Библиотека soteria.ru

Двенадцать обыкновенных мужчин

Джон МакАртур

Дата публикации: 25.01.17 Просмотров: 2617    Все тексты автора Джон МакАртур

 

4. Иаков – пылкий апостол

«…Ирод поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло, и убил Иакова, брата Иоаннова, мечам»

Деян. 12:1,2.

Из троих самых близких учеников Иисуса – Иакове – мы знаем меньше всех. В библейском повествовании практически отсутствуют подробности описания его жизни и характера. Евангелие почти ни разу не упоминает об Иакове отдельно, но только вместе с его младшим братом, Иоанном, о котором мы знаем больше. Лишь один раз в книге Деяний мы читаем об Иакове отдельно, без упоминания о брате; в том отрывке говорится о его мученической смерти.

Подобное умалчивание об Иакове несколько иронично, ведь по логике вещей кажется, что именно он должен доминировать в группе. Иаков был старше своего брата Иоанна. (Поэтому его имя всегда звучит первым, когда мы читаем о них двоих). Что же касается двух семей, семья Иакова и Иоанна кажется намного заметнее, чем семья Петра и Андрея. На подобную мысль наталкивает тот факт, что зачастую Иакова и Иоанна называют сынами Зеведеевыми (Матф. 20:20; 26:56; Марк. 10:35; Лук. 5:10; Иоан. 21:2), а это говорит о том, что Зеведей был важным человеком.

Возможно, имя Зеведея стало известным благодаря его финансовому процветанию, родословной или обеим причинам. Очевидно, этот человек был довольно преуспевающим. Рыболовецкое ремесло настолько расширилось, что Зеведею приходилось нанимать работников (Марк. 1:20). Более того, семья Зеведея занимала достаточно высокое положение, благодаря которому апостол Иоанн «был знаком первосвященнику» и смог провести Петра во двор дома первосвященника в ночь, когда арестовали Иисуса (Иоан. 18:15–16). Существуют также некоторые свидетельства, записанные в хронике ранней церкви, о том, что Зеведей был левитом и имел тесные отношения с семьей первосвященника. Какими бы ни были основания известности Зеведея, вполне ясно, что его семья была известной в Галилее и за ее пределами до самого Иерусалима, где находился дом первосвященника.

Иаков, будучи старшим сыном в такой известной семье, возможно, считал, что имеет полное право главенствовать среди апостолов. В действительности же это, должно быть, послужило одной из главных причин многих споров о том, «кто из них должен почитаться большим» (Лук. 22:26). Однако Иаков никогда не был первым среди апостолов, за исключением одного случая: он первым принял мученическую смерть.

Иаков – более значительная личность, чем мы можем думать, основываясь на столь скудной информации о нем. В двух перечислениях имен апостолов его имя идет сразу же после имени Петра (Марк. 3:16–19; Деян. 1:13). Итак, есть причины предполагать, что Иаков был сильным лидером, возможно, вторым после Петра влиятельным лицом.

Конечно же, Иаков довольно часто упоминается в тесном, близком кругу трех апостолов. Только Петру, Иоанну и Иакову было разрешено остаться с Иисусом, когда Иисус воскресил дочь Иаира (Марк. 5:37). Те же трое учеников стали свидетелями славы Иисуса на горе Преображения (Матф. 17:1). Иаков был и среди четырех учеников, которые наедине беседовали с Иисусом на горе Елеонской (Марк. 13:3). Вместе с Иоанном и Петром он находился в Гефсимании, где Господь убеждал их бодрствовать и молиться (Марк. 14:33). Итак, будучи одним из троих учеников близкого круга Иисуса, Иаков стал свидетелем силы Иисуса, видя, как Иисус воскрешал из мертвых; славы Господа, когда Иисус преобразился; суверенности Христа, когда на Елеонской горе Господь рассказал им о будущих событиях; а также страданий Христа в Гефсиманском саду. Все перечисленные события, должно быть, чрезвычайно укрепили веру апостола и подготовили его к предстоящим страданиям и мученической смерти.

