30 глава

В данной главе повествуется об увеличении (I) семьи Иакова. Здесь говорится о рождении еще восьми детей. Дан и Неффалим родились от служанки Рахили Валлы (ст. 1-8). Гад и Асир – от служанки Лии Зелфы (ст. 9-13). Иссахар и Завулон – от Лии (ст. 14-21). И напоследок родился Иосиф от Рахили (ст. 22-24).

(II) Имения Иакова. Он заключает с Лаваном новую сделку (ст. 25-34). Господь обильно благословлял Иакова на протяжении следующих шести лет службы у Лавана, так что поголовье скота патриарха весьма умножилось (ст. 35-43). В этом исполнилось напутственное благословение, данное Исааком Иакову: «Бог же Всемогущий … да расплодит тебя и да размножит тебя…» (Быт 28:3). Даже такие, казалось бы, незначительные детали относительно дома и поля Иакова улучшают наше ведение. Ибо Библия писалась не для правителей и государственных деятелей, дабы назидать их в политике, а для всех людей, пусть даже самого низкого происхождения, дабы вразумлять их в вопросах семьи и работы, хотя некоторые сведения об Иакове приводятся здесь не как пример для подражания, а в качестве предостережения.

Стихи 1-13. Здесь повествуется о негативных последствиях весьма странной женитьбы Иакова на двух сестрах.

I. Нелепая ссора между Рахилью и Иаковом (ст. 1,2) произошла не столько по причине бесплодия Рахили, сколько из-за плодовитости сестры. Ревекка, единственная жена Исаака, долгое время оставалась бездетной, но тем не менее мы не видим, чтобы между супругами возникали из-за этого трения; здесь же Рахиль не может мирно жить с Иаковом из-за того, что Лия рожает детей.

1. Рахиль беспокоится. И позавидовала Рахиль сестре своей (ст. 1). Зависть – это огорчение по поводу благ другого человека, и нет греха более оскорбительного для Бога и разрушительного для ближнего и себя самого. Рахиль не учла того, что именно Господь распорядился таким образом и что сестра ее имела преимущество лишь в одном, тогда как сама она – во всем остальном. Давайте будем бдительными, дабы в нашей душе подобные страсти не возникали и не снедали ее. Да не будет наше око злым по отношению к кому бы то ни было из наших соратников из-за благ, дарованных им Господином. Но это было еще не все; Рахиль сказала Иакову: «дай мне детей, а если не так, я умираю». Следует заметить, что мы, как и Рахиль в данном случае, склонны заблуждаться в своих желаниях преходящих милостей.

(1) Рахиль не станет довольствоваться одним ребенком, но поскольку у Лии детей было больше, ей тоже хочется больше: «дай мне детей…».

(2) Рахиль принимает эту проблему очень близко к сердцу, и если не обретет желаемого, то готова расстаться с жизнью и всеми ее радостями. «Дай мне их, а если не так, я умираю», то есть: «Я истерзаю себя до смерти; отсутствие желаемого сократит мои дни». Существует мнение, что Рахиль угрожает Иакову, что наложит на себя руки, если не обретет этой милости.

(3) Рахиль не обратилась с молитвой к Богу, но взывает только к Иакову, забыв о том, что дети – наследие от Господа (Пс 116:3). Мы обижаем Бога и самих себя, если очи наши обращены не ко Всевышнему как к Творцу, а к людям как к орудию наших радостей и невзгод. Обратите внимание, как просьба Рахили об этой милости отличается от прошения Анны (1Цар 1:10 и след.). Рахиль завидовала, а Анна плакала. У Рахили должны быть дети, и она умирает после рождения второго, Анна молилась об одном ребенке и родила еще четырех. Рахиль упряма и категорична, тогда как Анна смиренна и благоговейна. «Если… дашь рабе Твоей дитя… то я отдам его Господу…» Давайте же будем подражать Анне, а не Рахили, и отдадим свои желания под руководство и контроль рассудка и религии.

