:16); Дитя Божие (Гал. 3:26); Спасен навеки (Ин. 3:18-36); Наследует небо (2 Тим. 4:18); Ожидает славы (Тит. 2:13); Имеет дивное упование (1 Пет. 3:15).

<i>Неверующий человек:</i>

Мертв во грехах (Еф. 2:1); Дитя гнева (Еф. 2:3); Без Бога (Еф. 2:12); Осужден (Ин. 3:18); Ослеплен сатаною (2 Кор. 4:4); Дитя диавола (Ин. 8:44); Погиб навеки (Ин. 3:18,36); Ожидает наказания (Отк. 21:8); Ожидает суда (Евр. 9:27).

Человек замечает все слабости, только не свои. Своих же не видит.

Есть три вещи: ученость, духовное знание и королевский венец, но венец доброго имени лучше всех.

Мы богаты знанием, а бедны мудростью; мы богаты искусством войны, а у нас серьезно не хватает благости, кротости, веры. Мы стали людьми злопамятными, раздражающимися, горькими и разочарованными.

Змей занял место Бога, и ложь диавола стала на место правды Божией. И что случилось с первым человеком при его падении, то же случается и с его потомством.

Для того, чтобы из праха земли вызвать человека к существованию, требовалось лишь могущество Божие; для того, чтобы взыскать, вывести человека из жалкого положения, потребовалась благодать.

Задаваться целью возвышать человека без Бога — это значит возводить человека на высоту, падая с которой он разобьется насмерть

Тот, кто хочет быть судьей над людьми, должен сам стать человеком.

Блаженное общение между Богом и человеком прервалось грехопадением. С тех пор человек ушел от Бога и живет без общения со своим Небесным Отцом.

Бог искупил человека для восстановления прерванного общения с Ним.

Человек для человека должен быть святыней. Это — живой храм Божий, живой образ Божества (1 Кор. 3.16; Быт. 1:26).

Бог принимает близкое и личное участие в делах народов земли. Он наблюдает за их действиями и их поступками по отношению друг ко другу.

У человека выбора нет — он всегда должен быть человеком.

Добрый человек может быть брошен в огонь, но не сгорит. Его вера может быть залита, но не будет потушена.

Человек на чужом месте — более частое явление, нежели человек на своем месте.

Библия, по своей богословской сущности, видит человека только перед лицом Бога, образом Которого он является.

Книга книг, от сотворения мира, описанного в Книге Бытие и до страшного суда, символически представленного в Откровении Иоанна Богослова, есть не что иное, как вся история человечества под водительством Божиим.

Современный человек очень старается прочесть книгу природы. Но почему он так же серьезно не относится к Библии?

Человек имеет действительную свободу, но только в пределах определенных, предписанных ему границ.

Человек, находится теперь либо во Христе своей верой, либо по-прежнему во грехе по причине своего неверия. Третьего не дано. Человек имеет жизнь или смерть, свет или тьму. Он или спасен, или погибший.

Человечество меняется, а человек по своей греховной природе остается все тем же, каким был тысячи лет тому назад.

Человек — творение уникальное и отличное от всей остальной природы. Он подчиняет себе все и доминирует над всем. Он — вершина всего живущего.

Воскресение показывает, что человек по своему существу является телом в той же мере, в какой он является душой и духом

Образ Божий в человеке проявляется в человеческой личности. Человек имеет свободную, сознающую себя, рациональную и моральную индивидуальность, подобную индивидуальности Бога, натуру, способную различать добро и зло, приемлющую добро и отвергающую зло и поднимающуюся к вершинам духовных достижений и тесного общения с Богом.

Так как человек был сотворен по образу Божьему, в человеческой жизни не должно быть места насилию.

Первый человек был существом разумным. Он дал имена всем животным, когда последние были приведены к нему (Быт. 2:19-20). Он владел даром мышления и мог связно излагать слова и мысли. Он обладал моральными и духовными ценностями. Он мог общаться и общался с Богом. У него была способность сопротивляться злу или уступать ему (Быт. 9:6).

Новый человек обновляется по образу Божьему в праведности (Еф 4:23-24; Кол. 3:10). «Обновляется» значит: человек некогда был подобен Богу по своим моральным качествам, но затем утерял их.

Вначале человек был святым, и главные помыслы его были устрем лены к Богу.

Сотворение «нового человека» имеет своей целью воссоздать его по образу первого человека.

