4. Отец мой, Отец мой!

Одно дело пережить неприятие и злобу от брата или сестры, но, совсем другое дело пережить отвержение со стороны отца. «Отец мой! …Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя; а ты ищешь души моей, чтобы отнять ее» — 1-я Царств 24:11. В ПРЕДЫДУЩЕЙ ГЛАВЕ мы рассмотрели, как братья Иосифа старались погубить его. Мы увидели, какую боль он перенес из-за их предательства. Возможно, вы находитесь в подобной ситуации. Вы были преданы теми, кто наиболее близок вам. Людьми, от которых вы ожидали любви и ободрения. В этой главе я хочу рассмотреть ситуацию, еще более ранящую, чем предательство брата. Одно дело пережить отвержение и злобу брата, но совсем другое — пережить отвержение и злобу отца. Когда я говорю об отцах, я не имею в виду только биологических отцов, но любых лидеров, которых Бог ставит над нами. Это те люди, которые должны любить нас, назидать, питать и заботиться о нас.

Взаимоотношения любви и ненависти

Для того, чтобы исследовать пример, в котором отец стал предателем, посмотрим на взаимоотношения между царем Саулом и Давидом (1-ая Царств 16-31). Их жизни переплелись еще до их встречи, когда Самуил, пророк Божий, помазал Давида на царствие над Израилем. Давид был ошеломлен, восторженно думая: «Это тот человек, который помазал Саула. Значит я действительно стану царем!» Саул был мучим злым духом из-за того, что не послушался Бога. Облегчение наступало лишь тогда, когда кто-то играл на гуслях. Слуги Саула стали искать молодого человека, который мог играть для него и служить ему. Один из царских слуг порекомендовал царю Давида, сына Иесеева. Царь Саул послал за Давидом и попросил его прийти во дворец для служения ему. Давид должно быть, подумал: «Бог начинает исполнять Свое обещание, данное через пророка Самуила. Нет сомнений, мне удастся добиться расположения царя. Это станет моей первой ступенью на пути к царству». Однажды отец попросил Давида отвезти продовольствие старшим братьям, находившимся на поле сражения с филистимлянами. Прибыв на место, Давид увидел Филистимлянского единоборца Голиафа, поносившего Божье воинство в течение сорока дней. Давид узнал, что царь обещает руку своей дочери тому, кто победит этого великана. Давид пришел к царю и попросил у него разрешения выйти на бой с Голиафом. Он убил Голиафа и получил дочь Саула. К тому времени он уже обрел благоволение Саула и был приглашен во дворец, чтобы жить рядом с царем. Ионафан, старший сын Саула, заключил с Давидом завет вечной дружбы. Во всем, что Саул поручал Давиду, он имел успех, ибо рука Божья была на нем. Царь приказал, чтобы он ел за одним столом вместе с его собственными сыновьями. Давид был в восторге. Он жил во дворце, ел за царским столом, женился на дочери царя, дружил с Ионафаном и был успешен во всех своих военных кампаниях. Он снискал благоволение и любовь израильского народа. Он мог видеть, как исполняется пророчество Самуила. Саул предпочитал Давида всем своим остальным слугам. Он стал, как бы отцом для него. Давид был уверен, что Саул будет воспитывать и обучать его, и однажды с великими почестями посадит его на престол. Давид радовался Божьей верности и благости. Но вдруг все изменилось. Когда Саул и Давид вместе возвращались с битвы, женщины со всех городов Израиля вышли перед ними и стали плясать и петь: «Саул убил тысячи, а Давид десятки тысяч». Это привело Саула в ярость, и с этого дня он начал ненавидеть Давида. Дважды, когда Давид играл для него на гуслях, Саул пытался его убить. Библия говорит, что Саул ненавидел Давида, потому что знал, что Бог был с Давидом, а не с ним. Давид был вынужден спасаться бегством и убежал в пустыню. «Что происходит?» — думал Давид. Человек, бывший моим воспитателем, пытается убить меня. Что мне делать? Саул — помазанный Богом служитель. Если он против меня, какие же у меня шансы на успех? Он царь, Божий человек, правящий Божьим народом. Почему Бог допустил все это?» Саул преследовал Давида от одной пустыни к другой, гнал его с одной пещеры в другую, возглавляя три тысячи отборных израильских воинов. У них была лишь одна цель: погубить Давида. В этот момент от обещания осталась всего лишь тень. Давид больше не жил во дворце и не ел с царского стола. Он обитал в сырых пещерах и питался остатками того, что не доели звери, обитавшие в пустыне. Он больше не сидел рядом с царем, но был преследуем людьми, когда-то воевавшими с ним бок о бок. У него не было теплой постели и слуг, он не слышал больше комплиментов от царедворцев. Его жену отдали другому человеку. Он познал, что значит быть одиноким скитальцем, не имеющим отечества. Заметьте, что Бог, а не дьявол, поместил Давида под опеку Саула. Почему Бог не просто допустил, но запланировал все происходящее? Почему Давида поманили благоволением только для того, чтобы затем внезапно его забрать? Для Давида начался период искушений, он мог начать роптать и обидеться не только на Саула, но и на Бога. Мучительные вопросы усиливали искушение поставить под сомнение Божью мудрость и Божий план. Саул любой ценой желал убить этого юношу, и его безумие возрастало. Давид отчаялся. Священники из города Нод, думая, что он слуга царя, обеспечили Давида жильем и пищей, а также дали ему меч Голиафа. Они не знали, что Давид бежит от Саула. Когда же вопросили Господа о Давиде, то отослали его, чтобы не навлечь гнев царя. Узнав об этом, Саул пришел в ярость. Он убил восемьдесят пять невинных священников Господа и предал весь город Нод мечу — мужчин, женщин, детей, младенцев, коров, ослов и овец. Он совершил над невинными людьми и животными суд, который он должен был совершить над амаликитянами. Он стал убийцей. Как мог Бог когда-либо помазать Своим Духом такого человека? Однажды Саул узнал, что Давид находится в пустыне Эн Гади, и отправился за ним, взяв с собой три тысячи воинов. Во время своей погони он остановился для отдыха у входа в одну пещеру, не зная, что Давид прячется прямо у него за спиной. Саул положил рядом с собой свой царский плащ. Давид незаметно вылез из своего укрытия, отрезал край от плаща и незаметно скрылся. После того, как Саул вышел из пещеры, Давид поклонился до земли и сказал ему: «Отец мой! Посмотри на край одежды твоей в руке моей… Узнай и убедись, что нет в руке моей зла, ни коварства, и я не согрешил против тебя; а ты ищешь души моей, чтоб отнять ее» (1-ая Царств 24:12). Давид возопил к Саулу: «Отец мой! Отец мой!» Чтобы вам было яснее: он восклицал: «Смотри, какое у меня сердце! Будь отцом мне. Я нуждаюсь в руководителе!» — сердце Давида жило надеждой.