2. Иаков недоволен и вполне справедливо. Он любил Рахиль и поэтому упрекнул за некстати сказанные слова (ст. 2). Следует заметить, что честные нарекания исходят от истинной любви и являются примером таковой (Пс 140:5; Прит 27:5,6). Иов упрекнул свою жену, когда та говорила как одна из безумных (Иов 2:10, см. также 1Кор 7:16). Речь идет о гневе на грех, а не на человека; ему пришлось выразить свое неудовольствие. Следует заметить, что иногда необходимо преподносить упрек в теплом виде, как лечебное зелье – не слишком горячим, дабы больной не обжегся, но и не слишком холодным – иначе не подействует. На капризное требование Рахили Иаков дал очень серьезный и благочестивый ответ: «разве я Бог?» Данная фраза хорошо звучит в изложении на древневавилонском языке: «Ты просишь сыновей у меня? Не следует ли тебе попросить их у Господа?» А на арабском: «Разве я выше Бога? Могу ли я дать то, в чем тебе отказывает Господь?» Здесь прозвучали слова бесхитростного человека. Обратите внимание:

(1) Иаков признает Божью руку в скорби, которую он разделяет с Рахилью: «Бог не дал тебе плода чрева». Следует заметить: если нам чего-то недостает, то удерживает сие от нас именно Бог, Господь Вседержитель, самый мудрый, святой и справедливый, дабы поступать с принадлежащими Ему по Своему усмотрению; Он никому ничего не должен, никогда не причинял и не может причинить зла ни одной из своих тварей. Ключи от облаков, сердца, гроба и чрева – четыре ключа, которые находятся в руке Господа и которые Он (по словам раввинов) не доверяет ни ангелам, ни серафиму (см. Отк 3:7; Иов 11:10; 12:14).

(2) Иаков признает, что сам он не способен изменить определенного Господом: «разве я Бог? Неужели ты делаешь из меня бога?». Deos qui rogat ille facit – Тот, к кому мы обращаемся с прошениями, становится для нас богом. Следует заметить:

[1] нет такой твари, которая могла бы занять место Бога. Господь способен заменить нам любую тварь, подобно тому как солнце заменяет луну и звезды, тогда как звезды и луна заменить солнца не могут. Нет такой твари, чья бы мудрость, сила и любовь могли нам заменить Божью мудрость, силу и любовь.

[2] Поэтому, поставив какую-либо тварь вместо Бога и доверившись твари, как надлежит доверять Господу, мы совершаем грех и проявляем безумие.

II. Неудачное соглашение между Иаковом и двумя служанками.

1. По настоянию Рахили Иаков взял в жены ее служанку Валлу, чтобы, по обычаям того времени, его дети от нее могли быть усыновлены и считались детьми ее госпожи (ст. 3 и далее). Рахиль предпочла иметь названных детей, нежели вообще никаких, детей, которых она могла считать собственными и называть своими, хотя таковыми они и не были. Надо полагать, что дети сестры были ей ближе по родству, чем дети служанки, и если бы она захотела, то с большим удовольствием сделала бы их своими детьми; но (как естественно это для всех нас, обожающих власть) дети, которыми она имела бы право руководить, стали желаннее, нежели те, которых она имела больше оснований любить; и самым первым примером власти Рахили над детьми, рожденными в ее шатре, могут служить имена – она с особым удовольствием дала детям имена, в которых не было ничего, кроме признаков соперничества с сестрой, как будто бы младшая одержала над старшей верх (1) по закону. Первого сына от служанки Рахиль назвала Даном («суд»), сказав: «судил мне Бог…» (ст. 6), то есть «вынес приговор в мою пользу».

(2) В соперничестве. Следующего сына Рахиль назвала Неффалим («борющийся»), сказав: «…боролась я с сестрою моею и превозмогла» (ст. 8), как если бы всем сыновьям Иакова суждено было родиться мужами раздора. Видите, как выглядят корни злобы, зависти и раздора и какой вред они наносят родственным отношениям.

2. По настоянию Лии Иаков взял в жены также и ее служанку Зелфу (ст. 9). Рахиль уже совершила такой нелепый и неразумный поступок, дав в жены Иакову свою служанку из-за соперничества с Лией. И теперь Лия (из-за того, что пропустила один год и не родила ребенка) делает то же самое, дабы не отстать от младшей сестры, а вернее – сохранить свое первенство. Видя, как сильны соперничество и зависть, нам надлежит восхищаться мудростью Божьего постановления, соединяющего узами брака одного мужчину и одну женщину, ибо к миру призвал нас Господь, а также – к чистоте (1Кор 7:15). Зелфа родила Иакову двух сыновей, которых Лия считала своими, и поэтому назвала одного из них Гад (ст. 11), пообещав себе небольшой отряд детей; дети же стоят на страже семьи, и ими наполнен колчан (Пс 116:4,5). Второго Лия назвала Асир (счастливый), почитая себя блаженною с ним и обещая себе, что и окружающие будут думать о ней так же: «…блаженною будут называть меня женщины» (ст. 13). Следует заметить, что мы имеем дело с примером мирского тщеславия и безумия, опутавшего наши сердца, когда большинство людей оценивают себя согласно мнению о них окружающих и руководствуются в первую очередь им, а не разумом и религией; они будут почитать себя блаженными лишь потому, что их так называют женщины. В соперничестве двух сестер было много порочного, однако Бог обратил зло во благо; ибо тогда наступило время, когда семени Авраамову надлежало весьма расплодиться и умножиться, и таким образом семья Иакова обогатилась двенадцатью сыновьями, родоначальниками тысяч Израильтян, от которых пошли и в честь которых были названы небезызвестные двенадцать колен.