С самого начала человек имел свободу выбора между добром и злом. Он мог выбрать зло и грех. В то же время очень важно иметь в виду, что человек имел свободу не грешить. У него не было, как у нас сегодня, внутренней тяги ко греху. И хотя он был искушаем грехом, он не был принужден грешить.

Адам согрешил сознательно, так как это был акт свободной воли. Известное выражение говорит: «Человек не был неспособен не грешить — он был способен не грешить».

Грехопадение разрушило то, что было сверхъестественным в человеке, но сохранило его природу. Образ Божий в нем, в человеке, нарушен, но воля его свободна.

Каждого человека Бог видит либо «в Адаме», либо «во Христе». Человек ничего не знает так плохо, как самого себя.

Ценность зерна определяется его урожайностью, ценность человека — той пользой, которую он может принести своему ближнему.

Человек есть самое высшее, самое совершенное и превосходное творение

Думали, что изречение «познай самого себя» упало с неба

Когда Сократ провозгласил свое знаменитое изречение «познай самого себя», то оно было встречено мудрецами с таким одобрением, что они, желая увековечить его в народе, утверждали, будто оно упало с неба.

И, однако, поистине оно упало с неба.

Ведь разве раздающийся в Писании голос не значит «познай, о человек, Меня, и ты познаешь себя?» «Меня» — источник вечности, мудрости и блаженства, «себя» — Мое творение, Мой образ, Мое наслаждение.

<i><b>Возвышенность человеческой природы</b></i>

Ибо тебя Я предназначил быть Моим соучастником в вечности; на твою пользу Я создал небо и землю и все, что содержится на них; тебе одному совокупно вручил то, что остальным творениям в отдельности: бытие, чувство, жизнь и разум Тебя Я поставил над делами Моих рук, все положил под твои ноги: овец и волов, и полевых зверей, птиц небесных и рыб морских — и, таким образом, славою и честью увенчал Я тебя (Пс. 8:5-9).

Наконец, чтобы не было у тебя недостатка ни в чем, Я Сам явился к тебе, соединившись сущностью Своей с тобой, соединяя Мою природу с твоей на вечность, как не выпадало это на долю никакой иной твари, видимой и невидимой. Ибо неужели какое-либо создание на небе или на земле может похвалиться тем, что Бог явился во плоти, показал Себя ангелам (1 Тим. 3:16), конечно, не для того, чтобы они видели только и изумлением созерцали Того, Кого видеть желали (1 Пет. 1:12), но чтобы поклонялись Богу, явившемуся во плоти, то есть Сыну Божию и Сыну Человеческому (Евр. 1:6; Ин. 1:51; Мф. 4:11).

Итак, пойми, что ты — полное завершение Моих творений, удивительный микрокосм и наместник Бога среди Моих творений, венец Моей славы (Я.А. Коменский).

О, если бы все это было начертано не на дверях храмов, не на заглавных местах книг, наконец, не на устах, не в ушах и очах всех людей, а в их сердцах! (Я.А. Коменский)

Последняя цель человека находится за пределами этой жизни.

1. Высшее из творений должно иметь высшую цель.

Сам разум говорит, что столь высокое творение предназначается для более высокой, по сравнению со всеми созданиями, цели, а именно’ чтобы человек, будучи соединен с Богом, высшим пределом всякого совершенства, славы и блаженства, наслаждался вместе с Ним славой и блаженством вовеки

2. Хотя это достаточно ясно из Писаний, однако, не было бы потерей коснуться, хотя бы мимоходом, того, сколькими способами Бог в этой жизни изобразил нам нашу высшую цель (Я.А. Коменский).

1. Из истории творения.

Ведь человеку не повелел Бог просто существовать подобно прочим созданиям, но предпослал торжественный совет; тело Он образовал ему как бы собственными перстами, а душу вдохнул в него из Самого Себя.

2. Из нашего устройства.

Наше устройство показывает, что для нас достаточно того, что есть у нас в этой жизни, ибо мы живем тройной жизнью: растительною, животною и умственною или духовною, из которых первая никогда не выходит за пределы тела, вторая через действие чувств и движений направляется к предметам, а третья может существовать также отдельно, как это видно из ангелов.

3. Это обнаруживает всякий опыт.