Где отцы?

Я слышал такой крик в сердцах бесчисленного количества мужчин и женщин тела Христова. Большинство из них — молодые люди, имеющие призвание Божье. Они вопиют об отце — о человеке, который будет учить, любить, поддерживать и ободрять их. Вот почему Бог сказал, что Он «обратит сердца отцов (лидеров) к детям (Божьему народу) и сердца детей к отцам их, чтобы Я пришед не поразил земли проклятием» (Малахия 4:6). Наша страна лишилась своих отцов (родителей, лидеров или служителей) в 1940-х и 1950-х годах, и сегодня наше состояние ухудшилось. Подобно Саулу, многие лидеры в наших домах, корпорациях и церквях больше озабочены своими нуждами, чем потомством. Они смотрят на Божий народ, как на ресурсы, которые можно использовать для осуществления своего ведения, вместо того, чтобы использовать свое ведение, как средство для служения Божьему народу. Успехом ведения оправдывают цену раненых человеческих жизней и разбитых сердец. Ради достижения успеха такие лидеры идут на компромисс со своей совестью, жертвуя справедливостью, милосердием, честностью и любовью. Их решения основываются на деньгах, а также на количествах их достижений. Это открывает дверь для такого обращения с людьми, которое пережил Давид. Ведь в конце концов, у Саула было прекрасное оправдание: ему надо было защищать свое царство. Такой вид обращения с людьми является приемлемым для многих лидеров, потому что они оправдывают это целью распространения Евангелия. Как много лидеров потеряло своих людей из-за подозрений? Почему эти лидеры такие подозрительные? Потому что они не служат Богу. Они служат своему ведению. Подобно Саулу, они не имеют уверенности относительно своего призвания, и это приносит в их сердцах ревность и гордость. Они признают в других людях наличие благочестивых способностей и готовы использовать таких людей до тех пор, пока им это выгодно. Саул наслаждался успехом Давида, пока не увидел, что он представляет для него угрозу. После этого он понизил Давида в должности и искал повода, чтобы убить его. Я беседовал с большим числом молодых мужчин и женщин, которые искали того, кому довериться. Они хотели учиться, слушаться лидера, искали кого-нибудь, кто стал бы им отцом. Но Бог допустил, чтобы они прошли через отвержение и одиночество. Это произошло потому, что Бог хотел произвести в них то, что Он произвел в Давиде. Слушайте внимательно, что Дух говорит. Давид был озабочен тем, что Саул считал его злым человеком и мятежником. Он, должно быть, исследовал свое сердце: «В чем я не прав? Почему сердце Саула обратилось так быстро против меня?» Давид подумал, если ему удастся доказать Саулу свою любовь к нему, то вернет его благоволение, и тогда пророчество Самуила исполнится. Вот почему он воскликнул: «Мне говорили, чтоб убить тебя; но я пощадил тебя. Я только отрезал край одежды твоей, дабы ты мог знать и видеть, что нет в моей руке ни зла, ни мятежа» (смотрите 1-ая Царств 24:11). Люди, пережившие отвержение от отца или лидера, склонны во всем винить самих себя. Они мучительно думают: «Что я сделал? Разве мое сердце было нечистым? Кто обратил сердце лидера против меня?» Затем они постоянно пытаются доказать свою невиновность чтобы вновь быть принятыми. Но, как это ни печально, чем усерднее они это делают, тем более отверженными чувствуют себя.

