20 глава

Итак, когда все было приготовлено к торжественному обнародованию Божьего закона, данная глава повествует (I) о Десяти заповедях как Бог Сам произнес их с горы Синай (ст. 1-17), и это такая же знаменательная часть Писания, как любая в Ветхом Завете.

(II) о впечатлениях, произведенных сим на народ (ст. 18-21).

(III) О нескольких особых наставлениях, касающихся поклонения Господу, которые Бог дал лично Моисею, чтобы тот сообщил народу (ст. 22 и далее).

Стихи 1-11. В этих стихах изложено:

I. Вступление записавшего закон Моисея: «И изрек Бог все слова сии» (ст. 1). Закон Десяти заповедей:

(1) это закон, созданный Богом. Он предписан безграничным, вечным Величием неба и земли. А там, где слово Царя царей, там, несомненно, власть.

(2) Это закон, изреченный Самим Богом. У Бога есть много способов говорить сынам человеческим: однажды… в другой раз (Иов 33:14) Своим Духом, посредством совести, Своим провидением, Своим голосом и ко всем мы должны внимательно прислушиваться; но Господь никогда не говорил, ни в какой другой раз, ни по какому иному случаю, так, как Он произнес десять заповедей, слушать которые посему нам надлежит особенно внимательно. Заповеди были произнесены не только внятно (подобным же образом Бог гласом с небес признал Искупителя, Мат 3:17), но и с внушающим ужас великолепием. Сей закон Бог уже давал человеку прежде (он был написан в его сердце от рождения), но грех настолько стер написанное, что стало необходимо таким вот образом восстановить знание закона.

II. Вступление Законодателя: «Я Господь, Бог твой» (ст. 2). Этим (1) Бог вообще заявляет о Своих полномочиях ввести сей закон: «Я Господь, повелевающий тебе все нижеследующее».

(2) Бог выдвигает Свою кандидатуру на место единственного объекта поклонения, предписываемого первыми четырьмя заповедями. Они связаны с послушанием тройным узлом, который, надо полагать, не так-то легко разорвать.

[1] Вследствие того, что Бог есть Господь Иегова, самосущий, независимый, вечный и является источником всего сущего и всей власти, Он обладает неоспоримым правом управлять нами. Дающий жизнь вправе давать закон, и поэтому Он может поддержать нас в нашем послушании, вознаградить таковое и наказать наше непослушание.

[2] Он был их Богом, Богом в завете с ними, их Богом с их же согласия, и если они не будут соблюдать Его заповеди, то кто же тогда будет? Господь Сам возложил на Себя обязанности перед ними посредством обетования и поэтому теперь вправе возложить на народ обязанности посредством заповеди. И хотя сейчас завет, призванный выделить народ Божий из других, уже не действует, тем не менее есть другой, в силу которого все крещеные принимаются в отношения с Господом как со своим Богом, а посему поступают несправедливо и проявляют неверие и крайнюю неблагодарность, если не послушны Ему.

[3] Он вывел израильтян из земли Египетской, поэтому они обязаны с благодарностью слушаться Его, ибо Он совершил для них милость весьма великую, выведя их из скорбного рабства к славной свободе. Они собственными глазами видели великие дела, сотворенные Господом ради их избавления, и не могли не заметить, что каждый такой случай возлагает на них еще большие обязательства. Теперь они наслаждались благословенными плодами своего избавления и упованием на скорое поселение в Ханаане; и могли ли они почитать слишком большой услугой какое-либо свое деяние ради Того, Кто так много для них сделал? Мало того, выкупив израильтян, Господь обрел дополнительное право на владение ими. Они должны служить Тому, кому обязаны своей свободой и принадлежали по праву приобретения. Таким же образом Христос, освободив нас из рабства греха, обладает правом на самое лучшее служение с нашей стороны (Лук 1:75). Разрешив наши узы, Он обязал нас быть послушными Ему (Пс 115:7).

III. Сам закон. Здесь изложены первые четыре заповеди из десяти, касающиеся нашего долга перед Богом (обычно называемые первой скрижалью). Было правильным разместить сии заповеди первыми, ибо, прежде чем возлюбить ближнего своего, человеку надлежало возлюбить Создателя; деяния справедливости и благотворительности являются угодными Богу деяниями послушания лишь тогда, когда они вытекают из принципов благочестия. Как может быть правдивым с братом своим тот, кто лжив пред Богом? Итак, наш долг перед Богом, если выразить сие кратко, поклоняться Ему, то есть воздавать Господу славу, достойную Его имени, поклоняться внутри себя любовью, поклоняться снаружи святыми речами и слушанием. В этом суть и содержание вечного Евангелия. Поклонитесь Богу (Отк 14:7).

