Беседa XLIII

Приидоста же два ангела в Содом в вечер (Быт. XIX, 1).

1. Как цветущий луг представляет взорам на себе различные и разнообразные цветы, так божественное Писание показывает нам добродетели праведных, — не для того однакож, чтобы мы только мимоходом наслаждались благоуханием их, как (наслаждаемся) благоуханием цветов, но для того, чтобы мы постоянно собирали отсюда плоды в свою пользу. Там, лишь только возьмем цветы в руки, они вскоре увядают и теряют свою приятность. А здесь не так: воспринимая слухом добродетели праведных и слагая их в глубине нашего сердца, — мы во всякое время можем, если захотим, наслаждаться их благоуханием. Итак, если таково благоухание (добродетелей) святых, изображаемых в божественном Писании, то испытаем сегодня благоухание добродетелей Лота, чтобы в точности узнать, как общение с праотцем (Авраамом) возвело этого праведника на крайнюю высоту добродетели, и как (идя) по следам праотца, он сам показывает свое страннолюбие на деле. Но чтобы слово наше было яснее, лучше выслушать самыя слова Писания: приидоста же, говорит оно, два ангела в Содом в вечер? Почему Писание так начинает: приидоста же два ангела в Содом в вечер? — После того, как (ангелы) были приняты праотцем и пошли от него, благопопечительный и человеколюбивый Господь, по свойственной Ему благости явившийся тогда в образе человека, остался беседовать с праотцем, как вы вчера слышали, желая всех нас научить о Своем крайнем долготерпении и о пламенной любви праотца. Между тем ангелы устремились к Содому. Итак, божественное Писание, соблюдая порядок повествования, теперь говорит: приидоста же два ангела в Содом в вечер с тем, чтобы исполнить повеление (Божие). Заметь же точность и осмотрительность божественнаго Писания, как оно означает нам и самое время, в которое (ангелы) пришли; оно говорит, (что это было) вечером. Для чего же обозначено время? И для чего именно они пришли вечером? Для того, чтобы показать нам, как велико было страннолюбие Лота. Как праотец в полуденное время сидя, (у дверей палатки), наблюдал проходящих, так сказать ловил их, подбегал на встречу к путникам и с великою радостию принимал их, — так и праведный Лот, зная крайнее развращение жителей содомских, не опускал и вечерняго времени, а ждал даже до этого времени, не встретится ли ему какое-нибудь сокровище, и нельзя ли ему будет пожать плоды страннолюбия. Поистине, надобно удивляться величию добродетели этого праведника, — как он, находясь среди таких беззаконников, не только не сделался оттого безпечнее, но показал в себе еще тем большую добродетель, и когда все, так сказать, неслись по стремнинам, он один среди такого множества шел ровным путем. Как же теперь иные говорят, что живущему среди города невозможно соблюсти добродетели, но что для этого нужно удалиться от мира и пребывать в горах, и что невозможно быть добродетельным человеку, занятому управлением своего дома, имеющему жену и озабоченному детьми и рабами? Пусть посмотрят на этого праведника с его женою, детьми и рабами, как он, живя в городе, между такими развращенными и беззаконными людьми, как светоч сияет среди моря, и не только не угасает, но еще тем больший издает свет. Не с тем, однако, говорю я это, чтобы препятствовать удалению из городов и возбранять пребывание в горах и пустынях; но чтобы показать, что желающему соблюдать воздержание и бодрствовать ничто не может препятствовать. Как безпечному и нерадивому самая пустыня не может принести никакой пользы, потому что не от места зависит совершенство добродетели, но от расположения души и нравов, так трезвенному и бодрствующему (над собою) не может нисколько повредить и пребывание среди города. Я даже желал бы, чтобы добродетельные люди, подобно этому блаженному (мужу), наиболее жили среди городов; здесь они служили бы для других закваскою, и возбуждали бы их к подражанию себе. Но так как это представляется трудным, то пусть будет хоть так, как я прежде сказал [1].Преходит бо образ мира сего, (1 Кор. VII. 31) и кратка настоящая жизнь. Если ныне, находясь еще на поприще, мы не совершим подвигов добродетели и не будем избегать сетей зла, то впоследствии, хотя и станем обвинять самих себя, но уже тщетно: тогда раскаяние будет уже безполезно. Пока мы находимся в настоящей жизни, возможно еще, раскаявшись, получить оттого пользу, и очистив прежния согрешения, удостоиться милосердия от Господа. Если же, опустив настоящее время (жизни), будем внезапно (от нея) восхищены, то, хотя и будем тогда каяться, но уже не получим от того никакой пользы. А чтобы тебе убедиться в этом, послушай, что говорит пророк: во аде же кто исповестся Тебе (Пс. VI, 6)? И еще: брат не избавит, избавит ли человек (Пс. XLVIII, 8)? Некому, говорит, будет там избавить человека, погибшаго от собственной безпечности, хотя бы тут был брат, или отец, или мать. И что я говорю: брат, отец и мать? И самые праведники, получившие великое дерзновение (пред Богом), тогда не будут в состоянии помочь нам, если мы теперь будем предаваться безпечности. Если, сказано, станет Ной, и Иов, и Даниил, сынов своих и дочерей своих не избавят (Иезек. XIV, 18) [2]. Заметь силу этой угрозы, — и то, каких праведников (Писание) представило в пример. Именно эти самые праведники в свое время служили для других посредниками спасения: так Ной, когда страшный потоп покрыл вселенную, спас жену свою и сыновей; подобным образом Иов был для других причиной спасения; и Даниил многих избавил от смерти, когда жестокий властелин (Навуходоносор), испытуя некоторыя сверхъестественныя явления, повелел умертвить халдеев, волхвов и гадателей (Дан. V, 11).

