34 глава

Сообщив Моисею в предыдущей главе о Своем примирении с Израилем, здесь Бог дает тому подтверждение, возобновляя установление Своего завета и общения с народом. В данной главе мы находим четыре признака возвращения благосклонности Всевышнего:

(I) Господь дал Моисею два повеления: взойти следующим утром на гору и принести с собой две каменные скрижали (ст. 1-4).

(II) Там Господь встретил Моисея и провозгласил Свое имя (ст. 5-9).

(III) Там Господь дал Моисею наставления и беседовал с ним сорок дней подряд не прерываясь (ст. 10-28).

(IV) Господь удостоил Моисея чести, когда отправил его назад с сияющим лицом (ст. 29-35). При всем этом Бог обращался с Моисеем как с публичным лицом, посредником между Ним и Израилем и прообразом Великого Посредника.

Стихи 1-4. Поскольку договор между Богом и Израилем, который был в стадии приготовления, израильтяне резко нарушили своим поклонением золотому тельцу, то при восстановлении мира необходимо было все начать заново не там, где остановились, а сначала. Так отпавшим надлежит покаяться и творить прежние дела (Отк 2:5).

I. Моисей должен подготовиться к восстановлению скрижалей (ст. 1). Прежде Бог Сам позаботился о скрижалях и писал на них; теперь же Моисею надлежит вытесать скрижали, а Бог на них только напишет. Таким же образом, когда до грехопадения закон впервые был записан у человека на сердце, и изготовление скрижалей, и письмена на них были делом Божьим; но когда сии скрижали были разбиты и уничтожены грехом и святой закон предстояло сохранить в Писании, Бог воспользовался служением людей, и первым был Моисей. Однако пророки и апостолы, образно говоря, только вытесывали скрижали, письмена оставались делом Божьим, ибо все Писание богодухновенно. Примите во внимание: когда Бог примирился с израильтянами, Он повелел восстановить скрижали и написать на них закон, таким образом четко сообщая нам, (1) что даже во время Евангелия мира и примирения, осуществленного Христом (прообразом чего служило ходатайство Моисея), моральный закон не перестал обязывать верующих к послушанию. Христос искупил нас от проклятия закона, но не от его заповеди, и мы продолжаем пребывать под законом Христовым. Когда наш Спаситель в Своей Нагорной проповеди объяснял моральный закон и защищал его от скверны превратного толкования, которым фарисеи и книжники нарушили его (Мат 5:19), тогда Он, в сущности, восстановил скрижали и сделал их такими, как первые, то есть привел закон к его изначальному смыслу и назначению.

(2) Что наилучшее свидетельство о прощении греха и о мире с Богом письмена закона в сердце. Первым признаком примирения, который Бог явил Израилю, было восстановление скрижалей закона; таким же образом первая статья нового завета гласит: «…законы Мои… напишу их на сердцах их» (Евр 8:10), и далее: «потому что Я буду милостив к неправдам их» (Евр 8:12).

(3) Что, если мы желаем, чтобы Бог написал закон на наших сердцах, нам надлежит подготовить свои сердца к принятию такового. Каменное сердце надлежит обтесать обличением и раскаянием во грехе (Ос 6:5), нужно отложить остаток злобы (Иак 1:21), а сердце сделать мягким и возделанным, чтобы слово нашло там место. Моисей таким же образом вытесал скрижали из камня, или сланца, ибо они были такими хрупкими и тонкими, что он нес обе в руке; что же касается их размера, то им надлежало быть не намного меньше ковчега, в который их предстояло поместить, а он был длиною в один ярд с четвертью и шириною в три четверти. Похоже, что в оформлении скрижалей не было ничего вычурного, ибо сие заняло не много времени; Моисей сам подготовил их, чтобы взять с собой на следующее утро. Им предстояло обрести свою красоту не от мастерства человека, а от перста Божия.

II. Моисей должен снова посетить вершину горы Синай и предстать там перед Богом (ст. 2). Хотя из-за отсутствия Моисея и его долгого пребывания на горе, израильтяне недавно сделали золотого тельца, но Господь не стал из-за этого изменять Своим правилам; Моисей придет и задержится, пока все не будет сделано, дабы испытать их, научились ли они ждать. Чтобы внушить людям благоговение, им приказано держаться на расстоянии; никто не должен идти с Моисеем (ст. 3). Израильтяне говорили: не знаем, что с ним сделалось (Исх 32:1), и Бог не даст им знать. Так, не желая терять времени, Моисей, встав рано поутру (ст. 4), пошел в указанное место, дабы явить свою готовность предстать перед Богом. Хорошо приступать к поклонению рано поутру. Наверное, утро такой же хороший друг благодатей, как и друг размышлений.