Куда бы кто ни обратился, он узнает это на опыте. Кто полюбит сокровища и богатство, тот не сможет утолить свою жажду, хотя бы он владел целым миром: это ясно на примере Александра. Кто воспламенится жаждой почестей, тот не в состоянии будет успокоиться, хотя бы ему поклонялся весь мир. Кто отдается чувственным наслаждениям, тому все прискучит, хотя бы потоки наслаждений наполняли все его чувства, и жажда наслаждений будет направляться от одного к другому. Кто предается изучению мудрости, тот не будет иметь никакого предела; ведь чем более кто знает, тем более понимает, что ему недостает еще многого. Справедливо сказал Соломон: «Не насытится око зрением, не наполнится ухо слушанием» (Ек 1.8)

4. И сама смерть не ставит предела нашему бытию.

Примеры умирающих показывают, что и сама смерть не кладет последней грани нашим делам У кого жизнь прошла хорошо, те радуются, что вступят в лучшую жизнь, а проникнутые любовью к настоящей жизни, видя, что с ней нужно расстаться и что нужно переселиться в другую жизнь, начинают трепетать и примиряться с

Богом и людьми, если только каким-нибудь образом могут это сделать

И хотя бы сломленное страданиями тело ослабевало, чувства затмевались и сама жизнь уходила, дух, однако, выполняет свои функции живее, чем когда-либо Благочестиво, серьезно и осмотрительно даются распоряжения относительно себя, своей семьи, своего наследства, государства, и кто видит умирающего благочестивого и мудрого человека, видит, несомненно, рассыпающийся земной прах, но кто его слышит, тому кажется, будто он слышит ангела.

Поэтому каждый должен признать, что здесь происходит не что иное, как подготовка к уходу хозяина, когда его жалкая хижина грозит разрушиться. Это поняли сами язычники: римляне, по свидетельству Феста, смерть называли исходом. Да, путем смерти только переходят в другое место.

5. Пример Христа — Человека указывает, что люди предназначены для вечности

Нам, христианам, особенно это ясно, так как Христос, Сын Бога Живого, ниспосланный с неба для восстановления погибшего в нас образа Божия, показал это Своим примером.

Ведь будучи зачат и явившись на свет через рождение, Он пребывал среди людей, затем умер, воскрес и вознесся на небеса, и смерть не властвует более над Ним. Вот Он и называется и есть на самом деле наш Предтеча (Евр. 6:20), перворожденный среди братьев (Рим. 8:29), глава среди Своих членов (Еф. 1:22), первообраз всех, которые должны быть возрожденными по образу Божию (Рим 8 29).

И так как Сыном Он был на земле не для того, чтобы оставаться здесь, но чтобы, совершив Свой путь, перейти в вечные жилища, то и нам, соучастникам Его, не суждено оставаться здесь, а придется переселиться в другое место (Я.А. Коменский).

<i><b>Тройное место пребывания человека и тройная жизнь</b></i>

Итак, каждому из нас предназначены тройная жизнь и тройное место пребывания для жизни: чрево матери, земля и небо.

Из первого жилища во второе человек вступает через рождение, а из второго в третье — путем смерти и воскресения; из третьего — никуда навеки В первом мы получаем только жизнь с зачаточными движениями и чувствами; во втором — жизнь, движения, чувства с начатками разума, в третьем — совершенную полноту всего

Первая жизнь есть приготовление ко второй; вторая — к третьей, третья сама по себе без конца.

Переход из первой жизни во вторую и из второй в третью узок и болезнен: и в том, и в другом случае приходится расставаться с одеянием, или с внешними покровами (там — послед, здесь — само тело) подобно тому, как из разбитой скорлупы выходит птенец.

Первое и второе жилища подобны мастерским: в одной формируется тело для последующей жизни, а в другой — разумная душа для вечной жизни; третье жилище принесет самое совершенствование и наслаждение той и другой жизнью (Я.А. Коменский).

<i><b>Прообраз этого у израильтян</b></i>

Так, израильтяне (да позволено будет привести их здесь для приме ра) были рождены в Египте, откуда отведены через горные теснины и Красное море в пустыню. Там они строили шатры, изучали закон, сражались с различными врагами и, наконец, перейдя Иордан, сделались наследниками Ханаанской земли, изобилующей молоком и медом (Я.А. Коменский).

<i><b>Эта жизнь является только приготовлением к вечной жизни (свидетельства)</b></i>

Что эта жизнь, преследующая иную цель, не есть (собственно говоря) жизнь, а вступление к истинной и вечной жизни, это будет видно, во-первых, из доказательства, заложенного в нас самих, во-вторых, из доказательства, заложенного в мире, и, наконец, из свидетельства Священного Писания (А.Я . Коменский).