2. Итак, мы не должны думать, что то же будет и в грядущем веке, то есть, что добродетельные люди, имеющие дерзновение пред Богом, в состоянии будут освободить от будущих наказаний близких к ним людей, которые живут здесь в безпечности. Поэтому-то Писание и приводит в пример упомянутых праведников, с целию навести на нас страх и научить нас полагать надежду спасения, после благодати свыше, в собственных добрых делах, но не разсчитывать на добродетели предков, или на что-либо другое, если сами остаемся во зле. Если имеем предков добродетельных, то надо стараться о том, чтобы подражать их добродетелям. А если бы случилось противное и мы происходили бы от порочных предков, то не опасаться от того для себя самих какого-либо вреда, а только самим надобно упражняться в подвигах добродетели; тогда и не будет нам от того никакого вреда. Каждый или увенчевается, или осуждается, смотря по тому, что сам сделал, как и блаженный Павел говорит: да приимет кийждо, яже с телом содела, или блага или зла (2 Кор. V, 10), и опять: иже воздаст коемуждо по делом его (Рим. II, 6). Зная все это и оставив всякую безпечность, посвятим все свои силы добродетели, пока еще находимся на поприще, пока еще не кончилось зрелище; позаботимся о нашем спасении, чтобы, совершив подвиг добродетели в это краткое время, получить на то награду в безконечном веке. Вот и праведный (Лот), хотя жил среди такого множества людей порочных, и не имел ни одного подражателя своей добродетели, а напротив еще видел, что все и насмехаются и издеваются над ним, однакож не только не ослабел от того в добродетели, но еще так просиял, что удостоился принять к себе и ангелов, и когда все совершенно погибли, он один с своими дочерьми избежал постигшей город казни. Но возвратимся к порядку слова. Приидоста же, сказано, два ангела в Содом в вечер. Это указание времени с особенною силою показывает нам добродетель праведника: и с наступлением вечера он не сходил с своего места в ожидании (путников). Он знал, какая польза. может произойти для него отсюда, а потому, желал получить такое богатство, употреблял все старание и не уходил [3] даже по окончании дня. Таково-то свойство души пламенной и бодрственной: не только никакими препятствиями не удерживается она от обнаружения своей добродетели, но напротив, чем больше препятствий, тем сильнее она возбуждается и тем больший зажигает в себе пламень ревности. Видев же Лот, сказано, воста в сретение им (ст. 1). Да слышат это люди, которые прогоняют от себя пришельцев, прибегающих к ним с просьбами и с сильными убеждениями, и обнаруживают явное безчеловечие. Посмотри на этого праведника, как он не дожидался, чтобы к нему подошли, но, подобно праотцу (Аврааму), не зная, кто эти прохожие, а только предполагая, что они какие-нибудь путники, лишь увидел их, вскочил и так обрадовался, как будто искал себе добычи и нашел, чего искал.Видев, сказано, воста в сретение им, и поклонися лицем на землю. Он благодарил Бога за то, что Он удостоил его принять этих путников. И вот добродетель его души: он признал великим благодеянием Божиим то, что встретил этих мужей, и принятием их исполнил желание собственнаго сердца. Не говори мне, что это были ангелы; но подумай о том, что праведник не знал еще этого, а принимал их, как людей незнакомых, мимоидущих, и такою мыслью руководился тогда в своих поступках. И рече: се, господие, уклонитеся в дом раба вашего, и почийте, и омыйте ноги ваша, и обутреневавше отыдете в путь свой (ст. 2). Довольно этих слов, чтобы видеть сохранявшуюся в душе праведника добродетель. Как не удивиться глубокому его смирению и тому пламенному усердию, какое он показывал в гостеприимстве! Се, господие, говорит он, уклонитеся в дом раба вашего. Их называет господами, а себя самого — рабом их. Со, вниманием выслушаем, возлюбленные, эти слова, и научимся сами поступать таким образом. Славный, именитый, живущий в таком богатстве домовладыка называет господами путников странных, незнакомых, незнатных по виду, прохожих, ни в каком отношении не близких к нему: уклонитеся в дом раба вашего, и почийте, говорит. Наступил, говорит он, вечер, послушайте же меня, и облегчите себя от дневного труда, отдохнув в доме раба вашего. Разве, говорит, я обещаю вам что-нибудь особенное? Омыйте ноги ваша, утомленныя путешествием, и обутреневавше отыдите в путь свой. Окажите же мне эту милость, и не отриньте моей просьбы. И реша, сказано, ни , но на стогне почием. Но праведник, видя, что и после столь усильной его просьбы они отказываются, не охладел, не отстал от своего намерения и не поступил так, как часто мы делаем. Мы обыкновенно, когда и захотим пригласить кого-нибудь к себе, лишь заметим, что он хотя слегка отказывается, тотчас отстаем; и так бывает, у нас оттого, что мы делаем это не с усердием и искренним желанием, а большею частию считаем себя совершенно правыми, если можем сказать, что сделали свое дело.

