Библиотека soteria.ru

Иуда и Евангелие Иисуса

Томас Райт

Дата публикации: 20.03.16 Просмотров: 1259    Все тексты автора Томас Райт

 

Приложение II

Источники сведений об Иисусе из Назарета

Прежде чем приступить к рассмотрению того, что делал и чему учил Иисус из Назарета, зададим вопрос: откуда мы это знаем? Откуда черпаем информацию? И в какой мере можно верить этим источникам? Как определить, каким источникам и в какой степени можно верить, а каким нельзя?

Основные наши источники — литературные. Это христианские тексты первых веков нашей эры, канонические и неканонические, принадлежащие разным направлениям христианства. Перечислим главные из них.

1. Синоптические евангелия: Марк, Матфей, Лука

Евангелия от Марка, Матфея и Луки именуются в науке синоптическими (от греческого слова «обозревать вместе»): они настолько близки по характеру и последовательности материалов, что их можно поместить в три параллельные колонки и читать, сопоставляя сходства и различия. По мнению подавляющего большинства современных ученых, христианских и нехристианских, они предоставляют нам наиболее точную и достоверную информацию о жизни и учении Иисуса.

Хронологически, первым из этих Евангелий было написано Евангелие от Марка (в начале 70–х годов н. э., в Италии или Сирии). Как и другие канонические Евангелия, оно было анонимным: в первоначальных рукописях имя автора отсутствовало. Известное нам название появилось позднее, под влиянием предания, согласно которому, в основу данного произведения положены рассказы апостола Петра, одного из ближайших учеников Иисуса, записанные Марком, переводчиком Петра (Евсевий Кесарийский, Церковная история 3.39.14). Хотя эта традиция, возможно, содержит некое историческое зерно, слишком полагаться на нее не стоит. Скорее всего, нынешний канонический текст — это не записи свидетельств очевидца (будь–то Петра или другого апостола), а их последующая обработка и дополнение неизвестным церковным редактором. (Для удобства, однако, будем называть этого и другого евангелистов их традиционными именами, — Марк, Матфей, Лука, Иоанн, — не забывая про условность подобного именования.)

Марк был литературным гением: именно он изобрел тот жанр рассказов об Иисусе, который впоследствии оказался самым продуктивным и был назван «Евангелием» (греч. «добрая весть»). В этом смысле по стопам Марка пошли все канонические и многие неканонические евангелисты.

Поскольку Марк был первопроходцем (мало–мальски пространных и цельных рассказов о проповеди Иисуса еще не было написано), он не мог опираться на опыт предшественников. Перед ним впервые стояла задача: что включать в текст и что не включать? О чем рассказывать полезно и назидательно, а о чем не стоит? Решение Марка было следующим: основной упор он сделал не на учение Иисуса (казалось бы, самое очевидное решение!), а на его дела (исцеления и споры с иудейским религиозным истеблишментом), а также события Страстной недели. Марк опасался, что не все новички смогут оценить и усвоить учение Иисуса во всей полноте, поэтому описывая это учение, он ограничился лишь самыми общими положениями: любовь к Богу, любовь к ближнему, необходимость соблюдать Десять Заповедей и отдавать предпочтение этике перед обрядностью. Словно извиняясь перед читателями за лаконичность, Марк объясняет, что глубокие духовные истины не даются кому попало. Зато достаточно обстоятельно евангелист решает две другие задачи: с одной стороны, чтобы укрепить веру читателей, он описывает многочисленные чудеса Иисуса, подчеркивая могущество, данное ему Богом. (Неслучайно поэтому в позднейшем христианском искусстве Марка символизировал лев: Иисус у него выходит не столько учителем, сколько настоящим духовным «львом».) С другой стороны, Марк подчеркивает, что вся эта сила была направлена на служение людям, а в конечном итоге и на жертву. Иисус добровольно идет на смерть как жертву за искупление грехов человечества.

Спустя некоторое время многие христиане стали ощущать лакуны: при всем своем величии, при всей своей гениальности, Евангелие от Марка слишком многое оставляло за скобками. Некоторые даже считали, что кое в чем Марка (или его редакторов) следовало бы подправить. Поэтому в 80–х годах один сирийский еврей–христианин написал новое Евангелие: впоследствии оно стало известно как Евангелие от Матфея. Мы не знаем, как на самом деле звали его автора: первоначально текст носил анонимный характер. Известная нам атрибуция попала в рукописи гораздо позднее, когда переписчики решили принять на веру церковное предание, согласно которому, данное Евангелие является греческим переводом с текста, изначально написанного по–еврейски (или по–арамейски) апостолом Матфеем (см. Евсевий, Церковная история 3.39.16). Это предание, однако, весьма сомнительно. Как установили современные ученые, данный текст не является переводом с еврейского или арамейского текста, но с самого начала был написан по–гречески. За основу автор взял Евангелие от Марка и какой–то источник речений Иисуса, до наших дней не сохранившийся. (Исследователи обозначают этот гипотетический источник литерой Q — первая буква немецкого слова Quelle, «источник».) Сведения из этих двух главных источников евангелист подредактировал: одни материалы убрал, другие дополнил на основании устного предания и общих соображений, третьи несколько изменил.

В целом, Матфей (если называть этого неизвестного автора его традиционным именем) постарался заполнить ту лакуну, которая казалась ему наиболее досадной: подробнее рассказать об учении Иисуса и его культурно–религиозных корнях в иудаизме. Матфей показал миру Иисуса как Учителя, причем Учителя еврейского до мозга костей, целиком укорененного в еврейских Священных Писаниях и еврейской традиции. Второй евангелист считал, что именно это — весть, которую должен услышать мир: иудаизм, иудейские заповеди, — но в свете учения Иисуса из Назарета. Именно эта идея красной линией проходит через Нагорную проповедь, литературный шедевр Матфея: все ветхозаветные заповеди остаются в силе, но во главу угла поставлена безусловная любовь к ближним, как она преподана и олицетворена самим Иисусом.