<i>1. Мы сами</i>

Если мы посмотрим на самих себя, то увидим, что все, касающееся нас, подвигается вперед так последовательно, что все предшествующее пролагает дорогу к последующему.

Примером этому служит наша первая жизнь — в утробе матери. Ради чего протекает эта жизнь? Не ради ли самой себя? Ничуть. Она протекает там только для образования тела как жилища души и как инструмента для удобного пользования в последующей жизни, которою мы наслаждаемся под солнцем. Как только эта цель достигнута, мы вырываемся на свет, так как нечему больше произойти с нами в той тьме.

Точно так же и эта наша жизнь под солнцем есть не что иное, как подготовка к вечной жизни, а именно: душа с помощью тела подготовляет себе все необходимое для будущей жизни. Как только это достигнуто, мы переселяемся отсюда, так как не остается ничего, что могли бы мы делать на земле.

Правда, некоторые похищаются отсюда неподготовленными, или, вернее, извергаются на погибель, как выкидыши, выбрасываемые по разным причинам из утробы матери не для жизни, а для смерти. В обоих случаях это происходит хотя и по Божьему изволению, но по вине людей (Я.А. Коменский).

<i>2. Видимый мир создан только как рассадник, питомник и школа для людей</i>

Сам видимый мир, в какой бы части мы его ни рассматривали, свидетельствует о том, что создан именно с той целью, чтобы служить размножению, питанию, деятельности человеческого рода.

Так как Богу было угодно сотворить всех людей не сразу в одно и то же мгновение, как произошло это с ангелами, но сотворить мужа и жену, которым были дарованы силы и благословения для размножения путем рождения, то необходимо было для последовательного размножения дать надлежащее время: для этого дано было несколько тысяч лет.

Но, чтобы это время не было беспорядочным, глухим, слепым, Он распростер небеса, украсив их солнцем, луною и звездами и повелел им своим круговоротом размерять часы, дни, месяцы, годы.

Далее, так как человек должен был стать телесным созданием, нуждающимся в месте, где обитать, чтобы дышать и двигаться, в пище, чтобы расти, и в одежде, чтобы покрываться, Он распростер (в глубине мира) твердую почву, землю и разные растения и животных не только для удовлетворения нужд, но и для наслаждения.

И так как Он создал человека по образу Своему, даровав ему разум, то для того, и у разума не было недостатка в соответствующей пище, разделил отдельные твари на многообразные виды затем, чтобы этот видимый мир являлся ему самым ярким зеркалом бесконечного могущества, мудрости и благости Божией и чтобы, созерцая его, человек проникался удивлением к Творцу, совершенствовался в познании Его, увлекался любовию к Нему. Для этого именно невидимые и скрывающиеся в бездне вечности прочность, красота и прелесть показываются повсюду через видимые творения и дают возможность ощущать, созерцать и вкушать себя.

Итак, этот мир есть не что иное, как наш рассадник, наш питомник и наша школа.

Итак, есть нечто за пределами этого мира; выйдя из подготовительных ступеней этой школы, мы возвысимся до вечной академии.

Следовательно, уже разум убеждает нас, что это так. Однако еще очевиднее это из божественных изречений (Я А. Коменский).

<i>3. Сам Бог в Своем слове</i>

У Осии Сам Бог свидетельствует, что небеса существуют для земли, земля — для пшеницы, вина и масла, а все это — для людей (Ос. 2:21-22).

Все ради человека, даже само время. Ибо существование миру не будет дано далее, чем это нужно для восполнения числа избранных (Отк. 6:11). Как только это совершится, небеса и земля прейдут и не найдется им места (Отк. 20:11).

Ибо явится новое небо и новая земля, в которых будет обитать справедливость (Отк. 21:1; 2 Пет. 3:13). Наконец, названия, которые Писание дает этой жизни, указывают, что она есть не что иное, как подготовка к другой жизни. Оно называет ее, другую, путем, дверью, ожиданием, а нас называет путешественниками, пришельцами, наемниками, искателями другого города, и притом непреходящего (Быт. 47:19; Пс. 39:19; Иов 7:12; Лк. 12:24) (Я.А. Коменский)

<i>4. Опыт</i>

Всему этому нас учит само дело и наше общее положение, которое находится пред глазами всех людей. Ведь кто из родившихся явившись, не исчезал снова, хотя мы и предназначены для вечности? Но так как мы предназначены для вечности, то по необходимости мы переживаем здесь только переходное положение.