3. Что ты говоришь: „сделал свое дело»? Ты потерял добычу, упустил сокровище, — и будто сделал свое дело? Тогда сделал бы ты свое дело, если бы не выбросил из рук сокровища, если бы не пробежал мимо своей добычи, если бы показал страннолюбие не на словах только, ради приличия. Не так поступил тот праведник (Лот), а как? Увидев, что странники противятся (его желанию) и хотят остаться на улице (а это делали ангелы для того, чтобы тем более открыть добродетель праведника и всем нам показать, как велико было его страннолюбие), он уже не довольствуется просьбою и убеждением их на словах, а употребляет даже силу. Так и Христос сказал: нуждницы восхищают Царство небесное (Матф. XI, 12). Конечно, где имеется в виду духовное приобретение, там и настойчивость уместна, и усилие похвально. И принуди [4] я, сказано (ст. 8). Мне представляется, что он увлекал их даже насильно. Затем, когда странники увидели, что праведник решился так поступить, и не отстанет, пока не исполнит своего намерения, уклонишася к нему, как сказано, и внидоша в дом его, и сотвори им учреждение, и опресноки испече им, и ядоша пред спанием (ст. 3). Видишь ли, что и здесь страннолюбие открывается не в богатстве угощения, но в обилии душевнаго усердия? Принудив их войти в свой дом, он немедленно стал исполнять дело гостеприимства: сам занят был служением пред ними, предлагал им пищу, оказывал всякую честь и услугу пришедшим, принимая их за обыкновенных путников. Мужие же града Содомляне обыдоша [5] дом от юноши даже до старца, весь народ вкупе, и называху [6] Лота, и глаголаху к нему: где суть мужие, вшедшии к тебе нощию? Изведи я к нам, да будем с ними (ст. 4 и 5). Не оставим, возлюбленные, этих слов без внимания; заметим не только все неистовство их (содомлян), не заслуживающее никакого прощения, поразмыслим и о том, как праведник, живя среди таких зверей, так просиял и показал столь великое превосходство добродетели, — как он мог переносить их беззаконие, как не бежал из такого города, как терпел какой-либо разговор с ними. — Я объясню, как это было. Господь всяческих, предвидя чрезмерное нечестие содомлян, устроил так, что между ними поселился этот праведник, для того, чтобы он, как наилучший врач, мог обуздывать силу их злых болезней. И хотя праведник видел, что они уже заражены неисцельными болезнями, и не хотят принимать никакого врачевания, но все-таки не оставил их. Таково свойство врача: хотя он и видит, что болезнь не поддается его искусству, однакож не перестает исполнять свой долг, для того, чтобы показать силу своего искусства, если сумеет со временем возставить (от болезни) страждущаго; если же нисколько не успеет, то по крайней мере будет иметь тем больше для себя оправдания в том, что с своей стороны он ничего не оставил, что только мог сделать. Так было и здесь. Праведник, не смотря на то, что жил среди таких людей, остался праведным и сохранял любовь к добру; а они лишились всякаго прощения потому, что не только не оставили зла, но более и более умножали его. Смотри обыдоша, сказано, дом от юноши даже до старца, народ вкупе. Какое великое согласие во зле, какое сильное стремление ко греху, несказанная чрезмерность беззакония, непростительное намерение! От юноши, сказано, даже до старца: не только юноши, но и старые летами, и весь народ вкупе, стремились к этим беззакониям. Не устыдились они дерзнуть на это безстыдное и срамное дело, не подумали о всевышнем Оке, не посовестились и пред праведником, не пощадили и тех, которых признавали за странников, и которые пользовались его гостеприимством; но без стыда, с открытою, так сказать, головою [7], произнося безпутныя речи, приступили к дому, и вызвав праведника, говорили ему:где суть мужие вшедшии к вам? Изведи я, да будем с ними. Из опасения такого-то, думаю, беззаконнаго их намерения и нечестия праведник и сидел при дверях своего дома до вечера, чтобы не допустить никого из прохожих, не знающих этого, попасть в их сети. С страннолюбием соединяя в себе и высокое целомудрие, праведник заботился о том, чтобы всех мимоидущих принимать к себе, и желал, чтобы никто не укрылся от него; а таким образом он принял и тех (путников), не как ангелов, а как обыкновенных людей. Но беззаконники, не показывая (с своей стороны) ничего подобнаго, дерзновенно решались только на такия дела, которыя превышают всякия другия злодеяния. Итак, (ангелы) хотели остаться на улице, чтобы доставить праведнику случай показать на них свое страннолюбие, и чтобы открыть ему из самых дел содомских жителей, сколь достойно заслуживали ожидавшую их казнь эти люди, преданные столь необычайному беззаконию.

