Ад

«Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его»» (Мф. 25:41).

«И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25:46).

«А сыны царства извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8:12).

«И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Отк 19:20)

«Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая» (Отк. 21:8).

«И дым мучения их будет восходить во веки веков, и не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его» (Отк. 14:11).

«Которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его» (2 Фес. 1:9).

«И в аде, будучи в муках, он [богач] поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его и, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем» (Лк. 16:23-24).

Ад создан Господом Иисусом Христом. «Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано; и Он есть прежде всего, и все Им стоит» (Ин. 1:3; Кол. 1:16-17).

Ад создан для диавола, падших ангелов и всех служащих ему. Диаволу служат все отступники от Бога: воры, пьяницы, блудники, убийцы, чародеи, лжецы, идолослужители, клеветники, наглые ругатели и все другие, не живущие по Слову Божию. Все причастные к таким порокам Царства Божия не наследуют и будут ввержены в ад, «Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Мф. 25:41; Отк. 21:8).

Ад есть место неописуемого мучения. «И в аде, будучи в муках, он поднял глаза свои, увидел вдали Авраама и Лазаря на лоне его» (Лк. 16:23).

Ад есть место неутолимых мучительных желаний. «И, возопив, сказал: отче Аврааме! умилосердись надо мною и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем» (Лк. 16:24) (Р. Торрей).

Ад есть место страшных телесных страданий. По учению Библии, в будущем мире искупленная душа будет иметь тело, хотя и не такое тело, как настоящее; оно будет совершенно иное, но тем не менее тело. Это новое тело будет вполне соответствовать искупленной душе, обитающей в нем, и соучаствовать во всем блаженстве души. С другой стороны, погибшая душа тоже облечется в тело, не такое, в котором она теперь находится, но соответствующее погибшей душе, обитающей в нем, и будет участвовать с нею во всех ее страданиях. «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою» (Отк. 21:8) (Р. Торрей).

Ад есть место воспоминаний и угрызений совести. Нет большей пытки для человека, как угрызения совести, воспоминания, восстающие в виде обвинителей. Ад — место, где люди будут преследуемы воспоминаниями и страданиями. «Авраам сказал: чадо! вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь — злое; ныне же он здесь утешается, а ты страдаешь» (Лк. 16:25) (Р. Торрей).

Ад — место позора. Ад есть место унижения, где все будут опозорены (Р. Торрей).

Ад — место, где находится самое подлое общество. Желаете ли познакомиться с обществом ада? Прочитайте Отк. 21:8: «Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая». Вот каково общество ада (Р. Торрей).

Ад — мир без надежды. «И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25:46) (Р. Торрей).

Ад — место телесных страданий, место мучительных угрызений совести, место скверного общества, место позора, место, где отсутствует всякая надежда (Р. Торрей).

Бог не нам, но диаволу и ангелам его назначил мучения, мы же сами, великими своими пороками, делаем себя наследниками этих великих мук, и то, что угрожало лютому змию, будем добровольно терпеть мы, люди (Ефрем Сирин).

Придет этот страшный день, когда не перестанешь плакать и взывать в огне от претерпеваемых мучений, и никто не даст тебе ответа, никто не сжалится над твоей душой (Ефрем Сирин).

Там огонь неугасимый, там червь неумирающий, и темное дно ада, и бессмертный вопль, и плач, и скрежет зубов. Нет конца этим страданиям. Нет освобождения по смерти. Никакой вымысел, никакое искусство не избавят от страшных мучений. Теперь можно избежать его, если послушаем голоса Господа и Бога нашего, Который, по избытку Своего человеколюбия, Сам проповедал, Сам научил сынов человеческих совершенству во всяком слове и во всяком деле, чтобы мы, сделавшись послушными Ему, избавились от мучений и сподобились благ. Итак, необходимо с великим смиренномудрием сохранять слова Господни, потому что соблюдение заповедей Господних есть совершенство. Сделавшиеся ревнителями заповедей Божиих твердо восходили к совершенству, в правоте сердца ожидая Господа и ежедневно представляя себе Его славное пришествие и восседание Его на престоле славы, когда отлучит Он праведных от грешных и каждому воздаст по делам его (Ефрем Сирин).