К жизни апостола Иакова можно применить одно ключевое слово: пыл. Из того малого, что мы знаем о нем, явствует, что апостол был человеком ревностного рвения и энергии. Более того, Иакову и Иоанну Иисус дал прозвище Воанергес, что значит «сыны грома». Прозвище очень живо характеризует личность Иакова. Он был ревностным, истовым, пылким и усердным. Он напоминает нам Ииуя из Ветхого Завета, который был известен тем, что ездил на колеснице с головокружительной скоростью (4-я Цар. 9:20). Именно он сказал: «Поезжай со мною, и смотри на мою ревность о Господе» – и истребил дом Ахавов, и уничтожил поклонение Ваалу. Тем не менее пыл Ииуя был стихийным, а его «ревность о Господе» оказалась испорченной корыстными, мирскими амбициями и кровожадной жестокостью. Писание говорит: «Но Ииуй не старался ходить в законе Господа Бога Израилева от всего сердца. Он не отступал от грехов Иеровоама, который ввел Израиля в грех» (4-я Цар. 10:31). Возможно, Иаков уже шел путем Ииуя к полному падению, когда Иисус встретил его. Но по милости Бога он преобразился и стал мужем Божьим и одним из ведущих апостолов.

Тот факт, что Иисус назвал Иакова и Иоанна «сынами грома», Марк записал в перечислении имен апостолов, где также упомянул о том, что Симон назван Петром (Марк. 3:17). Нам не известно, как часто Иисус использовал прозвище, данное Иакову и Иоанну; прозвище, о котором писал Марк, упоминается в Писании только один раз. В отличие от имени Петра, которое должно было служить ободрением апостолу и помочь ему стать подобным скале, прозвище «Воанергес» должно было обличать Иакова и Иоанна, когда они позволяли своему пылкому темпераменту выходить из-под контроля. Возможно, кротко укоряя с помощью прозвища, Господь вкладывал в него еще и частицу юмора.

То немногое, что мы знаем об Иакове, подчеркивает вспыльчивый и горячий нрав ученика. Если Андрей спокойно приводил отдельных людей к Иисусу, то Иаков готов был низвергнуть огонь с неба и уничтожить целые поселения. Даже тот факт, что апостол первым принял мученическую смерть, причем от руки самого Ирода, наводит на мысль, что Иаков не был бездеятельным или скрытным человеком; он действовал открыто и дерзко, поэтому быстро наживал смертельных врагов.

В духовном руководстве есть место для людей, обладающих пылким темпераментом. Илия был именно таким человеком. (В действительности Иаков, прося низвести огонь с неба, полагал, что следует примеру Илии). Таким же пылким был и Неемия (ср. Неем. 13:25). Горячим рвением также обладал Иоанн Креститель. Очевидно, Иаков был сделан из того же теста. Он был откровенным, горячим и нетерпимым к тем, кто совершает зло.

В подобном рвении нет ничего плохого. Помните, как Сам Иисус сплел бич и очистил Храм? Тогда «ученики Его вспомнили, что написано: ревность по доме Твоем снедает Меня» (Иоан. 2:17; ср. Пс. 68:10). Иаков же лучше всех знал, что это значит, когда тебя снедает ревность о Господе. Большинство поступков Иисуса подогревали в Иакове ревность. Например, когда Господь упрекнул иудейских начальников, когда проклял Хоразин и Вифсаиду, когда противостоял силам бесовским и изгонял демонов. Ревность или пыл служит добродетелью, если это ревность о правом деле.

Однако же иногда ревность бывает далеко не праведной. Ревность без знания может оказаться пагубной (ср. Рим. 10:2). Ревность без мудрости опасна. Ревность, соединенная с силой, зачастую оказывается жестокой. Когда ревность превращается в бесконтрольное стремление, она может стать губительной. Иаков же иногда был склонен проявлять подобную ревность, чтобы достичь преимущества. В частности, это проявляется в двух случаях. Первый случай – когда Иаков хотел низвести огонь с неба. А второй – когда Иаков и Иоанн заручились поддержкой матери, чтобы добиться самого почетного положения в Божьем Царстве. Давайте рассмотрим каждый эпизод в отдельности.

Огонь с неба

В данном эпизоде мы лучше всего понимаем, почему Иаков и Иоанн названы «сынами грома» (Лук. 9:51–56). Иисус должен был пройти через Самарию. Он шел в Иерусалим на праздник Пасхи, где наступит кульминация Его жизни: смерть, гробница и воскресение. Лука пишет: «Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское; чтобы приготовить для Него; но (там) не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим» (Лук. 9:51–53).

Примечательно то, что Иисус решил идти через Самарию. Несмотря на то что самый короткий путь из Галилеи в Иерусалим пролегал через Самарию, большинство иудеев намеренно выбирали путь между упомянутыми регионами и проходили намного больше километров через пустыню Перея; кроме того, при таком маршруте им необходимо было переходить Иордан два раза. И все это делалось лишь для того, чтобы обойти стороной Самарию.