4. Но посмотрим далее на величие добродетели праведника: исшед, сказано, к ним [8] в преддверие, двери же затвори, рече же к ним (ст. 6). Смотри, как боится праведник, и(как он) трепещет за безопасность странников. Не без причины и двери затворил он за собою, но потому, что знал неистовство и дерзость содомлян и подозревал злой их умысел. Потом говорит им: никакоже, братие (ст. 7). О, долготерпение праведника! О, глубина смирения! Обращаться с такими людьми с такою кротостию — вот истинная добродетель. Без сомнения, желая уврачевать больного, или образумить беснующагося, никто не делает этого с гневом и жестокостию. Смотри же, как он называет братьями хотевших совершить такое преступление, желая устыдить их, пробудить их совесть и отклонить их от гнуснаго намерения: никакоже, братие [9], говорит он, не дейте зла. Не замышляйте, говорит, ничего такого, не затевайте этого постыднаго дела, не низвращайте самой природы, не выдумывайте противуестественнаго смешения. А если уже хотите удовлетворить влечению ваших неистовых страстей, то я доставлю вам к этому средство такое, что ваше преступление будет несколько легче: суть ми две дщери, яже не познаша мужей [10] (ст. 8). Оне еще не испытали, говорит он, брачнаго сожития, остаются неприкосновенными, в самом цветущем возрасте, блистают красотою. Я готов отдать их всем вам; делайте с ними, что хотите. Взявши их, говорит, исполните ваше непотребство с ними и удовлетворите ваше нечистое желание; точию с мужем сим никаковыя [11] сотворите обиды, того бо ради внидоша под кров дому моего. Я принудил их, говорит, войти под кров мой; итак, чтобы беззаконный поступок с ними не был приписан мне, чтобы мне не сделаться для них виновником оскорбления, они пусть будут свободны от ваших рук, а вот вместо них я даю вам двух моих дочерей. Какая добродетель в праведнике! Она превосходит всякое страннолюбие! Кто достойно восхвалит такую любовь (к ближним) этого праведника, который даже дочерей своих решился не пощадить, чтобы только оказать уважение странникам и спасти их от беззакония содомлян? И вот, он даже дочерей своих отдает, чтобы посторонних путников (опять повторю), ни в каком отношении неизвестных ему, избавить от насилия беззаконников. А мы, часто видя братий наших, падающих в самую глубину нечестия и, так сказать, в челюсти диавола, не хотим принять участия в них, ни даже словом, ни посоветовать им что-либо, ни сделать словеснаго вразумления, и таким образом избавить их от зла и руководить к добродетели. Какое можем мы иметь оправдание, когда этот праведник, в своем попечении. о странниках, даже дочерей своих не пощадил, а мы столь немилосердны к нашим (братиям), и нередко произносим эти холодныя и полныя неразумия слова: „что общаго у меня с ним? Мне нет заботы, нет дела до него». Что ты говоришь, человек? Будто не имеешь с ним ничего общаго?

Он брат твой, имеет одинаковую с тобою природу; вы живете под властию одного Господа, а нередко приобщаетесь одной и той же трапезы, разумею — духовной и страшной, — и ты говоришь: у меня ничего нет с ним общаго, и без милосердия бежишь от него прочь, не хочешь подать руки падшему? Иудеям закон повелевал не оставлять без помощи падшаго скота, даже принадлежащаго врагам их. А ты, видя брата своего, изъязвленнаго диаволом и падшаго не на землю, а в глубину греха, не извлекаешь его оттуда своими наставлениями, не делаешь ему с своей стороны никаких внушений, не заботишься и других, если возможно, взять с собою на помощь, чтобы избавить из челюстей зверя собственный член твой и возвратить ему принадлежащее достоинство, чтобы и сам ты, когда случится тебе пасть в сети лукаваго демона (чего не дай Бог!), мог иметь людей, готовых помочь тебе и освободить от рук диавола. Так, Павел, желая возбудить галатов к попечению о своих членах, говорит: блюдый себе, да не и ты искушен будеши (Гал. VI, 1). Как бы так говорит он: если ты без сострадания и милосердия будешь проходить мимо брата, то, может быть, когда сам падешь, другой точно так же пройдет мимо тебя. Если же ты не хочешь быть оставленным без внимания, когда бы случилось тебе пасть, то и сам не пренебрегай падшими, но оказывай им всякую любовь, и почитай за величайшее благо возможность спасти брата. Ни в чем не может быть столько добродетели, как в этом деле. Ведь если только ты подумаешь, что тот, кого ты пренебрегаешь, и оставляешь без внимания, удостоен от Господа твоего такой чести, что для него не отрекся Он излить даже кровь Свою, как и Павел говорит: и погибнет немощный брат в твоем разуме, его же ради Христос умре (1 Кор. VIII, 11), то как после этого не скроешься сам (от стыда) в землю? Если для него Христос излил даже кровь Свою, что же особеннаго сделаешь ты, когда покажешь к нему свою благосклонность, словесным увещанием возставишь падшаго и душу его, потопляемую, а может быть, уже и потонувшую, возведешь из глубины зла, поможешь ей увидеть свет добродетели и не устремляться опять ко мраку греховному?