Поэтому Христос говорит: «Будьте готовы, ибо, в который час не думаете, приидет Сын Человеческий» (Мф. 24:44). По причине (и это мы знаем из Писания) Бог призывает некоторых отсюда еще в раннем возрасте, когда видит их уже подготовленными, как, например, Еноха (Быт. 5:24).

Почему же тогда Он проявляет долготерпение по отношению к злым? Именно потому, что Он не хотел бы, чтобы кто-нибудь неподготовленный был застигнут смертью, а чтобы всякий пришел к покаянию (2 Пет. 2:9). Если, однако, кто-нибудь продолжает злоупотреблять терпением Бога, то Он повелевает того взять (Я.А. Коменский).

<i>Заключение</i>

Итак, насколько верно то, что пребывание во чреве матери есть приготовление к жизни в теле, так видно и то, что пребывание в теле есть приготовление к той жизни, которая последует за этой настоящей жизнью и будет продолжаться вечно. Счастлив тот, кто из чрева матери вынес хорошо образованные члены; в тысячу раз счастливее тот, кто унесет отсюда хорошо образованную душу (Я.А Коменский).

Есть три ступени приготовления к вечности: познание себя (и вместе с собой всего), управление собой и стремление к Богу, откуда познаются второстепенные цели человека, подчиненные высшей цели (вечности).

Таким образом, ясно, что последняя цель человека есть вечность и блаженство с Богом.

А каковы цели, подчиненные и служащие этой переходной жизни, это ясно из слов божественного совета, которые Он произнес, намереваясь создать человека. «Сотворим, — сказал Бог, — человека по образу Нашему и по подобию Нашему; и да владычествует он над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над зверями всей земли, которые движутся по земле» (Быт. 1:26) (Я.А. Коменский).

Есть три цели, каким человек должен быть:

1. Одаренным разумом среди всех.

2. Владыкою над собой и другими созданиями.

3. Радостью для Бога.

Отсюда ясно, что человек поставлен среди видимых созданий с тем, чтобы быть:

1. Разумным созданием.

2. Созданием, владычествующим над другими созданиями.

3. Созданием, представляющим собою образ и радость своего Творца.

Эти три цели соединены так, что ни одной из них нельзя отбросить, так как на них зиждется основание настоящей и будущей жизни (Я.А. Коменский).

<i><b>Что такое разумное создание?</b></i>

Быть разумным созданием — это значит все исследовать и давать всему имена и все исчислять, то есть знать и иметь возможность назвать и понять все, что находится в мире, как это ясно из Бытия 2:19 или из пояснений Соломона (Пр. 3:17-18) (Я.А. Коменский)

<i><b>Что значит быть владыкой всех созданий?</b></i>

Быть владыкой всех созданий — это значит, приспособляя к надлежащему назначению все вещи, употреблять их с пользою, везде среди созданий вести себя царственно, то есть с достоинством и

святостью (а именно, ставя выше себя лишь одного чтимого Творца| а также ангелов Его, рядом с собою — своих сослужителей, а все прочее — ниже себя), соблюдать дарованное достоинство; не служить никакому созданию, даже собственной плоти; свободно пользоваться всем для собственных услуг; хорошо знать, где, когда, каким образом и до какого предела благоразумно пользоваться каждою вещью, где, когда, каким образом и до какого предела признавать право плоти, где, когда, каким образом и до какого предела нужно уступать ближнему, — словом, быть в состоянии разумно управлять движениями и действиями внешними и внутренними, своими и чужими (Я.А. Коменский)

<i><b>Что значит быть образцом Божиим?</b></i>

Быть образцом Божиим — значит в точности представлять совершенство своего Первообраза, как Сам Он говорит: «Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. 19:2) (Я.А. Коменский).

Эти три требования осуществляются: во-первых, в образовании; во-вторых, в добродетели; в-третьих, в благочестии.

Отсюда следует, что истинные требования, предъявляемые человеку, заключаются в том, чтобы он был:

1. Знающим все вещи.

2. Владыкою вещей и самого себя.

3. Чтобы он себя и все возродил к Богу, источнику всех вещей.

Если эти требования мы выразим тремя хорошо известными словами, то получим:

1. Образование.