Стихи 5-9. Не успел Моисей взойти на вершину горы, как Бог встретил его: и сошел Господь (ст. 5) посредством ощутимого знамения Своего присутствия и явления Своей славы. Сошествие Господа свидетельствует о Его снисхождении: Он смиряет Себя, дабы признать тех, кто смиряется в хождении перед Ним (Пс 112:6). Господи! что есть человек, что Ты так его посещаешь? Бог сошел в облаке, возможно, в том столпе облачном, который до сих пор шел перед Израилем и за день до того встречал Моисея у входа в скинию. Это облако должно было внушить Моисею благоговение, дабы близкое общение, к которому он был допущен, не породило в нем презрения. Ученики устрашились, когда вошли в облако. Господь сделал облако Своим шатром, подразумевая, что хотя Он и дал о Себе многое знать, тем не менее еще большее сокрыто. Итак, примите во внимание:

I. Как Бог провозгласил Свое имя: Он сделал это in transitu проходя мимо (ст. 6,7). Фиксированные видения Господа приберегаются на будущее; лучшее, что мы имеем в этом мире, преходяще. Бог совершил то, что обещал Моисею накануне: что прошествует слава Его (Исх 33:22). Он провозгласил имя Иеговы, под которым Ему было угодно возвестить о Себе. Раньше Он открылся Моисею во славе Своей самосущности и самодостаточности, когда провозгласил Свое имя: Я есмь Сущий; сейчас Господь открывается нам во славе Своей благодати, благости и вседостаточности. Теперь, когда Бог собирается опубликовать второе издание закона, Он предваряет сие этим возвещением, ибо именно Господь благодати и благости дает этот закон, главным образом исправительный закон. Вопрос о прощении греха Израиля, когда он поклонился тельцу, теперь должен быть решен окончательно; и Господь, провозгласив Свое имя, дал израильтянам знать, что простил их ex mero motu исключительно по собственному благоусмотрению: не за их заслуги, но благодаря тому, что Сам был склонен простить. Возвещение имени означает, что Божья милость не имеет границ. Он благ не только к Израилю, но благ ко всем; пусть все примут сие во внимание. Имеющий уши да слышит, и знает, и верит:

1. Что Господь, с которым мы имеем дело, Великий Бог. Он Иегова, Господь, который берет Свое бытие от Себя Самого и является источником всякого бытия, Иегова-Эль, Господь, сильный Бог, Бог всемогущей власти Сам и начало всякой власти. Сим возвещением Господь предварил явление Своей милости, дабы научить нас думать и говорить о Божьей благодати и благости со всей серьезностью в святом благоговении, дабы вдохновить нас полагаться на сии милости, ибо это не милости от людей, которые хрупки и немощны, лживы и непостоянны, но милости от Господа, Господа Бога, а посему милости надежные, милости высочайшие, милости, которым можно доверять, а не прельщаться ими.

2. Что Он благой Бог. Его величие и благость объясняют и уравновешивают друг друга. Дабы ужас Его величия не пугал нас, нам говорится о том, как Он благ; и дабы мы не стали дерзкими, зная о Его благости, нам говорится о том, как Он велик. Так много слов сказано, причем без тавтологии, чтобы поставить нас в известность и убедить в Божьей благости, чтобы показать, что благость является славой и радостью Всевышнего.

(1) Господь человеколюбивый. Это качество свидетельствует о Его нежном сострадании, подобном тому, которое отец испытывает к своим детям. Оно поставлено первым, ибо им в первую очередь руководствуется Бог во всех случаях Своего благоволения к падшему человеку, чьи страдания делают такового объектом жалости (Суд 10:16; Ис 63:9). Так пусть наши мысли не будут жестокими по отношению к Богу, а наши сердца жестокими по отношению к братьям.