5. Итак, умоляю, станем подражать этому праведнику, и даже если бы нужно было для спасения ближняго потерпеть что-либо неприятное, не откажемся и от этого. Такое терпение послужит для нас залогом спасения и даст нам великое дерзновение (пред Богом). Посмотри же, возлюбленный, на этого праведника, как он противустал целому народу, который обнаружил такое единодушие во зле, и какое при великой кротости оказалось у него необыкновенное мужество. Правда, он не мог укротить неукротимаго их неистовства. И после его слов к ним, исполненных удивительной кротости, когда на словах, как бы собственными руками, он уже отдал им своих дочерей, что они говорят ему? Отыди отсюду (ст. 9). О, безмерное опьянение! О, крайнее безумие! Такова-то эта злая и неукротимая похоть: как скоро она возьмет верх над разсудком, то не оставляет в нем никакого чувства благопристойности, а все окутывает тьмой и мраком ночи. Отыди, говорят, отсюду: пришел еси обитати, еда ли и суд творити? Ныне убо тя озлобим паче, нежели оных. Смотри, с какою кротостию говорит им праведник, и какую они позволяют себе дерзость! Как бы самим диаволом приведенные в неистовство, и как бы им водимые, они возстают таким образом на праведника и говорят: пришел еси обитати, еда ли и суд творити? Мы приняли тебя, говорят, как пришельца; а ты стал и судьею над нами? О, крайняя безсовестность! Надлежало бы устыдиться, тронуться внушением праведника; а они, подобно сумасшедшим, которые покушаются и самого врача поразить, говорят праведнику: тя озлобим паче, нежели оных. Если не хочешь, говорят они, замолчать, то знай, что твое ходатайство за них ни к чему более не послужит, кроме того, что они избегнут опасности, а ты ей подвергнешься. Насильствоваша же Лота [12] зело. Посмотри, какое мужество оказывает праведник и как усиливается противостоять такому многолюдству. И приближишася, сказано, разбити дверь. Так как, выходя к ним и предвидя их неистовство, он затворил за собою дверь, то вот эти непотребные, беззаконные люди, не терпя увещания от праведника, насильствоваша его, и усиливались даже разломать дверь. Но теперь, когда уже на деле открылись и добродетель праведника, и его попечительность о мнимых странниках, и единодушное стремление всего этого народа ко злу, теперь, наконец, открывают себя и пришельцы. Увидев, что праведник с своей стороны все исполнил (что мог сделать), они являют собственное могущество и подают ему помощь, когда неистовство содомлян подвергло его насилию. простерше же, сказано, мужие руки, вовлекоша Лота к себе в храмину, и двери храмины заключиша: мужи же, сущи пред дверьми дому [13], поразиша слепотою от мала даже до велика, и раслабишася, ищуще дверей (ст. 10 и 11 ). Видишь ли, как и праведник немедленно получает награду за свое гостеприимство, и беззаконники подвергаются достойному наказанию? Вовлекоша, сказано, Лота в храмину, и двери заключиша, мужи же поразиша слепотою от мала даже до велика, и разслабишася, ищуще дверей.Так как повредилось око ума их, то подвергаются они и телесной слепоте, да знают, что нет никакой пользы от телесных очей, как скоро повреждены очи ума. И как все они показывали единодушие во зле, и ни юноши, ни старцы не удерживались от злого умысла, то все, как сказано, и поражены были слепотою, и вместе с тем лишены были и сил телесных. Они разслабели в главнейшей части (своего существа) — душе; потому лишены и крепости телесной. И вот те, которые прежде усиливались разломать дверь и со многими угрозами обращались к праведнику, те внезапно стали разслабленными, не видя даже двери, которая была у них перед глазами. Тогда-то свободно вздохнул праведник, увидев, кто были пришедшие к нему и как велико их могущество. Реша бо ему, сказано, мужие: есть ли тебе зде зять [14], или сынове, или дщери, или аще кто тебе ин есть во граде (ст. 12)? Вот как они награждают праведника за страннолюбие, и как хотят даровать ему спасение всех близких к нему. Если, говорят, есть у тебя кто-нибудь в этом городе, если ты принимаешь в ком-нибудь участие, если знаешь кого-либо свободнаго от беззакония этих людей, то изведи от места сего и из земли этой, изведи всех своих родственников, яко мы погубляем место сие (ст. 13). Потом они указывают ему и причину этого, объясняя праведнику все с точностию: понеже вызвысися, говорят, вопль их пред Господем, и посла нас Господь истребити их [15]. Это тоже, что говорил Бог праотцу (Аврааму): вопль Содомский и Гоморский умножися мне (Быт. XVIII, 20). И здесь сказано: возвысися вопль их пред Господем.