2. Добродетель, или нравственность.

3. Религиозность, или благочестие.

Под образованием нужно понимать познание всех вещей.

Под добродетелью — не только внешнюю воспитанность, но и всю внутреннюю и внешнюю основу побуждений.

А под религиозностью — то внутреннее богопочитание, которым дух человека связывается и соединяется с высшим чувством (Я А. Коменский).

Эти три качества в этой жизни составляют в человеке всю сущность, все же остальное второстепенно.

В этих трех качествах заключается все превосходство человека, так как только они являются единственной основой настоящей и будущей жизни; остальное (здоровье, сила, красота, богатство, знатность, дружба, счастливый успех в делах, долголетие) есть не что иное, как добавление и внешнее украшение жизни тех, кому они даны Богом, или же излишняя суетность, бесполезное бремя и вредные препятствия для того, кто, страстно стремясь к ним, сам приобретает их себе и, пренебрегши теми важнейшими благами, занимается этими и подавляет себя ими (Я.А. Коменский).

<i><b>Заключение</b></i>

Пусть будет твердо установлено, что мы постольку подвигаемся к нашей конечной цели, поскольку мы прилагаем старания в этой жизни к приобретению добродетелей и благочестия. Поэтому указанные три стремления пусть будут истинным делом нашей жизни, а все остальное — второстепенным, задержкой и внешним украшением (Я.А. Коменский).

Человека, если он должен стать человеком, необходимо формировать.

<i><b>Семена не есть еще плод</b></i>

Семена знания, нравственности, благочестия дает, как мы видели, природа, но она не дает самого знания, добродетели, благочестия. Это приобретается с помощью молитвы, учения, деятельности. Весьма удачно поэтому кто-то определил человека как существо, способное к обучению, так как никто не может стать человеком, если его не обучать (Я.А. Коменский).

Человеку врождено предрасположение к знанию, но не самое знание.

Если мы будем рассматривать истинное знание, то Богу свойственно знать все без начала, без преуспевания, без конца — одним простым проникновением.

Человеку и ангелу этого дать было нельзя, как нельзя было дать и бесконечности, и вечности, то есть свойства Божества. Ангелам и людям достаточно преимущества в том, что они обладают остротой ума, которым могут постигать дела Божий и, таким образом, накапливать сокровищницу знания. Поэтому об ангелах известно, что они также учатся, созерцая (1 Пет. 1:12; Еф. 3:10; Иов 1:6), и их знание так же, как и наше, есть опытное (Я.А. Коменский).

Чтобы человек стал человеком, он должен получить образование, что доказывается на примере прочих тварей.

1. Итак, пусть никто не думает, что истинным человеком можно стать, не научившись действовать, как человек, то есть не получивши наставления в том, что делает его человеком. Это явлено на примере всех созданий, которые хотя и предназначены быть полезными человеку, но становятся таковыми только будучи приспособленными для этого рукой человека.

2. На примере самого человека по отношению к его телесной стороне.

Человек со стороны тела создан для труда. Но мы видим, что вместе с ним рождается только способность к этому: человека нужно постепенно учить и сидеть, и стоять, и ходить, и двигать руками для работы.

Для всех созданий существует закон брать начало из ничего и постепенно возвышаться как в отношении сущности, так и в отношении действий. Ведь и в отношении ангелов, по совершенству особенно близких к Богу, известно, что они знают не все, но постепенно совершенствуются, познавая дивную Божию премудрость.

3. И так как даже до грехопадения человек должен был упражняться, то тем более это нужно теперь — после испорченности.

Ясно также, что для человека уже до грехопадения в раю была открыта школа, в которой он постепенно мог совершенствоваться. Правда, у первородных людей не было недостатка ни в способности ходить, ни в даре слова, ни в способности рассуждать. Однако, из беседы Евы со змеем очевидно, что им не хватало знания вещей, которые приобретаются из опыта.

4. И потому что примеры показывают, что человек без воспитания становится не чем иным, как только зверем.

Имеются примеры того, как некоторые люди, похищенные в детстве дикими животными и выросшие среди них, знали ни сколько не меньше зверей. Мало того, по речи, движению рук и ног они ничем не отличались от зверей, если только снова через некоторое время не попадали в среду людей.