Ад есть нескончаемое мучение, есть непроницаемая светом тьма и безотрадная геенна, есть неусыпающий червь, немолчное рыдание, непрестанный скрежет, неисцелимая скорбь, нелицеприятный судья, беспощадный служитель, горький и вечный плач (Ефрем Сирин).

Как же мы избежим огня вечного, тьмы кромешной, скрежета зубов, червя неусыпающего и всех прочих объявленных мучений, проживая дни свои в покое и роскоши, в лени и расслаблении, в нерадении и соизволяя на неуместные, суетные, нечистые и гнусные помыслы? Как избежим вечного плача, проводя все время жизни своей во всегдашнем смехе и равнодушии? (Ефрем Сирин)

Когда грешник будет изгнан от лица Божия, тогда вопля и плача его не вынесут основания Вселенной (Ефрем Сирин).

Гордость сердца ненавистна Богу, ангелам и святым Его. Имеющий в себе гордость — причастник диаволу. По причине гордости преклонились небеса и поколебались основания земли, возмутились бездны, пришли в смятение ангелы и превратились в демонов. Прогневан гордостью Всемогущий; Он повелел бездне низвергнуть из себя огонь и огненному морю вскипеть огненным волнением. По причине гордости Он учредил ад и муки; по причине гордости учреждены темницы и биение, которыми устроена преисподняя, сотворен червь неумирающий и неусыпающий (Антоний Великий).

Если же сойдем в ад, где никто не может исповедаться (Пс. 6:6) и откуда никто не освободит нас… неизбежно будем в стеснении и глубоком мраке и, при полном отсутствии утешителей, будем терпеть бесконечное наказание, став несгораемой пищей для всепожирающего пламени (Иоанн Златоуст)

Геенны мы должны бояться и страшиться не из-за того неугасимого огня, страшных наказаний и нескончаемых мучений, но потому, что оскорбляем столь благого Господа и становимся недостойными Его благоволения; так и в Царство Небесное надо спешить из любви к Нему, чтобы наслаждаться Его благодатию (Иоанн Златоуст).

Из ада никого не выпускают, и заключенные там вечно горят в огне и претерпевают такое мучение, которое и описать невозможно (Иоанн Златоуст).

Спрашиваешь, где и в каком месте будет геенна? Но что тебе до этого за дело? Нужно знать, что она есть, а не то — где и в каком месте скрывается… Писание об этом не говорит. По моему мнению, где-нибудь вне всего этого мира (Иоанн Златоуст).

Один день мрака (в аду) ужаснее всех зол жизни (Иоанн Златоуст).

«Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41), — сказал Господь… Стоящие по левую сторону удалились от Бога и потеряли истинную жизнь. Потерпят они и большее зло, которое выражается в том, что они будут причислены к бесам и преданы огню. Каким же ужасным должен быть этот огонь, который сжигает и души находящихся в телах, и бестелесных духов мучит, и в то же время сохраняет бессмертными, и от которого наш земной огонь растает, согласно написанному: «разгоревшиеся стихии растают» (2 Пет. 3:12)?! Какое нестерпимое страдание — никогда не ждать освобождения, ибо тот огонь неугасим… Этот огонь подобен реке, все далее и далее уносящей от Бога, потому Христос не сказал: «уйдите», но «идите», то есть: «Непрестанно удаляйтесь от Меня, проклятые, в огонь, уготованный не вам, но диаволу и ангелам его. Ибо не в этом была Моя первоначальная воля, не для этого Я сотворил вас, не для вас создал этот огонь; этот неугасимый огонь зажжен для неизменных в состоянии зла бесов, к которым и вас причислила ваша, подобная им, нераскаянная воля» (Григорий Палама).

Как бесполезен, как безотраден будет тот не имеющий конца плач! При отсутствии всякой благой надежды и при отчаянии в спасении невольное обличение и угрызения совести в обличенных и осужденных будет плачем безмерно увеличивать предстоящую муку (Григорий Палама).