Кто отомстит за меня?

Саул признал благородство Давида, когда увидел, что он мог бы убить его, но не сделал этого. Поэтому он и его люди ушли. Давид, должно быть, подумал: «Теперь царь восстановит меня. Ныне пророчество исполнится. Несомненно, он видит мое сердце и изменит отношение ко мне». Не так быстро, Давид! Спустя несколько дней Саулу донесли, что Давид скрывается на холме Гахила. Саул вновь отправился за ним, взяв с собой те же три тысячи солдат. Я уверен, это разочаровало Давида. Он осознал, что Саул сознательно и убежденно хочет убить его. Какое отвержение он должен был почувствовать! Саул знал сердце Давида, и все равно выступил против него. Вместе с Авессой Давид пробрался в лагерь Саула. Никто из стражей его не видел, потому что Бог навел на них глубокий сон. Эти два человека пробрались сквозь всю армию к тому месту, где спал Саул. «Авесса сказал Давиду: предал Бог ныне врага твоего в руки твои; итак, позволь, я пригвозжу его копьем к земле одним ударом и не повторю удара» (1-ая Царств 26:8). Авесса считал, что Давид позволит ему убить Саула. Во-первых, Саул хладнокровно убил восемьдесят пять невинных священников и их семьи! Во-вторых, Саул выступил с трехтысячной армией убить Давида и его последователей. «Если ты первым не убьешь врага, — рассуждал Авесса, — он непременно убьет тебя. Это самозащита. Любое законодательство и любой международный суд позволяют это делать!» В-третьих, Бог через Самуила помазал Давида на царство Израиля. Давид должен добиваться своего наследия, если он хочет увидеть исполнение пророчества Самуила. В-четвертых, Бог навел глубокий сон на всю армию, чтобы Давид и Авесса могли подойти прямо к Саулу. Для чего же еще Бог это сделал? Авессе казалось, что это единственный шанс восстановить справедливость. Все эти причины выглядели убедительно. Если бы Давид был хоть немного обижен на Саула, он, чувствуя себя правым, позволил бы Авессе пригвоздить Саула копьем к земле. Послушайте ответ Давида: «Не убивай его; ибо кто, подняв руку на помазанника Господня, останется ненаказанным?.. Жив Господь! Пусть поразит его Господь, или придет день его, и он умрет, или пойдет на войну и погибнет; меня же да не попустит Господь поднять руку мою на помазанника Господня» (1-ая Царств 26:9-10). Давид не убил Саула, хотя тот убил невинных людей и искал смерти Давида. Давид не мстил за себя, но предал это в руки Божьи. Легче было бы покончить с этим прямо там — легче для Давида, и для народа израильского. Давид знал, что народ был, как стадо овец без пастыря. Он знал, что волк грабит их ради своих собственных эгоистических желаний. Ему было тяжело не защитить себя, еще тяжелее не защитить от безумного царя народ, который он любил. Давид принял это решение, зная, что Саул не успокоится, пока не убьет его. Он доказал, что у него чистое сердце, когда пощадил Саула в первый раз. Но даже тогда, когда у Давида был второй шанс убить Саула, он не тронул его. Саул был помазанником Господним, и Давид предал его для суда в руки Божьи. Сколько людей сегодня имеют такое же сердце, как у Давида? Мы больше не убиваем физическими мечами, но мы мстим друг другу мечом другого рода — языком. «Смерть и жизнь — во власти языка» (Притчи 18:21). Церкви разделяются, семьи распадаются, браки сотрясаются, и любовь умирает под натиском слов, сказанных с обидой, раздражением и горечью, возникшими в результате крушения надежд. Обиженные друзьями, семьей и лидерами, мы прицеливаемся своими словами, заостренными злобой, горечью и гневом. Может быть та информация, которой мы делимся, и является достоверной и точной — мотивы, с которыми она говорится, нечисты. В Притчах 6:16-19 говорится, что сеющий раздор и разделение, является мерзостью для Господа. Когда мы говорим правду, с намерением повредить взаимоотношения или чью-либо репутацию, то все равно мы наносим оскорбление Богу.