Самаряне были смешанным народом, истоки которого берут начало в Израиле, в Северном царстве. Когда ассирийцы завоевали Израиль, большинство выдающихся и знатных людей из колен Израилевых попало в плен, а опустевшие земли заселили язычники и чужестранцы, лояльно относившиеся к ассирийскому царю (4-я Цар. 17:24–34). Тогда малоимущие израильтяне стали вступать в брак с язычниками.

Смешение с язычниками с самого начала не содействовало процветанию земли, потому что люди не боялись Господа. Тогда ассирийский царь возвратил на родину взятых в плен священников, чтобы они научили народ страху Господнему (4-я Цар. 17:28). В результате возникла религия, объединившая в себе поклонение Богу и, одновременно, языческим идолам. «Господа они чтили, и богам своим они служили по обычаю народов, из которых выселили их» (4-я Цар. 17:33). Другими словами, люди все еще утверждали, что поклоняются Иегове как Богу (очевидно, в качестве Писания они принимали Пятикнижие), однако учредили свое священство, построили свой храм и разработали свою систему жертвоприношений. Короче говоря, самаряне изобрели свою религию, основанную в большинстве своем на языческих традициях. Религия самарян служит классическим примером того, что происходит, когда слова Писаний подстраивают под традиции людей.

Сначала самарянский храм располагался на горе Гаризим в Самарии. Он был построен во времена Александра Македонского, но за сто двадцать пять лет до рождения Христа был разрушен. Самаряне все еще почитали Гаризим священной горой и были убеждены, что лишь на этой горе можно надлежащим образом поклоняться Богу. Именно поэтому самарянка сказала Иисусу (Иоан. 4:20): «Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме». Ясно, что именно этот вопрос был основным в споре между иудеями и самарянами. (До сегодняшнего дня небольшая группа потомков самарян все еще поклоняется Богу на горе Гаризим).

Большинство потомков израильтян, позже возвратившихся в Самарию из плена, также были детьми от смешанных браков, потому самарянская культура им прекрасно подходила. Конечно же, иудеи считали самарян полукровной нацией, а их религию – смешанной. Поэтому во времена жизни Христа на земле иудеи прилагали так много усилий, чтобы обойти Самарию. Весь регион считался нечистым.

Однако в рассматриваемом нами случае Иисус намерен был идти в Иерусалим, и, как и ранее (Иоан. 4:4), Он избрал прямой путь через Самарию. По дороге Иисусу и Его спутникам понадобилось где-то поесть и переночевать. С Иисусом путешествовало много учеников, поэтому Он отослал некоторых из них приготовить все необходимое.

Вполне очевидно, что Иисус направлялся в Иерусалим на празднование Пасхи; а самаряне считали, что все подобные праздники следует отмечать на горе Гаризим, поэтому посланникам Иисуса было отказано в приеме. Самаряне ненавидели не только иудеев, но также их поклонение в Иерусалиме. Поэтому их совершенно не интересовало учение Христа. Ведь Он являл собой все то, что самаряне ненавидели в иудеях. Итак, в просьбе было отказано. Проблема заключалась не в том, что в гостинице не было места, а в том, что самаряне намеренно вели себя негостеприимно. Если бы Иисус намеревался идти в Иерусалим на поклонение через их город, они приложили бы все усилия, чтобы затруднить Его путь. Самаряне ненавидели иудеев и их стиль поклонения точно так же, как иудеи ненавидели их. Что касается самарян, то они считали вполне справедливым платить той же монетой.

Конечно же, Иисус никогда не проявлял к самарянам ничего другого, кроме доброты. Он исцелил прокаженного самарянина и похвалил его за благодарное сердце (Лук. 17:16). Он принял воду от самарянки и дал ей воду жизни (Иоан. 4:7-29). Иисус провел два дня в поселении самарян и благовествовал (Иоан. 4:39–43). Самарянин стал героем наиболее известной притчи Иисуса (Лук. 10:30–37). Позже Иисус велел ученикам проповедовать Евангелие в Самарии (Деян. 1:8). Божий Сын всегда был исполнен доброты и наилучших намерений в отношении самарян. А они намеренно отнеслись к Нему с презрением.

Иаков и Иоанн, «сыны грома», моментально исполнились пылающим гневом. Они уже знали, как изменить ситуацию, и сказали: «Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» (Лук. 9:54).