Грешник еще более будет терзаться душой и раздираться сердцем — безмерно и бесконечно, взирая на славу святых, желая ее и видя себя лишенным ее на вечные веки (Феодор Студит).

«Се, оставляется вам дом ваш пуст» (Мф. 23:38), — сказал Господь об Иерусалиме. Значит, есть мера долготерпению Божию. Милосердие Божие вечно бы готово терпеть, ожидая добра, но что делать, когда мы доходим до такого расстройства, что не к чему и рук приложить? Потому и бросают нас. Так будет и в вечности. Все говорят: «милосердие Божие не допустит вечного отвержения». Да оно и не хочет того, но что делать с теми, которые преисполнены зла, а исправиться не хотят? Они сами себя ставят за пределами милости Божией и оставляются там потому, что не хотят выйти оттуда. Спириты придумали множество рождений как средство к очищению грешников. Но осквернившийся грехами в одно рождение может явиться таким же и в десяти других, а затем и без конца. Как есть прогресс в добре, так есть прогресс и во зле. Мы видим на земле ожесточенных во зле; такими же они могут остаться и вне земли, а потом и навсегда. Когда придет всему конец — а ему прийти неизбежно, куда девать этих ожесточившихся во зле? Уж конечно, куда-нибудь вне светлой области, определенной для потрудившихся над собой для очищения своей нечистоты. Вот и ад! Неисправившиеся при лучших обстоятельствах исправятся ли при худших? А если же нет, то вот и вечный ад! Не Бог виновник ада и вечных мучений в нем, а сами грешники. Если бы не было нераскаянных грешников, не было бы и ада. Господь очень желает, чтобы не было грешников, затем Он и на землю приходил. Если Он желает безгрешности, то, значит, желает и того, чтобы никто не попал в вечные муки. Все дело за нами. Давайте же сговоримся и уничтожим ад безгрешностью. Господь будет рад этому; Он открыл об аде для того, чтобы всякий поостерегся попасть туда (Феофан Затворник).

Отчуждение от Бога, вечные муки в аду, вечное общение с диаволом и диаволоподобными людьми, пламя, холод, мрак геенны — вот что достойно называться скорбью (епископ Игнатий).

Преисподние темницы представляют странное и страшное уничтожение жизни при сохранении жизни (епископ Игнатий).

Человек, отчуждивший себя от Бога во времени, стяжавший все богопротивные свойства, добровольно отвергший усвоение Богу, естественно, отходит по кончине своей в страну, обреченную в жилище существ, отверженных Богом (епископ Игнатий).

Содержи всегда в памяти геенну, чтобы ненавистны были для тебя дела, влекущие в нее.

Немало и то будет печалить тогда души наказуемых, когда они представят, что, между тем как в эти краткие дни жизни можно было исправить все, они сами, по своей беспечности, предали себя на вечные муки (Иоанн Златоуст).

Не будем отвергать (существование геенны), чтобы нам не впасть в нее — ведь неверующий делается более беспечным, а беспечный непременно попадет в нее (Иоанн Златоуст)

Если никакое слово не может выразить и тех страданий, какие терпят люди, заживо сжигаемые здесь, то тем более неизобразимы страдания в аду. Здесь по крайней мере все страдания оканчиваются в несколько минут, а там палимый грешник вечно горит, но не сгорает (Иоанн Златоуст).

Горько низринуться в геенну, а напоминания о ней, кажущиеся непереносимыми, предохраняют нас от этой беды. Кроме того, они доставляют нам и другую услугу — приучают наш дух к сосредоточенности, делают нас более благоговейными, возносят наш ум ввысь, окрыляют наши мысли, прогоняют злое ополчение похотей, осаждающих нас, и таким образом врачуют нашу душу (Иоанн Златоуст).

Диавол для того убеждает некоторых думать, что нет геенны, чтобы ввергнуть в нее (Иоанн Златоуст).