6. Слишком велико беззаконие их; и как болезнь их неисцельна и рана не принимает никакого врачества, то и посла нас Господь истребити его. Это самое выражал блаженный Давид словами: творяй ангелы своя духи, и слуги своя пламень огненный (Пс. CIII, 4). Мы пришли, говорят они, истребить всю эту страну (за грех обитателей и самая земля подвергается казни); итак, выйди ты отсюда. Праведник, услышав это, и узнав причину, по которой пришли эти, повидимому, обыкновенные люди, а по существу ангелы и служители Бога всяческих, изшед, глагола зятем своим, поимшим дщери его (ст. 14). Но прежде он говорил тем беззаконникам: „вот я имею двух дочерей, которыя не познали мужей»; как же здесь сказано: к зятем своим, поимшим дщери его?Не думай, что эти слова противоречат тому, что прежде сказано праведником. У древних был обычай — за много времени (до брака) совершать обручение, и часто обручившиеся жили вместе с обрученными в доме их родителей, — что и ныне бывает во многих местах. И так как здесь уже было совершено обручение, то вот Писание и называет обручившихся зятьями и говорит: поимшим дщери его, потому что в намерении и во взаимном согласии они уже взяли за себя его дочерей. И рече: востаните и изыдите от места сего, яко погубляет [16] Господь град. Возмнеся же играти пред зятьми своими. Смотри, как и они были в той же греховной закваске. Потому-то Бог, желая скорее освободить праведника от родства с ними, и не допустил дочерям его вступить в брак с ними; напротив, определил и их погубить вместе с нечестивцами, чтобы праведник избежал родства с ними, удалившись (из города) с дочерьми. Услышав от праведника эту страшную угрозу, они смеялись над ним, и думали, что слова его — шутка. Но праведник исполнил, что ему было повелено, и так как они уже обручились с его дочерями, то он и хотел их избавить от казни; но они и этим не вразумились, а остались при своих мыслях, и уже впоследствии на деле убедились, с каким вредом для себя отвергли совет праведника. Егда же, сказано, утро бысть, понуждаху ангели Лота глаголюще: востав, пойми жену твою, и две дщери твоя [17], яже имаши, и изыди, да не и ты погибнеши со беззаконми града. И смутишася (ст. 15 и 16). Не медли, говорят; уже настает время их погибели; спасай же себя, и жену свою, и двух своих дочерей; а те, которые не захотели послушаться твоего совета, спустя немного погибнут вместе с прочими. Не медли же, чтобы и тебе самому не погибнут вместе с беззаконниками. И смутились, услышав это, Лот, и жена, и дочери его. Смутишася, сказано, то есть, устрашились, пришли в великий испуг, обезпокоились от такой угрозы. Тогда ангелы, заботясь о праведнике, взяша, сказано, за руку его (ст. 16). Теперь Писание не говорит уже о них, как о обыкновенных людях, но, так как они хотели навести казнь (на город), то прямо называет их ангелами, и говорит: взяша за руку его, и за руку жены его за руки двух дщерей его, понеже пощаде и Господь. Прикосновением руки они ободряли их, укрепляли их дух, чтобы страх не ослаблял их сил. Поэтому Писание и пояснило: понеже пощаде и Господь. Так как, говорит оно. Господь признал Лота достойным спасения, то и ангелы, желая укрепить дух их, берут их за руки, и изводя их вон (из города), реша: спасай свою душу[18], не озирайся вспять, ниже постой во всем пределе, в горе спасайся, да не когда купно ять будеши (ст. 17). Так как, говорят они, мы освободили тебя от этих беззаконников, то уже и не озирайся назад и не желай видеть того, что постигнет их, но поспешай и уходи далее, чтобы избежать наводимой на них казни. Праведник, опасаясь, что, может быть, не в состоянии будет достигнуть назначеннаго ангелами места и взойти на гору, говорит: молюся, Господи, понеже обрете раб твой милость [19] пред Тобою, и возвеличил если правду твою, юже твориши на мне, еже жити души моей: аз же не возмогу спастися в горе, да не [20] постигнут мя злая и умру. Се град мой близ, еже убежати ми тамо есть мал [21] и тамо спасуся [22] и жива будет душа моя. Тебе ради (ст. 18, 19 и 20). Вы решили, говорит он, даровать мне спасение; но мне недостает сил взойти не вершину горы. Поэтому окажите мне еще большее милосердие и облегчите для меня труд: чтобы казнь, наводимая (на этот город), не застигла меня, и я не подвергся одинаковой с ними судьбе, оставьте для меня этот соседний город. Хотя этот город и беден и мал, но, спасшись в нем, я могу впоследствии жить там безопасно. И рече ему: се удивихся лицу твоему, и о словеси сем, еже не погубити града, о немже глаголал еси (ст. 21). Я принял, говорит (ангел), моление твое и исполню его; дарую тебе просимое, и для тебя пощажу тот город. Потщися убо, и вселися тамо, и спасайся [23] (ст. 22). Я ничего не сделаю до тех пор, пока ты не прибудешь туда: не возмогу бо, говорит, сотворити дела, дондеже внидеши тамо. Я забочусь, говорит, о твоем спасении и буду ждать твоего прибытия туда, и тогда уже наведу на них (содомлян) казнь. Солнце взыде на землю; и Лот вниде в Сигор (ст. 23). Около восхода солнечнаго он поспел в город, и вслед затем, как вступил в него, беззаконники подверглись казни: одожди бо, сказано, Господь на Содом и Гомор жупел и огнь от Господа с небесе, и преврати грады сия и всю окрестную страну [24], и вся живущия во градех, и все прозябающее [25] от земли (ст. 24 и 25). Да не покажется тебе, возлюбленный, странным, такое сочетание слов; таково свойство Писания, и (оно) часто так безразлично употребляет слова, — что можно видеть и в настоящем случае. Сказано: одожди Господь жупел и огнь от Господа с небесе, чтобы показать, что Сам Господь навел эту казнь, и что не только грады превратил, и всю окрестную страну, и всех живущих, но что Он истребил и прозябающая [26] от земли. Так как люди, населяющие эту землю, принесли много плодов беззакония, то Я, говорит (Господь), и земные плоды делаю негодными к употреблению, чтобы истребление плодов на этой земле служило всегдашним памятником для последующих поколений, и чтобы безплодие ея всем напоминало о беззаконии обитавших здесь людей. Видишь ли, что значит добродетель и что значит порок, и как праведник спасся, а они получили казнь, достойную своего беззакония?