1. Первая заповедь касается объекта нашего поклонения Иеговы, и только Его: да не будет у тебя других богов пред лицем Моим (ст. 3). У египтян и у других соседних народов было много богов, созданных воображением людей чужих богов, новых богов; по причине этого греха сей закон предварил остальные, и народу надлежало всецело прилепиться к Иегове, как к Богу Из-раилеву, и не стремиться ни к какому иному, своего ли собственного изобретения или заимствованному у соседей. Сей грех более всего угрожал израильтянам теперь, когда весь мир был охвачен многобожием, существенно искоренить которое могло лишь Евангелие Христово. Грех против этой заповеди, который нам более всего угрожает, заключается в воздаянии какой-либо твари славы и чести, причитающейся исключительно Богу. Гордыня делает бога из себя, алчность делает бога из денег, сладострастие делает бога из чрева; все, что мы ценим или любим, чего боимся или чему служим, в чем находим радость или от чего зависим более, чем от Бога (что бы это ни было), мы фактически делаем из сего бога. Этот запрет включает в себя предписание, лежащее в основе всего закона: дабы мы почитали Господа своим Богом, признавали, что Он Бог, принимали Его как своего, любили Его с восхищением и смиренным благоговением и помышляли только о Нем. Заключительные слова пред лицем Моим подразумевают, (1) что у нас не может быть какого-либо иного бога, так чтобы Господь не узнал об этом. Помимо Него нет никого, но все пред Его ли-цем. Идолопоклонники домогаются секретности, но не взыскал ли бы сего Бог?

(2) Что нарушение сего весьма раздражает Господа. Это грех, бросающий вызов прямо Ему в лицо, который Он не сможет и не пожелает не заметить, которому не станет попустительствовать (см. Пс 43:21,22).

2. Вторая заповедь касается обрядов поклонения, или способа, которым надлежало поклоняться Богу и который, как и подобает, Он Сам предписал. В этих стихах звучит:

(1) Запрет: нам запрещено поклоняться посредством образов даже истинному Богу (ст. 4,5).

[1] Иудеи (по крайне мере, после пленения) думали, что сия заповедь запрещает им создавать образ или картину чего бы то ни было. Поэтому даже изображения на знаменах римских армий названы мерзостью для них (Мат 24:15), в особенности если таковые устанавливают на святом месте. Несомненно, заповедь запрещает создание любого образа Бога (ибо кому уподобите вы Бога? Ис 40:18,25) или образа какой-либо твари для религиозного употребления. Сие названо заменой Божьей истины ложью (Рим 1:25), ибо образ лжеучитель, внушающий нам, что у Бога есть тело, тогда как Господь бессмертный дух (Авв 2:18). Заповедь также запрещает создавать образы Бога в воображении, словно Он человек, подобный нам. В своем религиозном поклонении мы должны руководствоваться силою веры, а не силою воображения. Люди не должны создавать истуканов и картины, которым поклонялись язычники, дабы не подвергнуть себя искушению поклоняться им. Кто желает удержаться от греха, тот должен держаться подальше от повода к последнему.

[2] Люди не должны поклоняться им время от времени, то есть проявлять по отношению к образам какие-либо признаки уважения или почитания, а тем более служить им постоянно жертвоприношением, каждением или каким-то иным действием религиозного поклонения. Если люди преданны истинному Богу, у них не должно быть перед собой никакого образа для руководства, оживления или какой-либо иной помощи в богослужении. И хотя целью поклонения является Бог, Ему неугодно, чтобы поклонение достигало Его посредством образов. Наилучшие и наидревнейшие законодатели среди язычников запрещали устанавливать образы в храмах. Сию практику запретил языческий правитель Рима Нума, а насадил ее в Риме римский папа, христианский епископ, проявив в этом свое антихристианство. Употребление образов в католической церкви в наши дни явно противоречит букве сей заповеди, и невозможно смириться с тем, что все католические катехизисы и религиозная литература, которую дают в руки людям, этой заповеди не включает, присоединяя рассуждение о ней к первой заповеди, а посему третью заповедь называют второй, четвертую третьей и т. д., а чтобы число заповедей равнялось десяти, десятую разбивают на две. Таким образом католики совершили два великих зла, в которых упорствуют, категорически не желая преобразоваться; они отнимают от Слова Божия и добавляют к поклонению Господу.

(2) Обоснования для усиления сего запрета (ст. 5,6):

[1] ревность Господа в вопросах поклонения: «Я Господь Иегова и Бог твой, Бог ревнитель, особенно в такого рода делах». Сие подразумевает заботу Господа о Своих собственных установлениях, Его ненависть к идолослужению и ко всякому ложному поклонению, Его недовольство идолопоклонниками и Его негодование по поводу любого элемента в поклонении Ему, напоминающего или способного привести к идолос-лужению. Ревность проницательна. Недовольство Господа идолослужением, как духовным прелюбодеянием (как оно неоднократно представлено в Писании), весьма точно названо ревностью. И если Господь так ревнует о том, то и нам надлежит ревновать, остерегаясь поклоняться Ему иначе, чем Он предписал в Своем Слове.