Мы находимся в таком бедственном положении, что, не будь страха геенны, мы, пожалуй, и не думали бы совершить что-нибудь доброе (Иоанн Златоуст).

Мы для того непрестанно напоминаем о геенне, чтобы подвигнуть всех к Царствию, умягчить страхом сердца ваши, расположить к делам, достойным Царствия (Иоанн Златоуст).

Если бы мы постоянно помышляли о геенне, то нескоро низринулись бы в нее. Для этого-то Бог и угрожает наказанием… Так как память о геенне может способствовать надлежащему исполнению великих дел, то Господь, как бы некое спасительное лекарство, посеял в наших душах грозную мысль о ней (Иоанн Златоуст).

И Христос постоянно беседовал о геенне, потому что хотя это и опечаливает слушателя, однако и приносит ему величайшую пользу (Иоанн Златоуст).

Снисходи ныне умом в ад, чтобы потом не сойти туда душою и телом. Память геенны не допустит пасть в геенну (Тихон Задонский).

Только потому мы побеждаемся страстями нашими, что забываем о казнях, последующих за ними; только потому считаем тяжкими земные скорби, что не изучили мучений адских (епископ Игнатий).

Для имеющего чувство и разум быть отверженным от Бога уже значит вытерпеть геенну Нестерпима геенна и мучение в ней; впрочем, если представить и тысячи геенн, то все это ничего не будет значить в сравнении с несчастием лишиться блаженной славы, быть отверженным от Христа и услышать от Него: «Я никогда не знал вас» (Мф. 7:23) и обвинение, что мы, видя Его алчущим, не напитали! Ибо лучше подвергнуться бесчисленным ударам молнии, чем видеть кроткое лицо Господа, отвращающееся от нас, и Его ясное око, которое не может взирать на нас (Иоанн Златоуст).

Лишение благ причинит такую муку, такую скорбь и печаль, что, если бы и никакое наказание не ожидало грешников, оно само по себе сильнее гееннских мук будет терзать и возмущать наши души… Многие безрассудные желают только избавиться геенны, но я считаю гораздо более мучительным, чем геенна, наказанием — не быть в славе; и тот, кто лишился ее, думаю, должен плакать не столько о гееннских мучениях, сколько о лишении небесных благ, ибо одно это есть самое жестокое наказание (Иоанн Златоуст).

Услышав об огне, не думай, будто огонь геенны похож на здешний: этот — что захватит, сожжет и прекратится, а тот — кого охватит однажды, будет жечь всегда и никогда не перестанет, почему и называется неугасимым. Ибо и грешникам надлежит облечься бессмертием — не в честь, но для непрестанного мучения. А как это ужасно, ум и представить не может; разве только из опытного познания маловажных бедствий можно получить малое понятие о тех великих мучениях (Иоанн Златоуст).

Если кто скажет: как же душа может претерпеть множество мук, когда при этом она будет испытывать наказание бесконечные веки? Такой человек пусть думает о том, что бывает здесь: как часто многие продолжительно и тяжело болели. Если они и скончались, то не потому, что душа совершенно истощилась, но потому, что тело отказалось служить, так что если бы оно не уступило, то душа не перестала бы мучиться. Итак, когда душа получит нетленное тело, тогда ничто не будет препятствовать мучению продлиться бесконечно… Поэтому не будем предполагать ныне, что чрезмерность мучений может истощить нашу душу, ибо в то время и тело не испытает этого истощения, но будет вместе с душой мучиться вечно, и другого конца не будет (Иоанн Златоуст)

Когда отойдем туда, то, если проявили и самое сильное раскаяние, никакой уже не получим пользы, но сколько ни будем скрежетать зубами, сколько ни будем рыдать и молить тысячекратно, никто и с конца перста не капнет на нас, объятых огнем, напротив, мы услышим то же, что и евангельский богач: что «между нами и вами утверждена великая пропасть» (Лк. 16:26). Будем скрежетать зубами от страданий и мук нестерпимых, но никто не поможет. Будем стенать, когда пламень сильнее станет охватывать нас, но не увидим никого, кроме мучимых вместе с нами и кроме великой пустоты. Что сказать о тех ужасах, которые мрак будет наводить на наши души? (Иоанн Златоуст)

Бессмертны и души нечестивых, для которых лучше было бы, если бы они не были нетленны, потому что, мучаясь бесконечным мучением в огне неугасающем и не умирая, они не будут иметь конца своему бедствию.