Приблизительно в 1540 году в одном из гессенских сел, расположенном среди лесов, случилось, что по небрежности родителей пропал трехлетний мальчик. Несколько лет спустя крестьяне заметили, что среди волков находится какое-то животное, по виду несхожее с ними: четвероногое, а лицом похожее на человека. Когда об этом распространились слухи, начальник этой местности приказал поймать его живым. Животное было поймано, приведено к нему, а затем и к Ландрафу Кассельскому. Когда его привели во двор князя, животное вырвалось и убежало и спряталось под скамьей, сердито выглядывая оттуда и издавая отвратительный вой. Князь распорядился оставить его среди людей. После этого зверь начал понемногу становиться ручным, затем подниматься на задние ноги и ходить на двух ногах и, наконец, разумно говорить и становиться человеком. И тогда он, насколько мог припомнить, рассказал, что был похищен волками и вскормлен ими, обычно выходил на добычу. Описывает эту историю М. Дрессер в книге «О новом и древнем воспитании».

В 1563 году во Франции несколько знатных людей, выйдя на охоту и убив двенадцать волков, одновременно поймали в сети мальчика приблизительно семи лет, голого, с желтой кожей и вьющимися волосами. Когти у него были загнуты, точно у орла. Говорить он не умел, а только издавал какое-то нечленораздельное мычание. Когда его отвели в замок, то с трудом наложили на него оковы — до того он был озверелым. Но, изнуренный несколькими днями голода, он стал кротким, а на седьмой месяц заговорил. Его водили напоказ по городам с немалой прибылью для хозяев. Наконец, какая-то бедная женщина признала в нем своего сына.

В сочинениях Платона сказано: «Человек есть существо самое кроткое и самое божественное, если он будет украшен настоящим воспитанием; если же его не воспитывать или дать ему ложное воспитание, то он будет самым диким животным из всех, кого производит земля» (Я.А. Коменский).

В воспитании нуждаются и тупые, и даровитые.

Образование необходимо всем. Если бы теперь мы обозрели различные качества людей, то мы нашли бы то же самое. Ведь кто усомнился бы в том, что воспитание необходимо людям тупым, чтобы освободить их от природной тупости? Но поистине гораздо более нуждаются в воспитании люди даровитые, так как деятельный ум, не будучи занят чем-либо полезным, займется бесполезным, пустым и пагубным.

Чем плодороднее поле, тем обильнее оно производит терновник и чертополох. Так и выдающийся ум полон пустыми мечтаниями, если его не засеять семенами мудрости и добродетелей (Я.А. Коменский).

<i><b>Начальствующие и подчиненные</b></i>

Что касается тех, кто когда-либо должен управлять другими, — царей, князей, магистров, пастырей церкви и ученых, — то им, прежде всего, необходимо проникнуться мудростью так же, как проводнику нужно иметь глаза, переводчику — язык, трубе — звук, мечу — острие. Равным образом, нужно просвещать и подчинен-

ных, чтобы они умели разумно повиноваться мудрым правителям не по принуждению, не по ослиной покорности, а добровольно, из любви к порядку.

Ведь разумным творением нужно управлять не с помощью криков, тюрьмы, палок, но опираясь на разум. Если это происходит иначе, то бесчестие подчиненных падает и на Бога, Который одинаково вложил Свой образ и в них, и человеческие дела будут полны насилиями и беспорядками; как это и есть (Я.А. Коменский).

Итак, пусть будет установлено: всем рожденным людям, безусловно, необходимо воспитание для того, чтобы они были людьми, а не дикими животными, не бессмысленными зверями, не неподвижными чурбанами.

Отсюда следует и то, что каждый настолько превосходит других, насколько он более других упражнялся. «Презирающий мудрость и наставление — несчастен, и суетна надежда его (именно достигнуть своей цели), и труды его бесплодны, и дела его бесполезны» (Я.А. Коменский).

Формирование человека легче всего происходит в раннем возрасте. Оно даже только в этом возрасте и может происходить.

<i><b>Сходство человека с растением</b></i>

Из сказанного следует, что человек и дерево в этом отношении сходны. Ведь плодоносное дерево (яблоня, груша, смоковница, виноградная лоза) хотя и может производить, предоставленное самому себе, но как дикое растение приносит и дикий плод; для того же, чтобы оно дало вкусные и сладкие плоды, необходимо, чтобы искусный садовник его посадил, поливал, очищал.