[2] Наказание для идолопоклонников. Господь смотрит на таковых как на ненавидящих Его, хотя, возможно, те притворяются, что любят Его; Он накажет их вину, то есть накажет очень сурово, не только за нарушение Своего закона, но и за открытое неповиновение Его Величию, отступление от завета и удар по самим основам религии. Господь накажет детей за вину отцов, то есть, поскольку сей есть грех, за который церкви будут лишены своего статуса и получат разводную, то дети вместе со своими родителями будут исключены из завета и лишены причастия, ибо изначально дети вместе с родителями были приняты в завет. Или же Господь наведет на народ такие суды, которые приведут к полному краху родов. Если идолопоклонники доживут до глубокой старости и увидят своих потомков в третьем и четвертом поколениях, настоящей мукой для их глаз и болью для их сердец станет лицезрение гибели потомков от меча, их пленение и порабощение. И когда чаша наполнится, то Бог поступит праведно (если родители умерли в беззаконии своем, а дети пошли по их стопам и продолжали поклоняться идолам, потому что приняли сие по традиции от своих отцов), если придет со Своими судами воздать им и призвать к отчету за идолопоклонство, в котором виновны их отцы. И хотя Господь долго терпит поклоняющийся идолам народ, Он не всегда будет терпеть, но, самое позднее, к четвертому поколению начнет наказывать. Дети дороги своим родителям, поэтому, чтобы удержать людей от идолослужения и показать, насколько таковое неугодно Богу, потомки не только будут наследовать печать позора, но и суды Божьи могут свершиться над несчастными детьми, когда родители давно уже умерли.

[3] Расположение, которое Богу угодно явить Своим верным поклонникам: творящий милость до тысячи родов, тысячи поколений, любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои. Сие подразумевает, что, хотя вторая заповедь по букве своей является только запретом на ложное поклонение, тем не менее включает в себя предписание о поклонении Господу во всех обрядах, Им установленных. Подобно тому как первая заповедь требует внутреннего поклонения посредством любви, желания, радости, надежды и восхищения, так и вторая заповедь требует внешнего поклонения посредством молитвы, хвалы и вдумчивого слушания Божьего слова. Следует заметить, что, во-первых, те, кто истинно любит Бога, будут постоянно заботиться, дабы прилежно соблюдать Его заповеди, и в особенности заповеди, относящиеся к поклонению Господу. Кто любит Бога и соблюдает сии заповеди, тот обретет благодать для соблюдения других Его заповедей. Евангельское поклонение оказывает благотворное влияние на евангельское послушание в целом. Во-вторых, для таковых у Бога припасена милость. Даже они нуждаются в милости и не могут ссылаться на свои заслуги; и найдут милость у Бога, милостивую защиту в послушании и милостивое вознаграждение за таковое. В-третьих, сия милость распространится на тысячи, что намного превышает число ненавидящих Господа, которым грозит Его гнев, ибо таковой достигает третьего-четвертого поколения. Потоки же милости и сейчас полны, живительны и даются даром, как и прежде.

3. Третья заповедь касается порядка поклонения, дабы оно совершалось со всем благоговением и серьезностью (ст. 7). Здесь звучит:

(1) Строгий запрет: не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно. Надо полагать, приняв Иегову как своего Бога, израильтяне хотели упоминать Его имя (ибо таким образом все народы ходят, каждый во имя своего бога);

сие повеление дает необходимое предостережение не произносить имени напрасно, и оно до сих пор остается таким же актуальным. Мы произносим имя Господа напрасно,

[1] когда лицемерим, исповедуя имя Бога, но ведя образ жизни, не соответствующий этому исповеданию. Кто называется именем Христа, но не отступает от неправды, к чему сие имя обязывает, тот называется им напрасно; поклонение таковых тщетно (Мат 15:7-9), их дары тщетны (Ис 1:11,13), их благочестие пустое (Иак 1:26).

[2] Когда нарушаем завет; если мы обещаем Богу, привязывая свои души узами к чему-то доброму, однако не исполняем пред Господом клятвы свои, то произносим Его имя напрасно (Мат 5:33), это неразумно, Бог не благоволит к глупым (Еккл 5:3) и поругаем не бывает (Гал 6:7).

[3] Когда «божимся», упоминая имя Господа или какой-либо из Его атрибутов в виде клятвы, не имея на то веского основания, не задумываясь должным образом, произносим как присловье попусту, ни с того ни с сего.

[4] Когда клянемся ложно, что, существует мнение, главным образом и подразумевала буква заповеди, так толковали в древности. Не преступай клятвы (Мат 5:33). Одной из составляющих благочестивого почтения, которое иудеям надлежало оказывать Господу, была клятва Его именем (Втор 10:20). Если же они призывали Бога в свидетели своей лжи, то вместо уважения наносили Ему публичное оскорбление.