Упоминание об Илие несло в себе очень важный смысл. Тот случай, о котором упомянули Иаков и Иоанн, произошел именно в Самарии. Апостолы хорошо знали ветхозаветные события, а также историческое отношение к Самарии. Здесь мы видим, как глубоко иудеи презирали самарян.

Чисто исторически сложилось так, что само название «Самария» связывалось с идолопоклонством и отступничеством еще задолго до вторжения ассирийцев. Изначально Самарией назывался один из важнейших городов Северного царства. Во времена правления Ахава, во дни Илии, Самария превратилась в центр поклонения Ваалу (3-я Цар. 16:32). В том же городе Ахав построил свой знаменитый дворец из слоновой кости (3-я Цар. 22:39; ср. Ам. 3:12–15).

Последующие цари Северного царства сделали дворец Ахава своей резиденцией. Именно в этом дворце царь Охозия выпал из окна со своей горницы и потому серьезно заболел (4-я Цар. 1:2).

То окно имело специальное заграждение, сделанное из перекрещенных узких деревянных полос (реек). Такое заграждение могло играть чисто декоративную роль. Вероятно, решетка служила непрочной заменой парапета, которым была обнесена крыша по периметру. Очевидно, Охозия по невнимательности сделал несколько шагов назад, спиной к решетке, или же по глупости оперся на нее; решетка подалась, и царь упал на землю с верхнего этажа своего дворца.

Охозия был сыном и наследником Ахава. Его мать, Иезавель, оказывала нечестивое влияние на сына. После несчастного случая состояние Охозии было настолько тяжелым, что его жизнь была под угрозой. Поэтому царь захотел узнать свою судьбу и приказал своим посланникам: «Пойдите, спросите у Веельзевула, божества Аккаронского: выздоровею ли я от сей болезни?» (4-я Цар. 1:2).

Обращение к предсказателям строго запрещалось законом Моисея (Втор. 18:10–12). Обращаться же за прорицанием к предсказателям, связанным с Веельзевулом, было еще худшим поступком. Веельзевул – филистимское божество, имя которого означало «господин мух». Земля филистимлян кишела мухами, поэтому филистимляне считали, что господин мух жил в их земле. Итак, филистимляне сделали господина мух одним из главных божеств. В стране также находились известные оракулы, которые заявляли, что могут предсказывать будущее. Обычно пророчества были довольно льстивыми и настолько двусмысленными, что не могли не попасть «в точку». Тем не менее филистимские оракулы приобрели известность даже в Израиле. Они стали «Обществом Друзей Парапсихологии»[21] времен Илии.

Веельзевул же был столь нечестивым божеством, какое только можно выдумать. Предполагалось, что он владычествует над мухами, отвратительными насекомыми, которые слетаются на все гниющее и грязное, распространяют болезни. Кому могла прийти в голову мысль поклоняться божеству, которое царствует над всем грязным? Такой бог был настолько отвратителен для иудеев, что они немного изменили его имя и оно стало означать «бог навоза»[22]. Нечестивый бог филистимлян являл собой воплощение всего порочного, всего, что противоречило Богу. (Именно поэтому во времена жизни Иисуса на земле имя Веельзевул стало относиться к сатане /Лук. 11:15/). Итак, Охозия захотел узнать о своем будущем от такого бога.

Господь же послал Илию навстречу посланникам Охозии. В Писании говорится: «Тогда Ангел Господень сказал Илии Фесвитянину: встань, пойди навстречу посланным от царя Самарийского и скажи им: разве нет Бога в Израиле, что вы идете вопрошать Веельзевула, божество Аккаронское?» (4-я Цар. 1:3). Ангел также передал суровую весть для царя: «За это так говорит Господь: с постели, на которую ты лег, не сойдешь с нее, но умрешь» (2-я Цар. 4:4).

Илия сделал то, что повелел ему Бог, и передал пророчества для Охозии через посланников. Посланники царя даже не знали, кто такой Илия. Передавая царю пророчество, они просто сказали, что услышали его от человека, который «навстречу нам вышел» (4-я Цар. 1:6). Тогда Охозия спросил: «Каков видом тот человек, который вышел навстречу вам и говорил вам слова сии?» (4-я Цар. 1:7). В ответ он услышал: «Человек тот весь в волосах и кожаным поясом подпоясан по чреслам своим» (4-я Цар. 1:8). Охозия сразу же понял, кто был тот человек: «Это Илия Фесвитянин» (4-я Цар. 1:8).