Некоторые христиане, однако, считали, что при всех выдающихся достижениях двух первых евангелистов, есть важные вещи, которые остались несказанными. Поэтому в 90–х годах первого века за перо взялся образованный греческий врач и писатель по имени Лука. (Его Евангелие также анонимно, но предание об имени и личности автора, в целом, заслуживает доверия.) Он задумал подробнее остановиться на тех моментах, которые до сих пор оставались в тени: универсализм учения Иисуса, обращенность его вести не только к евреям, но и к язычникам, а также ее социальное значение. Страницы Евангелия от Луки наполнены сценами, где Иисус являет милость к нищим, страдальцам и обездоленным. Неслучайно именно этот евангелист приводит притчи о блудном сыне и милосердном самаритянине, ставшие в последующие века символами христианского милосердия и всепрощения. А еще Лука уделяет особое внимание женщинам: тому, какую роль играли они в жизни Иисуса, как помогали ему, и как он в свою очередь был внимателен к ним. В его Евангелии мы видим череду замечательных женских образов: дева Мария, Елизавета, пророчица Анна, Иоанна, Мария Магдалина, Сюзанна и многие другие…

В литературном же плане Лука работал по той же методе, что и Матфей: он взял два основных источника, а именно, Евангелие от Марка и Q, отредактировал и дополнил их материалы на основании устного предания. Поскольку он преследовал иные богословские задачи, чем Матфей, в ряде случаев его акценты и формулировки отличаются от акцентов и формулировках в Евангелии от Матфея, а подчас и противоречат им. Как мы уже сказали, содержит Евангелие от Луки и ряд материалов, у Матфея отсутствующих.

2. Евангелие от Иоанна

Последним из канонических Евангелий было написано произведение, которое мы называем Евангелием от Иоанна. Оно вышло из среды самобытной философско–мистической школы, которая первоначально состояла из евреев, а впоследствии была изгнана из синагоги, подвергнута остракизму и набрала в свои ряды изрядное число язычников. Нынешний текст данного Евангелия несет на себе отпечаток внутреннего противоречия: с одной стороны, высокая философия и мистика, исполненная любви к Богу и ближнему, с другой стороны — тяжелый конфликт с синагогой и иудаизмом. По всей видимости, у истоков этой школы стоял один из непосредственных учеников Иисуса. В Евангелии он скрывается за кодовым обозначением «Любимый Ученик». Мы не знаем, кем он был в реальности. Позднее предание считало его Иоанном Зеведеевым (см. Ириней Лионский, Против ересей 3.1.2), но это далеко не обязательно. Среди других правдоподобных кандидатур — Лазарь, Фома, Иаков (брат Иисуса) и даже Мария Магдалина (хотя последняя не столь вероятна, как предыдущие кандидатуры).

Реакция синагогальных властей, впрочем, была предсказуема: для этой богословской школы была характерна практика мистического экстаза, в котором человек словно на крыльях воспаряет в духовные высоты и ощущает свое глубокое единство с Богом и посланным им Мессией. В любых религиях мистики подозрительны для ортодоксии, и иудаизм I века не был исключением. По мере развития школы трения и подозрения перерасли в отчужденность, а отчужденность во враждебность, — враждебность, усугублявшуюся к тому же снисходительным (мягко говоря) отношением самих Иоанновых христиан к евреям–нехристианам. Когда же руководители школы произвели философскую рационализацию некоторых мистических откровений, создав понимание Иисуса как воплотившегося Божественного Слова (отчасти под влиянием идей философа Филона Александрийского), терпение истеблишмента лопнуло, и последовало отлучение от синагоги. По мнению синагогальной ортодоксии, Иоанново богословие шло вразрез с основами иудаизма, особенно иудейским монотеизмом.

Проблемы усугублялись еще и тем, что мистики Иоанновой школы, в молитвенных экстазах постигая волю и учение воскресшего Христа, формулировали эту волю в виде речей Воскресшего, которые почитали даже с большим уважением, чем предания об учении Иисуса земного, исторического. Впрочем, эта практика Иоанновой школы вызывала подчас недоумение не только у еврейского истеблишмента, но и у многих христиан. И в самом деле, дерзновение Иоанновых христиан поразительно: страницы четвертого Евангелия наполнены речами Воскресшего, которые вложены уже в уста Иисуса земного, не прошедшего через Голгофу! Поэтому далеко не сразу Евангелие от Иоанна получило широкое христианское признание. Споры о его надежности и авторитетности продолжались до начала III века.

Для историка этот текст представляет серьезную проблему. С одной стороны, он доносит до нас нечто исключительно важное из учения самого Иисуса, который сам был поэтом и мистиком. С другой стороны, поскольку Евангелие от Иоанна смешивает воедино речи Иисуса земного и откровения о словах Иисуса воскресшего, провести грань между этими двумя видами материалов крайне сложно, а подчас и невозможно. Соответственно, большинство современных историков, соблюдая осторожность, предпочитают вовсе выносить Евангелие от Иоанна за скобки при реконструкции образа Иисуса. В последующих главах мы последуем этой респектабельной академической традиции, обращаясь к текстам Иоанна лишь тогда, когда за мистико–богословской тканью этого произведения просматриваются очертания реальной земной истории.

3. Евангелие от Фомы

Большинство из неканонических Евангелий носят поздний и недостоверный характер, однако есть и такие, которые сообщают важные дополнительные сведения. Наиболее ценное из таких неканонических произведений — Евангелие от Фомы. В древности оно было широко известно, потом потерялось. В конце XIX века несколько греческих фрагментов из него были найдены в египетском городе Оксиринхе. В 1945 году возле другого египетского городка (Наг–Хаммади) был найден и коптский перевод всего Евангелия от Фомы. Коптская рукопись относится к IV веку, греческие фрагменты — к концу II века, однако сам текст написан, конечно, раньше.

Евангелие от Фомы создавалось в два приема. Первая его редакция относится еще к 60–м годам I века и принадлежит к числу самых ранних христианских текстов. Спустя полстолетия это Евангелие было дописано: к нему добавили ряд новых высказываний Иисуса, причем некоторые уже являлись не точным воспоминанием о том, что Иисус сказал, а философской разработкой его учений. Здесь для историка еще более остро, чем в случае с каноническими Евангелиями, стоит вопрос: как отличить подлинные слова Иисуса от поздних добавлений?