[5] Когда произносим имя Бога легкомысленно, всуе, не заботясь о внушающем страх значении сего имени. Опошление церемонии поклонения запрещено, как и опошление церемонии присяги и всего, посредством чего Бог являет Себя, Свое Слово и любое из Своих установлений; и когда сие превращают в заклинания и колдовские наговоры, в шутку и забаву, то имя Господа произносится напрасно.

(2) Суровое наказание: Господь не оставит без наказания; судьи, которые налагают взыскания за другие проступки, возможно, не считают нужным принимать во внимание этот, потому что таковой не посягает непосредственно на частную собственность или на общественный порядок; но Бог, ревнующий о Своей чести, не станет смотреть на сие сквозь пальцы. Возможно, грешник будет настаивать на своей невиновности, считая, что нет в том никакого вреда и Бог никогда не призовет его за это к ответу. Для устранения подобного предположения и звучит сия угроза, что Бог не оставит без наказания, вопреки надеждам грешника; подразумевается же еще большее: Господь Сам отомстит тому, кто произносит Его имя напрасно, и виновные увидят, как страшно попасть в руки Бога живого.

4. Четвертая заповедь касается времени поклонения. Богу надлежит служить и почитать Его каждый день, но один из семи дней следует особо посвятить Его славе и служению. Здесь приводится:

(1) Само повеление: помни день субботний, чтобы святить его (ст. 8), и не делай в оный никакого дела (ст. 10). Будем исходить из того, что соблюдение субботы было учреждено раньше; мы читаем о том, как Бог благословил и освятил седьмой день с самого начала (Быт 2:3), так что сие не было введением в действие нового закона, но возрождением старого закона.

[1] Народу сказано, какой день следует благочестиво соблюдать день седьмой, после шести дней работы; точно не известно, отсчитывался ли этот день от первой седьмины, или точкой отсчета был день выхода из Египта, или же то и другое сразу, но теперь народу день был указан точно (Исх 16:23), и от него надлежало вести счет для соблюдения седьмого дня.

[2] Теперь сей день надлежало соблюдать, во-первых, как день отдыха; в этот день нельзя было выполнять привычные дела или трудиться в миру. Во-вторых, как день святой, отделенный в честь святого Бога; его надлежало проводить в святых упражнениях. Господь, благословив сей день, сделал его святым, и народ, торжественно благословляя его, должен соблюдать его святым и не осквернять делами, для которых существовали другие дни, ради чего и было проведено различие между ними и седьмым.

[3] Кто должен соблюдать его: ты, сын твой, дочь твоя; жена не упомянута, потому что она и муж одно, и, когда говорится о муже, подразумевается и жена, и если он освящает субботу, то, само собой разумеется, что и она вместе с ним; остальные же домочадцы названы индивидуально. Дети и рабы должны соблюдать субботу соответственно своему возрасту и способностям: здесь, как и в других вопросах религии, на хозяина семьи возлагается забота, чтобы не только он сам служил Господу, но и весь дом его; по крайней мере, в случае отсутствия служения со стороны домочадцев, сие было бы не по причине небрежности хозяина (ИНав 24:15). Даже обращенные из чужеземцев должны соблюдать различие между этим днем и другими, и, если сие и налагало на них некоторые ограничения, тем не менее служило благоприятным признаком благодатных намерений Бога со временем привести язычников в Церковь, дабы и они разделили преимущество суббот (ср. Ис 56:6,7). Бог замечает, что мы делаем, в особенности что мы делаем в воскресные дни, даже оказавшись в роли пришельцев.

[4] Постановление об этом долге сопровождается особой пометкой: помни его. Сие подразумевает, что субботы были учреждены и соблюдались раньше, но во время египетского рабства люди либо сбились со счета, либо их сдерживали начальники работ, или же вследствие сильного упадка и безразличия к религии народ перестал соблюдать субботы, и поэтому требовалось ему об этом напомнить. Следует заметить, что долг, которым пренебрегают, все равно остается долгом, невзирая на наше пренебрежение. Сие также подразумевает, что мы, с одной стороны, склонны забывать свой долг, а, с другой стороны, заинтересованы в том, чтобы помнить о нем. Существует мнение, что здесь идет речь о подготовке к воскресному дню: нам надлежит думать о нем еще до его наступления, чтобы, когда он наступит, соблюдать его в святости и выполнять свой долг, сопряженный с ним.

(2) Основания для сего повеления.

[1] На протяжении шести дней у нас достаточно времени, чтобы уделить себе, так давайте в седьмой день служить Господу; в течение недели мы достаточно утомляем себя, так что обязанность отдохнуть в седьмой день надлежит почитать милостью.

[2] Сей день принадлежит Богу: это суббота Господу, Богу твоему, он не только учрежден Господом, но и посвящен Ему. Пренебрегать им святотатство, освящать его долг.

[3] Предназначение сего дня напоминать о сотворении мира, а посему соблюдается он во славу Творца; он должен побуждать нас служить Ему и ободрять нас уповать на Того, кто сотворил небо и землю. Освящением субботы иудеи заявляли, что они поклоняются Богу, который сотворил мир; таким образом они проводили различие между собою и остальными народами, поклонявшимися богам, которых сами же и создали.