В течение многих лет Илия был «Немезидой»[23] для Охозии и Иезавель, поэтому царь хорошо знал его. Вполне естественно, что Охозия возненавидел Илию и сразу же, не откладывая в долгий ящик, решил убить его. Итак, царь «послал к нему пятидесятника с его пятидесятком» (4-я Цар. 1:9). Факт, что Охозия выслал так много воинов, говорил о том, что намерения царя отнюдь не мирные. Очевидно, Охозия приказал схватить Илию и привести во дворец, чтобы царь мог стать свидетелем смерти пророка. «И он взошел к нему, когда Илия сидел на верху горы» (4-я Цар. 1:9). Илия совершенно не встревожился при виде большого отряда. Он не пытался спрятаться или убежать. Нет, пророк спокойно сидел на вершине горы, где его было легко найти. Командующий пяти десятков сказал Илию: «Человек Божий! царь говорит: сойди» (4-я Цар. 1:9). Ответ Илии был довольно метким: «Если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь с неба и попалил его и пятидесяток его» (4-я Цар. 1:10). Слово «попалил» в оригинале означает «поглотил полностью», «моментально превратил в пепел». Очевидно, событие произошло на глазах у свидетелей, которые доложили царю.

Охозия же был упрямым до безрассудства. «И послал к нему царь другого пятидесятника с его пятидесятком. И он стал говорить ему: человек Божий! так сказал царь: сойди скорее. И отвечал Илия и сказал ему: если я человек Божий, то пусть сойдет огонь с неба и попалит тебя и твой пятидесяток. И сошел огонь Божий с неба, и попалил его и пятидесяток его» (4-я Цар. 1:11–12).

Невероятно, но факт: Охозия не остановился. Он отослал еще один отряд из пятидесяти воинов. Но командующий третьего пятидесятка проявил мудрость. Он смиренно подошел к Илие и просил сохранить жизни его людей. Итак, на этот раз ангел Господень велел Илии идти вместе с воинами и встретиться с Охозией лично. Илия пошел с воинами и лично передал Охозии приговор Господа. Охозия умер «по слову Господню, которое изрек Илия» (4-я Цар. 1:13–17).

Все упомянутые события происходили именно в том регионе, который проходил Иисус на пути в Иерусалим. История об огненной победе Илии была хорошо известна ученикам. То был один из классических эпизодов Ветхого Завета, о котором напоминал сам путь через Самарию.

Итак, предлагая низвергнуть пламя с неба в качестве подходящего ответа на негостеприимный прием самарян, Иаков и Иоанн, возможно, считали, что опираются на непреложный прецедент. К тому же Илия не был осужден за подобные действия. Совсем наоборот, в те дни и при тех обстоятельствах ответ Илии был уместным.

Однако такой ответ неуместен для Иакова и Иоанна. Во-первых, их мотивы были неправедны. В тоне вопроса слышится нотка высокомерия: «Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал?» Конечно же, апостолы не обладали силой низвергнуть огонь с неба. Только Христос (один из всех) обладал такой силой. Если бы такая реакция была уместной, Он Сам мог бы это сделать. Иаков и Иоанн беззастенчиво предлагали Иисусу наделить их властью низвергать огонь с неба.

Противники довольно часто искушали Христа совершить подобное грандиозное чудо, Он же всегда отказывался (ср. Матф. 12:39). В действительности, Иаков и Иоанн просили Иисуса дать им силу сделать то, что Сам Иисус не желал совершать.

Во-вторых, миссия Христа совершенно отличалась от дела Илии. Иисус пришел, чтобы спасать, а не уничтожать. Поэтому Он с упреком ответил братьям Воанергес: «Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение» (Лук. 9:55–56). Проведя столько времени с Иисусом, как они могли не заметить того, чем отличалось Его учение? «Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее» (Лук. 19:10). Иисус пришел спасать, избавлять, а не судить. Хотя Иисус имел полное право требовать абсолютного поклонения, «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Матф. 20:28). «Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Иоан. 3:17). Сам Иисус сказал: «Я, свет, пришел в мир, чтобы всякий верующий в Меня не оставался во тьме. И если кто услышит Мои слова и не поверит, Я не сужу его: ибо Я пришел не судить мир, но спасти мир» (Иоан. 12:46–47).

Конечно же, придет то время, когда Христос будет судить мир.