(2) Господь милосердый. Это качество свидетельствует как о Его свободе, так и о Его доброте; сие подразумевает, что Бог испытывает не только сострадание к Своим тварям, но и радость в них и в благотворении им, и все по собственному благоволению, а не ради чего-то присущего им. Его милость благодать, дар благодати; сие учит нас быть не только сострадательными, но и дружелюбными (1Пет 3:8).

(3) Господь долготерпеливый. Это следствие Божьей благости, повод которому дало нечестие людей; так поступали израильтяне: они испытывали терпение Бога и знают о нем по опыту. Бог долготерпелив, то есть Он медлен на гнев и откладывает совершение правосудия; Он ждет, дабы явить милосердие, и весьма долго дарует Свою милость.

(4) Господь многомилостивый и истинный. Сие свидетельствует об изобилии благости, благости, которая намного превосходит наши достоинства, нашу способность постичь ее и выразить словами. Источники милости всегда полны, реки милости всегда текут; у Бога достаточно милости, достаточно для всех, достаточно навсегда. Сие свидетельствует об обещанной благости, благости и истине, которые идут вместе, благости по обетованию, за надежность которого ручается Божья верность. Господь не только творит благо, но Своим обетованием побуждает нас уповать на таковое, вплоть до того, что связывает Себя обязательством миловать.

(5) Господь хранит милость в тысячи родов. Сие означает:

[1] милость распространяется на тысячи людей. Милуя одних, он хранит милость и для других, она никогда не иссякает; у Бога достаточно милости для всех тысяч израильтян, когда они умножатся, как песок.

[2] Милость наследуют тысячи поколений, даже достигшие последних веков; более того, линия милости идет параллельно самой вечности.

(6) Господь прощает вину, и преступление, и грех. О прощающей милости сказано отдельно, потому что в ней более всего возвеличивается Божья благодать и именно сия милость открывает двери всем другим дарам Божьей благодати, потому что ей Господь недавно дал столь весомое подтверждение. Бог прощает проступки разного рода: вину, и преступление, и грех, умножает Свое прощение, и многое у Него избавление.

3. Что Он справедливый и святой Бог. Ибо (1) Он не оставляет без наказания. Некоторые считают, что здесь речь идет о смягчении гнева, даже когда Господь наказывает: когда Он опустошает, все равно не оставит совсем безжизненным; то есть: «Он не доходит до таких крайностей, чтобы ничего уже нельзя было сделать». Мы же считаем, что эти слова можно истолковать так, что Господь ни в коем случае не станет потворствовать виновным, как будто бы не заметил их греха. Или: Он не оставит без наказания нераскаявшихся грешников, которые упорствуют в своих преступлениях, Он не оправдает виновного, не удовлетворив Свою справедливость и не добившись необходимых подтверждений почтения к Его власти.

(2) Он наказывает вину отцов в детях. Он вправе делать это, ибо все души Его, а грех столь злостен, что заражает кровь. Ему иногда угодно поступать так, чтобы, главным образом, наказать идолопоклонников. Так Господь выражает Свою ненависть ко греху и недовольство таковым; однако Он не вовек негодует, но наказывает только до третьего и четвертого рода, тогда как милость хранит в тысячи родов. Итак, сие есть имя Господа на веки, и памятование о Нем из рода в род.

II. Как Моисей принял провозглашение Бога о Себе и о Своей благодати и милости. Похоже, что Моисей посчитал достаточным ответом на свою просьбу, чтобы Господь показал ему славу Свою, ибо мы не читаем о том, чтобы он пошел в расщелину скалы, откуда увидел бы Бога сзади. Возможно, сие удовлетворило его и большего он не желал; подобным же образом мы не читаем о том, чтобы Фома вложил руку свою в ребро Христа, хотя Христос предлагал ему это сделать. После того как Бог провозгласил таким образом Свое имя, Моисей сказал: «Этого достаточно, большего мне не надо, доколе не приду на небо», по крайней мере, он не посчитал нужным рассказывать об увиденном. Здесь же нам говорится:

1. Какое впечатление сие произвело на Моисея: Моисей тотчас пал на землю и поклонился (ст. 8). Таким образом он выразил (1) свое смиренное почтение и благоговение перед Божьей славой, отдавая Господу честь, надлежащую тому имени, которое Он только что провозгласил. Даже на Божью благость надлежит взирать с глубоким почтением и со святым благоговением.