Использует ли Бог меня для разоблачения грехов моего лидера?

В течение семи лет я занимался служением вспоможения и был молодежным пастором, прежде чем Бог открыл двери мне и моей жене для нашего теперешнего служения. Во время моего служения молодежным пастором, у нас в церкви был один человек, которому не нравился я и мои проповеди в том числе. Обычно меня подобные вещи не беспокоили, но в данном случае этот человек имел влияние в церкви. Я верил, что Бог повелел мне проповедовать молодым людям Божье слово о чистоте и дерзновении. Сын этого лидера был в моей группе. Все больше и больше этот молодой человек чувствовал обличение в своем сердце. Однажды он пришел к нам со слезами. Он был опечален, потому что понял, что тот образ жизни, который он видел в своем доме, явно не соответствовал Божьему стандарту, следовать которому я призывал его и других молодых людей. Оказалось, что личные конфликты побудили его отца принять твердое решение избавиться от меня. Он пошел к старшему пастору, чтобы своими ложными обвинениями возбудить его гнев против меня. Затем он пришел ко мне и рассказал, насколько старший пастор, якобы, настроен против меня, но что он, лично, поддерживал меня. Начали произноситься критические замечания, косвенным образом указывавшие на меня. Тот человек улыбался мне, но имел намерение уничтожить меня. Несколько членов молодежной группы сказали, будто меня хотят уволить. Эти новости распространял сын того человека, причем, делал он это не по злобе, а просто повторял то, что услышал дома. Меня это разгневало и привело в замешательство. Я подошел к тому человеку, и он признался, что говорил все это, но якобы повторял всего лишь мысли старшего пастора. Шли месяцы, и казалось, что изменить ситуацию просто невозможно. Он разрушил все связи между мною и старшим пастором, не давая мне возможности встретиться с ним. Это касалось не только меня, но и всех пасторов, попавших в немилость к этому человеку. Моя семья находилась под постоянным давлением, не зная, останемся ли мы в той церкви или же нас выгонят. Мы купили дом, моя жена была беременной, и нам некуда было идти. Я верил, что Бог привел меня в эту церковь, и мне не хотелось уходить. Моя жена ужасно нервничала: «Дорогой, я знаю, что они собираются уволить тебя. Мне все говорят об этом». «Они не нанимали меня и не могут уволить без Божьего согласия», — говорил я ей. Она думала, что я отказываюсь трезво смотреть на ситуацию, и просила меня опомниться. Наконец я узнал о том, что было принято решение уволить меня. Старший пастор объявил церкви, что в молодежной группе произойдут изменения. Я так до сих пор и не поговорил с ним о конфликте с тем лидером. Мне сказали, что я встречусь с ним и с тем человеком на следующий день. Бог очень конкретно сказал мне не защищаться. Когда на следующий день я встретился со своим пастором, я был удивлен, увидев, что он один сидит в своем офисе. Он посмотрел на меня и сказал: «Джон, Бог прислал тебя в эту церковь. И я не дам тебе уйти отсюда». Я почувствовал облегчение. Бог защитил меня в самый последний момент. «Почему этот человек так настроен против тебя? — спрашивал меня пастор. — Пожалуйста, пойди к нему и наладь ваши взаимоотношения». Вскоре после той встречи я получил письменное доказательство решения, которое принял тот лидер в отношении моего служения. Эта бумага разоблачала его подлинные мотивы. Я был готов отнести ее старшему пастору. В этот день я склонился и молился в течение сорока пяти минут, пытаясь преодолеть чувство неловкости. Я говорил: «Боже, этот человек является нечестным и беззаконным. Его нужно разоблачить. Он является разрушительной силой в этом служении. Я должен рассказать пастору, кто он на самом деле! Все, о чем я доложу, является задокументированным фактом, а не эмоциями. Если этого не остановить, беззаконие пропитает всю церковь». Наконец, расстроившись, я выпалил: «Боже, ты не хочешь, чтобы я его разоблачил, я правильно Тебя понял?» Когда я произнес эти слова, мир Божий наполнил мое сердце. Я удивился — Бог не хотел, чтобы я что-либо предпринимал, поэтому я выбросил то доказательство. Позже, когда я посмотрел на ситуацию более объективно, я осознал, что