Праведник своею добродетелию спас и дочерей своих, и не допустил до разрушения города [27]; а те (беззаконники), напротив, крайним своим беззаконием, не только сами погубили себя и были истреблены, но и землю свою на будущее время сделали безплодною. И озреся, сказано, жена его вспять, и бысть столп слан (ст. 26). Она слышала, как ангелы повелевали праведнику не озираться назад, а бежать со всею поспешностию, но она не повиновалась и не сохранила этой заповеди, а потому и получает наказание за свое нерадение.

7. Мы же, слыша это (повествование), будем иметь великое попечение о своем спасении; будем избегать подражания беззаконию содомлян, напротив, поревнуем страннолюбию этого праведника и его другим добродетелям, чтобы отвратить от себя гнев, движимый свыше. Невозможно, конечно невозможно, чтобы с усердием преданный добродетели не приобрел оттого себе великаго сокровища. Именно таким образом и эти праведники — праотец (Авраам) и Лот — удостоились получить свыше благодать, и думая, что принимают к себе людей, сподобились принять ангелов и даже Господа ангелов. Можем и мы, если захотим, и ныне принять Его, — Он сам сказал: иже вас приемлет, мене приемлет (Матф. X, 40). Итак, будем принимать странников, не смотря никогда на их видимую незнатность. Если с таким расположением души будем оказывать гостеприимство, то, может быть, когда-нибудь и мы удостоимся принять, под видом людей, таких странников, которые обнаружат в себе достоинство ангелов. Только не станем разведывать и любопытствовать о них, чтобы не потерять сокровища. Вот и блаженный Павел, указывая на этих праведников и научая нас, как они удостоились принять таких странников, говорит: страннолюбия не забывайте; тем бо не ведяще нецыи странноприяша ангелы (Евр. XIII, 1). То особенно в них велико и чудно, что они оказали странникам услугу, не ведяще их. Итак, с верою и благоговением будем совершать это дело, чтобы получить и сокровище (вечных благ), которыми да сподобимся все мы насладиться, благодатию и человеколюбием Господа нашего Иисуса Христа, с Ним же Отцу, со Святым Духом слава, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

[1] Т. е. пусть желающие для сохранения добродетели удаляются от мира.