Что означает плач и рыдание, как не величайшее сожаление о грехах? Тогда начнем негодовать на самих себя, раскаиваться, скрежеща зубами… когда покаяния уже не будет (Антоний Великий).

Те, которые делали зло, воскреснут на поругание и стыд, чтобы увидеть в самих себе мерзость и отпечатки сделанных ими грехов. И, может быть, страшнее тьмы и вечного огня тот стыд, с которым увековечены будут грешники, непрестанно имея перед глазами следы греха, сделанного во плоти, подобно какой-то невыводимой краске, навсегда остающейся в памяти души их (Иоанн Дамаскин).

Грешники будут преданы огню вечному, не тому, какой мы знаем, но такому, какой известен одному Богу (Иоанн Дамаскин).

Ад и тамошние муки всякий представляет так, как желает, но каковы они — никто определенно не знает (Симеон Новый Богослов).

О, как страшен тот огонь, которого боится и сам сатана! Если для бесов страшна гееннская бездна, тем более людей должна она приводить в трепет. Если и здесь страшна огненная казнь, на которую бывает осужден человек, то несравненно страшнее то наказание, которое последует в геенне огненной. Бесы не боятся здешнего огня, как мы не боимся огня, изображенного на картине, а гееннского огня трепещут. Этот огонь сжигает только телесное вещество, а тот жжет и мучит и бесплотных духов. Этот огонь при недостатке горючего вещества угасает, а гееннский никогда не угаснет, по свидетельству Самого Господа: «червь их не умирает и огонь не угасает» (Мк. 9:46). Здешний огонь, когда горит, светит, а пламя того огня, когда горит, только жжет, но нисколько не освещает тьмы внешней. А если бы сколько-нибудь и осветило, то для большего страха и трепета осужденных — для того, чтобы видеть лица мучимых грешников, которые в этой жизни грехами своими вместе прогневали Господа. Здешний огонь, охватив человека, брошенного в него, тотчас умерщвляет и в один час сжигает и обращает в пепел. А тот, гееннский, огонь жжет, но не умерщвляет: грешники, брошенные в гееннский огонь, не умрут, но будут сжигаемы и мучимы вечно. И если сгорать один час — мучение великое и нестерпимое, помыслим, как ужасно будет мучение тех, которые будут гореть и не сгорать в бесконечные веки (Димитрий Ростовский).

Если здесь злая совесть так мучит человека, что избирает лучше умереть, чем жить, то как же она будет мучить в будущем веке осужденных, когда будет представлять им все сделанные ими грехи, и гнев Божий, и вечное отчаяние? От этого пожелают умереть, но никогда не умрут. Это и есть смерть вторая, и смерть вечная! (Тихон Задонский)

Лучше здесь терпеть всякое бедствие, лучше от любой тягчайшей болезни страдать всю жизнь, лучше закованным в смрадной темнице весь век сидеть, принимать биение и раны, во все дни умирать, в огне гореть, когда это будет возможно, лучше, наконец, все беды, сколько их может быть на свете, собравшиеся воедино, с благодарением терпеть, когда воле Божией это будет угодно, чем лишиться блаженной и попасть в неблагополучную вечность. Ибо здесь, какое бы ни случилось страдание, оно имеет какое-нибудь утешение и оканчивается смертью, а там страдание лютое, страдание без всякого утешения, страдание не только словом, но и умом непостижимое, которое всегда будет, но никогда не кончится (Тихон Задонский).