мне больше хотелось отомстить за себя, чем защитить кого-либо в этой церкви. Вот чего мне в действительности тогда хотелось. Я убедил себя в том, что мои мотивы не были эгоистичными. Моя информация (которую я собирался сообщить) была точной, но мои мотивы — нечистыми. Прошло время, и однажды, когда я перед работой молился возле церкви, подъехал тот лидер, который хотел от меня избавиться. Бог сказал мне, чтобы я подошел к нему и смирил себя. Я тотчас начал защищаться: «Нет, Господь, это он должен подойти ко мне. Он создает все эти проблемы». Я продолжал молиться, но Господь снопа начал настаивать на том, чтобы я немедленно подошел к нему и смирил себя. Я знал, что это говорил Бог. Позвонив ему по телефону из своего офиса, я пошел к нему. Но то, что я сказал и как это было сделано, совершенно отличалось от того, как это было бы скачано, если бы Бог не провел сначала во мне Свою работу. Со всей искренностью я попросил у него прощения. «Я критиковал и осуждал вас», — признался я. Он сразу же смягчился, и мы беседовали в течение часа. С этого дня его атаки на меня прекратились, хотя проблемы между ним и некоторыми другими пасторами остались. Через шесть месяцев, в то время когда я совершал служение за пределами Америки, все зло, которое делал этот человек, было разоблачено и стало известным старшему пастору. То, что он делил, было намного хуже того, что мне было известно о нем. Он был немедленно уволен. Суд пришел, но не моей рукою. То, что он собирался сделать мне, постигло его самого. Однако, когда с ним это случилось, я не был счастлив. Мне было больно за него и за его семью. Я понимал его боль, потому что сам испытал ее. Я простил его шесть месяцев тому назад, и теперь любил его и не желал ему зла. Если бы он был уволен, когда я гневался на него год тому назад, я бы ликовал. Но в тот момент я знал, что совершенно не держу на него обиды.) Смирение и отказ мстить за себя были ключами, которые освободили меня из моей тюрьмы под названием «обида». Через год я увидел его в аэропорту. Я был преисполнен Божьей любовью. Подбежав, я обнял его. Я был искренне счастлив, когда он сказал, что с ним уже все хорошо. Если бы я не пошел к нему и не смирил себя тогда в его офисе, я не смог бы смотреть ему в глаза в тот день в аэропорту. С того момента прошло несколько лет, но я люблю его и искренне желаю видеть его пребывающим в воле Божьей. Давид был мудр, когда решил позволить Богу быть судьей и вступиться за него. Вы спросите: «Кого же Бог употребил для того, чтобы судить Своего слугу Саула?» — филистимлян. Саул вместе с сыновьями умер на поле битвы, сражаясь с филистимлянами. Когда это известие дошло до Давида, он не торжествовал. Он плакал. Один человек похвалился Давиду, что добил Саула. Он надеялся, что этим ему удастся завоевать его расположение, но его новость произвела противоположный эффект. «Как не побоялся ты поднять руку, чтоб убить помазанника Господня?» — спросил Давид. Он приказал, чтобы этого человека казнили (2-ая Царств 1:14-15). «И оплакал Давид Саула и сына его Ионафана плачевною песнею» (2-ая Царств 1:17). И повелел народу не рассказывать и не возвещать в городах филистимских о том, «…как пали сильные» Израиля, дабы не торжествовали враги. Он провозгласил, чтобы не было дождя и урожая на том месте, на котором был убит Саул, и призвал весь Израиль плакать о Сауле. Это явно не сердце обиженного человека. Обиженный человек сказал бы: «Он получил по заслугам!» Давид не стал убивать оставшееся семя от дома Саулова. Вместо этого он оказал им милость. Он дал им землю и пищу, и одному из его потомков предоставил честь сидеть за царским столом. Похоже ли это на поступки обиженного человека? Давид был отвергнут тем, кто должен был поступать с ним по-отцовски, но он оставался верным Саулу даже после его смерти. Легко быть верным лидеру или отцу, который любит тебя, но как насчет того, кто стремится погубить вас? Будете ли вы мужем или женой по сердцу Божьему, или же вы будете стремиться отомстить за себя?


Глава 7 из 18« Первая«678»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Приманка сатаны. Раздел: Протестантизм-1.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.