Евангелие от Фомы вышло из кругов философско–мистической школы, в чем–то близкой Иоаннову кругу (см. выше). Главное отличие состояло в том, что Иоанново направление брало все больший курс на христоцентризм: иными словами, фигура Иисуса обретала для него центральную значимость. Фомино христианство также глубоко чтило Иисуса, но в нем Иисус мыслился, скорее, как Учитель. Евангелие от Фомы говорит не столько о божественности самого основателя христианства, сколько о том, как его учение позволяет людям раскрыть сокрытый в них божественный свет, преодолеть внутренние и внешние конфликты и противоречия, сделать Землю более приятным и гармоничным местом для жизни. Открытие его в XX веке позволяет увидеть доселе малозаметные мосты раннего христианства с индийской мистикой. Пропасть между этими мирами, ранее казавшаяся бездонной и непреодолимой, оказалась преодолимой.

4. Евангелие от Марии

В течение полутора тысячелетий Евангелие от Марии пребывало в полном забвении: цитаты и ссылки на него в известной нам раннехристианской литературе отсутствуют, а текст долгое время был потерян. Лишь в 1896 году немецкий ученый Карл Рейнхардт купил в Каире древнюю рукопись, содержащую большой фрагмент с коптским переводом этого Евангелия. Рукопись относится к началу V века. В течение XX столетия стали известны также два маленьких фрагмента из греческого оригинала, относящиеся к началу III века н.э.

К сожалению, плохая сохранность текста не дает возможности судить о нем сколько–нибудь подробно. Можно выделить два момента. Во–первых, текст философски ориентирован: первая его часть представляет собой рассуждение о природе и конечных судьбах материи, вложенное в уста Воскресшего. Рассуждение проникнуто влиянием платонизма. Во–вторых, текст заострен на тендерную проблематику: он касается женских ролей в церкви. Как замечает гарвардская исследовательница Карен Кинг, с точки зрения автора этого Евангелия, основа для лидерства лежит только в духовной зрелости человека, а не в эфемерных и вторичных вещах вроде его половой принадлежности. Иными словами, вопрос о том, кому подобает встать во главе церковной общины, — мужчине или женщине, — необходимо решать только исходя из индивидуального достоинства или недостоинства, а не отдавая автоматически предпочтение кому–либо на основании пола. Пользуясь современной терминологией, можно сказать, что автор выступает за женское рукоположение. Неслучайна поэтому видная роль Евангелия от Марии в современном феминистском движении.

Представляет ли этот текст историческую ценность как свидетельство об Иисусе из Назарета? Пожалуй, да, но весьма ограниченную: слишком уж поздно оно написано (в начале или середине II века), и слишком уж большую долю творческой фантазии проявил его автор. Философские выкладки о материи, скорее всего, недостоверны, как и описания бесед Марии Магдалины с другими учениками Иисуса. Тем не менее, заслуживают доверия сведения о важной роли Магдалины как одного из ближайших к Иисусу людей и как одного из наставников первохристианской общины.

5. «Гностические» евангелия

Некоторые неканонические евангелия написаны с философских позиций гностицизма или близких ему взглядов.

Гностицизмом (от греческого слова «гносис», т.е. «знание») ученые называют филофоско–религиозное движение античности, зародившееся незадолго до христианства и просуществовавшее более 500 лет. Оно было синкретическим и достаточно разнородным, а к тому же еще и эзотерическим (напоминая нынешний «Нью Эйдж»), поэтому дать ему четкое описание очень трудно. Оно рассматривало наш мир не как благое творение единого Бога–Творца (в отличие от иудаизма), а как изначально несовершенное и неприятное место (возможно, созданное злым или несовершенным демиургом), из которого душе надо бежать. Гностики стремились выйти из–под власти демиурга и воссоединиться с истинным вышним Богом в небесных сферах. Многие из них нашли христианскую философию привлекательной и попытались совместить ее со своим учением, следствием чего стало богословие незаурядное и самобытное, но имеющее весьма опосредованное отношение к Иисусу из Назарета, а то и напрямую противоречащее принципам Иисусова учения. К сожалению, гностические Евангелия информируют нас больше о самих гностиках, чем об Иисусе. Впрочем, в отдельных случаях и сквозь поздние гностические напластования пробивается аутентичная информация.

Из источников такого рода в первую очередь стоит упомянуть так называемое Послание Иакова (или Апокриф Иакова). Оно претендует на авторитет Иакова, брата Иисуса и легендарного главы первоначальной иерусалимской общины. В реальности оно написано в начале II века. Этот текст излагает тайное откровение, которое Иаков и Петр якобы получили от Иисуса, когда тот явился им спустя 550 дней после своего воскресения. Достоверность данного апокрифа сомнительна, но он включает некоторые предания, основанные на очень ранней и независимой традиции. В частности, его призыв к мученичеству отражает взгляды первоначальной иерусалимской общины, а возможно, и самого Иисуса.

Отметим также Диалог Спасителя. Этот текст II века, сохранившийся лишь в сильно поврежденной коптской рукописи, описывает разговор, который будто бы имел место у Иисуса с Иудой, Марией и Матфеем. По своей форме эти диалоги напоминают Евангелие от Иоанна и недостоверны.

Евангелие от Филиппа, найденное в 1945 году в Наг–Хаммади, приписано одному из двенадцати ближайших учеников Иисуса, но это можно рассматривать лишь как условный литературный прием. Составленное во II веке, оно представляет собой гностическую рефлексию над церковными таинствами. В поп–культуре XX века Евангелие от Филиппа обрело неожиданную известность в связи с упоминанием о том, что Иисус часто целовал Марию Магдалину {Евангелие от Филиппа 63:32–64:4; см., например, роман Дэна Брауна «Код да Винчи»). Остальная часть этого очень длинного текста представляет собой сложную гностическую философию.

Евангелие от египтян сохранилось лишь в шести цитатах у церковных авторов, что затрудняет его понимание. По–видимому, в нем Иисус учит Саломею сексуальному аскетизму и целибату: если женщины перестанут рожать, то смерть перестанет иметь силу. Написано оно было в середине II века в Египте и не отражает взглядов реального Иисуса, который не был сторонником подобного рода аскезы.