(2) Радость, которую он нашел в данном откровении Бога о Себе, и благодарность за это. У нас есть основание с благодарностью признавать благость Господа к нам, которая явлена не только в ее ощутимых проявлениях, но и провозглашена в Его Слове, и благодарить не только за то, что Бог есть и будет милостив к нам, но и за то, что Ему угодно дать нам об этом знать.

(3) Свое святое повиновение воле Господа, которую Он открыл в данном провозглашении, и признание в ней справедливости, равно как и милости Всевышнего, и подчинение себя самого и народа Израиля правлению и руководству такого Бога каким Иегова провозгласил Себя. Пусть сей Бог будет нашим Богом на веки и веки.

2. Как Моисей сим воспользовался. Он тотчас же стал молиться на этом основании (ст. 9);

молитва весьма искренняя и усердная (1) о Божьем присутствии с народом Израиля в пустыне: «…да пойдет Владыка посреди нас, ибо от Твоего присутствия полностью зависят наша безопасность и успех».

(2) О прощении греха: «прости беззакония наши и грехи наши, иначе мы не вправе уповать на Твое присутствие среди нас».

(3) О привилегиях особого народа: «…и сделай нас наследием Твоим, за которым Ты будешь лично наблюдать, о котором будешь заботиться и которому будешь радоваться». Все это Бог уже пообещал и уверил в том Моисея, тем не менее Моисей молится об этом, не потому что сомневается в подлинности Божьих даяний, но потому что искренне желает их подтверждения. Божьи обетования предназначены не для того, чтобы заменять, но чтобы направлять и вдохновлять молитву. Те, кто имеет добрую надежду на то, что благодатью их грехи прощены, все равно должны продолжать молиться о прощении, об обновлении прощения и о все большем подтверждении такового их душам. Чем больше Божьей благости мы видим, тем сильнее нам надлежит стыдиться своих грехов и усерднее молиться об интересе в ней. В завершение Своего провозглашения Бог сказал, что Он накажет вину в детях; и Моисей здесь возражает на это: «Господи, Ты не только прости это им, но прости и их детям, и пусть право на завет с Тобою перейдет к их потомкам по наследству». Таким образом Моисей, как человек с подлинным духом патриотизма, ходатайствует даже за детей, которым только предстоит родиться. Однако он приводит довольно странный аргумент: ибо народ сей жестоковыен. Бог назвал это причиной, почему Он не желает идти с израильтянами (Исх 33:3). «Да, говорит Моисей, тем более надо идти с нами, ибо чем они хуже, тем сильнее нуждаются в Твоем присутствии и благодати, чтобы стать лучше». Моисей видит, что народ настолько жестоковыен, что, со своей стороны, у него не хватит ни терпения, ни силы общаться с израильтянами. «Поэтому, Господи, иди Ты с нами, иначе их невозможно будет держать в благоговении. Ты пощадишь и примиришься с ними, ибо Ты Бог, а не человек» (Ос 11:9).

Стихи 10-17. Примирение произошло, и между Богом и Израилем заключается завет дружбы. Изменники не только прощены, но и получили повышение и снова стали фаворитами. Вполне возможно, что словом «вот», призывающим к вниманию и восхищению, вводится в том заверение: вот, Я заключаю завет. Когда завет был нарушен, его нарушил именно Израиль; теперь, когда предстоит восстановить завет, сие делает именно Бог. Если случаются ссоры, то вся вина лежит на нас, если имеем мир, то вся слава принадлежит Господу. Здесь описана:

I. Божья часть данного завета что Он желает сделать для израильтян (ст. 10,11).

1. В общем: пред всем народом твоим соделаю чудеса. Следует заметить, что благословения завета это чудеса (Пс 97:1), чудеса царства благодати; здесь же речь шла о чудесах царства природы: разделение вод Иордана, стояние солнца и т.д. Это были настоящие чудеса, ибо не имели прецедента: каких не было по всей земле. Они стали для Израиля радостью и утверждением его веры: и увидит весь народ и признает дело Господа. Они наводили ужас на врагов: ибо страшно будет то, что Я сделаю. Более того, даже сам народ Божий будет созерцать их с изумлением.

2. В частности: Я изгоняю от лица твоего Аморреев. Бог, как Царь народов, по Своему желанию искореняет одних, чтобы насадить других; как Царь святых, Он очистил место для виноградной лозы, которую перенес из Египта (Пс 79:9,10). Царства приносятся в жертву интересам Израиля (Ис 43:3,4).