[4] Бог явил нам пример отдыха после шести дней работы: Он почил в день седьмый, весьма довольный Собою, и веселился перед делом рук своих, дабы научить нас, что в этот день нам надлежит находить радость в Господе и воздавать Ему славу за Его дела (Пс 91:5). Суббота берет начало от завершения дела сотворения, подобным же образом начнется и вечная суббота с завершением дела провидения Божия и искупления; и мы каждую неделю соблюдаем день воскресный в ожидании сего, равно как и в воспоминание о минувшем, и в том и другом сообразуясь с Тем, кому мы поклоняемся.

[5] Господь Сам благословил день субботний и освятил его. Он удостоил сей день чести, отделив его для Себя, сделав святым днем Господа и достойным почтения, и благословил его, воодушевив и нас уповать на благословение от Него, благочестиво соблюдая этот дня. Сей день сотворил Господь, так давайте же не будем прилагать усилий к его разрушению. Бог благословил, почтил и освятил его, давайте же не будем осквернять, бесчестить и приравнивать к обычному времени то, что Божьим благословением удостоено такой чести и таких отличий.

Стихи 12-17. Здесь представлены законы второй скрижали, как их обычно называют: последние шесть заповедей из десяти, включающие в себя наш долг по отношению к самим себе и друг ко другу и составляющие пояснение ко второй наибольшей заповеди: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Поскольку благочестие по отношению к Богу является существенным элементом всесторонней праведности, то праведность по отношению к людям это существенной элемент истинного благочестия. Набожность и честность должны идти рука об руку.

I. Пятая заповедь касается нашего долга перед родственниками; конкретно говорится только о долге детей перед родителями: почитай отца твоего и мать твою, что включает в себя:

(1) подобающее уважение к их личности, когда мы выражаем внутреннее глубокое почтение к родителям своим всегда хорошим по отношению к ним поведением. Бойтесь их (Лев 19:3), оказывайте им почтение (Евр 12:9, англ.пер.). Противоположность этому насмешки над ними и пренебрежение к ним (Прит 30:17).

(2) Послушание их законным повелениям; более детально сие можно изложить следующим образом: «Дети, повинуйтесь своим родителям (Еф 6:1-3), приходите, когда они зовут вас, идите, куда они посылают вас, делайте, что они вам велят, удерживайтесь от того, что они вам запрещают; и поступайте так, как и подобает детям, с радостью и по любви». И даже если вы сначала сказали: «Не хотим», потом раскайтесь и покоритесь (Мат 21:29).

(3) Покорность их нареканиям, наставлениям и исправлениям (и не только когда таковые добры и вежливы, но и когда суровы) с помышлением Боге.

(4) Руководство в своей жизни советами, указаниями и разрешениями родителей; не отворачиваться от них, но искать их одобрения.

(5) Старание во всем стать утешением для своих родителей, сделать их старость приятной, поддерживать их, когда они в том нуждаются, на чем в данной заповеди ставит особое ударение наш Спаситель (Мат 15:4-6). Сия заповедь сопровождается обетованием: чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. Упомянув в предисловии к заповедям, что освобождение израильтян из Египта является основанием для их послушания, здесь, в начале второй скрижали, Господь упоминает об их вхождении в Ханаан как еще об одном основании, чтобы теперь, в пустыне, у них в мыслях и перед глазами была добрая земля. Они также должны помнить, придя в сию землю, что их обязывали к хорошему поведению, и если не будут хорошо себя вести, их дни на этой земле сократятся: это касалось, в частности, и дней жизни людей, которые отнимутся, а также дней пребывания народа, который будет удален оттуда. Но здесь долгая жизнь на этой доброй земле особым образом обещана послушным детям. Те, кто исполняет свой долг по отношению к родителям, вероятнее всего, насладятся благами, которые их родители для них собирают и оставляют. Те, кто поддерживает своих родителей, увидят, что Бог, Отец всех, поддержит их. Это обетование толкуется следующим образом: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле (Еф 6:3). Те, кто, помышляя о Боге, соблюдает эту и остальные Божьи заповеди, могут быть уверены, что обретут благо и будут жить на земле столь долго, сколь усмотрела для них Безграничная Мудрость, а то, что может показаться на земле их безвременной кончиной, с избытком восполнится в вечной жизни, в небесном Ханаане, который даст им Бог.

II. Шестая заповедь касается нашей собственной жизни и жизни ближнего: «Не убивай; не наноси никакого вреда или ущерба здоровью, благополучию и жизни собственного тела или тела другого человека неоправданно» (ст. 13). Это один из законов природы, который весьма настоятельно был дан Ною и его сыновьям посредством двух предписаний (Быт 9:5,6). Он не запрещает убивать во время законной войны или в целях необходимой самозащиты, не запрещает судьям приговаривать преступников к смерти, ибо все сие направлено на защиту жизни; однако этот закон запрещает всякую злобу и ненависть по отношению к любому человеку (ибо всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца) и всякую личную месть, таковыми продиктованную; запрещены любые вспышки гнева на неожиданную провокацию, обида словами или делами, а также намерения об этом в пылу страсти такое толкование сей заповеди приводит наш Спаситель (Мат 5:22). И еще закон запрещает то, что считается наихудшим гонения, засаду для крови невинных и лучших на земле.