Стихи 14-24. Здесь:

I. Лия, по прошествию некоторого времени, когда она не рожала детей, снова плодовита. Казалось, Иаков был больше привязан к Рахили, а не к Лии. Моисеев закон предполагает, что если муж имеет двух жен, то случай, когда одна любима, а другая нелюбима, будет весьма распространенным (Втор 21:15). Но в конечном счете из-за сильной своей страсти Рахиль соблазняется на сделку с Лией и возвращает мужа в шатер сестры. Рувим, парнишка лет пяти-шести, играя в поле, нашел мандрагору – «dudaim». У толкователей нет единого мнения по поводу того, что именно он нашел, сие остается неопределенным; хотя уверенно можно сказать, что нашел он нечто редкое – плоды или цветы с очень приятным ароматом (Песн 7:14). Следует заметить, что Господь природы заботится не только о самом необходимом для нас, но и о дарующем наслаждение; плоды земли растут как на открытых полях, так и в защищенных возделанных садах, причем и тут, и там они весьма ценны и полезны. Как богато обустроен дом природы и как щедры ее столы! Драгоценные плоды так и просятся прямо в руки малым детям. У набожных иудеев существует достойный похвалы обычай: находя в чем-нибудь удовольствие, например, лакомясь яблоком, они возносят свои сердца и говорят: «Да будет блажен тот, кто сделал сей плод вкусным!» Или, вдыхая аромат цветка: «Да будет блажен тот, кто сделал этот цветок прекрасным!» Существует мнение, что под мандрагорой здесь подразумеваются цветы жасмина. Что бы там ни было, но Рахиль не может спокойно смотреть, как сие держит в руках, куда их положил ребенок, Лия, и ей непременно хочется этим обладать. Рахили трудно смириться с тем, что у нее нет этих прекрасных цветов, и она готова купить их за любую цену. Следует заметить, что за неуемным желанием какой-либо мелочи может скрываться большой грех и безумие. Лия воспользовалась этим преимуществом (подобно тому как сам Иаков воспользовался алчностью Исава к чечевичной похлебке), дабы обрести то, что ей по праву принадлежало, но на что, в противном случае, не согласилась бы Рахиль. Следует заметить, что сильные страсти зачастую противоречат друг другу, и человек, подталкиваемый этими страстями, пребывает в постоянном беспокойстве. Лия – вне себя от радости, что снова будет наслаждаться обществом своего мужа и что ее семья, возможно, и далее будет укрепляться, – вот благословение, которого она жаждет и усердно молится о таковом, как можно понять из стиха 17, в котором говорится, что услышал Бог Лию. Ученый епископ Патрик обоснованно предполагает, что истинной причиной соперничества двух жен Иакова за общение с ним, побудившей даже дать ему в жены служанок, было ревностное желание исполнить обетование, данное Аврааму (а теперь, недавно обновленное, и Иакову) и заключавшееся том, что его семя будет многочисленным, как звезды на небе, и что одним из его потомков будет Мессия, в котором благословятся все народы земли. И по мнению богослова, было бы недостойно уделять столь пристальное внимание описанным здесь событиям, если бы они не имели чрезвычайного важного значения в священной истории. Лия снова благословлена двумя сыновьями; первого она назвала Иссахаром (наследник), считая, что возмещение за мандрагору было весьма пристойным, равно (как странно все сие складывалось) как и возмещение за то, что она давала мужу свою служанку. Следует заметить, что мы злоупотребляем Божьей милостью, если считаем, что в Своей благодати Господь одобряет и относится снисходительно к нашим безумствам. Другой сын был наречен Заввулоном (обитающий) в знак признания Божьей щедрости к Лии: Бог дал мне прекрасный дар (ст. 20). Иаков не одаривал Лию, когда женился на ней, да и не имел он тогда особых владений. Однако Лия считает, что дом, полный детей, – это не лишние расходы, а хорошее приданое (Пс 112:9). Она обещает себе, что теперь, когда родила Иакову шестерых сыновей, он будет больше с ней общаться, по крайней мере, из любви к детям он станет чаще посещать жилище Лии. Здесь также упоминается о рождении дочери (ст. 21) Дины, потому что далее (гл.34) последует история, касающаяся девушки. Возможно, у Иакова были и другие дочери, хотя их имена и не упомянуты.