II. Израилева часть завета: сохрани то, что повелеваю тебе. Мы не можем ожидать блага обетований, если не прониклись их заповедями.

1. Здесь представлены две великие заповеди:

(1) «Ты не должен поклоняться богу иному» (ст. 14), равно как и не должен почитать свято какую-либо тварь, какое бы то ни было имя или плод фантазии. Здесь приводится веское основание. Если поступишь так то на свой собственный риск: потому что имя Его ревнитель; Он Бог ревнитель, который заботится о поклонении Себе, как муж о чести супружеского ложа. Ревность названа яростью мужа (Прит 6:34), но она Божье святое и справедливое недовольство. Не может правильно поклоняться Господу тот, кто поклоняется не Ему одному.

(2) «Не делай себе богов литых (ст. 17);

ты не должен поклоняться истинному Богу посредством образов». Именно в этот грех израильтяне недавно впали, поэтому и получают здесь особое предостережение против него.

2. Вокруг этих двух заповедей возведено ограждение в виде двух других заповедей:

(1) чтобы израильтяне не искушались поклоняться иным богам, они не должны вступать в родство или дружбу с теми, кто им поклоняется: «Смотри, ибо все зависит от твоего хорошего поведения. Это грех, к которому ты склонен и легко попадешь в его сети, поэтому будь весьма осторожен, тщательно избегай любых его проявлений и не приближайся к нему. Не вступай в союз с жителями той земли» (ст. 12). Если Бог по доброте к ним изгнал хананеев, то народу Божьему по долгу перед Господом не следует давать убежища изгнанникам. Более разумного требования быть не может. Если Бог вступил в войну с хананеями, да не станет Израиль заключать с ними мир. Если Бог позаботился, чтобы хананеи не господствовали над Его народом, пусть последний позаботится о том, чтобы те не стали ему сетью. Израиль был лично заинтересован в полном завоевании земли; так Бог думает о нашем благе, давая нам законы. Израильтяне особенно должны остерегаться брачных союзов с жителями той земли (ст. 15,16). Заполучив в супруги их детей, они рисковали заполучить в супруги их богов. Такое развращение в природе: доброе скорее обольстится худым, нежели улучшит его. Путь греха ведет под откос: вступившие в союз с идолопоклонниками постепенно пристрастятся к идолослужению; и те, кого уговорили есть идоложертвенное, в конечном счете сами начнут приносить жертвы идолам. Obsta principiis губи зло в зародыше.

(2) Чтобы у израильтян не было искушения делать литых богов, им надлежит полностью уничтожить идолов, которых они там обнаружат, а также все, что имеет к ним отношение, жертвенники и священные рощи (ст. 13), чтобы таковые, если останутся, не стали с течением времени использоваться ими или служить им образцом, или чтобы у народа не притупилось омерзение и страх перед идолопоклонством. Остатки идолослужения должны быть разрушены, как наносящие публичное оскорбление святому Господу и навлекающие великое бесчестье на человеческое естество. Да не скажет никто, что человек, претендующий называться разумным, был некогда повинен в такой нелепости, как изготовление собственных богов и поклонение им.

Стихи 18-27. Здесь повторяются некоторые указания, определенные ранее и главным образом относящиеся к святым праздникам. Сделав тельца, израильтяне объявили в честь него праздник; и, чтобы они так больше не поступали, здесь им дается предписание соблюдать те праздники, которые введены Господом. Следует заметить: людей не должно отвлекать от религии искушение весельем, ибо мы служим Господину, который достаточно позаботился о радости своих слуг: глубокомысленное благочестие постоянный праздник и непрестанная радость в Боге.

I. Раз в неделю израильтяне должны отдыхать даже в самую напряженную пору во время посева и жатвы (ст. 21). Все мирские дела должны уступить место святому покою; урожай будет еще обильнее благодаря религиозному соблюдению субботы во время жатвы. Таким образом нам надлежит засвидетельствовать, что мы предпочитаем общение с Богом и свой долг перед Ним любому делу или радости сбора урожая.