6. «Иудеохристианские» Евангелия

Поскольку христианство не прижилось на еврейской почве, но распространилось в языческом мире, подавляющее большинство известных нам Евангелий, канонических и неканонических, являются языкохристианскими (т.е. написаны христианами из обратившихся язычников). И даже каноническое Евангелие от Матфея, вышедшее из–под пера христианина–еврея, активно использует традиции, передававшиеся через церковь язычников, то есть не отражает первоначальное иудеохристианство. Христианам античности было известно, однако, несколько иудеохристианских Евангелий. К сожалению, до наших дней ни один из этих текстов не дошел (сохранилось лишь несколько отрывков в цитатах у святоотеческих авторов), а потому достаточно сложно понять, кто, когда и с какой степенью исторической компетентности их написал. Отражают ли они самостоятельную и независимую традицию, или вторичны по отношению к каноническим Евангелиям? Или, возможно, мы имеем дело с вариантными редакциями Евангелия от Матфея, впоследствии отвергнутыми ортодоксальной цензурой?

Отметим прежде всего так называемое Евангелие от евреев. До наших дней от него дошло лишь семь цитат у отцов церкви, о чем можно лишь сожалеть, ибо оно, видимо, было достаточно ранним (написано в Египте, в конце I века) и независимым по отношению к каноническим Евангелиям. Сохранившиеся отрывки повествуют о предсуществовании Мессии, сошествии на него Святого Духа при крещении, а также явлении Воскресшего Иакову. Приводятся несколько поучений Иисуса, который сам, видимо, рассматривается как воплощение Премудрости Божией. Заметны легкие гностические штрихи: возможно, автор сочувствовал некоторым гностическим идеям (хотя собственно гностиком его назвать нельзя).

23 кусочка (опять же в цитатах у отцов церкви) сохранилось от текста, который получил в средневековье условное название Евангелия от назареев. (Назареи — одно из направлений иудеохристианства.) Ценность их как исторического источника по жизни Иисуса весьма ограниченна, ибо данный текст, видимо, представлял собой вольный перевод Евангелия от Матфея на арамейский или сирийский язык. Сделан он был примерно в середине II века. Насколько можно судить, создатели этого перевода исключили первые две главы Евангелия от Матфея: подобно большинству ранних иудеохристиан, они не верили в безмужное зачатие девой Марией Иисуса, но считали, что Иисус родился естественным путем.

И, наконец, Евангелие от эбионитов (название опять–таки условное и позднее). От него дошло лишь семь цитат у ересеборца Епифания Кипрского (конец IV века).

Скорее всего, неизвестный автор написал его по–гречески в середине II века, основываясь не на независимой традиции, а на Евангелиях от Матфея и Луки. Исторической ценности опять–таки не представляет.

7. «Евангелия детства»

Наиболее ранние евангелия сообщают очень мало сведений о рождении Иисуса (причем в ряде моментов дают больше вопросов, чем ответов), а о юношестве Иисуса — и того меньше. Не вполне понятно, почему такая ситуация возникла: скорее всего, первоначальные евангелисты (в частности, все канонические авторы) не считали данную тему особенно интересной, да и не имели на сей счет поучительных преданий. Ученый и биограф XX века, возможно, и не стал бы искать зрелищных подробностей, но попытался найти корни зрелого гения в событиях детского и подросткового периода, стал бы копаться в отношениях с родителями и пережитых стрессах… Ничего такого античным евангелистам на ум и не приходило, поэтому наша информация крайне скудна.

Когда во второй половине II века некоторые христианские авторы спохватились, что историческое любопытство не удовлетворено, было уже поздно: аутентичные предания о рождении и детстве Иисуса были утеряны безвозвратно. С этим нелегко было смириться, и на свет появилось несколько беллетристических произведений, компенсирующих нехватку сведений бурной фантазией.

Первое из них именовалось «История Иакова о рождении Марии». (Сейчас в науке его сокращенно именуют Протоевангелием Иакова.) Достоверная его часть ограничивается, по–видимому, именами родителей девы Марии: Иоаким и Анна (впрочем, и они под сомнением). Текст рассказывает благочестивую и трогательную историю о Марии, матери Иисуса, делая акцент на ее целомудрии: она сохраняет девство даже после замужества с Иосифом, который изображен как пожилой человек; Иосиф женится на ней не из романтических соображений и не для продолжения рода, а чтобы охранить ее девство от интереса со стороны других мужчин. Чудесным образом Мария остается девственницей даже после рождения Иисуса. В целом, дева Мария, какой она описана в данном тексте, гораздо ближе к языческой богине (например, Исиде), чем к реальной земной девушке, матери Иисуса.

Второе произведение — это «Сказание Фомы, израильского философа, о детстве Христа». Оно ошарашивает читателя потоком совершенно ненужных (а подчас и жестоких) чудес, которые Иисус якобы совершил в возрасте от 5 до 12 лет. Например, Иисус лепит из глины воробьев, которые затем превращаются в настоящих; мальчик, толкнувший Иисуса, падает замертво; школьный учитель теряет способность говорить… Книгу закрываешь с чувством, что описанный ребенок на редкость неприятен, а также с недоумением: как могло автору прийти в голову, что подобные выдумки прославляют основателя христианства? Очень может быть, однако, что этот текст в реальности представляет собой антихристианскую сатиру, написанную кем–то из эллинских острословов (или, возможно, разочаровавшихся христиан). Если так, то атрибуция текста Фоме может содержать зашифрованный намек на скепсис автора по отношению к христианству.

8. Евангелие от Петра

Если в каком–то из сохранившихся Евангелий мы и слышим голос Петра, то это в каноническом Евангелии от Марка (которое в своем первоначальном варианте отчасти опиралось на рассказы Петра). Однако впоследствии имя Петра стало ассоциироваться с гораздо менее достоверным Евангелием, которое в течение долгих веков было утеряно, а в 1886 году найдено в могиле одного христианского монаха в Ахмиме (Верхний Египет). Манускрипт датируется VIII–IX веком, но сам текст был создан во II веке (скорее всего, в Сирии). В 1993 году был опубликован еще один кусочек данного произведения из рукописи II века.