Писание говорит, что вскоре настанет «явление Господа Иисуса с неба, с Ангелами силы Его, в пламенеющем огне совершающего отмщение не познавшим Бога и не покоряющимся благовествованию Господа нашего Иисуса Христа, которые подвергнутся наказанию, вечной погибели, от лица Господа и от славы могущества Его…» (2-е Фес. 1:7–9). Но тогда еще не пришло время суда.

Как писал Соломон: «Всему свое время, и время всякой вещи под небом… время убивать и время врачевать; время разрушать и время строить… время разбрасывать камни, и время собирать камни;… время молчать и время говорить; время любить и время ненавидеть; время войне и время миру» (Екк. 3:1–8). Иаков и Иоанн на время забыли, что «вот, теперь день спасения» (2-е Кор. 6:2).

Однако вполне возможно, что в их негодовании на самарян присутствует толика благородства. Их ревностное желание защитить честь Христа, несомненно, является великой добродетелью. Намного лучше исполняться праведным гневом, чем сидеть и спокойно сносить оскорбления, нанесенные Христу. Поэтому в какой-то мере возмущение учеников при виде намеренного оскорбления, нанесенного Христу, восхищает, хотя их поведение сопровождалось высокомерием, а предложенный совет совершенно не подходил.

Обратите внимание на то, что Иисус никак не осуждал Илию. Он также не поддерживал пацифистский подход ко всем конфликтам. Некогда Илия низверг огонь с неба для славы Бога и с ясного Его одобрения. Огонь с неба наглядно показал Божий гнев (а не гнев Илии), кроме того, наказание было суровым и вполне заслужено тем немыслимо нечестивым правлением царей, восседавших на престоле Израиля многие поколения. Подобное крайнее бесчестие требует крайних мер наказания.

Конечно, подобное мгновенное уничтожение было бы уместным каждый раз, когда человек согрешает, если бы Господь принял решение действовать именно так. Но, к счастью, обычно так не происходит: «…щедроты Его на всех делах Его» (Пс. 144:9). Бог «человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный» (Исх. 34:6). Он не желает «смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был» (Иез. 33:11).

Пример Иисуса помог Иакову усвоить, что доброта и милость – добродетели, которые необходимо взращивать так же, как и праведное негодование и пылкую ревность, а иногда и более. Смотрите, что произошло. Вместо того чтобы низвергать огонь с неба, они «пошли в другое селение» (Лук. 9:56). Христос и ученики нашли все необходимое в другом месте. Возможно, такое поведение повлекло за собой некоторые неудобства, однако было лучшим и намного более уместным в тех обстоятельствах, чем предложение Иакова и Иоанна жестоко отреагировать на негостеприимный прием самарян.

Через несколько лет после описанного события, когда зародилась и возрастала ранняя церковь, а Евангелие распространилось за пределы Иудеи, Филипп, диакон, «пришел в город Самарийский и проповедывал им Христа» (Деян. 8:5). Тогда произошло нечто удивительное. «Народ единодушно внимал тому, что говорил Филипп, слыша и видя, какие он творил чудеса. Ибо нечистые духи из многих, одержимых ими, выходили с великим воплем, а многие расслабленные и хромые исцелялись. И была радость великая в том городе» (Деян. 8:6–8).

Несомненно, среди уверовавших от проповеди Филиппа были и те, кого Иаков желал испепелить, а Иисус пощадил. Мы можем быть уверены, что и сам Иаков радовался великой радостью о спасении многих людей, которые когда-то так ужасно оскорбили Христа.

Престолы в Царстве

Еще кое-что о характере Иакова мы узнаем в Евангелии от Матфея (20:20–24). Здесь мы читаем, что Иаков был не только пылким, горячим, ревностным и энергичным, но также амбициозным и слишком самоуверенным. В этом случае Иаков и его брат Иоанн скрытно пытаются обрести положение выше остальных апостолов.

«Тогда приступила к Нему мать сыновей Зеведеевых с сыновьями своими, кланяясь и чего-то прося у Него. Он сказал ей: чего ты хочешь? Она говорит Ему: скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем. Иисус сказал в ответ: не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем. И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим. Услышав сие, прочие десять учеников вознегодовали на двух братьев».

Марк также описывает этот случай, однако не упоминает о том, что Иаков и Иоанн заручились поддержкой матери. Хотя Матфей пишет, что именно мать обратилась к Иисусу с просьбой, из описания Марка явствует, что к этому ее подтолкнули сыновья.