Хотя человек, как и всякое существо, сам приобретает свой образ, все же без предварительной прививки черенков мудрости, нравственности и благочестия, он не может стать существом разумным, мудрым, нравственным и благочестивым. Такого рода прививка должна иметь место в то время, когда растение еще молодо (Я.А. Коменский).

<i><b>Формирование человека должно начинаться в раннем возрасте</b></i>

1. Вследствие ненадежности настоящей жизни.

Что касается человека, то для этого есть шесть оснований.

Во-первых, ненадежность настоящей жизни: с ней придется расстаться, но неизвестно где и когда.

Но уход из этой жизни неподготовленным — дело настолько серьезное, что его нельзя исправить. Настоящая жизнь, несомненно, дана затем, чтобы человек или приобрел милость Божию, или утратил ее навеки. Во чреве матери тело образуется так, что если при рождении у кого-либо недостает какого-либо члена, то, следовательно, человек будет лишен его на всю жизнь. Пока мы живем, душа образуется для познания Бога и союза с Ним, и если этого кто-нибудь не достигнет при жизни, то после смерти для этого не будет уже ни места, ни времени. Ввиду того, что здесь идет дело о предмете такой великой важности, нужно очень спешить, чтобы кто-нибудь не был застигнут врасплох.

2. Чтобы он был подготовлен для житейской деятельности ранее, чем начнет действовать.

Но если бы даже человеку не угрожала неожиданная смерть и он был бы уверен в чрезмерной продолжительности жизни, все же формировать его необходимо начинать как можно раньше, так как живет он не для учения, а для деятельности. Рано нужно раскрывать у человека способности для созерцания вещей, так как в течение всей жизни ему много придется познать, испытать и выполнить.

Все всего легче образуется в нежном возрасте.

Природа всех рождающихся существ такова, что они являются гибкими и всего легче принимают форму, пока они в нежном возрасте; окрепнув, они не поддаются формированию.

Мягкий воск можно лепить, придавая ему новую форму, но если он затвердеет, то его легче обратить в порошок. Молодое дерево можно сажать, пересаживать, подчищать, изгибать как угодно; но если оно выросло, это невозможно сделать.

3. Так же формируется и сам человек.

Все это, очевидно, в такой же мере относится и к самому человеку: воспринимая попадающее в него через органы чувств образы вещей, он похож на воск, в детском возрасте вообще влажен и мягок и способен воспринимать все встречающиеся предметы; затем понемногу он высыхает и твердеет, так что, по свидетельству опыта, вещи запечатлеваются и отображаются на нем с большой трудностью. Отсюда известное выражение Цицерона: «Дети быстро схватывают бесчисленное количество предметов».

Точно так же и корни благочестия следует насаждать в сердце каждого в раннем возрасте. В ком мы желаем развивать изящный нрав, над тем нужно работать в нежном возрасте. Кому нужно сделать большие успехи в изучении мудрости, тому нужно раскрыть чувства ко всему в первые же годы жизни, пока он может загореться воодушевлением, пока ум быстр, а память крепка.

4 Человеку дано чрезвычайно большое время для роста, и это время нельзя употреблять на другое.

Чтобы человек мог сформироваться как человек, Бог даровал ему годы юности, чтобы он, будучи непригодным для других занятий, проявлял бы прилежание только для формирования.

По обдуманному плану, Творец удостоил нас Своим благословением, дал нам более продолжительное время для упражнения в науках, чтобы, оставаясь более длительный период неспособными к хозяйственной и политической деятельности, мы стали зато более подготовленными для остального времени жизни, даже для вечности.

5. Только то прочно, что усваивается в раннем возрасте.

Только то в человеке прочно и устойчиво, что он впитывает в себя в юном возрасте. Это ясно из тех же примеров. Даже разбитый сосуд сохраняет запах, которым он пропитался при первом употреблении. Дерево как распростерло свои ветви в нежном возрасте вверх, вниз, в стороны, так и сохраняет их в течение сотен лет.

Таким образом, и в человеке первые впечатления настолько устойчивы, что было бы чудом, если бы они изменились.

<i><b>Заключение</b></i>

Итак, поскольку каждому близко к сердцу благо его потомства, а руководителям человеческих дел в государственном и церковном управлении — благополучие человеческого рода, постольку пусть все совершенно примут меры, чтобы начинать насаждать, подрезывать, орошать и разумно формировать небесные растения для достижения хороших успехов в науке, нравственности и благочестии (Я.А. Коменский).


Глава 589 из 607« Первая«588589590600»Последняя »