Евангелие от Петра сохранилось не полностью: мы имеем лишь краткий отрывок из него с рассказом о Страстях Иисуса. Фрагмент начинается с того, что Понтий Пилат умывает руки, а заканчивается тем, что Петр с Андреем отправляются на рыбалку. Текст содержит подробности настолько странные и фантастические, что даже у человека легковерного они могут вызвать сомнение: например, при воскресении Иисуса из могилы выходит говорящий крест. Разумеется, подобные детали недостоверны. Ученые также отмечают невежество автора относительно палестинских обычаев и законов.

9. Евангелие Иуды

Строго говоря, недавно опубликованное Евангелие Иуды принадлежит к гностическим текстам. Однако самая яркая его специфическая особенность (положительный образ Иуды Искариота) нетипична даже для гностического движения, поэтому его стоит рассмотреть отдельно.

О его существовании ученые давно знали из упоминаний в святоотеческих текстах (Ириней Лионский, Против ересей 1.31.1; Епифаний Кипрский, Панарион 38.1.5). Однако в течение многих столетий оно было утеряно, и лишь в 1970–х годах найдено в коптском кодексе III -IV века возле египетского города Эль–Миньи. Не сразу он стал известен широкой публике: в течение 16 лет кодекс пылился в одном из сейфов нью–йоркского Лонг–Айленда, пока наконец в апреле 2000 года не был приобретен Фридой Нуссбергер–Чакос, торговцем древностями. Вскоре она передала текст ученым, была создана комиссия, в которую вошло несколько крупнейших специалистов по древним коптским рукописям. В 2006 году Евангелие Иуды стало известно широкой публике, что немедленно породило сенсацию: Иуда Искариот выходил в нем не предателем всех времен, а фигурой незаурядной и трагической. Он не только удостаивается особо доверительных бесед Иисуса, но и «предает» Иисуса по его собственной просьбе.

Вопреки скандальным попыткам некоторых газетчиков изобразить Евангелие Иуды как нечто революционное, ниспровергающее традиционные представления об Иуде, историческая ценность данного текста весьма скромна. Написан он, конечно, не самим Иудой, а в гораздо более позднее время, в середине или второй половине II века, когда одной из гностических сект понадобился противовес магистральной линии христианства. Поскольку великая церковь апеллировала к авторитету Двенадцати, эти гностики решили воспользоваться авторитетом единственного персонажа, который обычно (и не без оснований) считался предателем. Любопытно, что им не пришло в голову отрицать получение Иудой денег: слишком уж известен был этот факт. Но они представили дело таким образом, что хотя деньги были получены, все же самим Иудой двигали высшие мотивы, который выступал как жрец Великого Незримого Духа, приносящий (своим предательством) в жертву ту физическую оболочку, в которой заключен дух Иисуса, причем по просьбе самого Иисуса. (Здравый смысл немедленно подсказывает вопрос, на который в Евангелии Иуды нет ответа: зачем Иуде, если он был столь высокодуховен, понадобились деньги за предательство? Не дает текст внятного объяснения и тому, зачем и самому Иисусу потребовалось устраивать свою кончину подобным образом.) Ценность Евангелия Иуды как источника исторической информации по жизни Иисуса (и даже по первоначальному христианству) нулевая: оно не дает правдоподобного описания палестинских реалий 20–х годов I века, а вместо этого содержит массу анахронизмов из середины второго века (в частности, описание церковной структуры и обрядов); более того, оно вторично по отношению к каноническим Евангелиям (есть цитаты из Матфея).

10. «Папирус Эджертона»

До находки и публикации фрагментов из этого утерянного неканонического Евангелия в 1935 году, о нем не было известно: его не упоминает ни один известный нам древний источник. Рукопись датируется серединой II века, и само произведение было написано, видимо, лишь немногим раньше (в начале II века).

Найденные обрывки доносят до нас четыре сюжета: Иисус спорит с иудейскими начальниками (похоже на Ин 5:39–47; 10:31–39); Иисус исцеляет прокаженного (похоже на Мк 1:40–45; Мф 8:1–4); Иисус спорит о податях императору (похоже на Мк 12:13–17; Мф 22: 15–22); Иисус совершает чудо на берегу Иордана (видимо, иллюстрация к притче о росте семени). Как видим, только последний из них не имеет параллелей в канонических Евангелиях. Не вполне ясно, заимствовал ли автор свои описания напрямую из канонических источников (возможно, цитируя по памяти, чем объясняются небольшие различия) или опирался на независимую устную традицию. Первое наиболее вероятно, а потому большинство ученых считает папирус Эджертона практически бесполезным для реконструкции жизни Иисуса.

11. Так называемый «оксиринхский папирус 840»

Название неудачное: этот кусочек из неизвестного евангелия был найден (в 1905 году в Оксиринхе) отнюдь не на папирусе, а на пергаменте. Этот пергамент можно датировать IV веком, но текст, конечно, более ранний. В нем Иисус разговаривает с учениками и спорит с «фарисейским первосвященником» относительно того, можно ли ему входить в храмовые пределы без ритуального омовения. Историчность этого эпизода сомнительна, но не исключена, однако крайне фрагментарный характер источника затрудняет анализ. Текст, к которому он относится, ученые предположительно датируют 80–ми годами I века.

12. «Тайное евангелие от Марка»

С этим текстом сопряжена почти детективная история. В 1958 году американский ученый Мортон Смит составлял каталог старых рукописей в лавре святого Саввы (недалеко от Вифлеема). Как он сам рассказывал, на чистых последних листах книги с посланиями Игнатия Антиохийского (1646 год) он нашел записанное кем–то от руки послание Климента Александрийского некоему Феодору. В этом письме содержались цитаты из тайной, эзотерической редакции Евангелия от Марка, якобы написанного для посвященных самим евангелистом в дополнение к канонической версии. Смит сфотографировал текст, вернул книгу на полку, а в 1960 году объявил о своем открытии на заседании Общества библейской литературы. В 1973 году Смит выпустил также обстоятельно комментированное издание данного текста.

Содержание «тайного евангелия» вызвало всемирный скандал: описывается воскрешение Иисусом некоего юноши, который возлюбил Иисуса, а потому пришел к нему ночью голым, — учиться «тайнам Царства Небесного». Этим «тайнам» Иисус охотно научил юношу, тогда как женщин–учениц — учить не стал.