Сравнивая Евангелие от Матфея (27:56) и Евангелие от Марка (16:1), мы узнаем, что мать Иакова и Иоанна звали Саломеей. Она была одной из женщин, «которые следовали за Иисусом из Галилеи, служа Ему» (Матф. 27:55), – это значит, что они добывали средства и, возможно, помогали приготовлять пищу (ср. Лук. 8:3). Благодаря достатку в семье Саломея могла долгое время находиться со своими сыновьями, повсюду сопровождая последователей Иисуса и помогая разрешать практические и финансовые нужды.

Идея смелой просьбы Саломеи, несомненно, задумана Иаковом и Иоанном, ведь в Евангелии от Матфея (19:28) мы читаем: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною, – в новой жизни, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых». Изложив обетование, Иисус сразу же напомнил: «Многие же будут первые последними, и последние первыми» (Матф. 19:30). Но внимание Иакова и Иоанна привлекло обещание престолов. Поэтому братья решили уговорить мать попросить Иисуса дать им наиболее славные престолы.

Иаков и Иоанн уже находились в самом тесном кругу общения трех. Они были апостолами, как и остальные десять. Возможно, братья вспоминали немало причин, по которым они заслуживали подобной чести. Так почему бы просто не попросить об этом?

Что касается Саломеи, она с желанием приняла участие в этом деле. Очевидно, она поощряла амбиции своих сыновей, что вполне объясняет истоки подобных желаний.

Ответ Иисуса невзначай напомнил братьям о том, что славе предшествуют страдания: «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь?» Несмотря на то что много раз Иисус говорил о Своем предстоящем распятии, вполне очевидно, что ученики не понимали, о каком крещении идет речь. Они также не имели понятия, какую чашу Иисус предлагает им испить. Поэтому, по своему неразумию собрав свои амбиции и самоуверенность, Иаков и Иоанн твердо сказали: «Можем». Ученики претендовали на почесть и высокое положение, поэтому все еще желали услышать из уст Христа обетование о самых почетных престолах. Но Иисус не дал им такого обещания. Вместо этого Он заверил братьев в том, что они действительно будут пить из Его чаши и креститься крещением, которое Он вскоре пройдет. (На тот момент Иаков и Иоанн еще не могли ясно понять, на что они вызвались). Но почетные престолы не учитывались в данном уговоре: «…но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцом Моим» (Матф. 20:23).

В конечном итоге амбиции Иакова и Иоанна вызвали конфликт среди апостолов, потому что остальные услышали их просьбу и были очень недовольны. Вопрос о самых почетных престолах (о величии) возбудил горячий спор между апостолами, который продолжался вплоть до последней Вечери (Лук. 22:24).

Иаков желал получить венец славы – Иисус дал ему чашу страдания. Он стремился к силе – Иисус дал ему дело слуги. Иаков желал величия – Иисус дал ему гробницу мученика. Иаков хотел руководить – Иисус дал ему меч (но не как знак власти, а как оружие казни). Четырнадцать лет спустя Иаков станет первым из Двенадцати, убитым за веру.

Чаша страдания

Завершение истории об Иакове (с земной точки зрения) записано в книге Деяний (12:1–3): «В то время царь Ирод поднял руки на некоторых из принадлежащих к церкви, чтобы сделать им зло, и убил Иакова, брата Иоаннова, мечом. Видя же, что это приятно Иудеям, вслед за тем взял и Петра».

Не забывайте, что это единственное место Писания, где Иаков упоминается отдельно от Двенадцати и даже от своего брата. О мученической смерти Иакова написано не много. В Писании говорится, что убил апостола Ирод, и казнь была исполнена мечом (это означает, что Иаков был обезглавлен). Речь идет не об Ироде Ан-типе, который убил Иоанна Крестителя и допрашивал Иисуса; Иакова убил Ирод Агриппа I, племянник и наследник Ирода Антипы. Мы не знаем, почему этот Ирод так враждебно относился к церкви. Конечно, всем известно, что его дядя принял участие в заговоре, желая убить Христа, поэтому проповедь о кресте, несомненно, должна была смущать правителей династии Иродов (Деян. 4:27). Вдобавок ко всему ясно, что Ирод хотел воспользоваться трениями, возникшими между церковью и религиозными иудейскими начальниками, и таким образом изменить политическую ситуацию в свою пользу. Он начал свое дело с притеснений христиан и вскоре перешел к казням. Увидев, что угодил иудейским начальникам, следующей своей жертвой он наметил Петра.