Поверь несомненно и твердо, что будет вечная мука грешникам, не кающимся истинно и не имеющим сердечной веры во Христа. Утвердись в том и, как видишь огонь в печи, так смотри умным оком на вечный огонь, и тогда почувствуешь все новое в сердце твоем; тогда не будешь много говорить, но станешь всегда внимать себе и часто падать перед Богом со смирением и сокрушением, говоря из глубины сердца: «Господи, помилуй, Господи, пощади, Господи, избави имени Твоего ради!» (Тихон Задонский).

Не одинаковы роды гееннских мучений: одних ввергают в преисподнюю, других отводят во тьму. Иные остаются вне врат, другие осуждаются собственной совестью. Одни ввергаются в узы, другие горят в пламени. У одних связаны руки, у других скованы ноги; одних пожирает червь, другие гибнут в глубине бездны (Ефрем Сирин).

Все ли пойдут в одну муку или мучения различны? Разные есть роды мучений, как слышали мы в Евангелии: есть тьма внешняя (Мф. 8:12), геенна огненная (Мф. 5:22) — иное место мучений, скрежет зубов (Мф. 13:42) — также особое место; червь неумирающий (Мк. 9:44) — в ином месте; озеро огненное (Отк. 19:20); адский мрак (2 Пет, 2:4); огонь вечный (Мф, 18:8); преисподняя (Флп. 2:10); пагуба (Мф. 7:13); преисподние места земли (Еф. 4:9); ад, где пребывают грешники, и дно адово — самое мучительное место. На эти-то мучения будут распределены несчастные, каждый по мере своих грехов — или более тяжких, или более терпимых (Ефрем Сирин).

Кто на земле грешил и оскорблял Бога и скрывал свои дела, тот будет ввержен во тьму кромешную, где нет ни луча света. Кто таил в сердце лукавство и в уме зависть, того скроет страшная глубина, полная огня и серы. Кто предавался гневу и не допускал в сердце свое любви, даже до ненависти к ближнему, тот предан будет на жестокое мучение ангелам (Ефрем Сирин).

Кто больше познал, тот должен вытерпеть большую казнь за преступление. Чем более мы сведущи и могущественны, тем тяжелее будем наказаны за грехи. Если ты богат, от тебя требуется больше пожертвований, нежели от бедного; если умен — больше послушания; если облечен властью, покажи более блистательные заслуги. Так и во всем прочем ты дашь отчет по мере сил своих… Отходящий туда со множеством и добрых, и злых дел получит некоторое облегчение и в наказании, и в муках тамошних; напротив, кто, не имея добрых дел, принесет только злые, так пострадает, что и представить нельзя, будучи отослан в вечную муку (Иоанн Златоуст).

Что в некоторых местах богодухновенного Писания сказано по видимости двусмысленно и прикровенно, то выясняется сказанным открыто в других местах. И Господь то решительно говорит, что «и пойдут сии в муку вечную» (Мф. 25:46), то отсылает иных «в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41), а в другом месте называет «геенну огненную» и прибавляет: «где червь их не умирает, и огонь не угасает» (Мк. 9:46-47), и еще в давние времена о некоторых предрек через пророка, что «червь их не умрет, и огонь их не угаснет» (Ис. 66:24). Потому если при таком числе подобных свидетельств, находящихся во многих местах богодухновенного Писания, многие еще, как бы забыв обо всех подобных изречениях и определениях Господних, обещают себе конец мучению, чтобы свободнее отважиться на грех, то это, конечно, есть одна из уловок диавольских. Ибо если будет когда-нибудь конец вечному мучению, то, без сомнения, и вечная жизнь должна иметь конец, а если не смеем думать этого о жизни, то какое основание полагать конец вечному мучению? И мучению, и жизни равно придается одно слово «вечный». Сказано: «и пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную» (Мф. 25:46). А согласившись в этом, надо знать, что выражения: «бит будет много» и «бит будет меньше» означают не конец, а различие мучений. Ибо если Бог есть праведный Судия не только добрых, но и порочных, раздающий каждому по делам его, то иной может быть достойным огня неугасимого, но или более слабого, или более сжигающего, другой — червя неумирающего, но опять или сноснее, или нестерпимее причиняющего боль, по достоинству каждого, и иной — геенны, в которой, без сомнения, есть разные роды мучений, и другой — тьмы кромешной, где один доведен только до плача, а другой от усиленных мучений и до скрежета зубов. Самая тьма кромешная, без сомнения, показывает, что в ней есть нечто и внутреннее; и сказанное в Притчах: «в глубине преисподней» (Пр. 9:18) дает понять, что некоторые хотя в аду, но не «в глубине» его, то есть терпят более легкое мучение. Это можно и ныне отличать в телесных страданиях… Поэтому опять повторяю, что быть битым «много» и «меньше» означает не продолжение или окончание времени, но различие наказания (Василий Великий).