[2] 0Ean sth=| gar Nw~e kai 0Iwb kai Danihl. ui9ouj au0tw~n kai qugate/raj au0tw~n ou0 mh e0ce/lwntai; и здесь святитель передает, вероятно на память, мысль пророческой книги своими словами, а не буквально по тексту, где читается без разностей в списках: kai e0an w~0sin oi9 trei=j a1ndrej ou9=toi e0n me/sw| auth=j. Nw~e kai Danihl kai 0Iwb… ou0 mh= lu/sontai ui9ouj ou0de qugate/raj, с чем согласуется Слав. Б.

[3] Т. е. от ворот дома, где ожидал странников.

[4] Katebia/zeto = «понуждал» согласно с Коттон. и др. сп., вопреки Лукиан., где katebia/sato = «понудил», и сп. Дорофея, где e0cebia/zeto = «вынуждал».

[5] Злат.: perieku/klwsan = «со всех сторон окружили», в Лукиан. сп. e0ku/klwsan = «окружили».

[6] Злат.: e0cekalou=nto; в Лукиан. proseka/loun = «призывали».

[7] Восточные жители постоянно ходят с покрытою головою; обнажение головы у них значит нескромность. Поэтому св. Златоуст, говоря, что содомляне приступили к дому Лота с открытою головою, хочет выразить тем крайнюю степень их дерзости и безстыдства.

[8] Злат.: proj au0touj согласно с Алекс. сп. и евр. т. и вопреки Лукиан., где это выражение отсутствует.

[9] Злат.: a0delfoi/ согласно с Алекс. сп. и евр. т.; в Лукиан.: a1ndrej a0delfoi = «мужие братие».

[10] Злат.: a1ndraj согласно с Коислиан., Циттав. и др.; в Лукиан., согласно с евр. т., — a1ndra = мужа (Слав. Б.).

[11] Злат.: mhden poih/shte a1dikon согласно с сп. Дорофея; в Лукиан. сп. mhden = «никакой» отсутствует.

[12] Злат.: parebia/zonto de ton Lw/t согласно с Монакским и Венским сп. (по de Lagarde. Genesis gr.); в Лукиан., согласно с евр. т., …ton a1ndra ton Lw/t = мужа Лота (Слав. Б.).

[13] Злат.: 0Epi th=j qu/raj tou= oi1kou согласно с большинством греч. сп. и евр. т., в Лукиан. tou= oi1kou = дома не читается.

[14] Злат.: 1Esti ti/j soi w9~de gambroj согласно с Бодлеан., Циттав. и некот. др.; в Лукиан.: ei0si/ soi w9~de gambroi = суть ли тебе зде зятие (Слав. Б.).

[15] Злат.: au0touj согласно с Царским сп. Венской библ. (130 у Holmes); в Лукиан. сп. — au0thn = его (Слав. Б.); см. однако далее, через пять строк, где у Злат. читается: истребити его = au0thn.

[16] e0ktri/bei согласно с Алекс. и нек. др. сп.; в Лукиан. e0ktri/yei = «погубит».

[17] taj du/o qugate/raj согласно с Алекс. сп. и евр. т.; в Лукиан. du/o = две не читается.

[18] Sw~ze thn seautou= yixhn согласно с нек. греч. сп. (55, 82 и др. у Holmes); в Алекс. и Лукиан. сп., с которыми согласуется Слав. Б., Sw~zwn sw~ze… = спасая спасай.

[19] e1leoj; в Лукиан. сп. вместо этого xa/rin = «благодать», что ближе к евр. т. (хасдека).

[20] mh katala/bh| согласно с Алекс., Коттониан. и многими греч. сп.; в Лукиан. (не всех по Holmes), с которыми здесь согласуется Славян. Б., mh/pote = да не когда.

[21] mikra/ e0stin без h3 = иже, каковое местоимение обычно читается здесь в греч. сп. и опущено, вероятно, в изд. Миня по недосмотру печатавших.

[22] e0kei= swqh/somai kai zh/setai с опущением слов: ou0 mikra/ e0sti = не мал ли есть, читаемых в греч. сп. согласно с евр. текстом; и это опущение произошло, вероятно, вследствие сокращения библейскаго текста, в котором два раза в этом стихе говорится о малости города, названнаго впоследствии от этой своей «малости» Цоаром, по греко-слав. перев. «Сигор».

[23] Злат.: Speu=son ou0n kai kata/labe ton to/pon kai sw/zou, чему соответствуют слова греч. перевода: speu=son ou0n tou= swqh=nai e0kei= = потщися убо спастися тамо (Слав. Б.).

[24] Злат.: thn peri/oikon согласно с Коттониан., Дорофеев. и др. сп.; в Лукиан. сп. читается: thn peri/xwron, хотя значение того и другого слова весьма сходно.

[25] Злат.: kai pa=n a0nate/llon согласно с сп. Дорофея, в Лукиан. — ta anate/llonta = «прозябающая».

[26] Здесь Злат. говорит: ta anate/llonta.

[27] Т. е. Сигора, в котором Лот испросил себе убежище.


Глава 43 из 67« Первая«42434450»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Беседы на книгу Бытия. Раздел: Классика-2.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.