Гомосексуальный подтекст данной истории прозрачен и мог бы иметь серьезные последствия для христианства и этики, если бы Марк действительно написал данное евангелие. Исследование же текста неожиданно осложнилось тем, что он при таинственных обстоятельствах исчез: весной 1976 года в лавру св. Саввы наведалась небольшая научная делегация и действительно обнаружила там означенное произведение. Рукопись была перевезена в одну из церковных библиотек Иерусалима: возникла идея тщательно проверить ее аутентичность, сделав анализ чернил. Выяснилось, однако, что соответствующее оборудование имеется только в израильской полиции. Клирики заупрямились, книга попала в запасники, а вскоре вообще пропала. (Была ли она тайно изъята монахами? Или была продана подпольным коллекционерам? Или по нелепой случайности ее и впрямь потеряли?) Остались лишь цветные фотографии, сделанные в 1976 году той самой делегацией.

В течение длительного времени большинство ученых считали «тайное евангелие» делом рук одной из гностических сект II века и предполагали, что Климент просто ошибся относительно Маркова авторства. Совсем недавно, однако, появились исследования, которые убедительно показывают, что это произведение — современная подделка (скорее всего, осуществленная самим Мортоном Смитом). Американский библеист и юрист Стивен Карлсон отдал фотографии текста на графологическую экспертизу, и та выявила «тремор фальсификатора»: буквы, по внешнему впечатлению, выводившиеся размашисто и в спешке, на самом деле выписывались медленно и мелкими штрихами. (Тремор того же порядка, который возникает, скажем, при подделке банковских чеков.) Были обнаружены и другие признаки подделки, а также современные анахронизмы в тексте. Внимание исследователей привлек также опубликованный в 1940 году роман канадского писателя Джеймса Хантера «Тайна святого Саввы»: он посвящен тому, как в этой лавре нашли документ, подрывающий основы христианства, — но документ оказался антихристианской современной подделкой! Одного из героев романа зовут лорд Мортон… Сейчас многие считают, что книга Хантера отчасти и навела Смита на мысль о подделке, и на нее есть намеки в текстах Смита.

13. Анализ источников

Как мы видим, источников, говорящих о жизни Иисуса, много. Ценность их не равнозначна: от очень достоверных до совершенно недостоверных. Поэтому ставить на одну доску, например, Евангелие от Марка и Фомино Евангелие детства невозможно. Кроме того, нет ни одного источника, который был бы исторически достоверен на все сто процентов: как минимум, потому, что евангелисты не стремились написать максимально объективную историческую биографию Иисуса. Их произведения суть богословские осмысления существующих преданий в свете современных им нужд.

В целом, при исторической реконструкции жизни Иисуса и анализе источников мы имеем следующие проблемы.

Временная дистанция. Даже Евангелие от Марка, самое древнее из сохранившихся Евангелий, было написано лишь спустя 40 лет после Иисуса (около 70 года н.э.). Большинство очевидцев к тому времени уже умерли (средняя продолжительность жизни была меньшей, чем сейчас), а воспоминания немногих оставшихся очевидцев едва ли отличались точностью: хорошо ли мы помним даже важные для нас события даже годичной давности, не говоря уже о сорокалетней? Другие Евангелия написаны еще позднее.

Нехватка внешних свидетельств. Если мы хотим мало–мальски подробной реконструкции, нам придется ограничиться христианскими источниками, которые неизбежно пристрастны. Конечно, любой источник в той или иной степени субъективен, однако было бы полезно сбалансировать субъективность христианских источников субъективностью источников нехристианских. Однако нехристианские авторы не сообщают об Иисусе почти ничего, кроме самого факта, что он реально существовал. (Впрочем, последнее обстоятельство само по себе немаловажно.)

Языковая дистанция. Родным языком Иисуса и апостолов был арамейский. Евангелия же написаны на греческом языке. Сколь бы ни был точен перевод высказываний Иисуса, известных из традиции, он всегда вносит легкий процент искажения смысла. В процессе перевода с арамейского языка на греческий не могли не появиться некоторые искажения.

Противоречивые данные. Как мы увидим в последующих главах, даже в наиболее ранних источниках есть противоречия относительно того, что Иисус говорил или что с ним происходило. Например, согласно Евангелию от Иоанна он был распят накануне Пасхи, а согласно синоптическим Евангелиям, на саму Пасху.

Послепасхальные откровения. Христиане верили, что Иисус воскрес. Они также верили, что их общение с Иисусом продолжается, что церковь получает от него все новые и новые откровения. Зачастую такие откровения Воскресшего смешивались с речениями Иисуса, произнесенными им на земле. (Христиане не всегда видели необходимость дифференцировать эти два источника.) По–видимому, ряд описанных в Евангелиях событий отражают именно подобного рода проекции.

Нужды общины. Евангелисты не считали, что речения Иисуса представляют сугубо антикварный интерес. Эти речения мыслились как источник жизни, источник постоянно руководства. Вместе с тем понятно, что аудитория евангелистов (преимущественно состоявшая из неевреев конца I века) существенно отличалась от аудитории Иисуса (в плане интересов, запросов, характера проблем и т.д.). Отсюда неизбежная модификация, которой подвергались предания с целью их актуализации.

Ветхий Завет и «здравый смысл» как источники. Как поступали евангелисты, если по каким–то вопросам они не располагали сведениями относительно того, что сказал или сделал Иисус? Одной напрашивающейся возможностью было промолчать. Именно так они обычно и поступали. Некоторые из них пытались искать пути выхода: например, домысливать детали событий, исходя из общих соображений и здравого смысла. (Искажения, возникшие подобным образом, выявлять особенно трудно.) Был и еще один способ: поскольку христиане верили, что Иисус есть Мессия, к нему относили ряд ветхозаветных «мессианских» пророчеств. Соответственно, лакуны исторической информации об Иисусе могли заполняться, исходя из текстов этих пророчеств. Логика такова: с Мессией должно произойти то–то, Иисус — Мессия, значит, с ним это и произошло. Ясно, что такой подход сопряжен с известной субъективностью, поэтому его эффективность находится под вопросом.

Преувеличения. Общеизвестно, сколь быстро в процессе рассказов о каком–то событии (особенно знаменательном, поразившем умы) возникают преувеличения. Такими преувеличениями заполнены жизнеописания всех известных людей. Иисус не только не является исключением из данного правила, но и представляет собой один из наиболее ярких примеров его. Особенно это касается рассказов о чудесах.