II. Наконец плодоносна и Рахиль: И вспомнил Бог о Рахили (ст. 22), о которой, казалось, забыл, и услышал ее, чьи молитвы долгое время отвергал; и тогда она родила сына. Следует заметить, что подобно тому как Господь справедливо отказывает нам в милости, которой мы безмерно желаем, Он подчас великодушно дарует то, чего мы долго ожидали. Бог исправляет наше неразумение, но при том учитывает особенности каждого человека и не вечно ведет тяжбу. Рахиль назвала своего сына Иосифом – именем, которое на древнееврейском языке родственно двум словам с противоположным значением: Асаф (abstulit) – снял Бог позор мой, как если бы наибольшей милостью, обретенной вместе с этим сыном, было спасение репутации Рахили; и Иасаф (addidit) – Господь даст мне и другого сына, такую двойственность можно рассматривать либо как язык неумеренного желания Рахили (она едва ли знает, как благодарить за одно, если только не уверена в другом), либо как язык ее веры – она принимает данную милость как залог милости будущей: «Господь даровал мне эту благодать? Я могу назвать сына Иосифом и сказать – Он добавит благодати! Господь даровал мне радость? Я могу назвать сына Иосифом и сказать – Он даст мне еще больше радости. Разве, начавши, Бог не доведет до завершения?»

Стихи 25-36. Эти стихи описывают:

I. Мысли Иакова о доме. Он верно отслужил свое время Лавану, причем даже второй срок, несмотря на то что был уже немолодым и на содержании у него находилась большая семья, и было самое время устраиваться самому. И хотя на службе у Лавана приходилось тяжко, к тому же будущий тесть обманул Иакова при первой их сделке, Иаков честно выполнил свои обязательства. Следует заметить, что благочестивый человек, даже если поклялся в ущерб себе самому, не отступится от своего слова. И несмотря на то что другие нас обманывают, это не повод для нас в свою очередь обманывать. Наше правило – поступать так, как мы бы хотели, чтобы с нами поступали, а не так, как с нами поступают. Срок службы Иакова истек, и он просит, чтобы его отпустили (ст. 25). Обратите внимание:

(1) Иаков сохранил любовь к земле Ханаана не только потому, что там родился и там остались его отец и мать, по которым он сильно соскучился, но и потому, что то была земля обетованная; и в знак своей веры в обетование, невзирая на временное проживание в Харране, Иаков ни в коем случае не думает поселиться в земле странствия своего. Таким же образом и нам надлежит полюбить небесную страну, считая себя странниками здесь, а небо – домом, и стремиться попасть туда, как только дни нашего служения на земле будут сочтены и завершатся. Нам не следует думать о том, чтобы пустить здесь корни, ибо это – не наше место и не наша страна (Евр 13:14).

(2) Иаков желал отправиться в Ханаан, хотя ему и пришлось брать с собою большую и все еще необеспеченную семью. Пока патриарх жил у Лавана, у него появились жены и дети, и больше ничего. Однако он не просит тестя дать ему удел, причитающийся женам, или средства, необходимые для содержания детей. Нет, все, о чем просит Иаков: «…отпусти меня …отдай жен моих и детей моих…» (ст. 25, 26). Следует заметить, что тот, кто полагается на Господа, на попечение и обетование Всевышнего, даже если семья его велика, а доходы – малы, вправе радостно уповать на то, что Посылающий рты, пошлет и пищу. Дающий корм птенцам ворона не допустит, чтобы семя праведника голодало.