Вечный огонь жжет, а не светит, палит, а не снедает, мучит, а не умерщвляет (Тихон Задонский).

Говорят, что ад — это место, где никто никого не любит; где никто никому больше не верит, никто ничего доброго ни от кого не ожидает; где потеряна последняя надежда на какое бы то ни было улучшение, перемену или пощаду.

Ад слишком ужасен, чтобы даже на один год подвергнуться опасности попасть туда; слишком ужасен, чтобы на один месяц, на неделю или даже на один день оказаться в нем.

Некто спросил: «Что такое ад?». Ад — это место, где нет никакого представления о любви.

Представим себе, сколько можно, ужасные мучения в аду — этой стране непроницаемого мрака, кипящей огнем и дупелем, шумящей скрежетом зубов и яростными стонами; там минуты проходят как годы; но проходят годы, — и это еще начало мучения; проходят веки — и это еще начало мучения; пройдет столько тысячелетий, сколько пылинок составляет нынешний мир, — все еще будет начало мучения.

Ужасна вечность и лютость мучений, ожидающих нераскаянных грешников! Но если мы своим ожесточением и упорством в злых делах можем, по апостолу, «вновь распинать Сына Божия» (Евр. 6:6) за нас же проливавшего Свою пречистую Кровь при первом Своем распятии, то велико ли будет и это наказание для нас? «Муки вечные, — восклицает при сей мысли один благочестивый писатель, — вы, мне кажется, велики, когда я представляю себе слабость природы человеческой, но вы, мне кажется, малы, когда я вспоминаю, что грешник, осужденный на вечные мучения, попрал предвечного Сына Божия» (Евр. 10.29).

Помысли, что в аде нет конца мучению. Там страдают различными муками и страдают вечно. Пройдет сто лет страданий, тысяча лет, а мучения только что начнутся. Пройдет сто тысяч лет, сто миллионов, тысяча миллионов лет и веков, а мучения начнутся снова. Если бы ангел принес грешнику весть, что Бог избавит его от ада, когда пройдет столько миллионов веков, сколько песчинок на земле, и тогда бы несчастный грешник почувствовал большую радость при этой вести, нежели человек, которому бы вдруг объявили, что он сделан царем большого государства. Да, это истинно так, потому что грешник сказал бы: «Правда, что надо ожидать бесчисленное число веков, но наконец настанет же день, в который прекратятся мои мучения». Но нет! Сколько бы ни прошло веков, все ад как бы начинается снова. О, ад! О, вечность! Как грешник, зная все это, может продолжать жить в грехе?

Огонь адский будет какой-то таинственный, с необъяснимою способностью и жечь тела грешников, и сохранять их целыми. Сила его не только не будет слабее нынешнего огня, напротив, как учат святые отцы, нынешний огонь столь же слаб в сравнении с ним, сколько написанный на картине огонь слаб в сравнении с действительным огнем.

Есть люди, которые спрашивают: «В чем состоит ад?». В греческой Библии четыре слова, которые в переводе означают ад.

«Шеол» переведено 31 раз как «ад» в Ветхом Завете. Это преисподняя, в которой находятся умершие. Оно обозначает «невидимое состояние». Слова «скорбь», «боль» и «разрушение» употребляются в связи в этим словом.