Мифологические элементы. На жизнеописания Иисуса наложил отпечаток архетип мифического героя (чудесное рождение, попытка правителя убить младенца вскоре после рождения, спасение и т.д.).

Мидраши. По–видимому, некоторые евангельские отрывки в жанровом смысле представляют собой мидраши. «Мидраш» (евр. «комментарий») — это своеобразный иудейский способ пересказа библейских сюжетов на новый лад, преследующий не исторические, а назидательные цели. В процессе подобного пересказа могло меняться многое: подчас даже имена героев, время действия, детали, — но базовый костяк, как его видел автор мидраша, оставался неизменным. В Евангелиях к мидрашам относятся, в частности, многие детали рассказов о Рождестве Иисуса.

Эти трудности (примеры которых мы детально рассмотрим в следующих главах) достаточно серьезны. Неудивительно, что некоторые скептические ученые вообще отрицают, что мы можем знать об Иисусе что–либо помимо базовых фактов (проповедовал в 20–х годах, был распят и т.д.). Однако, как мы увидим далее, нет основания впадать в столь радикальный скептицизм. Да, полных гарантий достоверности той или иной исторической реконструкции мы не имеем, но на вероятность основных выводов вполне можно рассчитывать.

Ученые выявили ряд основных «маячков», на которые нужно ориентироваться в своих выводах об Иисусе. Прежде всего существует такое правило: использовать как можно более древние тексты. Чем древнее источник (т.е. чем ближе он по времени к жизни Иисуса), тем большего доверия он заслуживает. Поэтому на первый план выходит Евангелие от Марка (как самое раннее из существующих Евангелий), а также Евангелия от Матфея и Луки. Очень важен гипотетический источник Q, реконструируемый по текстам Матфея и Луки. Исследователи обращают также внимание на новозаветные послания (особенно письма Павла), которые в целом посвящены другим темам, но содержат и эпизодические упоминания об Иисусе, которые также ценны ввиду своего раннего характера. Гораздо меньшим доверием пользуются Евангелия от Иоанна и от Фомы, которые составлялись в течение длительного периода времени, и в своем нынешнем виде отражают относительно позднюю редакцию (конец I — начало II века). Крайнюю осторожность следует проявлять по отношению к сведениям из более поздних текстов, ибо во II веке историческая память об Иисусе уже достигает сильной степени аберрации. Кроме того, мало вычленить из раннехристианских текстов об Иисусе самые древние. В случае, когда даже древнейшие тексты (например, синоптические Евангелия) содержат параллельные рассказы об одних и тех же событиях (часто в несколько отличающихся друг от друга версиях), необходимо принимать во внимание, чье свидетельство более раннее, кто у кого переписывал. Например, о крещении Иисуса рассказывают Евангелия от Марка, Матфея и Луки. Однако Матфей и Лука опирались на Марка, поэтому свидетельство Марка наиболее ценно. Добавления же Матфея и Луки оказываются под некоторым сомнением, ибо добавления в параллельных рассказах часто отражают идеологические интересы авторов, а не опору на реальные предания.

Помимо этого существуют следующие критерии достоверности.

Совпадение свидетельств. Если два или более независимых друг от друга (!) источника указывают в одну сторону, информация заслуживает большего внимания. Подчеркиваем, что источники должны быть именно независимыми. К примеру, целый ряд общих сцен между Марком, Матфеем и Лукой объясняются тем, что Матфей и Лука взяли их описание у Марка. В таких случаях мы считаем, что перед нами одно свидетельство, а не три.

Соответствие социальному и культурно–религиозному контексту. Иисус жил и проповедовал в Иудее и Галилее 20–х годов I века н.э. Сколь правдоподобно сообщение того или иного источника об Иисусе тому, что он мог сделать и сказать в данной ситуации? Если то или иное предание органично вписывается в иудейский и галилейский контекст времен Иисуса, оно имеет высокие шансы оказаться достоверным. Как мы уже сказали, по этому критерию выпадает большая часть неканонических Евангелий.

Смущение христианского автора. Бывают случаи, когда евангелист излагает факт о жизни Иисуса или передает высказывание Иисуса, которые либо смущают его, либо создают богословскую трудность. Например, такой факт: Иисус крестился у Иоанна Крестителя. С очень раннего периода крещение Иисуса создавало проблему для апологетов: если известно, что к Иоанну шли омываться во очищение от грехов, означает ли это, что очищаться от грехов ходил и Иисус? Каким бы ни был ответ на последний вопрос, факт слишком неудобен, чтобы кто–либо из христиан стал его выдумывать. Все евангелисты пытаются подыскать то или иное объяснение ему и четкого ответа не дают.

Нестандартность учения. Как мы уже сказали, евангелисты не всегда были в курсе взглядов Иисуса на тот или другой вопрос. В некоторых случаях они домысливали, что Иисус разделял общеизвестную истину. Однако такой способ рассуждений может привести к серьезным погрешностям. Поэтому в тех случаях, когда мы видим в Евангелиях поучение, не имеющее или почти не имеющее аналогов в иудаизме, оно имеет больше шансов оказаться подлинным, чем общепринятые банальности. Один из примеров — запрет Иисуса на клятвы (Мф 5:34).

Распятие. Иисус не погиб в результате болезни или несчастного случая: его казнили мучительной смертью, которой подвергали далеко не всех людей, даже приговоренных к смертной казни. Если какие–то сведения помогают объяснить данное обстоятельство, это говорит в пользу их исторической достоверности.

Существуют также критерии неаутентичности.

Поздний источник. Если какая–то информация содержится только в поздних источниках, она автоматически попадает под подозрение. Именно этот критерий, в частности, заставляет усомниться в достоверности многих гностических Евангелий: если эти учения столь важны и достоверны, почему о них рассказано столь поздно, а более ранние источники не дают ни намека на них?

Единичность источника. Если какая–то информация содержится только в одном источнике, она менее надежна, чем если она содержится как минимум в двух независимых источниках.

Несоответствие контексту. Иисус проповедовал евреям, а не язычникам. Если какое–то высказывание, приписываемое Иисусу, предполагает языческую аудиторию, это может указывать на его недостоверность.