II. Желание Лавана, чтобы Иаков остался (ст. 27). Именно из любви к себе, а не к Иакову или к его женам и детям, Лаван старается убедить Иакова остаться у него главным пастырем, докучливо умоляя патриарха не покидать его: «о, если бы я нашел благоволение пред очами твоими!» Следует заметить, что упрямые эгоисты умеют находить добрые слова, лишь бы те послужили их собственным целям. Лаван убедился, что стадо его чрезвычайно умножилось, благодаря умелому руководству Иакова, и он признает это, отдав должное почтение как Господу, так и Иакову: «Я примечаю, что за тебя Господь благословил меня». Обратите внимание, (1) как Лаван приметил: «Я узнал по опыту (англ.пер.)» Следует заметить, что по опыту можно усвоить много полезных уроков. Мы будем плохими учениками, если по опыту не узнаем зло греха, вероломство собственного сердца, суетность мира, благость Господа, пользу благочестия и тому подобное.

(2) Какой урок извлек Лаван. Он признает,

[1] что своим процветанием обязан Божьему благословению: «…Господь благословил меня». Следует заметить, что мирские люди, избравшие свой удел в этой жизни, зачастую благословляются изобилием материальных благ. Обычные благословения щедро даются многим, не имеющим отношения к обетованиям по завету.

[2] Что благословение ему принесло благочестие Иакова: «…Господь благословил меня не ради меня самого (да не думает такой человек, как Лаван, живущий без Бога в этом мире, получить что-нибудь от Господа, Иак 1:7), но за тебя». Следует заметить:

(а) благочестивые люди становятся благословением для места, в котором живут, даже если им пришлось жить там скудно и неприметно, как Иакову на полях, а Иосифу в темнице (Быт 39:23).

(б) Бог зачастую благословляет материальными благами плохих людей ради их благочестивых родственников, хотя очень редко нечестивцам хватает ума, в отличие от Лавана, увидеть это, и благодати, чтобы признать.

III. Лаван и Иаков пришли к новому соглашению. Лаван в своей хитрости и корыстолюбии имеет преимущество над простодушием, честностью и добрым нравом Иакова. И понимая, что Иаков поддается чарам речей своего тестя, произнесенным вместо щедрого предложения, которому, учитывая все обстоятельства, надлежало бы прозвучать из уст Лавана, последний навязывает своему зятю задачу самому выразить свои требования: «…назначь себе награду от меня…» (ст. 28), зная, что Иаков будет в них весьма скромен и назначит вознаграждение намного меньше презреннейшего предложения. Иаков делает Лавану соответствующее предложение, в котором:

1. Показывает, по какой причине ему приходится на этом настаивать, учитывая, (1) что Лаван обязан в знак благодарности сделать ему добро, ибо Иаков служил не только верно, но и весьма успешно (ст. 30). Однако обратите внимание, что и здесь он говорит в свойственной ему манере очень скромно. Лаван уже произнес: «…за тебя Господь благословил меня», Иаков не стал повторяться, но сказал: «Господь благословил тебя с приходом моим». Следует заметить, что смиренные святые находят больше радости в том, чтобы творить добро, а не в том, чтобы слышать о таковом снова и снова.

(2) Что Иаков сам связал себя обязательством заботиться о своей семье: «Когда же я буду работать для своего дома?» Следует заметить, что вера и благотворительность, хотя сами по себе и превосходны, не должны уводить нас от необходимости содержать себя самих и свои семьи. Нам, подобно Иакову, надлежит уповать на Господа и делать добро и, кроме того, так же, как и Иаков, мы должны обеспечивать свой дом; а тот, кто не делает сего, хуже неверного (1Тим 5:8).

2. Иаков охотно вверяет себя Божьему провидению, которое, как он знает, распространяется на самые мелочи, даже – на окрас животных. И он будет рад взять в качестве вознаграждения овец и коз такой-то и такой-то масти – в крапинку, пятнистых и черных, которые впоследствии родятся (ст. 32,33). Это, по его мнению, будет лучшим способом не допустить очередного обмана со стороны Лавана и самому не попасть под подозрение в мошенничестве. Существует мнение, что Иаков выбрал такой окрас именно потому, что в Ханаане тот пользовался особой популярностью. Пастырей в Ханаане называли Nekohim (Ам 1:1), то же слово употреблено здесь в значении «пестрый». И Лаван охотно согласился с данным предложением, ибо думал, что если небольшое количество животных с крапинами и пятнами, которыми он владел на тот день, отделить от остальных, что, согласно соглашению, должно было произойти немедленно, то основная часть стада, которую должен повести Иаков, будучи одной масти (полностью черной или полностью белой), не произведет на свет пестрого потомства или произведет очень мало, и таким образом окажется, что Иаков служил ему бесплатно или почти бесплатно. Согласно этой сделке, то малое количество животных с пестрым окрасом было отдано в руки сыновей Лавана, и расстояние между разными частями стада было в три дня пути; так велика была ревность Лавана о том, чтобы никакое из этих животных не смешалось с остальным стадом на пользу Иакова. Но какую же пользу данная сделка принесет Иакову?! Разве это забота о собственном доме, когда впереди – сплошная неопределенность? Если этот скот произведет потомство (как обычно случается с животными) по своей масти, то получится, что Иаков действительно служил бесплатно и будет теперь тяжко трудиться или нищенствовать до конца своих дней; однако он знает, на Кого полагается, и в данной ситуации мы видим, (1) что патриарх избрал наилучший способ ведения дел с Лаваном, который в противном случае поступил бы с Иаковом сурово.

(2) Что полагаться на Божье проведение – отнюдь не тщетно, ибо Господь признает и благословляет честное и смиренное прилежание. Тот, кто, имея дело с людьми, столкнулся с несправедливостью и недоброжелательством, не обнаружит этих свойств у Бога, но так или иначе Господь вознаградит пострадавшего и проявит Себя щедрым господином тому, кто вверил Ему свое дело.

Стихи 37-43. Здесь повествуется о том, как честно и благоразумно поступил Иаков, дабы извлечь больше, чем поначалу казалось, выгоды из сделки. Если бы он не предпринял определенных шагов, сделка на самом деле оказалась бы неудачной; он знал, что Лаван никогда бы не учел этого, а вернее, предпочел бы увидеть проигрыш Иакова, ибо ни до чьих интересов, кроме собственных, ему не было дела. Итак, хитроумная затея Иакова заключалась в следующем.

1. Поместить освобожденные от коры прутья в водопойных корытах перед скотом, чтобы тот, глядя на необычные пестрые ветки, силою воображения зачинал такое же пестрое потомство (ст. 37-39). Вероятно, такой обычай существовал у пастухов Ханаана, которые стремились владеть скотом пестрого окраса. Следует заметить, что человеку подобает быть мастером своего ремесла, каким бы оно ни было, и проявлять не только трудолюбие, но и смекалку, быть сведущим во всех его законных приемах и тайнах. Ибо что человек без своего ремесла? Здесь Господь учит Своего верного скотовода (самое что ни на есть простое ремесло) прозорливости и порядку (Ис 28:26).

2. Когда у Иакова появился пестрый и темный скот, Иаков задумал ставить его впереди, дабы глаза остальных животных были обращены на пестрых; делалось это с той же целью, что и в уже описанном изобретении. Свои стада он держал особо (ст. 40). Похоже, что сильные впечатления происходят благодаря глазам, с которыми мы, следовательно, должны заключить завет.

3. Когда Иаков обнаружил, что его затея оказалась успешной, благодаря особому благословению Всевышнего, он решил прибегнуть к тем же методам, но только с более сильным скотом, приберегая для себя самых ценных животных и оставляя Лавану более слабых (ст. 41, 42). Таким образом Иаков сделался весьма богатым (ст. 43), и разбогател он в довольно короткий срок. Верно и то, что подобная практика одним успехом оправдываться не может, если бы в действиях Иакова было какое-то мошенничество или несправедливость, однако мы уверены в том, что к таковым он не прибегал, ибо патриарх все делал под Божьим руководством (Быт 31:12);

не было в действиях Иакова никакого подвоха, но присутствовало добавленное к сделке честное усовершенствование, которому самым дивным образом содействовало Божье провидение, чтобы явить справедливость Иакову (а с ним, как известно, Лаван поступал нечестно и сурово), чтобы продолжить исполнение конкретных обетований и явить Иакову знаки Божьего расположения. Следует заметить: даже начиная с малого, смиренный и честный, довольный и трудолюбивый подобным же образом увидит в самом конце великое обогащение. Верному в малом будет вверено больше. Тому, кто проявил верность в обращении с чужим имуществом, будет вверено его собственное. Иаков, проявивший себя добрым рабом, стал богатым господином.


Глава 31 из 51« Первая«30313250»Последняя »

Пожертвования на развитие сайта

Вы скачиваете книгу: Комментарии Мэтью Генри — Бытие. Раздел: Комментарии Мэтью Генри на Ветхий Завет.

Скачать книги с Яндекс-диска:

Функцию "скачать всё" использовать не рекомендую по причине большого объёма информации. Предпочтительнее скачивать книги по разделам.