Петр чудесным образом вышел из темницы, а Ирод, подвергшись Божьему суду, умер через короткое время после этого. В Писании сказано, что после избавления Петра Ирод казнил всю тюремную стражу и поехал в Кесарию (Деян. 12:19). В Кесарии он принимал поклонение, достоин которого только Бог. «…народ восклицал: это голос Бога, а не человека. Но вдруг Ангел Господень поразил его за то, что он не воздал славы Богу; и он, быв изъеден червями, умер» (Деян. 12:22–23). Итак, угрозе церкви, которую несли притеснения и казни Ирода, был положен конец.

Довольно значителен тот факт, что Иакова казнили первым из всех апостолов. (Иаков – единственный апостол, о чьей смерти непосредственно записано в Писании). Безусловно, Иаков остался пылким человеком. Но его пыл, теперь уже подчиненный Святому Духу, настолько способствовал распространению истины, что вызвал гнев Ирода. Вполне очевидно, что Иаков находился там, где всегда желал быть, тем, для чего Иисус его обучал: он был на передовой, где провозглашалось Евангелие и росла церковь.

Сам Христос учил «сына грома», Святой Дух наделил его силой; из Иакова получился человек, ревность и амбиции которого стали полезными инструментами в руках Бога и послужили распространению Царства. Оставаясь смелым, ревностным и посвященным истине, апостол научился использовать эти качества для служения Господу, а не для достижения престижного положения. Иаков настолько возрос в силе, что должен был умереть первым, когда Ирод решил покончить с церковью. Итак, апостол испил чашу, данную Христом.

История говорит, что Иаков плодотворно свидетельствовал до самого момента казни. Евсевий, церковный историк, передает описание смерти Иакова из уст Климента Александрийского[24]: «Он (Климент) повествует, что человек, приведший его на суд, видя, как он свидетельствует о своей вере, был потрясен и заявил, что он также христианин. И вот повели их обоих на казнь, и по дороге тот решил попросить прощения у Иакова. Последний (Иаков), немного подумав, сказал: «Мир тебе», – и поцеловал его. Обоих обезглавили одновременно».[25] Иаков научился поступать так, как Андрей, – приводить людей ко Христу, вместо того чтобы стремиться низвергнуть на их головы суд.

Иаков служит прототипом пылкого, ревностного, лидирующего в забеге, динамичного, сильного и целеустремленного. В конце концов восприимчивость и милость немного умерили пыл апостола. Будучи еще на «беговой дорожке», апостол научился контролировать свой гнев, обуздывать язык, направлять пыл в нужное русло, игнорировать свою жажду мести и совершенно утратил эгоистические амбиции. Через него Господь совершил прекрасное дело в ранней церкви.

Человеку, обладающему пылом Иакова, иногда довольно сложно усвоить подобные уроки. Но если бы мне пришлось выбирать между человеком сильным, горячим, пылким, полным воодушевления, но склонным к ошибкам, и человеком, спокойно соглашающимся со всем, в любом случае я выбрал бы человека пылкого. Подобную ревность необходимо умерять и обуздывать любовью. Если же пыл подчинен Святому Духу и сочетается с терпением и долготерпением, он может стать прекрасным инструментом в руках Бога. Жизнь Иакова служит ярким доказательством тому.

 

ПРОГРАММЫ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ БИБЛИИ:

ИНФОРМАЦИЯ ПО САЙТУ:

Внимание! Файлы html и epub выложены на сайте. Файлы pdf доступны для скачивания обычным способом сегодня 21.09 до конца дня. С 22.09 файлы pdf будут доступны для скачивания с отдельной страницы.

ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ:

Когда будет конец света?    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 77 Категория: Статьи

И снова о Троице    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 54 Категория: Статьи

Нужны ли христианам изображения Христа    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 40 Категория: Статьи

Семинар — Книга Откровение    Юрий Юнак     31.08.19    


Просмотров: 93 Категория: Статьи

Десятина в Новом Завете    Василий Юнак     28.08.19    


Просмотров: 297 Категория: Статьи

Статьи

НОВЫЕ ПРОПОВЕДИ:

Для чего живёшь, человек    Игорь Котенко     01.09.19    


Просмотров: 85 Категория: Новые проповеди

Ещё одна буря на море    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 131 Категория: Новые проповеди

Как Бог оправдывает грешника    Игорь Котенко     29.08.19    


Просмотров: 55 Категория: Новые проповеди

НАШ ФИЛИАЛ:

 

ПОЛЕЗНО ПОЧИТАТЬ:

 Яндекс цитирования Rambler's Top100 Яндекс.Метрика