II. Три раза в году израильтяне должны праздновать (ст. 23);

им надлежит являться пред лице Владыки, Господа Бога Израилева. Всякий раз, приближаясь к Богу, мы должны почитать Его как Владыку Господа, безмерно благословенного, великого и славного, дабы поклоняться Ему с благоговением и святым страхом как Богу Израилеву, Богу, состоящему с нами в завете, чтобы ободриться в уповании на Него и служить Ему с радостью. Мы всегда находимся пред Богом, но в святом служении мы предстаем перед Ним, как слуги, которым надлежит получить распоряжения, как просители, ищущие милостей, и у нас есть основания делать и то и другое с радостью. Однако можно предположить, что, когда все мужчины из всех уголков страны сходились на поклонение к месту, выбранному Господом, земля оказывалась уязвимой перед нападением врагов. И что будет с бедными женщинами и детьми, стариками и больными, оставшимися дома?

Доверьтесь в этом Господу: и никто не пожелает земли твоей (ст. 24): враги не только не нападут, но им и в голову не придет нападать. Следует заметить:

(1) все сердца в руках у Господа и под Его надзором. Бог способен наложить ограничения не только на действия людей, но и на их желания. Ханаан был желанной землей, а соседние народы достаточно алчными; тем не менее Бог говорит: «Они не пожелают земли». Давайте ограничим все греховные желания своего сердца по отношению к Господу и Его славе и тогда доверимся Ему в том, что Он ограничит все греховные желания в сердцах других людей по отношению к нам и нашей выгоде.

(2) Путь долга безопасный путь. Если мы служим Богу, Он сохранит нас; и тех, кто рискует ради Него, Он никогда не оставит в беде. Пока мы заняты Божьим делом и выполняем Его поручения, мы находимся под особой защитой, подобно тому как титулованные лица и члены парламента не подлежат аресту.

III. Здесь упомянуты три праздника, со всем, что им причитается.

1. Пасха и праздник опресноков в память об освобождении из Египта; и к сему прилагается закон о выкупе первенцев (ст. 18-20). Ранее прозвучало постановление об этом празднике (Исх 12:13) и настоятельное напоминание о нем (Исх 23:15).

2. Праздник седмиц, то есть Пятидесятница, которая празднуется семь недель спустя после Пасхи; и к сему празднику прилагается закон о начатках жатвы. 3. Праздник собирания плодов в конце года, который был праздником кущей (ст. 22);

об этих праздниках также говорилось ранее (Исх 23:16). Что же касается законов, которые здесь повторяются (ст. 25,26), то запрет на квасное относится к Пасхе, повеление о первых плодах к Пятидесятнице, а посему запрет варить козленка в молоке его матери, по всей вероятности, имеет отношение к празднику собирания плодов, во время которого Бог не хотел, чтобы израильтяне прибегали к этому основанному на суевериях обряду, который они, наверное, видели у египтян или у каких-то других соседних народов, таким образом благословлявших свой урожай.

IV. Вместе с этими законами, которые здесь повторяются, вероятно, подобным же образом Моисею вновь было сказано все то, что он слышал прежде на горе, и снова был показан образец скинии, чтобы досада и замешательство, в которое поверг Моисея случай с золотым тельцом, не затмило в его разуме представление об увиденном и услышанном; также в том был знак полного примирения и знак того, что ни одна йота или ни одна черта не прейдет из закона, но все будет бережно храниться Великим Посредником, который пришел не нарушить, но исполнить (Мат 5:17,18). И в завершение:

(1) Моисею велено записать сии слова (ст. 27), чтобы народ лучше узнал их благодаря неоднократному внимательному прочтению и чтобы письмена можно было передать грядущим поколениям. Невозможно до конца выразить благодарность Господу за записанное Слово.

(2) Моисею сказано, что этими словами Господу угодно заключить завет с ним и Израилем: не с Израилем непосредственно, а с Израилем в лице Моисея как посредника. Таким же образом с верующими заключается завет посредством Христа, который сделался заветом народа (Ис 49:8). И, как здесь завет заключался этим повелением, так остается и до сих пор, ибо мы вступаем в завет водным крещением, дабы научиться соблюдать всё, что Христос повелел нам (Мат 28:19,20).