III. Седьмая заповедь касается целомудрия нашего собственного и наших ближних: не прелюбодействуй (ст. 14). Наш Спаситель поставил ее перед шестой заповедью: не прелюбодействуй, не убивай (Марк 10:19), ибо целомудрие нам надлежит ценить не меньше жизни, и мы должны бояться того, что оскверняет тело, так же, как боимся того, что разрушает тело. Сия заповедь запрещает всякие нечистые деяния вместе со всеми плотскими похотями, которые приводят к таковым деяниям и к войне против души, все поступки, которые поощряют и разжигают плотские похоти, как, например, взгляд с вожделением, который, по словам Христа, запрещает сия заповедь (Мат 5:28).

IV. Восьмая заповедь касается богатства, собственности и имущества нашего и наших ближних: не кради (ст. 15). И хотя недавно Бог позволил израильтянам поживиться за счет египтян благодаря справедливому возмездию, тем не менее Он не имел намерения превратить сие в прецедент, на основании которого израильтянам было бы позволено наживаться за счет друг друга. Данное повеление запрещает нам грабить самих себя путем греховного расточительства, а также лишать себя пользования благами своего имения из-за греховной скаредности, запрещает грабить других, передвигая давнюю межу, посягая на права ближнего, отбирая у него имущество, дом или поле открыто или тайно, хитростью в сделках, не возвращая взятого в долг или найденного, удерживая справедливые долги, арендную плату или зарплату, и запрещает грабить общество (что хуже всего), скрывая свои доходы или удерживая причитающееся для религиозного служения.

V. Девятая заповедь касается нашего доброго имени и доброго имени ближнего: не произноси ложного свидетельства (ст. 16). Заповедь запрещает (1) искажать информацию по любому вопросу, лгать, говорить двусмысленно, прибегать к каким-либо уловкам и хитрости, чтобы обмануть ближнего.

(2) Несправедливо выступать против ближнего в ущерб его репутации.

(3) И (что делает виновным и в том и в другом) лжесвидетельствовать против ближнего, вменяя ему в вину то, о чем он не ведает, либо в суде под присягой (посредством чего, наряду с этой заповедью, нарушается третья, шестая и восьмая), либо вне суда в обычном разговоре, клевеща, злословя за спиной, сплетничая, преувеличивая тяжесть проступков и ошибок, стараясь любой ценой утвердить свою репутацию на обломках репутации ближнего.

VI. Десятая заповедь стремится искоренить саму основу: не желай (ст. 17). Предыдущие заповеди косвенно запрещают всякое желание поступать в ущерб ближнему; сия запрещает любое неумеренное желание потакать своим прихотям: «О, если бы дом такого-то человека был моим! О, если бы жена такого-то человека была моей! Имение такого-то человека было моим!» Таким образом мы, несомненно, выражаем недовольство собственным жребием и зависть к ближнему; это грехи, которые, главным образом, данная заповедь запрещает. Св. Павел, когда Господь Своей милостью снял пелену с его глаз, постиг, что сей закон «Не пожелай…» запрещает все вожделения и незаконные желания, которые являются первенцами порочного естества, первыми всходами греха, обитающего в нас, и началом всякого греха, совершенного нами: это то «пожелание», зла которого апостол не понимал, если бы сия заповедь не показала ему, когда в силе своей дошла до его сознания (Рим 7:7). Господь дает нам все необходимое, чтобы мы увидели свое лицо в зеркале сего закона и предоставили сердце под его руководство!

Стихи 18-21. I. Необычный ужас, сопровождавший возвещение закона. Никогда еще ничто не провозглашалось с таким внушающим страх великолепием. На каждом слове делалось ударение, после каждого предложения следовала пауза с громом и молнией, намного громче и ярче обычного. Так почему же закон был дан с таким устрашением? К чему такая потрясающая церемония?

1. Сие было задумано, дабы (раз и навсегда) ощутимо явить славное величие Бога, чтобы помочь нам уверовать в таковое, дабы, зная страх Господень, мы убедились в необходимости жить в Его страхе.

2. Сие служило примером ужасов главного суда, во время которого все грешники будут призваны к ответу за нарушение сего закона: тогда труба архангела даст сигнал тревоги, дабы возвестить о пришествии Судии и огня поядающего пред Ним.

3. Сие указывало на ужас тех обличений, которые закон сообщает совести, чтобы подготовить душу к утешениям Евангелия. Поэтому закон был дан Моисею именно таким образом изумляя, пугая и смиряя людей, дабы более желанными стали для них благодать и истина, которые произошли чрез Иисуса Христа. Апостол великолепно описывает ужас данной диспенсации, чтобы на этом примере подчеркнуть контраст с преимуществами христиан в наше время, обретаемыми в свете, свободе и радости Новозаветной диспенсации (Евр 12:18 и далее).

II. Впечатление, произведенное в данный момент на людей. Если бы на них сие не повлияло, то какими же неразумными должны были быть их сердца!

1. Народ отступил и стал вдали (ст. 18). До того как Бог заговорил, люди проталкивались вперед, чтобы поглазеть (Исх 19:21);

теперь же против их самонадеянности нашлось действенное средство, научившее их держаться на расстоянии.

2. Просили, чтобы к ним более не было продолжаемо слово (Евр 12:19), они умоляли, чтобы Бог говорил с ними через Моисея (ст. 19). Обязав себя таким образом согласиться на посредничество Моисея, израильтяне сами признали его достойным вести переговоры между ними и Богом и обещали прислушиваться к нему как к Божьему посланнику; таким же образом они и нас учат соглашаться с путем, который Безграничная Мудрость избрала, чтобы говорить с нами посредством людей, подобных нам, страх перед которыми не может смутить нас и чья рука не будет тяжела для нас. Однажды Господь попробовал говорить к сынам человеческим непосредственно, но выяснилось, что им не под силу сие вынести и это скорее удалило бы людей от Бога, чем приблизило к Нему; но, как оказалось в результате, хотя люди и были весьма напуганы, сие не отвратило их от идолослужения, и вскоре после этого они поклонялись золотому тельцу. Так будем же тогда довольствоваться наставлениями, получаемыми из Писания и от духовных служителей, ибо если не поверим им, то не убедимся, даже если Бог заговорит с нами громом и молниями, как Он делал с горы Синай; именно здесь сей вопрос выяснился.

III. Ободрение, которое Моисей дал народу, объяснив, что замышлял Бог, наведя такой ужас: «Не бойтесь (ст. 20), то есть не думайте, что гром и молния призваны истребить вас», чего люди действительно боялись (дабы нам не умереть, ст.19);

гром и молния были составляющими одной из казней египетских, однако Моисей не хотел, чтобы народ думал, что сейчас они наведены с той же целью, с какой были посланы на египтян; нет, их предназначение:

(1) испытать народ, показать, как бы ему понравилось вести дела с Богом непосредственно, без примирителя, и таким образом убедить людей, какое восхитительное решение принял для них Господь, поставив Моисея на это служение. С тех пор как прятался Адам, услышав в саду голос Божий, грешному человеку не под силу ни говорить с Богом, ни слышать Его непосредственно.

(2) Побудить народ держаться своего долга и предупредить его грехи против Бога. Моисей ободряет людей словами: не бойтесь, тем не менее говорит им: чтобы страх Его был пред лицем вашим. Наш страх не должен сопровождаться ужасом, превращающим сей страх в муку, вызывающим лишь временные наваждения, повергающим в трепет, сковывающим в узы, предающим нас сатане и отдаляющим от Бога; но наши души должны быть исполнены благоговением перед величием Господа, страхом не угодить Ему и покорным почтением к Его верховной власти над нами: такой страх будет побуждать нас к служению и сделает осмотрительными в нашем хождении. Итак, благоговейте и не согрешайте (Пс 4:4, англ.пер.).

IV. Дальнейшее общение народа с Богом при посредничестве Моисея (ст. 21). В то время как люди продолжали стоять вдали, осознавая свою вину и боясь Божьего гнева, Моисей вступил во мрак; он был побужден приблизиться так говорит Слово: сам бы Моисей не отважился войти в сей густой мрак, если бы Господь не призвал и не ободрил его, и, как полагают некоторые раввины, послал ангела, чтобы тот взял его за руку и повел вверх. Вот что сказано о Великом Посреднике: Я приближу его (Иер 30:21), а Им вводимся также и мы (Еф 3:12).

Стихи 22-26. После того как Моисей ушел во мрак, где Бог, Господь произнес, чтобы слышал только он лично, не боясь, все, о чем пойдет речь отсюда и до конца 23-й главы и что, главным образом, является пояснением к десяти заповедям; Моисею же надлежало передать это народу сначала устно, а потом и письменно. В данных стихах представлены законы относительно поклонения Богу.

I. Здесь звучит запрет на изготовление образов для поклонения: вы видели, как Я с неба говорил вам (это дивное снисхождение, намного большее по сравнению с тем, как если бы некий могущественный правитель говорил с кучкой нищих попрошаек), итак, не делайте предо Мною богов серебряных (ст. 22,23).

1. Повторение здесь второй заповеди имеет место либо, (1) как указание на то, что, в основном, имел в виду Господь, давая израильтянам закон подобным образом, а именно их особое пристрастие к идолослужению и особую греховность в этом преступлении. Бог дал людям десять заповедей, но Моисею велено весьма усердно привить им первые две. Они не должны забывать ни одной из них, но эти помнить просто обязаны. Либо (2) как указание на то, какие выводы надлежало сделать людям на основании того, как Господь говорил с ними. Бог достаточно убедительно показал Свое присутствие среди них; израильтянам не было нужды изготавливать Его образы, как будто бы Господь отсутствовал. Кроме того, они были свидетелями лишь того, что Он с ними говорил, и не имели представления, как Он выглядит, поэтому и не могли изготовить какой-либо образ Бога; и то, что Он явил Себя им только голосом, явно показывает, что они не образ должны создавать, а поддерживать общение с Господом посредством Его Слова, и не иначе.

2. Здесь приводятся два аргумента против идолопоклонства:

(1) поклоняясь образам, люди наносят Богу публичное оскорбление, что подразумевается под словами: не делайте предо Мною богов. Хотя люди притязали на то, что поклоняются образам лишь как представителям Бога, тем не менее они делали образы соперниками Господу, чего Он не желал сносить.

(2) Таким образом люди унижают себя, что подразумевают слова: «…богов…не делайте себе; хотя вы и думаете, что они помогают вам в поклонении, на самом деле вы оскверните таковое и обманете самих себя». Сначала, следует полагать, люди изготавливали образы для поклонения из золота и серебра, притязая на то, что богатством этих металлов они оказывают Господу честь, а благодаря их блеску осеняют себя славой Всевышнего; но даже в этом они заменили истину Божию ложью и поэтому постепенно были заслуженно преданы таким сильным заблуждениям, как поклонение образам из дерева или камня.

II. Здесь израильтянам дано указание строить жертвенники для поклонения: подразумевались жертвенники, приуроченные к определенному событию: такие, как они воздвигали в то время в пустыне до сооружения скинии, и впоследствии по особым случаям для временного пользования, как, например, устроенные Гедеоном (Суд 6:24), Маноем (Суд 13:19), Самуилом (1Цар 7:17) и многими другими. Мы вправе предположить, что теперь, когда Господь так славно открыл Себя народу Израиля, многие пожелали на пике религиозного рвения принести жертву Богу, и, поскольку для жертвоприношения необходим жертвенник, им здесь предписано:

1. Делать жертвенники очень простыми либо из земли, либо из нетесаных камней (ст. 24,25). И чтобы у людей не было искушения помышлять о вырезанных истуканах, им даже не разрешается тесать камни, предназначенные для построения жертвенников, но надлежит класть их как есть необработанными. Это правило, введенное до учреждения церемониального закона, предписывавшего намного более дорогие жертвенники, подразумевает, что после эпохи сего закона простоту надлежит почитать наилучшим внешним украшением духовного служения и что евангельское поклонение следует совершать без внешней помпезности и роскоши. Красота святости в красках не нуждается, и невесте Христа не сослужат доброй службы те, кто одевает ее в одежду блудницы, как делает католическая церковь; лучше всего жертвенник из земли.

2. Делать жертвенники очень низкими (ст. 26), чтобы к ним не нужно было подниматься по ступеням. Представление о том, что чем выше жертвенник и чем ближе к небу, тем более угодным становится служение, было глупой выдумкой язычников, которые по этой причине выбирали высокие места; в противоположность тому и дабы показать, что Бог смотрит на вознесение сердца, а не на жертвы, израильтянам здесь приказано делать жертвенники низкими. Мы вправе предположить, что жертвенники, которые они возводили в пустыне, и другие жертвенники, приуроченные к особым событиям, предназначались для принесения только одного животного за раз; но жертвенник в Соломоновом храме, который надлежало сделать намного более длинным и широким, дабы на нем могло поместиться много жертвенных животных сразу, возвышался на десять локтей, чтобы соблюсти правильные пропорции между длиной, шириной и высотой; и в отношении того жертвенника было требование, чтобы к нему восходили по ступеням, которые, вне сомнения, были задуманы таким образом, чтобы избежать неудобства, о котором здесь идет речь: дабы не открылась при жертвеннике нагота.

III. Здесь израильтяне получают заверение в том, что Бог благодатно примет их служение, где бы они его ни совершали в соответствии с Его волей: на всяком месте, где Я положу память имени Моего (ст. 24) или где Мое имя вспоминают (т.е. где Мне искренне поклоняются), Я приду к тебе и благословлю тебя. Впоследствии Бог избрал одно особое место в память о Своем имени, теперь же в евангельское время когда такового нет и каждого человека побуждают молиться во всяком месте, в полной мере возродилось обетование о том, что, где бы ни собирался Божий народ во имя Господа для поклонения Ему, то Он будет среди верующих, Он почтит их Своим присутствием и вознаградит их дарами Своей благодати; там Он к ним придет и благословит их, и нам нет нужды желать чего-то большего для украшения своих святых собраний.


Глава 21 из 41« Первая«202122»Последняя »