«Хадес», переведенное с греческого, употребляется 10 раз в Новом Завете, оно обозначает то же, что «шеол» в Ветхом Завете. С ним всегда связаны слова о суде и страдании.

«Тартарус» употребляется только однажды (2 Пет. 2:4), где он говорит, что «согрешившие ангелы будут ввергнуты в тартарус». Это слово указывает место суда, как тюрьма, темница, где царит адский мрак.

«Геенна» употребляется 11 раз и переведено как «ад» в Новом Завете. Это название Иисус Христос дал долине Енон — месту за стенами Иерусалима, где беспрерывно сжигались нечистоты и мусор (Б. Грэм).

В Библии есть два образа ада. Первый — это сжигающий и пожирающий огонь. Иисус для описания ада часто употреблял слово «геенна». Это была огромная свалка вблизи Иерусалима, где всегда горел мусор. Иисус назвал ад местом, где обитают черви, не угасает огонь, не прекращается плач. Там злые будут страдать от угрызений совести и мук (Пэт Робертсон).

Иисус Христос также назвал ад «тьмой внешней». Он говорил, что в день Господень некоторые «извержены будут во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 8:12). Это один из образов разлучения с Богом и людьми. Приговоренные к аду будут низвержены в черную тьму вечности, где никто не обернется к ним, никто с ними не заговорит, они будут абсолютно одиноки. Нераскаявшиеся и непрощенные грешники будут страдать от угрызения совести, от сознания того, что они имели возможность взойти на небо и пребывать с Богом, но отвергли ее (Пэт Робертсон).

Новый Завет не дает и единого луча надежды для тех, кто умирает без Иисуса Христа.

Из ада не будет выхода, не будет пути назад, не будет возможности спастись. Поэтому так важно в этой жизни получить прощение, которое Бог предложил всем людям через Иисуса Христа (Пэт Робертсон).

Только люди, которые постоянно создают ад, боятся попасть в него. Никто из идущих в ад не минует его.

Многие люди попали в ад только потому, что ошибки и несовершенства других людей настолько закрыли им глаза, что они лишились возможности видеть свои собственные. Они возмущаются утратой справедливости в мире, отсутствием честности в людях, верности и в друзьях, уважения в детях и т.п. Но если бы они взглянули на самих себя, то, конечно, увидели бы, что ни одна из всех тех добродетелей, каких они требуют от других, никогда еще не свила себе гнезда в их собственной душе.

Бог никого не бросает в ад — все люди сами идут туда.

Пошлет ли любящий Бог человека в ад? Ответ гласит: да! Но Он не пошлет его по Своей воле. Человек сам обрекает себя на это, если он отклоняет Божий путь спасения. По любви и милости Своей Господь предлагает человеку спасение и искупление, надежду и предвкушение небесных благ. Но человек, по своей слепоте, неразумию, упрямству, эгоизму и влечению к греховным наслаждениям, отказывается от простого Божьего пути избегнуть мук вечного проклятия (Б. Грэм).

С чем пришел на ту сторону гроба, с тем и живи во веки веков.

«За что, — спросишь, — теперь вечное наказание нам, которые здесь грешим долгое время?». «А за что здесь человек, в одну минуту сделавший смертоубийство, осуждается всю жизнь работать в рудокопне?» (Иоанн Златоуст)

Памятование о геенне не допустит впасть в геенну (Иоанн Златоуст).

Спастись от ада можно лишь одним путем — принятием Иисуса Христа своим личным Спасителем, признанием Его своим Господом и Учителем, открытым исповеданием Его перед миром и жизнью послушания, которая на деле подтверждает такую веру (Р. Торрей).

Отойдите с пути неверия и греха! Примите Иисуса Христа сегодня же! Он — ваш любящий Спаситель, умерший за вас на кресте, чтобы избавить от вечной погибели. Примите Его немедленно! (Р. Торрей)

Не будем грешить, чтобы избавиться от вечных мучений, не для нас уготованных; если же и впадем по немощи в грех, постараемся скорее смыть его слезами покаяния.



Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Золотые зёрна мудрости. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.