Стихи 28-35. Здесь описывается:

I. Продолжительное пребывание Моисея на горе, где его жизнь поддерживалась самым дивным образом (ст. 28). Там он находился в весьма тесном общении с Господом сорок дней и сорок ночей непрерывно и не посчитал сие долгим. Когда мы утомляемся от часа или двух служения и поклонения Господу, нам надлежит вспомнить, как много дней и ночей провел с Ним Моисей, и вспомнить о вечном дне, который мы надеемся провести в прославлении Господа. В течение всего этого времени Моисей не пил и не ел. Хотя ему и раньше приходилось долго поститься, все же в этот второй раз он не взял с собой пищи на такой длительный срок, но верил, что не хлебом одним будет жить человек, и ободрял себя тем, что на собственном опыте убедился в истинности сего. Он так долго продержался без пищи и питья (и, вероятно, без сна тоже), ибо (1) Божья сила поддерживала его, так что он в том не нуждался. Сотворивший тело способен питать его, обходясь без привычных средств, к которым Он прибегает, но которыми не связан. Душа больше пищи.

(2) Его занимало общение с Господом, так что он не желал еды, питья и сна. У него была пища, которой мир не знал, ибо его пищей и питьем было слышать слово Господа и молиться. Его душа получала полное удовлетворение от слова Божия, и видения Всемогущего заставляли его забыть о теле и о плотских наслаждениях. Богу было угодно угостить Своего возлюбленного Моисея не пищей и питьем, а Своим светом, законом и любовью, знанием о Себе и о Своей воле; и тогда человек воистину вкусил ангельскую пищу. Видите, что мы должны почитать за истинное наслаждение. Царствие Божие не пища и питие, не изобилие и не изысканность еды, но праведность, и мир, и радость во Святом Духе. Так же как и Моисей, Илия и Христос постились по сорок дней и сорок ночей. Чем больше мертвы мы для плотских утех, тем лучше подготовлены для утех небесных.

II. Сошествие Моисея с горы весьма обогащенным и в сопровождении чуда.

1. Моисей сошел, обогащенный самым лучшим сокровищем, ибо принес в своих руках две скрижали закона, записанного перстом Божиим (ст. 28,29). Иметь в своем распоряжении данный нам закон великая милость, сия милость была явлена Израилю (Пс 147:8,9). Быть задействованным в передаче Божьего закона другим великая честь, этой честью был наделен Моисей.

2. Моисей сошел, украшенный наилучшим благолепием, ибо лице его стало сиять лучами (ст. 29). В этот раз, пребывая на горе, он слышал только то, что слышал прежде, но увидел больше Божьей славы, на которую взирал открытым лицом, а посему некоторым образом преобразился в тот же образ от славы в славу (2Кор 3:18). В прошлый раз он сходил с горы во славе судьи, дабы выразить неодобрение и наказать идолопоклонство Израиля; теперь во славе ангела с вестью о мире и примирении. Тогда он сошел с жезлом, теперь с духом кротости. Итак:

(1) Это можно рассматривать,

[1] как великую честь, которой Моисей был удостоен, чтобы израильтяне уже никогда больше не подвергали сомнению его миссию, не думали и не говорили о нем пренебрежительно. Его верительные грамоты были на самом его лице, которое, существует мнение, сохранило до самой его смерти некие остатки этой славы, которой, возможно, приписывали энергию Моисея в преклонном возрасте. Глаза, видевшие Бога, не могут потерять блеска, равно как и не может покрыться морщинами лицо, сиявшее Его славой. Израильтяне не могли, посмотрев в лицо Моисею, не прочесть на нем о его миссии. Сие было дано человеку, которого Царю царей было угодно удостоить чести. Однако и после этого люди на него роптали: даже самые явные доказательства сами по себе не победят упрямого неверия. Сияние Моисеева лица стало великой честью для него, однако вовсе не было славой по сравнению с превосходнейшей славой. Мы читаем о нашем Господе Иисусе, что не только лице Его сияло, но и все тело, ибо и одежда Его сделалась белою, блистающею (Лук 9:29). Но когда Он сошел с горы, то просто совлекся этой славы, ибо воля Его была такова, чтобы ходили верою, а не видением.

[2] Также и для израильтян великой милостью и ободрением стало то, что Господь удостоил такой чести Моисея, их ходатая, тем самым удостоверяя, что Моисей был принят, а через него и они. Таким же образом и возвеличение Христа, нашего ходатая пред Отцом, служит нам большой поддержкой в вере.

[3] Сие стало следствием Моисеева видения Бога. Общение с Господом, во-первых, делает лицо сияющим от истинной чести. Глубокомысленное благочестие придает лицу человека блеск великолепия, ибо внушает ему почтение и любовь. Во-вторых, лицо сияет от вселенской святости. Если мы были на горе с Богом, то да светит свет наш пред людьми со смирением, кротостью и со всеми признаками небесного общения; и да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и даже благолепие святыни, чтобы все, кто с нами общается, узнавали нас, что мы были с Иисусом (Деян 4:13).

(2) Относительно сияния Моисеева лица обратите внимание:

[1] cам Моисей о том не знал: Моисей не знал, что лице его стало сиять лучами (ст. 29). Таким образом, во-первых, к своему несчастью, некоторые не знают о том, что их лица сияют истинной благодатью, иначе сие послужило бы им к утешению. Друзья видят в них многое от Бога, но сами они склонны думать, что не имеют благодати. Во-вторых, другим же служит ко смирению то, что, хотя их лица и сияют замечательными дарами и полезностью, они об этом не знают, чтобы не возгордиться. Каким бы благолепием ни удостоил нас Господь, нам надлежит исполняться смиренным чувством собственной негодности и немощности во многих отношениях, чтобы не придавать значения и забыть о том, от чего сияют наши лица.

[2] Аарон и сыны Израилевы увидели это и боялись (ст. 30). Истинность сего была подтверждена множеством свидетелей, которые также ощутили страх. Сие не только ослепило им глаза, но и повергло в такой ужас, что заставило их отойти. Вероятно, они сомневались, был ли это знак Божьей благосклонности или знак Божьего недовольства; и, хотя сие предзнаменование более походило на доброе, люди, осознавая свою вину, боялись наихудшего, особенно при воспоминании о том, в каком состоянии застал их Моисей, когда сошел с горы в прошлый раз. Святость внушает благоговение, но чувство греха заставляет людей бояться своих друзей, даже тех, кто к ним по-настоящему благосклонен.

[3] Моисей положил на лице свое покрывало, когда понял, что оно сияет (ст. 33,35). Во-первых, так всем нам преподан урок скромности и смирения. Мы, не желая хвалиться по плоти, должны довольствоваться тем, что наши достоинства неприметны и находятся под покрывалом. Те, кто истинно желает быть принятым и признанным Богом, так же будут желать быть неприметными, не ожидая от людей рукоплесканий. Qui bene latuit, bene vixit хорошо прожил тот, кто прожил незаметно. Во-вторых, сие учит духовных служителей приноравливаться к возможностям людей и проповедовать так, чтобы слушающие смогли сие перенести. Пусть мастерство и ученость, которые служат развлечению, а не назиданию, будут покрыты, и пусть сильные снисходят к немощам слабых. В-третьих, это покрывало символизировало тьму этой диспенсации. В церемониальных постановлениях было много прообразов, относящихся ко Христу и к благодати Евангелия, но на них лежало покрывало, так что сыны Израилевы не могли отчетливо созерцать будущие блага, тенью которых был закон. Сия красота была сокрыта, словно золото в руде, жемчужина в ракушке; но, благодарение Богу, через благовестие явлены жизнь и нетление, и с Ветхого Завета снято покрывало, которое, однако, до сих пор осталось на сердцах тех, кто закрывает свои глаза от света. Так объясняет это место из Писания апостол (2Кор 3:13-15).

[4] Когда входил Моисей пред лице Господа, чтобы говорить с Ним в скинии собрания, он снимал покрывало (ст. 34). Тогда в покрывале не было потребности, и пред лице Господа каждый человек является и должен являться без покрывала; ибо все обнажено и открыто перед очами Его: Ему дадим отчет, и с нашей стороны неразумно думать, что можем что-либо скрыть или замаскировать. Всякое покрывало должно быть сброшено, когда предстаем перед Господом. Сие также обозначает, согласно объяснению (2Кор 3:16), что при обращении души к Господу, покрывало снимается, и она может открытым лицом взирать на Его славу. И когда мы предстанем пред Господом на небе, чтобы остаться и говорить с Ним в вечности, покрывало будет снято не только с Божьей славы, но и с наших сердец и глаз, чтобы могли мы увидеть так, как видят нас, и узнать, как знают нас.


Глава 35 из 41« Первая«343536»Последняя »