Ответ на общинные проблемы. Если какое–то высказывание дает слишком ясный ответ на те или иные споры, которые бытовали в ранней церкви, оно попадает под подозрение. Споры как раз и были вызваны тем, что ясный ориентир в виде учения Иисуса отсутствовал.

Нарушение законов природы. Конечно, историк не должен находиться в плену априорных мировоззренческих посылок (в частности, бывают чудеса или не бывают). Тем не менее, все рассказы о чудесах необходимо проверять с удвоенной тщательностью, ибо известно, что именно здесь особенно распространены выдумки и преувеличения.

Соответствие распространенной мифологеме. Если какое–то предание об Иисусе четко соответствует архетипу мифического героя, оно сомнительно.

Разумеется, все эти критерии требуют осторожности и взвешенности в употреблении. Каждый из них несовершенен и имеет свои ограничения. Тем не менее, вместе взятые они помогают понять, кем был, что делал и чему учил Иисус.

14. Источники в свете исторических знаний

Интерпретация преданий об Иисусе, отраженных в вышеназванных источниках, должна осуществляться в свете той информации, которую мы имеем о Палестине и иудаизме конца I века до н.э. — начала I века н.э. Эта информация нам доступна прежде всего по еврейским религиозным текстам, относящимся к примерно данному периоду. Поскольку далее мы будем часто ссылаться на эти тексты, кратко опишем основные из них.

Псевдоэпиграфы (греч. «ложно надписанные»). В соответствии с античными законами жанра, авторы иногда создавали тексты от лица известных людей прошлого. Наибольшую известность из таких текстов обрела Первая Книга Еноха (цитата из нее имеется в новозаветном Послании Иуды). Она приписана древнему патриарху Еноху, жившему еще до всемирного потопа, хотя в реальности была создана примерно во II веке до н.э. Среди других важных псевдоэпиграфов — так называемая Книга Юбилеев, которая представляет собой позднюю и расширенную версию Книги Бытия.

Кумранские тексты. В 1947 году на северо–западном побережье Мертвого моря, в Кумране, была открыта библиотека древних текстов на арамейском, еврейском и греческом языках (II век до н. э. — I век н. э.). Она принадлежала еврейскому движению ессеев, общинный центр которых находился в этих местах. Ессеи имели общность имущества и отделились от социума, чтобы в пустынном аскетическом уединении ожидать прихода Мессии и наступления Царства Божьего. Кумранская библиотека разнородна по характеру: это и библейские тексты, и псевдоэпиграфы, и многочисленные религиозные произведения, как ессейские, так и неессейские.

Иосиф Флавий (37/38 — около 100 н.э.). Выдающийся еврейский историк. Во время еврейского антиримского восстания (66–70 годы н. э.) был одним из еврейских полководцев, потом сдался римлянам и призывал соотечественников к сдаче оружия и миру. Был обласкан римскими властями, но написал и ряд произведений, призванных рассказать языческому миру о еврейском народе, его древности и величии: «Иудейская война», «Иудейские древности», «Против Апиона». В «Иудейских древностях» он кратко упоминает об Иисусе, однако этот отрывок настолько искажен благочестивыми христианскими переписчиками, что его первоначальная форма неясна (а потому его практически невозможно использовать при реконструкции образа Иисуса). Основную ценность представляют общие сведения по истории иудаизма и Палестины.

Филон Александрийский (около 25/20 до н. э. — около 50 н.э.). Выдающийся еврейский мыслитель из Александрии, стремившийся интерпретировать иудаизм в диалоге с греко–римской философией. Разработал аллегорическое толкование еврейских Писаний. Об Иисусе и христианстве не упоминает (видимо, христианская проповедь не привлекла его интереса), но его концепция божественного Логоса (Слова) и его аллегореза оказали огромное влияние на христианское богословие, в том числе Евангелие от Иоанна. Из работ Филона мы также многое узнаем о жизни и верованиях эллинистического иудаизма времен Иисуса.

Раввинистические тексты. Раввины (еврейские учителя) записали свои предания и установления несколько позже и в несколько приемов. Сначала около 200 года н. э. была кодифицирована Мишна (евр. «Повторение»). Мишна представляет собой обширный, хотя и далеко не полный, свод преданий, которые раньше передавались из уст в уста. Для историка она имеет колоссальную значимость, проливая свет на официальные установления и нормы иудаизма времен Иисуса. В III — начале IV веков появилась Тосефта (арам. «Дополнение») — своего рода дополнение к Мишне. Все это время иудаизм развивался: материалы Мишны осмыслялись и интерпретировались. Впоследствии возникли два огромных комментария на Мишну — два Талмуда (евр. «Талмуд» — «учение»). Это Талмуд Палестинский (V век) и Талмуд Вавилонский (VI век). Историку важно не пренебрегать информацией Талмудов, которая подчас доносит до нас древние предания. Эту информацию, однако, следует тщательно проверять и просеивать, ибо она относится к позднему источнику. Помимо Мишны и Талмудов следует учитывать таргумм — переводы–парафразы еврейских Писаний на арамейский язык. Они помогают понять, как евреи понимали библейские тексты. Важны также мидраши — сборники вольных, иносказательных толкований на Библию.

Необходимо также учитывать данные археологии, которые также помогают понять евангельские источники. Они имеют двоякую значимость. С одной стороны, они проливают свет на мир, в котором жили Иисус и апостолы. Как выглядели эти дома, какова была их внутренняя обстановка и утварь? Что люди ели и пили? Какие социально–экономические проблемы существовали в этом обществе? С другой стороны, могли остаться свидетельства от самих Иисуса и апостолов. Например, многие археологи считают, что найден дом апостола Петра в Капернауме. В последние годы скандальную известность получили заявления о том, что найдены оссуарий Иакова (брата Иисуса) и даже гробница самого Иисуса. Далее в соответствующих главах мы обсудим обоснованность подобных теорий.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Контент сайта обновляется. Возможны незначительные баги в текстах - повторение оглавления на 1 и 2 странице. Проблема решаетя. Файлы pdf будут полностью заменены на html и epub до 20.09.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 69 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 47 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 35 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 92 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 279 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 72 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 105 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 43 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика